Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Триллеры
      Баркер Клайв. Вечный похититель -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  -
. Он стал с аппетитом есть и поглощал уже второй кусок шоколадного пирога, когда, легко ступая, вошла веснушчатая девочка с длинными кудрявыми светлыми волосами и огромными зеленовато-голубыми глазами. "Ты, должно быть, Харви", - сказала она. "Откуда ты знаешь?" "Венделл мне сказал". "А он откуда знает?" Девочка нахмурилась: "Он просто услышал. Я, кстати, Лулу". "Ты только что прибыла?" "Нет. Я здесь уже сто лет. Дольше, чем Венделл. Но не так долго, как миссис Гриффин. Никто не был здесь так долго, как она. Верно?" "Почти, - сказала миссис Гриффин чуть таинственно. - Хочешь чего-нибудь поесть, золотко?" Лулу покачала головой: "Нет, спасибо. У меня сейчас нет аппетита". Тем не менее она села напротив Харви, ткнула в шоколадный пирог большим пальцем и затем его облизала. "Кто пригласил тебя сюда?" - спросила она. "Человек по имени Риктус". "О, да. Тот, с ухмылкой". "Да, он". "У него есть сестра и два брата", - продолжала она. "Ты что, встречала их?" "Не всех, - призналась Лулу. - Они держатся особняком. Но рано или поздно ты встретишь одного из них". "Я... не думаю, что останусь, - сказал Харви. - Наверное, Мама и Папа даже не знают, что я здесь". "Разумеется, знают, - ответила Лулу. - Они просто тебе не говорили". Харви смутили ее слова, и он в этом признался. "Позвони своим Маме и Папе, - предложила Лулу. - Спроси их". "Я могу это сделать?" - удивился он. "Конечно, можешь, - ответила миссис Гриффин. - Телефон в коридоре". Взяв с собой полную ложку мороженого, Харви пошел к телефону и набрал номер. Сначала он услышал воющий звук в трубке, будто в проводах гудел ветер. Затем, когда прояснилось, он услышал, как его Мама говорит: "Кто это?" "До того, как ты начнешь вопить..." - начал он. "О, привет, дорогой, - проворковала Мама. - Ты добрался?" "Добрался?" "Ты в Доме Каникул, надеюсь?" "Да, там. Но..." "О, замечательно. Я волновалась, что ты заблудился. Тебе там нравится?" "Ты знала, куда я иду?" - спросил Харви, поймав взгляд Лулу. Говорила тебе - одними губами произнесла она. "Конечно, мы знали, - продолжала его Мама. - Мы пригласили мистера Риктуса показать тебе это место. Ты выглядел таким печальным, бедный ягненок. Мы подумали, что тебе следует немного развлечься". "На самом деле?" - спросил Харви, пораженный подобным поворотом событий. "Мы только хотели, чтобы ты немного развлекся, - продолжала Мама. - Поэтому оставайся там столько, сколько захочешь". "А как насчет школы?" - спросил он. "Ты заслужил, чтобы немного пропустить, - раздалось в ответ. - Не беспокойся ни о чем. Просто весело проводи время". "Хорошо, Мам". "Пока, дорогой". "Пока". Харви пошел прочь от телефона. Разговор изумил его. "Ты оказалась права, - сказал Лулу. - Они все устроили". "Значит, теперь тебе не из-за чего чувствовать свою вину, - заявила Лулу. - Ну, думаю, увидимся попозже, хорошо?" И она легкими шагами ушла прочь. "Если ты закончил есть, - сказала миссис Гриффин, - я покажу тебе твою комнату". "Мне бы этого хотелось". Она чинно повела Харви вверх по лестнице. На площадке между пролетами, греясь на залитом солнцем подоконнике, лежала кошка с мехом цвета безоблачного неба. "Это Блю Кэт, - пояснила миссис Гриффин. - Ты видел Стью Кэт, игравшую с Венделлом. Не знаю, где Клю Кэт, но она разыщет тебя. Она любит новых гостей". "А много людей приходит к вам сюда?". "Только дети. Они очень особые, вроде тебя, и Лулу, и Венделла. Мистеру Худу не нужно кого попало". "Кто такой мистер Худ?" "Человек, который построил Дома Каникул", - ответила миссис Гриффин. "Я его тоже встречу?" Казалось, вопрос поверг миссис Гриффин в замешательство. "Может быть, - сказала она, отводя взгляд. - Но он очень замкнутый человек". Теперь они поднялись на этаж, и, следуя вдоль ряда написанных маслом портретов, миссис Гриффин провела Харви в комнату в глубине Дома. Та выходила во фруктовый сад, и теплый ветер принес с собой приятный запах свежих яблок. "Ты устал, мое золотко, - сказала миссис Гриффин. - Может, ты приляжешь ненадолго?" Харви обычно терпеть не мог спать днем: это слишком сильно напоминало ему о гриппе или о кори. Но подушка казалась очень холодной и удобной, и когда миссис Гриффин ушла, он решил прилечь, всего лишь на несколько минут. Или он устал сильнее, чем думал, или покой и уют Дома укачали его, повергли в дремоту. Как бы то ни было, глаза его закрылись почти сразу, как только он положил голову на подушку, и не открывались до утра. 4 Смерть в межсезонье Солнце пришло разбудить его вскоре после восхода: прямая белая полоса света легла на веки. Харви вздрогнул, уселся на кровати, какое-то мгновение недоумевая, что это за кровать, что за комната, что за дом. Затем воспоминания о предыдущем дне вернулись, и он понял, что проспал с позднего полудня до раннего утра. Отдых придал ему сил. Харви почувствовал прилив энергии и с возгласом удовольствия выпрыгнул из кровати и оделся. Дом был даже еще радушнее, чем вчера, и цветы, что миссис Гриффин расставила на столах и подоконниках, ликовали всеми своими красками. Входная дверь была распахнута, и, скользнув вниз по сверкающим перилам, Харви выскочил на крыльцо, чтобы рассмотреть утро. Его ожидал сюрприз. Деревья, которые вчера были тяжелы от листьев, потеряли свои кроны, на каждой ветке были новые крохотные почки, будто в первый день весны. "Новый день, новый доллар", - сказал Венделл, рысцой огибая угол Дома. "Что это значит?" - спросил Харви. "Мой отец все время так говорит. Новый день, новый доллар. Он банкир, мой Папа. Венделл Гамильтон Второй. А я, я..." "Венделл Гамильтон Третий". "Откуда ты знаешь?" "Случайно угадал. Я - Харви". "Ага, знаю. Тебе нравятся дома на деревьях?" "У меня никогда такого не было". Венделл указал на самое высокое дерево. Там среди ветвей была установлена платформа, на которой высился недостроенный дом. "Я работаю там уже несколько недель, - сказала Венделл. - Но в одиночку никак не доделаю. Ты мне не хочешь помочь?" "Конечно. Но сначала мне надо что-нибудь съесть". "Иди и ешь. Я буду неподалеку". Харви направился в Дом и обнаружил, что миссис Гриффин ставит завтрак, подобающий принцу. На полу было пролитое молоко и кошка с хвостом, изогнутым как вопросительный знак, лакала его. "Клю Кэт?" - спросил он. "Совершенно верно, - гордо ответила миссис Гриффин. - Она озорница". Клю Кэт взглянула вверх так, будто знала, что говорят о ней. Затем вспрыгнула на стол и стала искать среди блюд с пирожными и вафлями, чего бы еще съесть. "Она может делать все, что захочет? - спросил Харви, видя, как кошка обнюхивает и то, и это. - Я имею в виду, кто-нибудь следит за ней?" "О, ну за всеми нами кто-то следит, не так ли? - ответила миссис Гриффин. - Нравится нам это или нет. Ешь же, у тебя впереди какое-нибудь чудесное занятие". Харви не нуждался в дополнительных приглашениях. Он накинулся на свою вторую трапезу в Доме Каникул даже с большим аппетитом, чем на первую, и затем отправился наружу, чтобы встретить день. *** О, что это был за день! Ветерок был теплым и пах зеленым ароматом растений, идеальное небо полно ныряющих вниз птиц. Он побрел по траве, держа руки в карманах, как повелитель всего, что обозревает, и выкликивая Венделла при приближении к деревьям. "Можно подняться?" "Если у тебя голова не кружится от высоты", - подзадорил его Венделл. Лестница трещала, пока он взбирался, но он поднялся на платформу, не нащупывая ни одной ступеньки. Венделл был поражен. "Неплохо для новичка, - сказал он. - У нас здесь было два ребенка, которые даже до половины не могли долезть". "Куда они делись?" "Обратно домой, я полагаю. Дети приходят и уходят, знаешь?" Харви поглядел сквозь ветки, на которых лопалась каждая почка. "Много здесь не увидишь, да? - спросил он. - Я имею в виду, тут нет никаких признаков города". "Какая разница? - сказал Венделл. - Он в любом случае отсюда покажется серым". "А здесь солнечно, - сказал Харви, разглядывая стену из туманных камней, которая отделяла сады Дома от внешнего мира. - Как это получается?" Вновь ответ Венделла оказался тем же. "Какая разница? - сказал он. - Мне все равно. Ну, мы начинаем строить или как?" Они потратили следующих два часа, работая над древесным домом, спускаясь множество раз, чтобы втащить материалы, которые грудой валялись возле фруктового сада, отыскивали доски, чтобы закончить ремонт. К полудню они не только отыскали достаточно деревяшек, чтобы укрепить крышу, но каждый из них нашел еще и друга. Харви понравились плоские шутки Венделла, и это "какая разница?", которое находило дорогу в каждое второе предложение. Венделл, казалось, был также счастлив в обществе Харви. "Ты первый по-настоящему веселый ребенок", - сказал он. "А Лулу?" "Что Лулу?" "Она нисколько не веселая?" "Она была в порядке, когда я только прибыл, - признал Венделл. - Я имею в виду, она была здесь месяцы, поэтому была так добра, что показала мне это место. Но последние несколько дней она стала странной. Я видел, как она иногда бродит повсюду так, будто ходит во сне, с бессмысленным выражением на лице". "Возможно, она сходит с ума, - сказал Харви. - Ее мозг превращается в кашу". "Ты знаешь об этой дряни?" - спросил Венделл, его лицо осветилось дьявольским восторгом. "Конечно, знаю, - солгал Харви. - Мой Папа - хирург". Больше всего Венделл был поражен этим, и в течение нескольких секунд слушал с изумленной завистью, как Харви рассказывал ему обо всех операциях, которые он видел: о распиленных черепах и отрезанных ногах, пришитых туда, где обычно бывают руки, о человеке с нарывом на спине, который вырос в говорящую голову. "Клянешься?" - спросил Венделл. "Клянусь", - сказал Харви. "Вот это здорово". Такие разговоры разожгли свирепый голод, и по предложению Венделла они спустились по лестнице и побрели в Дом поесть. "Что ты хочешь делать в полдень? - спросил Венделл, когда они уселись за стол. - Будет по-настоящему жарко. Всегда так". "Мы тут где-нибудь можем поплавать?" Венделл нахмурился. "Ну да... - сказал он с сомнением. - Тут есть озеро с другой стороны Дома, но тебе оно не особенно понравится". "Почему?" "Вода такая глубокая, что даже дна не увидишь". "А там есть какая-нибудь рыба?" "О, конечно". "Может, мы наловим немного. Миссис Гриффин могла бы сготовить ее для нас". При этих словах миссис Гриффин, которая стояла у плиты, нагромождая на блюдо луковые кольца, издала тихий вскрик и уронила блюдо. Она с посеревшим лицом повернулась к Харви. "Ты не станешь этого делать", - сказала она. "Почему? - ответил Харви. - Я думал, я могу делать все, что захочу". "Да, конечно, можешь, - сказала она ему. - Но я не хочу, чтобы ты заболел. Рыба... ядовитая, видишь ли". "Ох, - сказал Харви, - ну, может, мы ее вовсе не будем есть". "Поглядите на этот беспорядок, - забормотала миссис Гриффин, суетясь, чтобы скрыть свое смущение. - Мне нужен новый фартук". Она заторопилась прочь, чтобы достать его, и оставила Харви и Венделла, которые обменивались озадаченными взглядами. "Теперь я по-настоящему хочу посмотреть на этих рыб", - сказал Харви. Пока он говорил, вечно любопытная Клю Кэт вспрыгнула на стойку возле плиты и, прежде чем мальчики смогли остановить ее, положила лапы на одну из кастрюль. "Эй, слезай!" - сказал ей Харви. Кошка и не подумала выполнить приказание. Она забралась на край кастрюли, чтобы понюхать ее содержимое, причем хвост ее мелькал туда-сюда. В следующий момент произошло несчастье. Хвост танцевал слишком близко к включенной горелке и вспыхнул ярким пламенем. Клю Кэт взвыла и опрокинулась в кастрюлю, на которой громоздилась. Волна кипящей воды смыла ее с плиты, и кошка упала дымящимся комочком. То ли утопленная, то ли обваренная, то ли сожженная - но конец был един: она ударилась об пол мертвой. Шум заставил миссис Гриффин заторопиться обратно. "Думаю, мне лучше пойти и поесть снаружи", - сказал Венделл, когда старуха появилась в дверях. Он ухватил пару горячих сосисок и ушел. "О Боже! - вскричала миссис Гриффин, когда взгляд ее натолкнулся на мертвую кошку. - О... ты, глупышка". "Это был несчастный случай, - сказал Харви, почувствовавший дурноту от происшедшего. - Она забралась на плиту..." "Глупышка, глупышка", - казалось, все, что миссис Гриффин была способна вымолвить. Она опустилась на колени и уставилась на печальный маленький комочек опаленного меха. "Никаких больше хлопот с тобой", - наконец пробормотала она. От картины горя миссис Гриффин глаза Харви стало щипать, но он терпеть не мог, чтобы кто-то видел его плачущим, а потому сдержал изо всех сил слезы. "Могу ли я помочь вам похоронить ее?", - самым своим грубым голосом спросил он. Миссис Гриффин оглянулась. "Очень мило с твоей стороны, - мягко сказала она. - Но необходимости нет. Иди и играй". "Я не хочу оставлять вас в одиночестве", - ответил Харви. "Ох, посмотри на себя, дитя, - сказала миссис Гриффин. - У тебя на щеках слезы". Харви вспыхнул и вытер щеки тыльной стороной ладони. "Не стыдись плакать, - сказала миссис Гриффин. - Это прекрасная вещь. Хотела бы я суметь пролить хоть пару слезинок". "Вы печальны, - сказал Харви. - Я вижу". "То, что я чувствую, не совсем печаль, - ответила миссис Гриффин. - А это, боюсь, все же не слишком большое утешение". "Что такое утешение?" - спросил Харви. "Нечто, что смягчает, - ответила миссис Гриффин. - Нечто, что лечит боль в твоем сердце". "А у вас ничего такого нет?" "Нет, у меня нет, - сказала миссис Гриффин. Она протянула руку и прикоснулась к щеке Харви. - Кроме, может быть, этих твоих слез. Они утешают меня". Она вздохнула, проведя пальцами вдоль мокрых дорожек. "Твои слезы добры, дитя. И ты тоже добр. А теперь иди на свет и радуй себя. На ступенях лестницы солнце. И, поверь мне, оно будет не всегда". "Вы уверены?" "Уверена". "Тогда увидимся попозже", - сказал Харви и направился наружу, в день. 5 Узники Температура поднялась, пока Харви сидел за вторым завтраком. Дымка зноя колебалась над лужайкой (которая была сочнее и еще богаче цветами, чем он помнил), и это заставляло деревья вокруг Дома мерцать. Он направился туда, выкликая Венделла по имени, пока шел. Ответа не было. Он оглянулся в сторону Дома, думая, что может увидеть Венделла в одном из окон, но все они отражали нетронутую голубизну. Он перевел взгляд на небеса. Не было ни облачка, куда ни посмотри. И подозрение подкралось к нему, а потом выросло в уверенность, когда его взгляд перешел обратно к мерцающей рощице деревьев и к цветам под ногами. В течение часа, что провел он в прохладе кухни, время года переменилось. В Дом Каникул мистера Худа пришло лето: лето, такое же волшебное, как и весна, предшествовавшая ему. Вот почему небо было безукоризненно синим и птицы создавали такую музыку. Увешанные листьями ветки деревьев были не менее довольны, и не менее довольно цветение в траве, не менее благостны пчелы, что жужжали, перелетая от цветка к цветку, собирая щедроты лета. Все блаженствовало. Это время года не будет долгим, предположил Харви. Если весна кончилась за утро, тогда более чем вероятно, что это идеальное лето не продлится дольше дня. Мне лучше взять побольше от него, подумал он, и заторопился искать Венделла. В конце концов он обнаружил своего друга сидящим в тени деревьев со стопкой комиксов под боком. "Хочешь сесть почитать?" - спросил он. "Может попозже, - сказал Харви. - Сначала мне бы хотелось пойти и взглянуть на озеро, о котором вы говорили. Ты собираешься пойти?" "К чему? Я говорил тебе, это не интересно". "Ладно, я пойду один". "Ты там надолго не останешься", - заметил Венделл и вернулся к своему чтению. Хотя Харви неплохо представлял, где в общем находится озеро, кусты на этой стороне Дома были густые и колючие, и у него заняло несколько минут, чтобы сквозь них пробраться. К тому времени, как он увидел само озеро, пот на его лице и спине стал липким, а руки были расцарапаны в кровь колючками. Как и предсказывал Венделл, из-за озера беспокоиться не стоило. Оно было велико - настолько велико, что дальняя сторона его была едва видна, - но унылое и мрачное, и озеро, и темные камни вокруг него покрывала пленка зеленой слизи. Легион мух жужжал вокруг в поисках чего-нибудь сгнившего, чтобы покормиться, и Харви рассудил, что им не приходится особенно хлопотать, разыскивая еду. Это было место, откуда родом мертвецы. Он был готов уйти, когда взгляд его уловил движение в тени. Кто-то стоял дальше по берегу, почти заслоненный покровом чащи. Он подошел на несколько шагов ближе к озеру и теперь увидел, что это была Лулу. Она пристроилась на скользких камнях у самого края воды, уставившись в глубину. Почти шепотом, из-за страха испугать ее, Харви сказал: "Кажется, оно холодное". Девочка подняла на него глаза, лицо ее окрасилось смущением, и затем, не сказав в ответ ни слова, она бросилась прочь через кусты. "Погоди!" - окликнул ее Харви, торопясь в сторону озера. Лулу, однако, уже исчезла, оставив сотрясающуюся чащобу. Он мог бы пуститься за ней в погоню, если бы звук лопающихся пузырей в озере не привлек его взгляда к воде и там он увидел двигавшихся прямо под пленкой пены рыб. Они были почти с него величиной, их серая чешуя испачкана и покрыта коркой, их выпученные глаза устремлены к поверхности, как глаза заключенных в водяной яме. Они наблюдали за ним, Харви был уверен в этом, и их испытующие взгляды заставили его содрогнуться. Были ли они голодны, размышлял он, и молились своим рыбьим богам, чтобы он поскользнулся на камнях и свалился в воду? Или они желали, чтобы он пришел с удочкой и леской, так, чтобы можно было их вытянуть из глубин и избавить от жалкого положения? Что за жизнь, подумал он. Без солнца, согревающего их, без цветов, чтобы нюхать, и без игр, в которые играют. Только глубина, темные воды, чтобы кружить, кружить, кружить, кружить. Одно только смотрение довело его до головокружения, и он испугался, что если помедлит еще немного, то потеряет равновесие и присоединится к ним. Вздохнув с облегчением, он повернулся спиной к воде и возвратился туда, где сиял солнечный свет, так быстро, как позволяли колючки. Венделл все еще сидел под деревом. В траве возле него лежали две бутылки холодного как лед лимонада, и когда Харви приблизился, он кинул ему одну. "Ну?" - спросил он. "Ты был прав", - ответил Харви. "Никто в здравом уме никогда не пойдет туда". "Я видел Лулу". "Что я тебе говорил? - восторжествовал Венделл. - Никто в здравом уме". "А эта рыба..." "Ага, знаю, - сказал Венделл, строя рожи. - Уродливые соплюшки, да?" "Зачем мистер Худ держит такую рыбу? Я имею в виду, все остальное так великолепно. Лужайки, Дом, фруктовый сад..." "Какая разница?" - сказал Венделл. "Мне есть разница. Я хочу знать все, что можно знать об этом месте". "Зачем?" "Чтобы я мог рассказать о нем своим Маме и Папе, когда вернусь домой". "Домой? - сказал Венделл. - Кому это надо? Все, что нам надо, есть здесь". "Мне бы все-таки хотелось знать, как все это действует. Есть ли здесь какая-нибудь машина, заставляющая времена года меняться?" Венделл указал сквозь ветки на солнце. "Это тебе кажется механическим? - спросил он. - Не будь остолопом Харви. Это все реально. Это волшебство, но это реа

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования