Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Триллеры
      Кинг Стивен. Кладбище домашних животных -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  -
Луис: я прошу простить меня. - Хорошо, - ответил Луис. Он закрыл глаза. В голове у него гудело. - Спасибо вам, Ирвин. Ваши извинения приняты. - Спасибо тебе, - сказал Голдмен. - И еще раз спасибо за то, что они поедут в Чикаго. Возможно, это как раз то, в чем они обе нуждаются. Мы будем ждать их в аэропорту. - Хорошо, - ответил Луис, и неожиданно у него появилась идея. Была она безумная и в то же время совершенно нормальная. Пусть прошлое станет прошлым.., и пусть Гадж лежит в своей могиле на кладбище "Плеасантвиев". Действительно, вместо того, чтобы пытаться приоткрыть дверь, которая так быстро захлопнулась, он лучше бы опустил двойной засов и выбросил ключ. Еще он подумал, как скажет о Гадже своей жене, когда все случится. Развеять все эти страхи и купить еще один билет! Ведь они могут провести в Чикаго все лето. Он, его жена и их милая дочь. Они сходят в зоопарк и планетарий, покатаются по озерам. Он возьмет Элли на вершину "Башни Морей" и покажет ей "Средний Запад", вытянувшийся словно огромная плоская игральная доска - богатую и заснувшую страну. Потом, уже в середине августа, они вернутся домой, и дом уже не будет казаться им таким печальным, полным теней, и, возможно, они все начнут заново. И не будет никакого изуродованного Гаджа. Но не означает ли это: убить собственного сына? Убить во второй раз? Внутренний голос пытался спорить, убеждать, что это совсем не здорово, воскрешать мертвецов, но Луис не слушал. - Ирвин. Сейчас я должен идти. Я хочу проверить, все ли собрала Речел и легла ли она в кровать. - Все в порядке. До свидания, Луис. И, пожалуйста, больше... "Если он повторит это еще раз, я к еб...й матери закричу". - До свидания, Ирвин, - сказал он и повесил трубку. *** Речел уже закончила разбирать вещи, когда он поднялся наверх. Блузки лежали на кровати, нижнее белье висело на спинках стульев, чулки - на дверной ручке. Туфли, словно солдаты на параде, выстроились под окном. Речел собиралась медленно, но действовала последовательно. Однако, Луис видел, что Речел такими темпами потребуется как минимум три дня (а может, и все четыре). У Луиса возникло желание поговорить с ней об этом, но вместо этого он просто стал помогать ей. - Луис, - сказала она, когда они уже укладывали последний чемодан (Луис сидел на чемодане, а Речел пыталась застегнуть замки), - ты уверен, что ничего не хочешь мне рассказать? - Во имя бога, дорогая, о чем ты? - Не знаю, о чем. - ровно сказала она. - Вот поэтому и спрашиваю. - Как ты думаешь, что я собираюсь делать? Отправлюсь в бордель? Пойду по рукам? Что? - Не знаю... Но все равно, поездка в Чикаго кажется мне неправильной. У меня такое ощущение, что ты просто пытаешься избавиться от нас. - Речел, это смешно! - яростно и немного сердито возразил Луис. Даже в таком положении, как сейчас, он досадовал, что она заметила его ложь с такой легкостью. Речел безнадежно улыбнулась. - Ты никогда не умел хорошо лгать, Луис. Он снова запротестовал, но она его перебила. - Элли приснилось, что ты умер, - сказала она. - В прошлую ночь она проснулась с криками, и я подошла к ней. Я прилегла рядом с ней и проспала так два или три часа, а потом вернулась назад, к тебе. Элли сказала, что во сне видела тебя сидящим за кухонным столом. Глаза твои были открыты, но она знала: ты мертв. И еще она сказала, что еще раньше слышала крики Стива Мастертона, пытавшегося тебя остановить. Луис испуганно посмотрел на жену. - Речел, - наконец сказал он. - Умер ее брат. Естественно, что во сне она видит других членов семьи... - Подозреваю, ее сны нечто большее. То, как она рассказала мне.., детали.., мне показалось, это пророческий сон. Речел слабо усмехнулась. - Может, так все и случится... - Да, может, и так, - сказал Луис. "Кажется, это и впрямь пророчество". - Пойдем в кровать, - попросила Речел. - Валлиум больше не действует, а я не хочу быть одна. Я боюсь. Последние дни меня мучают кошмары. - Кошмары? - Сны о Зельде, - просто сказала Речел. - Я вижу их последние несколько ночей.., с тех пор, как умер Гадж. Когда я засыпаю, появляется она. Она говорит, что скоро придет ко мне, и в этот раз доберется до меня. Они вместе доберутся до меня: она и Гадж и отомстят за то, что я позволила им умереть. - Речел, это... - Я знаю. Только сон. Нормальные сны... Но все равно, пойдем спать вместе, и пусть эти сны растаят, когда ты будешь рядом. *** Они лежали вместе в темноте, забившись в угол Луиса. - Речел, ты не спишь? - Да. - Я хочу у тебя спросить... - Ну? Луис заколебался. Он не хотел снова причинить жене боль, но ему нужно было выяснить. - Ты помнишь, как мы испугались за малыша, когда ему только исполнилось девять месяцев? - наконец спросил он. - Да. Да. Конечно. А почему ты спрашиваешь? ..Когда Гаджу только исполнилось девять месяцев, Луис начал волноваться относительно размера черепа своего сына. Луис сверился с диаграммами, на которых был обозначен нормальный размер черепа ребенка в первые месяцы после рождения. За четыре месяца череп Гаджа прошел большую часть кривой развития за год, а потом даже опередил положенный график. У Гаджа не было проблем, он свободно поднимал голову (теперь-то со смертью Гаджа проблема и вовсе исчезла), но тогда Луис, на всякий случай, отвез сына к нейрологу Джорджу Тариффу, который, возможно, был лучшим нейрологом на Среднем Западе. Речел хотела знать, что не так, и Луис сказал ей правду: он боялся, что Гадж гидроцефалик. Лицо Речел тогда очень побледнело. Она стала печальной. - Он кажется мне вполне нормальным, - сказала она мужу. Луис кивнул. - И мне тоже. Но я не хочу игнорировать тревожный сигнал. - Да, ты не должен, - сказала она. - Мы не должны! Тардифф смерил череп Гаджа и нахмурился. Потом тыкнул двумя пальцами ребенку в лицо - проверка реакции. Гадж отпрянул. Тардифф улыбнулся. У Луиса чуть отлегло от сердца. Тардифф дал Гадху подержать мяч. Гадж некоторое время держал его, а потом уронил. Тардифф вернул мяч ребенку, глядя в глаза Гаджу. Гадж следил за мячом. - Я скажу, что пятьдесят пять процентов за то, что он - гидроцефалик, - позже, в своем кабинете сказал Тардифф Луису. - Но, может быть, это просто какая-то странная особенность. Если даже с ним что-то не то, болезнь пока слабо выражена. Ребенок выглядит нормальным. Недавно разработанная операция может решить проблему.., если, конечно, такая проблема существует. - Хирургическая операция на мозг? - сказал Луис. - Мозг затрагивается минимально. Луис начал изучать этот вопрос после того, как встревожился из-за размера головы Гаджа. Операция на мозг, в результате которой можно было отлить излишек мозговой жидкости, не казалась ему такой уж опасной. Но он молчал, решив для себя: лучше, если операции и вовсе не будет. - Конечно, - продолжал Тардифф, - существует возможность того, что ваш сын уже в девятимесячном возрасте (раньше операцию делать нельзя) будет иметь чересчур большую голову и тогда операцию будет делать поздно. Понимаете? Луис понимал. Гадж провел ночь в Христианском Госпитале. Ему сделали полную анестезию. Его головку упрятали в специальное приспособление, которое выглядело словно сушилка для одежды. Речел и Луис ждали внизу результатов полного исследования, а Элли провела день с бабушкой и дедушкой, смотрела "Сезам Стрит" часа три без остановки по видео. Для Луиса это были долгие, серые часы, когда он сидел и представлял себе возможные неудачные варианты операции. Смерть от анестезии; смерть во время операции. Гадж мог стать дебилом из-за гидроцефалии или эпилептиком... Он мог ослепнуть... Ох, да могло случиться все, что угодно. "Полный комплект болезней, - подумал Луис, вспомнив. - А ведь я же всего-навсего простой терапевт". Около пяти в комнату для родителей зашел Тардифф. У него с собой было три сигареты. Одну он сунул в рот Луису, вторую вручил Речел (она была слишком изумлена, чтобы возражать), а третью закурил сам. - Ваш ребенок в порядке. Никакой гидроцефалии. - Слава богу, - сказала Речел и одновременно засмеялась. - Я буду курить, пока не вытошнит! Усмехнувшись, Тардифф дал всем прикурить. "Тогда Бог спас Гаджа чтобы принести его в жертву 15 шоссе, доктор Тардифф", - подумал Луис. - Речел, если бы он был гидроцефаликом.., ты любила бы его? - Что за странный вопрос, Луис? - Да или нет? - Любила бы, конечно. Я не могла бы не любить Гаджа. - Даже если бы он превратился в дегенерата? - Да. - И ты не захотела бы отдать его в приют? - Нет, не захотела бы, - медленно ответила Речел. - Я уверена, с теми деньгами, что ты сейчас зарабатываешь, мы смогли бы подыскать ему какое-то по-настоящему хорошее место.., но все же думаю, я хотела бы, чтобы он остался с нами, если бы мы смогли... Луис, почему ты спрашиваешь об этом? - Потому что я думал о твоей сестре Зельде, - сказал он, хоть и сам был удивлен столь очевидным ответом. - Не думаю, чтобы ты смогла через это пройти. - Такого не будет, - сказала она немного удивленно. - Гадж., ладно Гадж - это Гадж. Он наш сын и это все меняет. Я бы точно смогла. Я уверена. Я бы решила.., а ты бы отправил его в лечебницу? В место вроде Пинленда? - Нет. - Тогда давай спать. - Хорошая идея. - Мне кажется, сейчас я смогу заснуть, - сказала она. - Я хочу, чтоб этот день, наконец, кончился. - Аминь! - сказал Луис. Через некоторое время, сонным голосом Речел позвала Луиса: - Ты в порядке, Луис.., такие сны и кошмары?.. - В порядке, - прошептал он и поцеловал ее в лоб. - Теперь спи. "Сны Элли выглядят словно пророчество". Он еще долго не мог заснуть и перед тем, как ему это все же удалось, изогнутая кость Луны уже появилась в окне у него над головой. Глава 43 Следующий день выдался теплым, и Луис вспотел, перетаскивая багаж Речел и Элли, получая их билеты. Он полагал, что должен сделать им на прощание какой-то подарок, и почти не чувствовал боли в сердце от того, что отправлял свою семью на самолете в Чикаго. Элли ушла в себя, и вела себя немного странно. Несколько раз за утро Луис замечал, что выражение лица девочки странно задумчиво. "Словно у нее сработал глубоко запрятанный комплекс", - сказал он сам себе. Елена ничего не сказала родителям, когда узнала, что вместе с мамой отправляется в Чикаго, и, возможно, пробудет там до конца лета, но прежде чем отправиться в путь, ей надо позавтракать ("Кокао Беарс"). После завтрака она молча поднялась наверх и надела платье и туфли, которые выбрала для нее Речел. Фотографию с Гаджем, сидящим на санках, она потащила с собой в аэропорт. Она спокойно сидела на одном из пластиковых кресел в зале, пока Луис отстоял очередь и, наконец, получил их билеты, грузовые и посадочные талоны. Мистер и миссис Голдмены приехали за сорок минут до начала посадки. Ирвин Голдмен выглядел опрятно (даже не потел) в кашемировом пальто на подкладке, несмотря на восемнадцать градусов тепла. Он отправился к столу фирмы "Авис", сдать ключи от машины, которую они брали напрокат, а Дора Голдмен подсела к Речел и Элли. *** Некоторое время Луис и Голдмен просто изучали друг друга. Луис опасался, что начнется реприза о моем сыне, но ничего подобного не случилось. Голдмен удовлетворился тем, что пожал руку Луису и тихо поздоровался, растерянным взгляд ом наградил он своего зятя, и Луис понял, что этот человек уже с утра изрядно выпил. Они поднялись на эскалаторе и присели в зале ожидания, почти не разговаривая. Дора Голдмен, нервничая, теребила в руках роман Эрика Йонга, но так и не открыла его. Она по-прежнему немного нервно поглядывала на фотографию, которую держала в руках Элли. Луис спросил дочь, не хочет ли она прогуляться с ним к киоску, выбрать что-нибудь почитать, чтоб ей было не скучно на борту самолета. Элли задумчиво посмотрела на отца. Луису это не понравилось. Он разнервничался. - Тебе будет хорошо с дедушкой и бабушкой, - сказал он, когда они немного отошли. - Да, - согласилась девочка. - Папочка, а я не стану как ленивый офицер? Анди Пасиока рассказывал о ленивом офицере и о том, как тот ходил в школу шкиперов... - Не волнуйтесь об этом, - сказал отец. - Я позабочусь о школе, так что ты потом без всяких проблем перейдешь во второй класс. - Я на это рассчитываю, - серьезно заметила Элли. - Я никогда не училась во втором классе, только в первом. Я не знаю, как это: учиться во втором классе. И, наверное, там будут задавать домашние задания? - Все будет хорошо. - Папа, а тебе наплевать на деда? Луис уставился на дочь. - Почему во всем мире именно у меня.., ты думаешь, я не люблю деда? Элли пожала плечами, словно это не так уж сильно и интересовало ее. - Когда ты говоришь с ним, ты выглядишь так, словно тебе на него плевать. - Элли, нехорошо так говорить. - Извини. Она наградила отца странным, обреченным взглядом, а потом повернулась к рядам книг: Марсер Майер, Мориц Сендак, Ричард Скорри, Беатрис Поттер и другие известные имена, в том числе доктор Сеусс. "Как эти детские писатели все понимают? Откуда они так много знают о детях? Что знает Элли? Какое это влияние на нее оказывает? Элли, что ты прячешь за маской, надетой сейчас на твое бледное, маленькое личико? Плевать на него.., о. Господи!" - Могу я взять это, папочка! - девочка держала в руках книгу доктора Сеусса и еще одну книгу, которую Луис последний раз видел в раннем детстве, - историю о Маленьком Черном Самбо и о том, как в один прекрасный день тигры приобрели свои полоски. "Я думал, они уже не издают эти книги", - ошеломленно подумал Луис. - Да, - ответил он дочери, и они встали в очередь в кассу. - Твой дед не хорошо относимся друг к другу, - сказал он и подумал об истории, которую рассказала ему его мать: если женщина по-настоящему хочет, она "находит" ребенка. Он вспомнил, как глупо и опрометчиво пообещал себе, что никогда не будет врать собственным детям. За последние несколько дней он превратился в опытного лжеца, он сам это чувствовал, но он не хотел думать об этом сейчас. - Угу, - только и сказала Элли и замолчала. Это молчание показалось Луису очень тяжелым. Чтобы разрушить его, он спросил: - Как ты думаешь, тебе будет хорошо в Чикаго? - Нет. - Нет? Почему нет? Она снова печально посмотрела на него. - Я боюсь. Луис положил руку ей наголову. - Боишься? Дорогая, ты раньше не боялась летать, ведь так? - Я не самолета боюсь, - ответила девочка. - Ты же знаешь, чего я боюсь, папа. Я видела во сне, что мы были на кладбище, на похоронах Гаджа.., открыли гроб, а он - пустой. Потом, во сне, я перенеслась домой, заглянула в колыбель Гаджа, а она тоже оказалась пустой...но такой грязной! "Лазарь шагнул вперед..." Впервые за много месяцев Луис вспомнил предупреждение мертвого Паскова... сон, после которого у него оказались грязные ноги...простыни оказались в грязи и сосновых иглах. Волосы на затылке Луиса встали дыбом. - Такие сны бывают, - проговорил Луис. Голос его звучал почти нормально. - Но они пройдут. - Я хочу, чтобы ты улетел с нами, - сказала девочка, - или чтоб мы остались тут. Может, мы останемся, пап? Пожалуйста! Я не хочу, чтобы мы летели с бабушкой и дедушкой.., я хочу вернуться в школу. Ладно? - Вернешься, но немного погодя, Элли, - сказал он. - Я обещаю, - он сглотнул. - Вот я улажу тут некоторые дела, а потом присоединюсь к вам. Тогда мы решим, что делать дальше. Он использовал аргумент, который был в стиле раздраженной Элли. Такой поворот дел мог бы обрадовать девочку, если бы она в этом что-то понимала. Но ответом ему была только пугающая тишина. Луис хотел поподробнее расспросить дочь о ее снах, но не посмел. Элли всегда говорила ему больше, чем он рассчитывал услышать. *** После того, как Луис и Элли вернулись в зал ожидания, объявили их рейс. Открыли широкие двери, Криды и Голдмены встали в длинную очередь на посадку. На прощание Луис обнял свою жену и крепко ее поцеловал. Речел на мгновение прижалась к мужу, а потом отодвинулась, чтобы он, подняв Элли, мог прижать ее к своей щеке. Элли печально посмотрела на отца. - Я не хочу уезжать, - снова тихо сказала она и только Луис услышал ее шепот. - Я не хочу, чтобы мамочка уезжала. - Элли, иди, - сказал Луис. - С тобой все будет в порядке. - Со мной все будет в порядке, - повторила она. - А как же ты? Папа, а как же ты? Очередь пришла в движение. Люди шли на посадку на 727-й, Речел взяла Элли за руку, но за мгновение до того, как она растворилась в людской массе, глаза девочки остановились на Луисе.., и Луис вспомнил, как торопилась Элли, когда улетала в Чикаго в прошлый раз: "Пойдем.., пойдем.., пойдем..." - Папочка. - Иди, Элли. Пожалуйста. Речел посмотрела на дочь и словно в первый раз заметила ее испуганный взгляд. - Элли? - позвала она, тут и Луис немного испугался. - Встань в очередь, крошка. Губы Элли побледнели и задрожали, а потом жена и дочь исчезли, но уже там, у дверей, Элли обернулась, и Луис увидел откровенный ужас, написанный на ее детском личике. Луис помахал ей вслед рукой, подбадривая. Но Элли не помахала ему в ответ. Глава 44 Когда Луис вышел из здания аэропорта, холод нахлынул на него. Он начал сознавать, через что ему придется пройти. Мысленно, несмотря на возбужденное состояние, которое стало еще невыносимее, чем в тот период его жизни, когда, занимаясь в институте (Луис шесть дней в неделю пил кофе с 5 утра до одиннадцати вечера), Луис попытался еще раз все продумать, сложить отдельные части так, словно ему предстояло сдавать экзамен - самый важный из всех, что он когда-либо сдавал. И он должен его сдать, получив высший балл-Луис поехал к Бреверу - маленькому городку на другой стороне реки Пенобскот, за Бангором. Луис обнаружил место для В противоположной стороне улицы от магазина Скоатсона. - Могу ли я вам чем-то помочь? - спросил продавец. - Да, - сказал Луис. - Мне нужен фонарь помощнее и.., что-нибудь, чтоб зачехлить его, чтоб он давал узкий луч. Продавец был маленьким, тонким человеком с высоким лбом и внимательными глазами. Теперь он улыбался, но не по-доброму. - Фонарик для взломщиков, приятель? - Извините? - Для работы в ночное время? - Не только, - сказал Луис, ничуть не улыбаясь. - У меня нет лицензии взломщика. Продавец замолчал, но потом решил продолжать. - Другими словами, не суй нос не в свое дело, так? Ладно, посмотрим.., кстати вы не сможете подобрать фонарик с узким лучом, так что лучше всего взять кусок войлока и закрыть им световой круг, а в войлоке прорезать маленькое отверстие - вот вам и узкий луч. - Хороший совет, - сказал Луис. - Спасибо. - Не за что. Что-нибудь еще? - Да, пожалуй, - сказал Луис. - Мне нужны: кирка, лопата и заступ. Лопата с короткой ручкой и заступ с ручкой подлиннее. Моток крепкой веревки, футов восемь длиной, пара рабочих перчаток. Холщовый или брезентовый мешок, может, футов восемь в длину. - Сейчас принесу, - сказал продавец. - Мне нужно откопать баллон с ядохимикатами, - попытался объяснить Луис. - Все выглядит так, словно я готовлюсь осквернить какие-то могилы, но я просто не хочу беспокоить соседей и вызывать лишние разговоры. Не знаю, удастся ли мне сделать узким луч, но я думаю, с

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования