Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Триллеры
      Емец Дмитрий А.. Гроб На Колесиках -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  -
ща с буреломом. Бывают гребни горопроизводящие - когда вместо леса образуется чудовищных габаритов гора (как это произошло с Уральским хребтом и Тянь-Шанем). Бывают наконец и обычные гребни, предназначенные в основном для ухода за "нитевидными роговыми производными кожи", то бишь за волосами, но в данном исследовании они нас не интересуют, как слишком банальные. Существует, впрочем, еще одна редчайшая разновидность гребней. Я говорю о гребнях, которые если уронить их, превращаются в лесницы. Именно такой гребень лежал на стуле, соседствуя с тряпочкой для ухода за талисманами. Стоило Насте его бросить, как он немедленно трансформировался в чудовищных размеров лестницу, ведущую на поверхность. Более того, вместе с лестницей образовался и широкий люк, так что нам осталось только без всяких хлопот подняться по ней. Однако Настя и здесь проявила недовольство. - Никакого сервиса! Я предпочла бы лифт, - сказала она, по рассеянности задевая и опрокидывая железную бочку с надписью "Яд". - Лифт так лифт. Я поднимусь наверх один и спущу тебе кабину, - пообещал я, уворачиваясь от бочки. - Ну уж нет! Я тут одна не останусь! - спохватилась Настя и быстро стала карабкаться. Вынужденный держать под мышкой шкатулку и тяжелый ключ от фараонова саркофага, я едва за ней успевал. Впрочем, возможно это и хорошо, что между нами была какая-то дистанция. Во всяком случае мне никто не отдавливал пальцев. Не буду описывать наше путешествие на поверхность. Оно было не столько тяжелым, сколько занудным. От однообразных перекладин, еще к тому же светящихся в темноте, словно протухшие селедочные головы, у меня вскоре замельтешило в глазах. Естественно, я был очень рад, когда лестница закончилась. Признаться, я опасался, что мы окажемся на кладбище, но место, куда мы попали, имело с кладбищем очень мало общего. В равной степени, впрочем, его нельзя было отнести и к поверхности. Это была подземная пещера с небольшим зияющим проломом в западной части. Под ногами у нас скрипел снег. Вокруг, искрящиеся, белоснежные, громоздились глыбы льда. Стены пещеры были покрыты инеем. С высокого свода свисали длинные сосульки. В Потустороннем Мире много таких местечек. Холод и жар, океан и пустыня спокойно соседствуют здесь на очень ограниченном пространстве. Таковы парадоксы этого самого зловещего и непредсказуемого из всех миров. - Настеньке холодно. Настенька простудится! - заявила моя спутница. Изо рта у нее вырвалось облачко пара. - Никогда не слышал, чтобы в Потустороннем Мире кто-то заболевал. Смертность здесь высокая, но совсем по другим причинам, - успокоил ее я. Девочка с волосами цвета соломы недовольно взглянула на меня. - Где мы? - В пещере. - Сама вижу, что в пещере. В какой пещере? - В большой пещере. Это все, что я могу сказать. Нас не возили сюда на экскурсию, - раздраженно ответил я. Мне не нравилось, когда на меня смотрели, как на постоянного обитателя Потустороннего Мира, эдакого сталкера по его лабиринтам и задворкам. И потом, разве вообще можно сказать что-то определенное о Потустороннем Мире? Каждые несколько лет здесь все меняется, и там, где сегодня была река, завтра вполне могут появиться горы. Не уверен, что даже Красная Рука имеет над этими изменениями какую-то власть - вс„ здесь происходит само собой и как бы помимо всего. Придерживая очки, Настя подняла голову и восхищенно огляделась. Иней и ледяные глыбы ослепительно сияли, подсвеченные изнутри синеватым свечением пещеры. - Какая красота! Никогда не видела ничего подобного! - воскликнула она и отбежав на дюжину шагов, случайно зацепила макушкой одну из сосулек. В тот же миг сосулька треснула и, задев другие, соседние сосульки, произвела громкий хрустальный звон, разнесшийся по пещере. Массивные сугробы в правой ее части зашевелились, и из сугробов поднялись разбуженные мерзляки. Они были громадные, заиндевевшие от мороза, неповоротливые, с белыми лицами, покрытыми тонкой корочкой льда. Шаря по воздуху руками, мерзляки взяли Настю в кольцо. - Тепло! Мы чуем тепло! Девочка, отдай нам свое тепло! Согрей нас! - стонали они. - А-а-а! Настеньке страшно! - завопила она. - Спорю, что мне тоже страшно. Хотел бы я, чтобы наши шансы были хотя бы пятьдесят на пятьдесят, - пробурчал я, бросаясь к ней. 3. Где-то рядом злорадно захихикала Зеркалица. Я кинулся было к Насте на помощь, но гигантский мерзляк оттолкнул меня ногой и я, как мяч, отлетел в сугроб. Холодные искры обожгли мне щеки, забились за шиворот. - Талисман! - закричал я. - Талисман! Просыпайся! Зевнув, полумесяц, висевший у Насти на груди, открыл глаза. - Ого! - забрюзжал он. - Вижу, у вас опять неприятности? Какое однообразие! Хоть бы раз вы позвали меня в минуту, когда вам хорошо и весело, так нет же! В эти минуты вы отлично справляетесь и без меня! - Хватит брюзжать! Что нам делать? - Хм... Что делать? Как быть? Извечные русские вопросы! Так и быть, повторяйте за мной: "Я спокоен, я совершенно спокоен. Мне капут, меня сейчас заморозят, но меня это абсолютно не волнует! Я спокоен как мраморная статуя, как ледяная скульптура!" Сообразив, что от талисмана помощи не дождешься, Настя принялась спасаться самостоятельно. Пнув одного из мерзляков в коленную чашечку, она проскользнула у него между ног и кинулась ко мне. - Возмутительно! Человеческое существо не хочет нас греть! Мы сами заберем ее тепло! - зашуршали мерзляки. Заиндевевшая, с лицами, покрытыми льдом, толпа мерзляков надвинулась на нас. Пещера, прежде казавшаяся мне большой, теперь стала тесной. Из узкой расщелины в скале, которую мы раньше не заметили, теперь проникали все новые и новые сотни мерзляков. Я прикинул, что если даже они отнимут у нас все тепло, то едва ли температура каждого из них повысится больше, чем на тысячную долю градуса. Шаг за шагом мерзляки прижимали нас к противоположному краю пещеры, туда, где сквозь однообразный ледяной узор темнели черные скалы. - Эй, ребята, имейте в виду, у меня нейтралитет! Я тут вообще оказался случайно! - вопил талисман. - Молчи, паникер! - прикрикнул я на него. - Это я-то паникер? - возмутился полумесяц. - Так и быть, можешь оскорблять меня сколько угодно: ты ведь уже почти покойник. Огибая отколотую ледяную глыбу, я сделал крюк, и передние мерзляки тотчас повторили мой маневр. Задние же мерзляки отчего-то налетели на преграду и неклюже принялись перебираться через нее. Не знаю почему, но у меня вдруг появилась надежда. Крохотная, как искра, но все же надежда. - Как они нас видят? У них же глаза скованы льдом! - спросил я у талисмана, вовсю вопившего, что он лицо постороннее. - Можешь оскорблять меня! - не рассышав, повторил полумесяц. - Ась? Ты хочешь знать, как мерзляки вас видят? Трогательная любознательность для без минуты дохляка. Ну да ладно, так и быть утолю твое любопытство. Они вас не видят. Они чуют ваше тепло. - Чуют тепло? Так значит, если... - начал я. Искра надежды постепенно превращалась в устойчивый огон„к. Притянув Чурилову к себе за руку, я громко шепнул ей на ухо: - Ныряй в сугроб! Скорее! - Зачем? - Прыгай, кому говорят, если хочешь спастись! - Спорим, что это не подействует, - по привычке стала возражать Настя, но я сбил ее с ног. - Лежи и не шевелись! Должно сработать! - О чем вы там шепчетесь? Шушукаться в присутствии третьего лица невежливо! - обиделся талисман. - Эй-эй, зачем меня в сугроб! Это возмутительно! Я торопливо забросал Настю снегом, а потом отбежал на несколько шагов и, с разбегу прыгнув головой в сугроб, стал поспешно зарываться. Меня заботило, чтобы ни одна часть моего тела, даже самая маленькая, не осталась на поверхности. Если я не смогу весь скрыться, то вся работа пойдет насмарку. Я лежал в синеватой тьме, чувствововал, как, соприкасаясь с моим лицом, тает снег и напряженно прислушивался к шагам мерзляков. "Один... два... три... четырнадцать... пятнадцать..." - считал я, пытаясь счетом заглушить беспокойство. О том, что я мог ошибиться, я предпочитал не думать. Наши жизни теперь висели даже не на волосе, а на чем-то значительно более тонком, таком тонком, что волос рядом с ним казался просто канатом. Скрип снега усилился. Это означало, что мерзляки уже совсем рядом. Однако мне почудилось, что шаги их стали более хаотичными. Мерзляки бестолково топтались на месте, разбредались по пещере. Они искали нас, но не могли обнаружить под снегом, не пропускавшим наше тепло. Совсем рядом с моей щекой в снег впечаталась чья-то нога. Я едва не рванулся. От необдуманного поступка меня спасло лишь то, что в этот миг я произносил: "Двадцать". Мерзляк перешагнул через меня и проследовал дальше, к узкой расщелине. - Где человеческие существа? Где тепло? Холодно, до чего же холодно! - бормотал он. Томительно потянулись минуты. Талая вода затекала за шиворот, но я успокаивал себя, прислушиваясь к шорахам искавших нас мерзляков. - Триста тринадцать... триста четырнадцать... Наконец все шорохи смолкли. Я понял, что мерзляки удалились в свою расщелину. Выждав еще немного, я вскочил и побежал по сугробам к Насте. "Сейчас я заставлю ее признаться, что она проспорила!" - думал я. Снег вокруг был истоптан. Мой свитер был весь мокрый от талой воды. Спеша, я разрыл сугроб в одном месте, в другом, в третьем. Насти нигде не было. Внезапно я увидел справа, в каком-то полуметре, разрытую прогалину. На дне прогалины что-то лежало. Я прыгнул туда, и в моей руке оказались раздавленные очки. Я закричал и, как сумасшедший, стал рыть снег, хотя понимал уже, что ничего не найду. Внезапно моя рука натолкнулась на что-то острое. Я вытащил из сугроба талисман. Его кожаный шнурок был оборван. 4. - Где она? Где? - крикнул я, тряся талисман. Полумесяц неохотно пробудился. - Если ты беспокоишься обо мне, то я, слава Всевышнему, жив! - сообщил он. - Я беспокоюсь не о тебе! - Имей в виду, что я немедленно передам твою реплику в общество защиты прав талисманов! Уверен, проявленная тобой черная неблагодарность будет достаточным основанием для того, чтобы меня перевели на работу в более тихое и безопасное место, - хмуро пообещал полумесяц. - Где Настя? - Как видишь, ее нет. Перестань разрывать сугробы. Едва ли ты найдешь там что-нибудь хотя бы отдаленно на нее похожее. - Мерзляки? Ее утащили мерзляки? - я вскочил, готовый кинуться куда угодно, даже в расщелину. - Стоп! Стоп, юноша! Не бросай меня в сугробе! Имей в виду, что с волшебным инвентарем так не обращаются! - завопил перепуганный талисман. Я неохотно подобрал его. Признаться, подарок Ягге меня все больше разочаровывал. Оказавшись у меня на шее, полумесяц мигом успокоился. - Не вздумай идти в трещину к мерзлякам! - предупредил он. - Ты хочешь, чтобы я бросил Настю? - Ее там нет. - Как нет? - Элементарно, юноша. Ее утащили не мерзляки. Не забывай, что я все время был с ней. Точнее, на ней. Разумеется, я не бросил бы ее, но случилось так, что мой шнурок волей судеб оборвался и я, несчастный, беспомощный, ропщущий, оказался в сугробе. Я в этом усомнился. Скорее всего этот трус сам развязал свой шнурок. - А кто ее утащил? - спросил я. - Кто-то весьма неприятный, заявившийся к нам на саркофаге. С ног до головы он был весь в гробовых пеленах, а поверх них обмотан еще растепанными бинтами или чем-то в этом роде. Короче говоря, это была ожившая мумия. Как только она появилась, мерзляки сразу бросились наутек. Мумия погрузила Настю в свой саркофаг, захлопнула крышку и улетела. - Я тебе не верю. Как бы летающий саркофаг попал сюда? - Подними голову! - потребовал талисман. Я поднял голову. - Что ты видишь? - Сосульки, изморозь. - Ты не туда смотришь, смотри правее! Или, выражаясь более точно, что тебя все равно недоступно, на северо-северо-запад. Последовав рекомендациям талисмана, я разглядел в потолке пролом, в котором крошечными золотыми пятнышками мерцали звезды. Значит, у пещеры мерзляков все-таки была связь с внешним миром. Я метнулся к пролому и, цепляясь за скалы, срываясь, в конце концов ухитрился выбраться на поверхность. В лицо мне ударил порыв влажного ветра. Сделав несколько шагов, я едва не упал с обрывистого берега. Справа и слева, темная, неподвижная, как черное погребальное покрывало, была вода, в которой отражались звезды. Это меня озадачило. Осмотревшись, я понял, что стою на небольшом, размером примерно десять метров на десять, скалистом островке посреди Залива. На севере ватные клочья тумана пронзала решительная стрела мола, а чуть левее тянулся мост. Я и не предполагал, что в наших странствиях по коридорам колодца мы забрели так далеко. Я долго взглядывался в ночное небо, но не обнаружил никаких следов пролетавшего саркофага. - Всегда мечтал о собственном необитаемом острове, и, кажется, моя мечта сбылась! Разумеется, мы не собираемся покидать этот приют уединенных размышлений? - поинтересовался талисман. - А вот здесь ты ошибаешься. Собираемся и немедленно! - заверил его я. Я быстро пошел по берегу, внимательно вглядываясь в его скалистые очертания. Что я искал - лодку, бревно? - мне подошло бы все, что угодно. - Ищешь пункт проката водных велосипедов? - язвительно поинтересовался талисман. - Ищи, милый мой, ищи! Долго искать придется. Спорим, что нам отсюда не выбраться. Мы останемся здесь на всю жизнь. Впрочем, я не в претензии. Я вздрогнул. "Спорим что..." - эти слова все время говорила Настя. Куда унесла ее мумия? Зачем унесла? Жива ли она? Я уже почти бежал по берегу, но, кроме нескольких веток, мне до сих пор ничего не попалось. О том же, чтобы пуститься вплавь, нельзя было и думать. Воды залива кишели всявозможными монстрами не меньше, чем прочие территории Потустороннего Мира. - На этом острове мы проведем остаток своих дней! Ты будешь Робинзоном, а я твоим Пятницей. Или нет, лучше я буду Робинзоном... - каркал талисман. Внезапно я остановился, поняв, что недавно уже был здесь. Это означало, что я обошел остров по берегу, так ничего и не обнаружив. - Разумеется, я бы мог вызвать какую-нибудь помощь, - продолжал разглагольствовать полумесяц. - Мы, талисманы, имеем по своим каналам кое-какие связи. Но не надейся, что я пойду на это. Не уговаривай меня! Меня вполне устраивает теперешнее положение вещей... Эй, что ты делаешь? Перестань немедленно! Что ты задумал? Я снял талисман с шеи и раскрутил его за шнурок, примеряясь, чтобы зашвырнуть подальше. - Коварный, ты хочешь ввергнуть меня в пучину вод? О, я несчастный! - заголосил этот пройдоха. - Там обрету я свою гибель!.. Эй ты, осторожнее шнурок же развяжется! - Вызывай немедленно помощь! - потребовал я. - Ни за что! Это не входит в круг моих обязанностей. - Ах так! Считаю до пяти. Раз! - Я согласен! - завопил полумесяц. - Ты загнал меня в угол, но имей в виду, что этого я тебе никогда не прощу. Моя мстя, то есть месть, будет ужасна! Я... я не знаю точно, что я сделаю, но поверь мне, это будет нечто! Именно: нечто! Ты не ослышался! - Два! - сказал я. - Перестань считать! Я же сказал, что вызвал помощь! Вон она, кстати, уже летит. Легка на помине! В небе появилась небольшая точка. Она увеличилась, укрупнилась, приобрела знакомые очертания, и в воду Залива рядом с берегом с плеском рухнула... стиральная машина. Кажется, первоначально она собиралась опуститься на берег рядом с нами, но слегка промазала. - Что это такое? - поинтересовался я. - Не знаю, - сказал талисман. - Вообще-то я вызывал помело. Впрочем, не исключено, что я слегка напутал с заклинанием. Сам понимаешь, под каким нажимом приходилось работать. Однако странно. Я не ожидал его так скоро. Заработав центрифугой, стиральная машина тяжело поднялась над водой и подлетела к нам. - На твоем месте я бы не торопился садиться, - сказал талисман. - А на твоем месте, я прикусил бы язык! Не раздумывая больше, я вскочил на машинку, и, взмыв в небо, мы быстро помчались куда-то. В ушах у меня засвистел ветер. Внизу стремительно проносилась черная вода Залива. Вначале мы летели будто к молу, но затем поменяли курс и теперь неслись совсем в другую сторону. Полоска мола становилась все тоньше и, наконец, совсем растворилась в тумане. Стиральная машина летела быстро и целеустремленно. Несколько раз я принимался толкать ее пятками, стараясь слегка прокорректировать курс, но машина не слушалась команд. С каждой минутой я все сильнее начинал испытывать беспокойство. Что-то шло не по плану. Не так, как мы расчитывали. - Нас нагло провели, - пискнул вдруг талисман. - Каким образом? - Я подозреваю, что заклинание было произнесено правильно, но кто-то перехватил его, и вместо помела подослал нам эту машинку. - Ты хочешь сказать, что... - Вот именно! Нас похитили! Похитили самым наглым и бесцеремонным образом и теперь куда-то везут! Куда-то, куда нам совсем не нужно. Стиральная машинка подо мной затряслась от язвительного хохота. Залив уже кончился и под нами, громоздясь, темнели камни, похожие на чешую дракона. Спрыгнуть было невозможно, и машинке это было отлично известно. Глава десятая. СТЕКЛЯННАЯ ГОРА Катя с родителями переехали на новую квартиру. Старые хозяева их предупредили: - Делайте что хотите, только не дергайте в ванной желтый шнурок! Ночью Катя прокралась в ванную и дернула желтый шнурок. Раздался грохот, и в ванной появилась толстая старуха с топором. - Меня будить? Я тебя зарублю! - зашипела старуха. Катя дернула шнурок еще раз. В ванной возник крокодил с куриными ногами. - Я тебя сожру! - сказал крокодил и открыл пасть. Катя дернула шнурок в третий раз. В ванной появился громадный пылесос. Его шнур сам собой включился в розетку. Пылесос загудел и засосал толстую старуху с топором и крокодила. - Теперь я засосу тебя! - сказал пылесос и протянул к Кате свой шланг. Катя взвизгнула и выдернула пылесос из розетки. Пылесос возмущенно загудел и исчез. На другой день пала отрезал шнурок и сжег его. "Желтый шнурок". 1. В Потустороннем Мире давно усвоили, что летать можно заставить вс„, что угодно, если, разумеется, подобрать нужной силы заклинание. Если в первое время наиболее традиционными и часто используемыми полетными средствами являлись ступы, метлы и ковры-самолеты, то вскоре нечисть взяла моду летать на виселицах, гильотинах, гробах, дыбах и костедробилках времен раннего палеолита. Особым шиком считались кресла-качалки с деревянными полозьями, выложенными человескими зубами, а также медные вавилонские быки, в которых некогда приносились кровавые жертвы Молоху. Шишки помельче, вроде Злюки-Кузюки, Студенца, Боли-Бошки, Пожиралы или Бедовика, летали на неуклюжих старомодных саркофагах, корабельных якорях, а также на задубевших от мороза покойницких саванах. Стиральные машины, пылесосы, холодильники и прочая бытовая техника использовались редко, главным образом из-за своих низких аэродинамических качеств. Кроме того, для того, чтобы поднять их в воздух требовались заклинания повышенной мощности. Стиральная машина, на которую я имел глупость запрыгнуть, сосредоточенно летела на запад, удаляясь от освоенной прибрежной части Потустороннего Мира вглубь континента. Я молча сидел на ней, не ожидая ничего хорошего. Для меня было очевидно, что тот, кто послал за нами это дурацкое средство передвижения, сделал это не для того, чтобы дать нам возможность совершить видовую экскурсию по Потустороннему Миру. Талисман вел себя как последний паникер. Он то начинал вопить и сыпать угрозами, требуя у машинки нем

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования