Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Триллеры
      Ладлем Роберт. Рукопись Ченселора -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  -
ыл его духовным отцом, приблизил к себе, оказал ему особое доверие, поручив весьма важное задание, записал в личное дело хвалебный отзыв о его деятельности. Психологически было очень оправдано, что Алан, чувствуя себя виноватым перед бывшим хозяином, хотел нанести какой-то вред тем, кто склонил его к предательству. Самое лучшее, что можно было придумать в его положения, - это посеять сомнения относительно причины смерти Гувера. Теперь Питер мог дать волю фантазии. Он уже не считал себя связанным какими-либо обязательствами перед Лонгвортом. Какой великолепный сюжет! Что еще надо, чтобы написать захватывающую книгу? Создание романа - это своего рода игра, чертовски интересная игра, и Питер уже чувствовал то хорошо знакомое ему удовлетворение, которое всегда испытывал при работе над очередной книгой. Ченселор сошел с тротуара и взмахом руки остановил такси. - Отель "Хей-Адамс"! - приказал он водителю. - Прошу извинить меня, сэр, но данный номер у нас не значится, - сказала телефонистка с оттенком той особой снисходительности, с которой компания "Белл систем" дает такого рода информацию. - Понятно, благодарю вас. Питер повесил трубку и откинулся на подушки. Подобный ответ его не удивил. В телефонном справочнике Роквилла, штат Мэриленд, номер Макэндрю тоже отсутствовал. Как сказал ему один знакомый вашингтонский репортер, отставной генерал уже в течение нескольких лет жил в арендованном доме далеко за городом. Но Ченселор недаром был сыном газетчика. Поднявшись, он открыл лежавшую рядом с ним телефонную книгу, нашел интересовавшее его имя и набрал вначале девятку, а затем номер. - Министерство обороны, - ответил мужской голос на другом конце провода. - Пожалуйста, соедините меня с генерал-лейтенантом Брюсом Макэндрю, четко, будто отдавая военную команду, произнес Ченселор. - Одну минутку, сэр, - последовал ответ, и через несколько секунд дежурный, как и следовало ожидать, сказал: - В списках наших сотрудников генерал Макэндрю не значится. - Еще месяц назад он у вас работал, - властно проговорил Ченселор. Соедините меня со справочной. - Слушаюсь, сэр. - Справочная Пентагона. Добрый день, - услышал Питер женский голос. - Говорит полковник Ченселор. Что это у вас за порядки? Я только что вернулся из Сайгона, и мне нужен генерал Макэндрю. Еще двенадцатого августа я получил от него письмо. Разве с тех пор его куда-нибудь перевели? Дежурная по справочной нашла интересующую Питера информацию меньше чем за полминуты: - Нет, полковник. Его никуда не переводили. Он ушел в отставку. Выдержав приличествующую данной ситуации паузу, Ченселор произнес: - А, понимаю! Тяжелые раны. Он все еще в госпитале Уолтер Рид? - Не имею понятия, полковник. - Тогда дайте мне, пожалуйста, его адрес и номер телефона. - Я не знаю, имею ли я право... - Мисс! Я только что с самолета. Прилетел из страны. расположенной за десять тысяч миль от Америки. Генерал - мой близкий друг. Я беспокоюсь о его здоровье. Вам все ясно? - Да, сэр. Но мы сами не располагаем точным адресом. В нашем справочнике имеется лишь кодовое обозначение района проживания, а также... Ченселор записал все, что ему сообщила дежурная, и, поблагодарив, нажал на клавишу. Он тут же набрал новый номер. - Квартира генерала Макэндрю, - ответил чей-то жеманный голос. Видимо, к телефону подошла горничная. - Мне надо поговорить с генералом. - Его нет дома. Он вернется, вероятно, через час. Могу ли я узнать, кто его спрашивает? Питер решил, что нет смысла терять время. - Говорят из отдела фельдъегерской службы Пентагона. Нам необходимо доставить генералу пакет, но в нашем справочнике адрес напечатан очень нечетко. Как вас найти в Роквилле? Записав адрес, Ченселор повесил трубку и снова откинулся на подушки. Лонгворт сказал, что генералу Макэндрю прочили блестящую карьеру, быть может, даже пост председателя комитета начальников штабов. И вдруг без всякой видимой причины он все бросил и ушел в отставку. Лонгворт предполагал наличие какой-то связи между пробелами в личном деле генерала и его внезапной отставкой. А почему, собственно говоря, Лонгворт назвал ему имя Макэндрю? Какое Питеру до него дело? Что, если агент, желая отомстить тем, кто им манипулировал, в свою очередь решил шантажировать генерала? Если это так, то Лонгворт затеял серьезную игру. Тут уж дело не в угрызениях совести. Чтобы разобраться во всем этом, надо понять, что за человек этот генерал. *** Старый дом, в котором жил генерал, стоял неподалеку от безлюдной проселочной дороги. Хозяин дома, широкоплечий, коренастый, среднего роста человек, встретил Ченселора у порога. На нем были брюки военного образца и белая рубашка с расстегнутым воротом. Его лицо - худощавое, с глубокими морщинами, с застывшим взглядом - выдавало в нем профессионального солдата. Макэндрю озадаченно уставился на Питера. Так смотрят на человека, которого где-то встречали, но где именно и когда - вспомнить не могут. Ченселор привык к подобной реакции. Время от времени он участвовал в телепередачах, и встречавшиеся с ним люди хотя обычно и не узнавали его, но всегда пытались вспомнить, где же они его видели. - Генерал Макэндрю? - Да, что вам угодно? - Мы с вами незнакомы. Меня зовут Ченселор, - сказал Питер, протягивая руку. - Я писатель и хотел бы с вами поговорить. Что-то похожее на страх промелькнуло в глазах генерала. - Конечно, я видел вас. И по телевидению, и на фотографиях в газетах. Кажется, даже прочел одну из ваших книг. Проходите, мистер Ченселор. Извините мое недоумение, но, как вы сами сказали, мы ведь никогда не встречались. Питер вошел в переднюю. - Наш общий знакомый дал мне ваш адрес. Позвонить я не мог, потому что вашего телефона в справочнике нет. - Общий знакомый? Кто такой? - Лонгворт, Алан Лонгворт, - сказал Ченселор, внимательно наблюдая за генералом. Но никакой реакции не последовало. - Лонгворт? По-моему, я такого не знаю. Впрочем, раз вы говорите... Он что, служил в моем соединении? - Нет, генерал. Я подозреваю, что этот человек - шантажист. - Простите, как? Теперь Питер ясно различил в глазах Макэндрю страх. Генерал почему-то бросил взгляд на ведущую на второй этаж лестницу, потом на Ченселора. - Не могли бы мы поговорить? - Да, нам лучше сразу объясниться, или же я просто выброшу вас из дома пинком под зад. - Макэндрю повернулся и показал жестом па проход под аркой: Прошу в мой кабинет. Кабинет оказался небольшой комнатой с обтянутыми темной кожей креслами и массивным сосновым столом. На стенах висели фотографии и памятные подарки, напоминание о различных этапах генеральской карьеры. - Садитесь, - тоном приказа обронил Макэндрю и указал на стоявшее у стола кресло. Сам он остался стоять. - Может быть, с моей стороны это было нечестно... - начал Питер. - Так оно и было. Что дальше? - прервал его генерал. - Почему вы ушли в отставку? - Не ваше собачье дело. - Наверное, вы правы, и это действительно не мое дело, но есть и другие, которым небезразлично, что с вами произошло. - Какого черта! О чем вы говорите? - Я узнал о вас от человека по имени Лонгворт. Он считает, что вас заставили подать в отставку. Больше двадцати лет назад с вами что-то случилось. Лонгворт полагает, что сведения об этом были выкрадены из вашего дела и попали в архив Гувера. В нем содержалась информация, с помощью которой можно раз и навсегда испортить человеку карьеру. Лонгворт убеждал меня в том, что под угрозой разоблачения вас заставили уйти из армии. Воцарилось длительное молчание. Макэндрю стоял неподвижно. В его глазах Питер увидел странное сочетание ненависти и страха. Наконец генерал произнес подавленным голосом: - Ваш Лонгворт, он сказал вам, что это было за происшествие? - Он утверждал, что ему ничего не известно. Но насколько я мог понять, это было нечто такое, о чем лучше никому не знать, и именно поэтому вам пришлось уйти в отставку. Ваша реакция, кажется, подтверждает его предположение, не так ли? - Ты, ублюдок! Я понятия не имею, о чем ты тут болтаешь! Питер увидел в глазах генерала такое жгучее презрение, что поспешил объясниться: - Я вовсе не собираюсь совать нос в ваши дела, и, наверное, мне вообще не следовало сюда приходить. Я сделал это только по одной причине - мне хотелось выяснить, что же произошло. Знаете, желание понять людей - это страсть всех писателей. Поверьте, я не собираюсь допытываться, в чем ваши проблемы. Мне хватает и своих. Я хотел узнать одно: почему меня вывели именно на вас? Теперь я, кажется, это выяснил. Вы - козел отпущения. Вас наказали для того, чтобы запугать других. Взгляд Макэндрю немного смягчился. - Кто же эти другие? - Те, кто под прицелом у шантажистов. Предположим, что досье действительно попали в руки фанатика и он собирается использовать против кого-то содержащуюся в них информацию. Тогда на вашем примере он сможет показать этим людям, что их ожидает, если они не уступят. - Я что-то вас не очень понимаю. Почему же все-таки вам назвали мое имя? - Потому что Лонгворту надо, чтобы я поверил ему и захотел написать об этом книгу. - Ну и почему же выбрали именно меня? - Больше двадцати лет назад с вами что-то случилось, а Лонгворт имел доступ к информации об этом происшествии... Теперь мне все ясно. Видите ли, генерал, он использовал в своих целях нас обоих. Лонгворт назвал мне ваше имя, но перед этим он угрожал разоблачить вас. Ему нужна была жертва, и я думаю, что... Больше Ченселор ничего сказать не успел. Мгновенно, со скоростью, выработанной сотнями бросков в атаку, Макэндрю подскочил к нему, схватил его согнутыми, как клешни, руками за куртку, дернул вниз, а потом резко рванул вверх, вышвырнул Ченселора из кресла: - Где он? - Эй! Бога ради... - Этот Лонгворт, где он? Говори сейчас же, ублюдок? - Сам ты сукин сын! Пусти меня! - Питер был крупнее генерала, но явно уступал ему в силе. - Черт побери! Осторожно, моя голова!.. Было глупо объяснять Макэндрю свое состояние, но в этот момент Питеру ничего другого на ум не пришло. Генерал буквально пришпилил его к стене. Его суровое лицо с бешено сверкавшими глазами находилось в нескольких дюймах от Питера. - Я тебя спрашиваю: где найти этого Лонгворта? Ты мне ответишь! - Сам не знаю. Я встретил его в Калифорнии. - В каком месте Калифорнии? - Он живет не там, а где-то на Гавайях. Пустите меня, вам говорят! - Только после того, как ты скажешь, где найти этого ублюдка! - Макэндрю рванул Ченселора на себя и снова ударил о стену. - Он в Гонолулу? - Нет! - Боль в голове стала невыносимой: сверлило в правом виске, а отдавалось где-то сзади, у основания черепа. - Он на Мауи. Бога ради, отпустите меня сейчас же! Вы сами не понимаете, что делаете... - К черту! Ничего не хочу понимать! Тридцать пять лет безупречной службы коту под хвост. И это тогда, когда я по-настоящему нужен. Нужен! Вы-то можете это понять? - Могу... - Питер из последних сил пытался отозвать от себя руки генерала. Чувствуя ужасную боль, он медленно, с трудом проговорил; - Прошу вас, выслушайте меня. Мне абсолютно безразлично, что там у вас случилось. Это совершенно не мое дело. Но мне небезразлично, почему Лонгворт использовал вас как приманку. Никакая книга не стоит того, чтобы платить за нее такую цену. Простите, мне очень жаль. - Простите? Не слишком ли поздно вы извиняетесь? - снова взорвался генерал и опять с силой ударил Питера о стену... - И все это произошло со мной из-за какой-то проклятой книги? - Прошу вас! Не надо... За дверью, ведущей в соседнюю комнату, раздался грохот. Потом послышался ужасный стон и монотонное пение. Услышав его, Макэндрю обернулся и замер. Он бросил Питера на стол, повернул ручку двери, открыл ее и исчез в смежной комнате. Ченселор с трудом удерживал равновесие, опираясь о край стола. Комната кружилась перед глазами Он несколько раз глубоко вдохнул воздух, пытаясь побороть головокружение и унять боль. Внезапно он опять услышал этот ужасающий стон, точнее, безумное пение. Оно раздавалось все громче, и можно было уже разобрать слова: Сквозь снежную вьюгу не видно ни зги, А в нашем доме тепло, Пусть Падает снег, пусть заносит пути, А нам вдвоем хорошо: Передвигаясь с чрезвычайной осторожностью, Питер добрался до двери и заглянул в соседнюю комнату. Лучше бы он этого не делал! Макэндрю сидел на полу и укачивал лежавшую у него на руках женщину. На ней был вылинявший пеньюар, едва прикрывавший такую же старую и рваную ночную сорочку. Пол вокруг был усыпан осколками стекла. На маленьком коврике бесшумно крутилась ножка разбитого бокала. Макэндрю почувствовал на себе взгляд Питера: - Теперь вы знаете, что это за происшествие...Пусть падает снег, пусть заносит пути, А нам вдвоем хорошо... Ченселору все было ясно - и почему генерал жил в старом доме в сельской глуши, и почему в справочной Пентагона отсутствовал номер его телефона и адрес. Cенерал Брюс Макэндрю жил в полной изоляции потому, что его жена была сумасшедшей. - И все же я не понимаю, - тихо произнес Ченселор. - Неужели из-за этого? - Да, - поколебавшись, сказал генерал, потом посмотрел в лицо жены, прижался к нему и добавил: - Она попала в катастрофу. Доктора говорят, что ее нельзя держать дома, а надо поместить в специальное заведение. Но я никогда не сделаю этого... Теперь Питер понял все. В жизни высокопоставленных генералов Пентагона не должно быть трагедий подобного рода. Смерть или увечье на поле боя - это пожалуйста, но не измученная болезнью жена. Жены генералов обязаны оставаться в тени. Их присутствие никак не должно ощущаться. Но пора... На прощанье целую тебя, О как трудно себя превозмочь! Сотни раз обнимаю и, нежно любя, Ухожу в эту вьюжную ночь: Жена Макэндрю уставилась вдруг на Питера. Ее глаза расширились, тонкие бледные губы зашевелились, и она испустила вопль. Потом еще и еще. Выгнув шею и спину, она кричала все сильнее и сильнее. Это были дикие, совершенно нечеловеческие вопли. Крепко прижимая ее к себе, Макэндрю бросил взгляд на Питера - тот невольно попятился обратно в кабинет. - Нет! - заревел генерал. - Назад! Подойдите к свету! Поднимите лицо! К свету, черт вас возьми! Питер невольно подчинился его приказу. Он медленно добрался до стоявшей на низком столике лампы и направил поток света прямо себе в лицо. - Все хорошо, Мэл, все хорошо. Раскачиваясь взад-вперед, Макэндрю сидел на полу, крепко прижавшись щекой к лицу жены, и успокаивал ее. Постепенно крики стали утихать. Потом они сменились глубокими и тяжелыми всхлипываниями. - А теперь убирайтесь отсюда ко всем чертям! - произнес генерал. Глава 11 От Роквилла дорога повернула сначала на запад, потом на юг, в сторону Мэрилендской автострады, ведущей к Вашингтону. Автострада находилась чуть ли не в двадцати милях от дома Макэндрю, и добраться до нее можно было только по одной-единственной старой проселочной дороге, причудливо извивавшейся между массивными валунами и невысокими холмами, сплошь усеянными камнями. Заброшенный, отсталый край! "Ну и захолустье! - подумал Ченселор. - Далеко же забрался этот Макэндрю". Лучи заходящего солнца падали прямо на ветровое стекло автомашины, ослепляя Питера. Он опустил солнцезащитный козырек, но проку от него было мало. Мысли Ченселора снова и снова возвращались к только что увиденной им сцене. Почему эта несчастная женщина так кричала? В первый раз она заметила его, когда он стоял в тени. И успокоилась только после того, как он по команде Макэндрю вышел на свет. Может быть, он кого-то ей напоминал? Нет, вряд ли дело в этом. У старого дома окна небольшие, а растущие под ними деревья такие высокие и густые, что лучи вечернего солнца почти не проникают в комнаты. Скорее всего, ее испугало не лицо. Но что же тогда? Воспоминания о каких кошмарах пробудило в ее сознании его появление? Можно презирать Лонгворта, однако надо признать, что представленные им доказательства были убедительными. Если Лонгворт сказал правду и принадлежавшие Гуверу досье где-то сохранились, то трудно найти более подходящую мишень для безжалостного шантажа, чем несчастный Макэндрю. Как любому порядочному человеку, Ченселору была отвратительна вся эта история. Он искренне возмущался тем, как подло обошлись с генералом. Но, как писатель, он не мог остаться равнодушным к возможностям, которые таила в себе эта история. Сама идея написать о ней книгу стала казаться вполне оправданной. Питер уже отчетливо видел будущий роман. В самом начале он расскажет о тех недавних событиях, о которых ему сообщил Даниел Сазерленд. Он сам только что был свидетелем того, что может произойти, если пустят в ход эти злополучные досье. Ченселор почувствовал прилив энергии. Ему снова хотелось писать. Машина серебристого цвета нагоняла Питера, и он притормозил, пропуская ее вперед. "Наверное, водитель хорошо знает дорогу, - подумал Ченселор, - иначе он не шел бы на обгон на таких крутых поворотах, да еще когда солнце слепит". Но серебристая машина почему-то не стала его обгонять, а пристроилась рядом, и если его не обманывало зрение, то промежуток между ними медленно сокращался. Ченселор взглянул на водителя. Может быть, он пытается подать ему какой-то сигнал? Нет, тот, а вернее, та, потому что это была женщина, явно не собиралась сигналить Питеру. Ее темные волосы, на которые была надета шляпа с широкими полями, спадали на плечи. На лице - темные очки. Накрашенные губы казались большим ярким пятном, контрастно выделявшимся на бледном лице. Из-под куртки выбивался оранжевый шарф. Она смотрела прямо перед собой, словно не замечая автомобиль Ченселора. Питер просигналил. Потом еще и еще. Теперь две автомашины шли почти вплотную друг к другу. Женщина за рулем, казалось, была совершенно безучастна к происходящему. Круто спускавшаяся с холма дорога впереди поворачивала направо. Питер знал, что, если затормозит, машины коснутся друг друга бортами. Приближаясь к повороту, он крепче ухватился за руль. Ему приходилось смотреть то на дорогу, то на мчавшийся в опасной близости автомобиль. Положение немного облегчалось тем, что теперь растущие вдоль дороги деревья защищали от слепящих солнечных лучей. Поворот имел форму латинской буквы S. Осторожно держа ногу на тормозе, Питер подал руль влево - снова в ветровое стекло ударили яркие лучи солнца. С большим трудом Ченселор разглядел справа от обочины глубокий овраг. Он вспомнил, что видел его час назад, когда ехал к генералу. И в этот момент последовал удар. Серебристая машина, прижимаясь вплотную к автомобилю Питера, старалась вытеснить его с дороги. Женщина за рулем явно стремилась столкнуть его в овраг. Да ведь она же. пытается убить его! Все было опять как тогда, в Пенсильвании. И даже серебристая машина "континенталь" - была той же модели, что и та, в которой он ехал вместе с Кэти в ту ужасную штормовую ночь. Впереди, у подножия холма, показался сравнительно ровный участок дороги. Ченселор резко нажал акселератор, и

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования