Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Триллеры
      Ладлем Роберт. Рукопись Ченселора -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  -
ое нам дело до тайных махинаций. Деньги всегда означают заинтересованность! А это именно то, что мы ищем. - Конечно, если основу составляют деньги. Но я не уверен, что составляют. А кто другой возможный кандидат? - Фредерик Уэллс, он же Бэнер. - А его что связывает с китайскими националистами на Тайване? - Он синофил. Увлекается историей Древнего Востока. У него одна из лучших в мире коллекций произведений китайского искусства, которые нередко экспонируются в музеях. - Коллекция произведений искусства? Какое же это имеет отношение к тому, что мы ищем? - Не знаю, но мы ищем связи с Китаем или китайцами, а это явная связь. Ченселор нахмурился. "Пожалуй, с точки зрения логики Уэллс более вероятный кандидат, чем Дрейфус, - подумал он. - Человек, увлекающийся культурой другого народа, скорее поддастся влиянию, чем финансист, имеющий дело с деньгами. Может ли так быть, что за прагматизмом Фредерика Уэллса скрывается помешанный на Востоке, враждебный Западу мистик? Или это нелепо? Впрочем, всякое может случиться. Любую мелочь необходимо принять во внимание..." - Вы сказали, что две другие версии маловероятны, Что вы имели в виду? - Никто из них не может быть заподозрен в явных прокитайских симпатиях. Однако Сазерленд, он же Венис, вынес приговор не в пользу правительства по иску трех журналистов из Нью-Йорка, которым госдепартамент отказал в выдаче паспортов для поездки в Китай. Он заявил, что поскольку Пекин не возражал против их въезда, то отказ госдепартамента не что иное, как нарушение первой поправки к конституции. - Звучит логично. - Да, и все было логично. Госдепартамент не обжаловал решение суда. - А что вы скажете о Монтелане? - Пэрис в течение долгого времени активно выступал против китайских националистов. Еще много лет назад он называл Чан Кайши продажным военным диктатором и открыто ратовал за прием красного Китая в члены ООН. - Многие выступали в поддержку Китая. - Вот почему я считаю эти версии маловероятными. - Венис и Пэрис предприняли действия, которые, быть может, и не прибавили им популярности, но не были необычными. - Если только у них не было на то других причин. - Если только... Предлагаю действовать методом исключения. Полагаю, нам надо сосредоточить внимание на Дрейфусе и Уэллсе. - Можем начать с них, но я намерен войти в контакт со всей четверкой. Встретиться лицом к лицу с каждым из них. - Питер допил виски. О'Брайен прислонился к спинке стула. - Повторите, пожалуйста, что вы сейчас сказали. Питер встал и поставил стакан на буфетную стойку - по одному они уже выпили. После некоторого колебания он налил себе еще виски. - Сколько у вас людей, на которых мы могли бы рассчитывать? Ну тех, что были в мотеле в Куонтико и потом сопровождали нас. - Я просил вас повторить, что вы только что сказали. - Не мешайте мне, - сказал Питер. - Лучше помогайте, а не ставьте палки в колеса. Я - связующее звено между всей четверкой. Каждый из них знает, что меня использовали в качестве марионетки. Один из них знает или будет знать, что я подозреваю его - Ну а потом? Ченселор налил виски О'Брайену. - Он попытается убить меня. - Мне это тоже почему-то пришло в голову. И вы думаете, что я соглашусь взять на себя всю ответственность? Ни в коем случае. - Вам не удастся остановить меня. Лучше помогите. - Черта с два! Я сумею остановить вас. Я могу официально оформить с десяток обвинений против вас и запрятать в кутузку. - А что потом? Вы же не сможете встретиться с ними. - Почему бы и нет? Ченселор подошел к столу и сел: - Да потому, что вы - жертва шантажа. Вы что забыли о Хан Чоу? О'Брайен не шелохнулся, он смотрел прямо в глаза Питеру: - Что вы знаете о Хан Чоу? - Ничего, Куин, да и не хочу знать. Могу только догадываться. В тот первый вечер, когда мы встретились, я упомянул о Лонгворте, рассказал вам о том, что случилось с Филлис Максвелл, обронил слово "Часон", и в ваших глазах появился такой страх... Вы произнесли это название так, будто оно убивало вас. И на меня вы смотрели точно так же, как смотрите сейчас, будто обвиняли в грехах, о которых я не имел ни малейшего представления. Вряд ли вы поверите мне, но я придумал вас еще до нашей встречи. - Что вы там городите? - с напряжением в голосе спросил О'Брайен. Питер со смущенным видом отпил глоток виски. Он отвел взгляд от Куина и уставился в свой стакан. - Вы действовали на меня очищающе. Вы - один из моих героев, который признавал свои слабости и умел бороться с ними. - Не понимаю, о чем вы говорите. - В каждой истории о пороке должен быть положительный герой, выступающий на стороне правых. Я считаю, разница между сносным романом и комиксом состоит как раз в том, что в романе герой не сразу становится героем, а только после того, как ему удастся преодолеть свой собственный страх. Чувствую, что трагедия - не мое призвание, поэтому ваш страх не будет представлен в виде трагического порока, а только как слабость. Хан Чоу и есть ваша слабость, не так ли? Это и отражено в досье Гувера. Куин непроизвольно проглотил слюну, продолжая .в упор рассматривать Ченселора; - Вы хотите, чтобы я рассказал вам обо всем? - Нет, не хочу, но мне надо знать, почему вас шантажировали. А вас действительно шантажировали еще до нашей встречи. О'Брайен говорил короткими фразами, как будто опасался собственных слов: - Накануне той ночи, когда умер Гувер, в журнале учета посетителей появилась запись о визите в бюро трех человек: Лонгворта, Крепса и Сэлтера. - Под псевдонимом Лонгворт скрывался Варак, - резко прервал его Питер. - А так ли это? - возразил Куин. - Вы сказали, что Варак погиб, стараясь возвратить досье. Нелепо рисковать жизнью, пытаясь достать то, что у тебя уже есть. Это был кто-то другой. - Продолжайте. - Настоящий Лонгворт не мог посетить бюро, потому что Крепс и Сэлтер использовали легенды. Но я не смог установить их личности. Другими словами, трое неизвестных получили в ту ночь пропуска в бюро Гувера. Я начал задавать вопросы. А потом мне позвонили... - Человек говорил зловещим шепотом? - Шепотом. Очень вежливый человек, с отличной дикцией. Он приказал мне не лезть не в свое дело. Хан Чоу был рычагом. Ченселор наклонился вперед. Два дня назад О'Брайен вел допрос, а сейчас настал его черед. Любитель руководил профессионалом, потому что профессионал был крайне напуган. - А что такое легенда? - Заранее подготовленные данные на какое-нибудь имя, используемые в случае необходимости. Биографические данные, сведения о родителях, школе, друзьях, местах работы, послужной список и так далее. - За какие-нибудь десять минут составляется история жизни человека? - Скажем, за пару часов. Эти данные необходимо запомнить. - А что вас натолкнуло на журнал, учета посетителей? - Досье. Некоторые из нас хотели знать, что стало с ними, и мы говорили об этом. Правда, украдкой и только друг с другом. - Но почему журнал? - Сам не знаю. Видимо, метод исключения. Я побывал в помещениях для уничтожения списанных документов, проверил входящую информацию. Туда не поступало никаких больших партий материалов, Я даже поинтересовался судьбой коробок с личными вещами Гувера, которые были увезены из "Флагов". - Из "Флагов"? - Так мы называли бюро. Правда, Гуверу это не нравилось и в его присутствии мы никогда не употребляли этого названия. - И много было таких коробок? - Совсем немного, чтобы в них можно было унести все досье. Тогда я понял, что они исчезли, и очень испугался. Не забывайте, я знал, как их используют. - Александр Мередит... - Кто этот Мередит? - Вам бы следовало познакомиться с ним. Впрочем, его не существует. - Это персонаж из вашей книги? - Да, продолжайте. - Поскольку не исключалась возможность убийства, я приступил к изучению журнала. Все знали, что Гувер умирает. У нас даже было кодовое обозначение на случай его смерти: "открытая территория". Значение его, надеюсь, вам понятно: кто после него? - Или что? - Именно так. Я погрузился в архивы, сосредоточив особое внимание на пропусках, выписанных вечером, так как думал, что досье Гувера вряд ли будут вывозить днем. Казалось, все было в порядке, пока я не наткнулся на записи в журнале в ночь на первое мая. Там я нашел три фамилии. Две из них ни о чем мне не говорили... - Куин замолчал и сделал глоток виски. - И какова ваша версия? Когда вы узнали, что двое , из них лица вымышленные? - После смерти Гувера, а потом мои предположения подтвердились...О'Брайен закурил сигарету. - Думаю, что Гувер умер днем раньше, а не тогда когда официально объявили о его смерти. - Он сделал несколько глубоких затяжек. - Вот это заявление! - Это логично. - Почему? - Дело в тех вымышленных лицах. Тот, кто послал их, наверняка был посвящен в тайны организации и смог снабдить их подлинными документами. Агент, который дежурил в ту ночь, по фамилии Парк, даже не захотел говорить о них. Он лишь признал, что Гувер лично, по специальному телефону, дал разрешение пропустить их. Этот факт подтвердился, телефоном действительно воспользовались, но не думаю, что Парк говорил с самим Гувером. Он говорил с кем-то другим, кто находился в то время в резиденции Гувера. Однако агенту специальный телефон директора казался святыней, поэтому он убежден, что разговаривал именно с Гувером. - Итак, он говорил с кем-то из резиденции Гувера. Ну и что же дальше? - С кем-то, чьи полномочия он не ставил под сом-пение. С тем, кто, обнаружив, что Гувер умер, захотел вынести его досье до того, как станет известно о смерти директора. Все было шито-крыто. Думаю, досье изъяли в ту майскую ночь. - У вас есть какие-нибудь соображений? - Еще два часа назад они были. Я был уверен, что это сделал Толсон, второй после Гувера человек в ФБР, и маньяки. Но вы меня убедили в том, что это мало вероятно. - Я? - Да. В Коркоран Гэлери вы чуть было не убили человека. Его нашли на лестничной клетке. Это был один из маньяков. В госпитале ему самым решительным образом предложили сделать выбор: либо он назовет своих сообщников и подаст в отставку, либо его ждет судебное преследование, лишение пенсии и длительный срок тюремного заключения. Разумеется, он выбрал первое. Два часа назад я узнал от нашего человека, что все маньяки подали в отставку. Они не сделали бы этого, если бы досье находились в их руках. Ченселор внимательно посмотрел на О'Брайена: - Все это заставляет нас вернуться к нашей четверке - Бэнер, Пэрис, Венис и Кристофер. - И Браво, - добавил агент. - Считаю, что его надо использовать. Последуйте вашему собственному совету, заставьте его форсировать события. Если он тот человек, за кого вы его принимаете, или тот, за кого его принимал Варак, он не откажется. Навестите его еще раз. Ченселор медленно покачал головой; - Вы упускаете из виду самое главное. Он устал, и Варак знал об этом. Вот почему он пришел ко мне. Мы остались вдвоем, О'Брайен. Не ищите помощи. - Тогда форсировать события придется нам. Пусть общественность узнает настоящие имена четверки! - А зачем? Они опровергнут все наши заявления, все выдадут за бред жалкого писаки, который стремится создать рекламу для своей книжонки. А что еще хуже, вам и дальше придется жить под страхом Хан Чоу. - Питер отодвинул свой стакан - Но они не остановятся на этом. Рано или поздно произойдут два несчастных случая, не надо заблуждаться на этот счет. Для них мы, всего-навсего расходный материал. - Черт побери, они же не могут отрицать, что досье были похищены! Ченселор внимательно наблюдал за рассерженным, расстроенным агентом. В Куине О'Брайене ожил Алекс; Мередит. И Питер решил рассказать агенту все, что знал. - Боюсь, что могут, и довольно успешно. Исчезла только половина досье - от М до Z. Остальные были возвращены. О'Брайен казался ошеломленным: - Возвращены? Но кем? - Этого Варак не знал. Куин раздавил в пепельнице сигарету. - Или не захотел сказать. - Питер! Куин! - закричала из гостиной Элисон. О'Брайен первым подскочил к двери Все было погружено в темноту. Элисон стояла у окна, приподняв портьеру. - Что такое, что случилось? - спросил Ченселор, подходя к ней. - Там, на дороге... - решительно указала она. - Вон тот холмик за воротами. Там кто-то был. Я уверена, он стоял там и наблюдал за домом. Потом отодвинулся назад. Куин быстро подошел к панели в стене, которая бала частично прикрыта портьерами На ней белели два ряда каких-то выпуклых дисков, едва заметных в полумраке. Они напоминали колонки с насаженными на них глазами, тупо смотревшими прямо перед собой. - Ни один из фотоэлементов не сработал, - сказал О'Брайен таким спокойным тоном, будто они обсуждали погоду. Питер подумал о том, что еще входит в понятие "цитадель", кроме радиоаппаратуры, пуленепробиваемого стекла и стальных решеток. - Дом защищен электронными устройствами? По-моему, это вон те вспышки света. - Да. Они прикрывают дом со всех сторон. А под землей установлены вспомогательные генераторы на случай, если выйдет из строя электросеть. Их проверяют каждую неделю. - Значит, этот дом очень похож на мотель в Куонтико? - Тот же архитектор спроектировал его, та же строительная фирма возвела. Здесь все выполнено из стали, даже двери. - Но входная-то дверь деревянная, - возразил Ченселор. - Только обшивка, - спокойно пояснил Куин. - А если это какой-нибудь сосед совершал прогулку? - предположила Элисон. - Возможно, но мало вероятно. Все дома здесь стоят на приусадебных участках размером три акра. Владельцами являются высокопоставленные работники госдепартамента, которых предупредили, чтобы они держались от этого дома подальше. - Так просто и предупредили? - В этом нет ничего странного: дом предназначен для допросов перебежчиков. - Вот он! - Элисон раздвинула портьеры. Вдали, между каменными столбами ворот, они заметили фигуру человека в пальто. Он стоял на небольшом холмике на дороге, и его силуэт четко выделялся на фоне ночного неба. - Да он просто так стоит, - сказал Питер. - И не пытается пройти через ворота, - добавил Куин. - Он знает, что там установлены электронные устройства, и хочет дать нам понять, что ему об этом известно. - Смотрите, - прошептала Элисон, - он пошевелился. Человек шагнул вперед и поднял правую руку. Потом, будто совершая какой-то ритуал, сделал движение, словно разрубал воздух перед собой. Со стороны панели сразу послышалось жужжание, и один диск из белого сделался ярко-красным. Человек отступил на шаг влево и исчез в темноте. - Что бы это значило? - спросил себя О'Брайен. - Вы только что сообщили нам об этом, - подсказал Питер. - Он дает нам понять, что знает об электронных устройствах. - Этим никого не удивишь. Большинство здешних домов имеют систему сигнализации. Снова послышалось жужжание и еще один диск загорелся ярко-красным светом. Затем почти одновременно зажужжали все диски. Какофония звуков, казалось, доносилась со всех сторон и била по барабанным перепонкам. Через тридцать секунд жужжали все диски, озаряя комнату ярким светом. О'Брайен взглянул на панель: - Им известно о системе сигнализации все, абсолютно все. - Он подбежал к нише, в которой находилась рация, нажал кнопку: - Говорит Сент-Майкелс-1, выходите на связь! Повторяю, говорит Сент-Майкелс-1. Чрезвычайное положение! Единственным ответом ему были атмосферные помехи. - Говорит Сент-Майкелс-1, выходите на связь! Чрезвычайное положение! В ответ слышались только помехи, которые, казалось, усиливались. С трудом ориентируясь в комнате, по которой плясали красные блики и тени, Питер осмотрелся. - Телефон! - воскликнул он. - И не пытайтесь, - остановил его О'Брайен, отходя от рации. - Они наверняка вывели его из строя. Линия молчит. Линия действительно молчала. - Что там с рацией? - спросила Эдисон, стараясь говорить спокойно. - Почему вы не можете связаться? Куин бросил на нее короткий взгляд: - Они забивают частоту. По-видимому, им известны частоты, на которых работает наша рация, хотя их меняют каждый день. - Попробуйте другую частоту, - настаивал Ченселор. - Бесполезно. Где-то поблизости, в каких-нибудь пятидесяти ярдах, находится компьютерное развертывающее устройство. Прежде чем я свяжусь с кем-нибудь и успею передать сообщение, они забьют и эту частоту. - А, будь все проклято, попытайтесь! - Нет, - сказал О'Брайен, опять бросая взгляд на панель, - Это именно то, чего они добиваются. Они хотят, чтобы мы потеряли голову от страха. - Какая разница, потеряем мы голову от страха или| нет? Вы сказали, что никто не сможет нас выследить, но нас выследили, а рация оказалась бесполезной. Я не очень-то полагаюсь на ваши стальные конструкции и пуленепробиваемое стекло толщиной два дюйма. Им не устоять перед парой ацетиленовых горелок и кувалдой! - Ради бога, делайте что-нибудь! - Я не собираюсь делать ничего сверхъестественного. Просто через две или три минуты я попробую передать сообщение на прежней частоте. - Куин посмотрел на Эдисон; - Идите наверх и проверьте окна в комнатах. Позовите нас, если что-нибудь заметите. Ченселор, отправляйтесь в столовую и проверьте окна там. Питер не двинулся с места, лишь спросил; - Что вы собираетесь делать? - У меня нет времени для объяснений. О'Брайен подошел к окну, расположенному по фасаду дома, и выглянул. Питер встал рядом с ним. Между столбами ворот они снова увидели фигуру человека, силуэт которого отчетливо вырисовывался на фоне ночного неба. Человек постоял не двигаясь секунд десять-пятнадцать, а затем вытянул перед собой обе руки. Внезапно яркий луч прожектора прорезал ночную темноту. - Там, со стороны фасада!.. - закричала Эдисон сверху. - Видим, - "отозвался О'Брайен и повернулся к Ченселору: - Проверьте внутренние комнаты! Питер побежал к короткому сводчатому переходу, который вел в столовую. Второй слепящий луч ударил прямо, в окна. Питер отвернулся и закрыл глаза: от нестерпимо яркого света у него разболелась голова. - Еще один, с тыльной стороны! - закричал он. - И с этой тоже, - ответил О'Брайен из ниши гостиной. - Проверьте кухню на северной стороне! Питер помчался в кухню. Как предсказывал Куин, четвертый луч прорезал зарешеченные окна на северной стороне. Питер снова прикрыл глаза. Это был какой-то ужас. Со всех сторон их ослепляли горячие потоки яркого света. - Ченселор, идите наверх! - пронзительно закричал откуда-то из глубин дома агент. - Возьмите с собой Элисон и держитесь подальше от окон. Оставайтесь во внутренних комнатах. Быстрее! Питер уже ничего не соображал, он мог только повиноваться. Он направился к лестнице и ухватился за перила. Поднимаясь по ступенькам, он услышал голос О'Брайена, в котором, несмотря на весь этот кошмар, чувствовались спокойствие и уверенность. Агент снова сидел за рацией: - Если слышите меня, чрезвычайное положение отменяется. Сент-Майкелс-1, повторяю: чрезвычайное положение отменяется. Мы подняли залив на запасное оборудование. Они в пути. Будут здесь через три-четыре минуты. П

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования