Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Лирика
      Егоров Валерий Вален. "И расцвел цветок" -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  -
мала Людмила, что за сон? Это е„ поздние чтения романов не дают покоя во сне. Или что-то другое? Может это мои неудовлетвор„нные желания, нереализованные возможности?.. Где найти ответ, у кого спросить совета? Только в них, в романах есть вс„! А что же там, у Алекса и Лейлит? *** 12. А там!.. "...Суета сует,- вс„ суета! Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем?" "Екклесиаст" гл.1, ст.2 и 3. А в мире романа шла своя жизнь, своим чередом книжной предсказуемой непредсказуемости. Как эта жизнь рождается? Откуда берутся эти сюжеты? Из жизни? Из фантазий? И что такое фантазия? Может быть, правда, есть такая страна? Страна, где живут все и вс„ придуманное, созданное этим чудом Создателя - человеческой фантазией? А уже потом это возникает в обычном мире. И вс„ спасение человечества прид„т именно из этой мифической, возможно-невозможной страны - "страны Фантазий"?! Алекс и Лейлит упивались друг другом. После любви на лоне природы, они решили прогуляться по округе, сходить в разрушенный город. Лейлит хотела проститься с домом своей юности, постоять возле камней, которые помнили е„ прикосновение, е„ л„гкие шаги, е„ голос, который ещ„ недавно отражался от этих камней ласковым эхом... А сейчас только едкий дым затухающих пожаров расползался между щелей вс„ ещ„ высоких зданий города. Но зданий надломленных разрушением. И плакали они падающими камнями из своих пустых, разбитых глазниц - окон, собираясь в груды каменных сл„з, перекрывающих проходы узких улиц. Влюбл„нным приходилось с некоторым трудом пробираться по этим улицам, ещ„ совсем недавно наполненным гомоном местного люда, всегда куда-то спешащим по своим делам... Мы любим суетиться по пустякам!.. В суете ежедневной повседневности, в борьбе за мифические блага, в удовлетворении простых потребностей, мы забываем о ч„м-то главном, важном. О том, зачем вс„, и почему, для чего?.. Или может, этой суетой мы пытаемся заглушить в себе желание искать ответы на эти вопросы, чтобы в борьбе или возне за "ежедневное", забыться, не думать, а просто жить? Радоваться пришедшему дню, съеденой пище, выпитому вину, мелькнувшему красивому женскому силуэту, неожиданной любви?! Всему сво„ время, или всему свои люди?! Кому радоваться, кому расцветать, кому зреть, кому увядать? И ловить этот миг удачи, миг неудачи, миг радости и миг грусти - МИГИ жизни!!! *** 13. Вот так... "Исчезло воинство его. Кто мог, живым уш„л..." У. Блейк. Наконец молодым людям удалось добраться до дворца султана - бывшему дому Лейлит. По разбитым ступеням они поднялись в большой зал, где когда-то возлежа на мягких подушках, и, смотря на танцующих наложниц, покуривал кальян и проводил свой досуг правитель этого города, города цветущего богатством и великолепием. Глухим эхом поднимался звук шагов под своды зала, зала видевшего многое своими расписными стенами. Стены помнили жестокости мгновенного отделения головы от разгневившего султана человека, награждения благами доставившего ему радость, нежные прелести красавиц, под витееватые звуки музыки волнами тел растекающихся по мягким коврам, что застилали когда-то этот огромный зал, пиры и деловые встречи... и вообще всякое. Не одно столетие стоявший дворец, разрушен, пусть не до основания, ещ„ есть много оставшегося. Но жизни, жизни уже нет в этом здании. А сами здания жить без людей не могут, они начинают рушиться и распадаться, уже без какого-то внешнего воздействия, нет того, ради чего они возводились, зачем жили... А когда нет смысла - зачем? - тогда и появляется разрушение. Самоосуждение, саморазрушение, самораспад?! Бог и природа доводят это саморазрушение до конца. Потому, что составляющие единого, целого должны быть безупречны: красивы и здоровы, желающие, умеющие, гармоничны и разносторонни... Чтобы было возможно, благодаря этой многосторонности, найти сво„ место в мозаике Божественного мироздания, собирающейся вечно, всегда, везде... Она собирается из этих маленьких частичек, которыми мы являемся. И мы, в свою очередь, сегодняшние, собираем себя - и вчерашнего и будущего!.. Собираем, пусть иногда, и разрушая, меняя что-то в себе, но вс„ это для того, чтобы снова самособраться из разбросанных частичек "себя", по этой бесконечности времени и пространства... Лейлит в задумчивости присела возле развалин трона, и с грустью оглядела окружающее. В е„ глазах прятались сл„зы, и редкими каплями пробиваясь на волю, оставляли на лице свой влажный след. Алекс опустился рядом, обнял е„, прикоснулся губами к завиткам волос на шее. Лейлит взяла его руку в свои ладони, и приникла к ней щекой, сразу почувствовав облегчение и тихую нежную радость. - Ты знаешь, Алекс, мне кажется, я скоро умру. Не может быть хорошо, когда вокруг вс„ так плохо. Мне не должно быть так хорошо!? Но мне хорошо! Безумно, бесконечно!.. Я ничего никогда не чувствовала подобного. И больше никогда, ничего не почувствую лучше. Радость не может быть вечной. Но ты знай об этом, вдруг нам не суждено быть долго вместе... - О ч„м ты, Лейлит? - Алекс пытался е„ перебить, целуя е„ лицо, шею, грудь.Не говори так, мы будем всегда вместе, и даже смерть не разлучит нас. - Дай, я скажу - продолжала девушка,- Ну, так вот, если нам не суждено быть долго вместе, знай, что у тебя была... Была! Любящая, боготворящая тебя женщина, и имя е„ - Лейлит!.. И я познала, что такое любовь, и мне теперь не страшно ничего, ведь я узнала, что это такое - растворение в другом, обладание им, поклонение ему... А вс„ остальное - не важно, важно только это! - Ну и ты тогда знай, что для меня это тоже впервые. Ты - единственная в этом мире, благодаря которой я узнал, что такое любимая и любящая, что такое любовь, - безумная, бескорыстная, невозможная... И что с того, что у нас разные боги, Бог - един, это имена у него разные: Христос, Аллах, Будда, Иегова... И он подарил нам нашу любовь, потому, что... потому, что он сам - ЛЮБОВЬ! Вот настоящее имя Бога! - Как же вс„-таки мне хорошо, - Лейлит вырвалась из объятий Алекса, и пустилась кружиться по залу, как бабочка, порхая между разбитых вещей и камней, которые нет-нет, да падали из разрушенной округлой кровли. Ничего плохого не предвиделось. Алекс любовался этой порхающей прелестью, с восхищением и страстью в глазах, прихлопывал в ладоши, поспевая этим аккомпанементом в такт е„ прыжкам и пируэтам. Но вдруг возник резкий, разрушающий, разрезающий воздух звук чего-то быстро пролетевшего... Лейлит вдруг остановилась, будто птица на изл„те в сво„м прыжке, и резко упала на пол. Из е„ груди выглядывало оперение стрелы, вокруг древка которой рубином проявилась капелька крови. Алекс подхватил е„, опустил на пол, подложив под голову свой кожаный жилет, и резко оглянулся. За колонной стоял, опустив лук, молодой мужчина в неопредел„нного цвета чалме, из-за покрывающей е„ пыли, и с ужасом смотрел на происшедшее. - Я целился в тебя! - В исступлении закричал он, - а попал в сестру, в не„, в нашу Лейлиточку. О, я несчастный, это вс„ ты, злодей, инородец неверный! Зачем ты приш„л в мою страну, что тебе от нас нужно? Это наша жизнь, это наш бог, это наши обычаи! Зачем ты учишь, как нам надо жить? Как и кому молиться? Алекс обнимая Лейлит, со слезами на глазах, и дрожью в голосе, стал успокаивать начинающую захл„бываться кровью девушку. - Ничего, вс„ будет хорошо, мы всегда будем вместе, я всегда буду с тобой. Прости, меня Лейлит, прости, что это не я лежу с простреленной грудью. Возьми мою жизнь, живи ты, мне не жить без тебя, прости, прости!.. - Не надо, не проси себе смерти,- глотая пенистую кровь и теряя силы, пыталась сказать Лейлит. -Живи и вспоминай меня иногда. Я знала, что скоро умру... Я люблю... те... б... - уже не смогла закончить Лейлит, остановив вдох, и замерев на руках у Алекса. Е„ взгляд остановился на н„м, и глаза, казалось, просили: "не убий!" В его ушах повисли е„ последние слова: "Я люблю!..". Словно разъяр„нный лев, поднялся Алекс, оставив на полу сво„ самое дорогое, выхватил меч, висящий у него на поясе, и бросился к убийце. Тот тоже достал свою кривую саблю, и... они сошлись в кровавом поединке возле лежащей Лейлит. Алекс был умелым фехтовальщиком, но и соперник владел своим клинком не хуже. Они бились в исступлении, казалось всю свою боль и отчаяние пытаясь выместить на враге, считая каждый, что виноват не он, а тот, другой, тот, кто перед тобой. Казалось: убей его, и вс„ образуется, уйд„т боль, исчезнет отчаяние, верн„тся Лейлит, восстановится дворец, будет мир и покой... И вот, Алекс, более сильный и ловкий, стал теснить соперника к лестнице, вот он уже прижал его к разрушенным ступеням, кривая сабля покатилась вниз, враг безоружен... Алекс поднял меч, чтобы вонзить его в грудь соперника. Но, остановился, увидев знакомые, знакомые до боли в сердце, любимые черты Лейлит на этом ненавистном лице человека, лишившего его возлюбленной. Те же глаза, тот же разрез бровей, похожий нос... И... не смог, не смог вонзить его, он увидел, вспомнил глаза Лейлит, просившие: "не убий"! И он не убил! Хотя это было так легко, ему, привыкшему к этому занятию, и умевшему это делать, воину - крестоносцу. Он ударил мечом в каменную ступень, и осколки камня и искры от металла полетели в стороны, словно салютуя его решению. Алекс в изнеможении опустился перед поверженным. - Почему ты меня не убил?- закричал брат Лейлит. Я бы не пощадил тебя, убей меня, я не вынесу позора!- Нет, я больше не буду убивать. Я возвращаюсь домой.- Алекс встал и двинулся к лежащей без движения девушке. - Прости меня, прости нас, прости...Он взял е„ на руки и пош„л, тяжело передвигая ноги из-за охватившей его сердце печали, неся свою драгоценную ношу, в последний раз вглядываясь в е„ вс„ ещ„ прекрасные черты. Скупая, тяж„лая слеза скатилась с его глаз на побелевшее лицо Лейлит, но она(слеза) не была живой водой, и не могла оживить е„... *** 14. Жизнь продолжается... "Влача в душе печали бремя..." А.С. Пушкин." Руслан и Людмила." Алекс приподнялся от родных камней замка, на которые тяжело облокотился, мыслями блуждая по своей стране воспоминаний, стране прошедшей, исчезнувшей любви... Вдруг его привл„к плеск из глубины рва. Он склонился к воде и увидел блестящие, в свете луны, смотрящие на него глаза. Глаза красивой девушки, которые щипали сердце воспоминанием о других глазах - глазах Лейлит. Мокрые волосы, струившиеся по плечам девушки, прикрывали милую грудь, рельефно выделяясь на е„ стройном туловище. Казалось, е„ глаза завораживают и зовут с собой в глуби вод. Милая улыбка растянула чуть пухлые, розовые губки, обнажая ряд белых зубов. - Лейлит?- Словно пытаясь отбросить вопросом наваждение, охватившее его, произн„с Алекс. - Чего, чего?- Засмеялась девушка, и плеснула ему в глаза водой, отрезвляя прохладой от воспоминаний. - Я Криста, а никакая не Лейлит. - Криста?.. Что же ты делаешь в воде, ночью, здесь? - Купаюсь - и словно колокольчики зазвучали в ночи, - это смех русалки своими вибрациями заметался между каменных стен рва, обволакивал юношу, околдовывал его, и пытался выгнать из его сердца печаль. И это случилось... Сердце вновь забилось, от возникшего желания - желания любви, наполненное радостными нотками смеха Кристы. Что это: колдовство русалки или непонятная сила любви, связующая вс„ в этом мире, его основа и суть?! Любовь, которая неизвестно как возникает, куда уходит, откуда приходит? Но никогда не исчезает. Зачем, почему, за что?.. Эта вечная потребность в ней, неутоляемая жажда... Любви никогда не бывает много, у не„ нет границ, правил и норм. Она всегда права, нравственна, и желанна, потому что она - Любовь!!! - Подожди, куда ты?- Закричал Алекс вслед уплывающей в темноту вод девушке. Криста вернулась, легко махнув по воде своим хвостом, и положила свои руки на край стены рва. - А что с тобой интересного? Стоишь, грустишь, на луну смотришь, только что не воешь на не„. Я люблю веселье, истории, я и сама много знаю древних сказаний и песен. Вот послушай.И русалка запела, запела удивительным, сильным и в то же время нежным голосом. Е„ песня гулким эхом разлеталась по тиши ночи, забираясь по камням стен старого замка на крышу, и, добравшись до е„ черепичной кровли, побежала по глиняным чешуйкам, поднялась ввысь к небу, облакам, зв„здам, оттуда вернулась вместе с их светом к лицу... глазам... ушам... в душу!.. И вот е„ песня: Облаками небо затянуло... Грусть вползла в окраины души, Хочется, чтоб свежестью подуло, Полоснуло солнцем по тиши! Лучиком надежды - в боль желаний, Утренней росою вместо сл„з Смоется с лица нал„т терзаний, В сны верн„тся снова сладость гр„з... И слова залягут семенами На взрыхл„нность грусти и тоски, И взойдут желанными цветами, Небо скрасят радости мазки. Радуга на семь цветов собъ„тся, В ней нет места цвету - черноте! Сердце от взаимности забъ„тся И прид„т добро по доброте!.. *** 15. Мелодии любви. "Кто в состоянии услышать Любви волшебный звукоряд?.." В.Егоров. Казалось, вс„ окружающее подпевало и сопровождало песню русалки. Ветви деревьев перестали качаться по воле ветра, а стали, словно дириж„ры размахивать своими деревянными, ветвистыми руками в такт мелодии, звезды цветомузыкой далекого света подмигивали куплетам, лягушки своим разноголосым криком сложились в сопровождающий оркестр... Паутина из слов и мелодии обволакивала Алекса, проникала своими простыми чувствительными нотками в душу, и звала, звала за собой в неведомые водные глуби и дали... Криста перестала петь, и вс„ окружающее замерло, словно зрители в театре после окончания замечательной пьесы, не в силах понять сразу, что пьеса закончилась, и артисты ждут в изнеможд„нном ожидании своей оплаты - аплодисментов! Но вот снова завелась разноголосица лягушек, ухнула сова, и деревья, спохватившись, снова отдались во власть своего хозяина - ветра, зашелестев листьями, словно ладошками... Луна улыбалась щербатым лицом, припудривая в смущении свои щ„ки облаками... Ночи пришло время - уходить! Уже вдалеке из моря проступила нежная розоватость зари, ветер вдруг затих, и деревья остановили свой листяной шелест, по траве пополз вялый туман, оставляя капельки влаги на просыпающихся цветах, забледнело небо, ночь пролетела сквозь время своей т„мной птицей, близилось утро... - Пока, мой рыцарь, - вывело Алекса из мечтательной задумчивости прощание русалки, вспоминай обо мне, теперь ты меня никогда не забудешь, и везде тебе будет мерещиться мой образ, ты будешь слышать мою песню, ты будешь думать только обо мне! - И, Криста в последний раз махнув на прощание рукой, нырнула в глубину водо„ма, и исчезла в тумане границы ночи и утра, только плеск воды и дал„кий смех е„ подруг, собравшихся вместе после ночных прогулок по водным округам, добирался до стоявшего в глубокой задумчивости юноши. Любовь снова вернулась в свою постоянную квартиру - в сердце и душу человека, человека чувствующего, умеющего и желающего любить. Чтож с того, что любовь возникла к неизвестному, но! Прекрасному, загадочному существу, этой милой водяной девушке - русалке Кристе. *** 16. Если бы молодость... "Слушайте, дети, наставление отца, и внимайте, чтобы научиться разуму". "Притчи" гл.4 ст.1. Алекс вернулся в замок. Веселье закончилось, гости разбрелись по многочисленным комнатам старого замка, на столе оставалось ещ„ много вина и съестного. Он присел возле стола, налил вина в золотой кубок, в задумчивости посмотрел на блестящий сосуд. И... случилось то, что ему предсказала русалка: он е„ увидел, увидел е„ улыбающееся лицо, смеющиеся глаза, плескающиеся на т„мной поверхности виноградной влаги. Кто-то положил руку ему на плечо, - Алекс вздрогнул от неожиданности. - Что с тобой, мой мальчик?- Это старый граф, увидев своего задумавшегося сына, подош„л к нему, и, заглянув в лицо, сел рядом. - Ничего, отец, вс„ хорошо. - Пусть так, но что-то тебя тревожит?- Граф, взял другой кубок, поставил его рядом с кубком Алекса, - налей и мне, я что-то хочу сказать тебе. Де Вороге поднял наполненый кубок, посмотрел на сына, и сказал: - Я пью за тебя, мой взрослый сын, ты вырос, возмужал в походах, испытал потери и разочарования, ты умеешь добиваться своего, умеешь убеждать, знаешь цену победе, можешь выдерживать поражения, держать удар, я бы сказал. Но ты не считай мир только ареной битвы, это не так, уж поверь мне, старому рубаке. Посмотри на деревья в лесу после бури: выдерживают е„ или очень крепкие деревья, уже прочно вцепившиеся корнями в почву, или те, что умеют иногда отдаться на волю ветра, волю стихии, и склониться вместе с его порывами, пускай иногда даже очень низко, но не сломаться, не потерять почвы под ногами, не потерять себя в конечном итоге. А потом подняться, расправить свои ветви и продолжать жить, несмотря ни на что. Потому что нам дана эта ценность - жизнь, эта единственная данность, именно дана, а не взята нами откуда-то с полки, попользовался и положил обратно. А потому, живи, мой сын, и радуйся каждому прожитому дню, часу, мгновению, живи по внутреннему состоянию комфорта, ибо человек всегда знает, чувствует, когда он делает плохо, внутри знает, хоть и пытается всячески потом оправдать свой неправедный поступок. И называется это чувство, это состояние - со-весть!!! Внутреннее состояние гармонии с Богом и Вселенной! Так, вот, я пожелаю тебе сегодня в день твоего рождения жить в этой гармонии, и никогда е„ не терять. Тво„ здоровье, сын!- Граф поднял кубок, Алекс поднял свой, и звон золотых сосудов друг о друга, словно колокольным звоном освятил этот тост. - Я ухожу на покой, - продолжил граф, отпив добрую порцию вина из бокала, - и буду писать историю нашего рода, опишу свою жизнь, походы, победы, поражения, любовь... - Посмотрев на Алекса, он понял, что это слово взволновало юношу, - ну, что ж, это дело нужное, молодое, когда же любить, если не в тво„м возрасте? Люби, кхе,

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования