Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Триллеры
      Ладлем Роберт. Рукопись Ченселора -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  -
час властям было все равно что расставить себе десяток ловушек собственными руками. Они не доверяли властям, так как там скрывались люди, которых следовало опасаться. Чтобы защитить себя, выжить и оправдаться, необходимо было овладеть досье Гувера. Смерть подвела их еще ближе к разгадке. Варак сказал, что это один из четырех. Питер прибавил к ним пятого. Теперь, когда Сазерленд и Дрейфус убиты, их осталось трое - Бэнер, Пэрис и Браво. Фредерик Уэллс, Карлос Монтелан, Мунро Сен-Клер. "...Некто лгал вам куда более искусно, чем я". На одного из троих оставшихся в живых членов Инвер Брасс бессмысленная гибель людей двадцать два года назад наложила неизгладимый отпечаток. Кто бы это ни был, досье у него. Питер вспомнил слова Рамиреса: "Бой под Часоном - не единственный, где были ранены сотни людей, которые теперь доживают свой век в госпиталях для ветеранов". Осталась призрачная надежда, что можно кое-что узнать о тех, кто вышел живым из той бойни. Скорее всего, они сохранили смутные воспоминания, но это был, пожалуй, единственный шанс. Мысли Питера вернулись к Эдисон. Как и он, она была охвачена яростью, но в тоже время проявляла твердость и изобретательность. У дочери генерала были свои возможности, и она постаралась использовать их. За долгие годы службы в армии генерал приобрел немало друзей, которые были многим ему обязаны. Вот Элисон и решила обратиться к ним за помощью, преимущественно к тем, кто, как она знала, был далек от верхушки Пентагона. После нескольких телефонных разговоров люди, с которыми она не поддерживала связь в течение нескольких лет, согласились помочь ей и, проявив такт, ни о чем не расспрашивали. Чтобы не привлекать особого внимания к кому-либо конкретно, она обратилась за помощью сразу к нескольким. Полковник ВВС, служивший в артиллерийско-техническом управлении НАСА, встретил их в Лореле, штат Дэлавер, и предоставил в их распоряжение свою машину. Автомобиль О'Брайена они спрятали в лесу неподалеку от реки Нантикок. Капитан артиллерии из Форт-Беннинга на свое имя заказал для них номер в отеле возле Арунделя. Капитан-лейтенант из третьего округа ВМС, который когда-то служил капитаном десантного судна на Омаха-Бич, приехал в Арундель и привез с собой три тысячи долларов. Не задавая никаких вопросов, он взял из рук Ченселора записку, в которой тот просил Джошуа Харриса выплатить ее подателю указанную сумму. Наконец, им надо было раздобыть данные о потерях под Часоном, и прежде всего списки тех, кто остался в живых, но до сих пор находился в госпиталях для ветеранов. Сделать это будет, вероятно, очень трудно, ведь их преследователи наверняка уделяют самое пристальное внимание всему, что связано с Часоном... Стрелки часов приближались к восьми вечера. Капитан-лейтенант только что ушел. Три тысячи долларов были небрежно брошены на ночной столик. Питер устало растянулся на кровати, прислонившись головой к спинке. Элисон сидела за письменным столом в другом конце комнаты. Перед ней лежали списки с именами - большинство из них она уже вычеркнула по той или иной причине. Она улыбнулась: - Ты всегда так небрежно обращаешься с деньгами? - А ты всегда так умело обращаешься с револьвером? - ответил он вопросом на вопрос. - Оружие окружало меня большую часть моей жизни. Но это вовсе не значит, что оно мне нравится. - Деньги окружали меня только последние три с половиной года. И это мне очень нравится. - Отец, бывало, брал меня с собой на стрельбище. Несколько раз в месяц, чтобы я постреляла из винтовки или пистолета. Если там никого не было, конечно. Когда мне исполнилось тринадцать, я с закрытыми глазами разбирала армейский кольт и карабин. Боже, как отец хотел, чтобы я была мальчишкой! - О боже, каким же надо быть безумцем, чтобы желать этого! - воскликнул Ченселор, имитируя ее интонацию. - Так что мы предпримем, чтобы достать списки убитых? Может, попробуешь использовать еще кого-нибудь? - Попробую. В госпитале Уолтер Рид работает один врач, Фил Браун. Он служил санитаром в Корее, когда отец обратил на него внимание. Он не боялся летать вертолетом на передовую, чтобы помочь раненым, в то время как многие врачи отказывались. Позднее отец помог ему продвинуться по службе и получить медицинское образование за счет армии: он был из бедной семьи и иначе не смог бы стать врачом. - Но это было так давно! - Они поддерживали связь. Вернее, мы поддерживали связь. Стоит попробовать. Больше у меня на примете никого нет. - А ты сумеешь уговорить его приехать сюда? Я не хочу беседовать по телефону. - Попытаюсь, - сказала Элисон. Не прошло и часа, как стройный сорокатрехлетний военный врач вошел в комнату и обнял Элисон. Его лицо светилось добродушием, и Ченселору он понравился. Правда, Питер сразу вспомнил слова Элисон: "Вернее, мы поддерживали связь" - и подумал о том, что она имела в виду. Они остались хорошими друзьями, но прежде их дружба была, вероятно, более тесной. - Фил, я так рада видеть тебя! - Извини, что не смог приехать на похороны отца, - сказал врач, обнимая ее за плечи. - Я знал, что ты поймешь. Мне просто тошно было бы слушать лицемерные слова этих мерзавцев, которые с удовольствием разжаловали бы генерала. - Вы все так же откровенны, Чарли Браун. Майор поцеловал ее в лоб: - Меня уже давно никто так не называл. - Он повернулся к Питеру: - Вы знаете, что Чарли Браун был ее любимым героем из комиксов? Мы едва могли дождаться воскресного выпуска газеты... - Это Питер Ченселор, Фил, - прервала его Элисон. Врач испытующе посмотрел на Питера и подал руку. - Ты растешь в моих глазах, Эли. Я просто потрясен. Мне нравятся ваши книги, Питер. Можно вас так называть? - В случае если я буду называть вас Чарли. - Только не на работе. Могут подумать, что я интеллектуал, а на них у нас смотрят крайне неодобрительно. Так что у вас стряслось? Эли по телефону говорила так, будто ей пришлось удирать от полиции, заподозрившей ее в торговле наркотиками. - С полицией ты попал в самую точку, - сказала Элисон. - Что же касается наркотиков, то здесь дело обстоит гораздо хуже. Можно я расскажу ему, Питер? Ченселор заглянул в глаза майора и прочитал в них участие, а за внешней его обходительностью почувствовал решимость. - Расскажи ему все. - Пожалуй, так будет лучше, - сказал Браун. - Эли очень много значит для меня. Ее отец сыграл большую роль в моей жизни. Они рассказали ему все. Элисон говорила, а Питер вставлял замечания. И оба испытывали при этом чувство облегчения от того, что наконец-то нашли человека, которому можно доверять. Элисон добралась до событий в Токио, которые произошли двадцать два года назад, и замолчала, дойдя до того момента, когда мать набросилась на нее с ножом. Она не могла выговорить ни слова. Врач опустился перед ней на колени. - Послушай меня, - начал он тоном профессионала, - я хочу знать все. Прости, но тебе придется рассказать и об этом. - Он уже не просил ее, в его мягком голосе слышались нотки приказа. Когда Элисон окончила свой рассказ, Браун кивнул Питеру и встал, чтобы приготовить себе что-нибудь выпить. Ченселор подошел к Элисон и обнял ее. - Ублюдки! - сказал Браун, вращая стакан, чтобы лед поскорее растаял. - Они давали ей препарат, вызывающий галлюцинации. Не исключено, что это был морфий или кокаин, а может, галлюциногены. Они вызывают расстройство зрения. Это первый признак. В то время обе стороны активно проводили эксперименты с этими препаратами. - А имеет значение, какие наркотики ей давали? - спросил Питер, по-прежнему обнимая Элисон. - Может, нет, - ответил Браун, - а может, да. Эти эксперименты проводились в строжайшей тайне. Где-то хранятся отчеты о них, но один бог ведает где. Из них мы могли бы узнать, как они действуют, как широко было поставлено дело, узнать имена и даты. - Лучше поговорить с людьми, которые воевали в Часоне, - предложил Питер, - С теми немногими, кто выжил, и чем выше они по званию, тем лучше. С теми, кто до сих пор находится в госпиталях для ветеранов. Правда, у нас нет времени, чтобы разыскивать их по всей стране. - Думаете, что там вы найдете ответ? - Да. Часон превратился в нечто вроде культа. Я слышал, как умирающий человек выкрикивал это слово. Казалось, будто он с радостью жертвует своей жизнью. Вряд ли я ошибаюсь. - Ладно, - кивнул Браун в знак согласия. - Но почему в основе этой жертвенности не может лежать жажда мести? Возмездие за то, что сделала жена Макэндрю. - Браун виновато взглянул на Элисон. - Она это сделала не по своей воле, но те, кто жаждет мести, не знают этого. - Вот именно, - прервал его Питер. - Привлечены фанатики, с готовностью идущие на смерть, рядовые исполнители, а не их руководители. Им ничего не известно о матери Элисон. Вы сами только что пришли к такому выводу. Да и Рамирес это подтвердил. Эксперименты проводились в строжайшей тайне. О них знали немногие. Здесь не прослеживается никакой связи. - Но вы обнаружили ее... с помощью Рамиреса. - Они и рассчитывали на это, полагая, что мое "открытие" меня вполне устраивает. А в Часоне произошло что-то еще. Варак подозревал, что тут что-то не так, хотя не смог объяснить, что именно, и назвал все это приманкой. - Приманкой? - Да. То же место действия, но другие действующие лица. Макэндрю не имел никакого отношения к деятельности своей жены. Разорванный старый пеньюар на полу кабинета в доме Макэндрю, разбитые флаконы с духами - все это было предназначено для того, чтобы сбить меня со следа и заставить сосредоточить внимание на несчастной женщине, ставшей жертвой медицины. Я было клюнул на это, однако быстро убедился, что ошибся. Дело совсем не в ней. - Откуда вы все это знаете? Почему так уверены? - Да потому, черт побери, что сам все это придумал. В книгах. - В книгах? Опомнитесь, Питер, это не вымысел. - Я бы мог ответить вам, да боюсь, что вы свяжете меня и отправите в психиатрическую клинику на обследование. Лучше найдите мне как можно больше людей, переживших Часон. Майор Филипп Браун разглядывал справку, составленную им после утренней консультации. Он был доволен собой. В справке говорилось об угрожающих явлениях, но составлена она была так, чтобы не вызвать лишнюю тревогу. С помощью такого документа он сможет получить доступ к тысячам личных дел, представляющих собой фотокопии, в которых указаны местонахождение и краткая история болезни инвалидов, помещенных в разбросанные по всей стране госпитали для ветеранов войны. В справке выдвигалась гипотеза, будто у целого ряда инвалидов старшего возраста разрушение внутренних тканей органов происходило быстрее, чем это бывает обычно в процессе старения организма. Все эти инвалиды когда-то служили в Корее, в провинции Чаган или неподалеку от нее. Вполне вероятно, что в их кровь попал вирус, который, хотя и считался бездействующим, но в действительности оказался молекулярно-активным. В справке выдвигалась гипотеза, что этим вирусом был "гинобиус", микроскопический антиген, переносчиком которого являются некоторые виды насекомых, обитающих в провинции Чаган. В заключение давалась рекомендация по мере возможности продолжать изучение вируса. Все, о чем говорилось в справке, было псевдонаучным вздором. Майор понятия не имел о том, что такое "гинобиус", но имел все основания полагать, что раз он придумал его, то никто не посмеет поставить под сомнение его "открытие". Со справкой в руке Фил направился в хранилище микрофильмов. В разговоре со старшим сержантом, который заведовал хранилищем, Браун не упомянул о Часоне. Напротив, он предоставил возможность самому сержанту подобрать для него материалы. Тот подошел к своей миссии детектива с полной ответственностью: он исчез среди металлических стеллажей и вернулся с микрофильмами. Спустя три с половиной часа Браун растерянно смотрел последний кадр на экране. Он уже давно снял мундир и повесил его на спинку стула, расслабил галстук и расстегнул воротник рубашки. Он был ошеломлен. Просмотрев сотни кадров, он не обнаружил даже намека на Часон. Можно было подумать, что никакого Часона вообще никогда не существовало, поэтому там ничего и произойти не могло. Во всяком случае, если верить микрофильмам, хранившимся в госпитале Уолтер Рид, дело обстояло именно так. Браун встал и отнес ролики с пленкой сержанту. Он понимал, что необходимо соблюдать осторожность, но приходилось рисковать, так как он зашел в тупик. - Я обнаружил для себя много полезного, - сказал он, - но, думаю, это не все. Подвижные лаборатории обнаружили "гинобиус" в окрестностях Пхеньяна. В некоторых материалах лабораторий имеются ссылки на район или провинцию Часон. Нет ли у вас указателя? Сержант отреагировал мгновенно - по его глазам было видно, что о Часоне он слышал. - Часон? Да, сэр, это название мне знакомо. Я встречал его совсем недавно. Только вот где? От волнения кровь у Брауна побежала по жилам быстрее. - Это может оказаться очень важным, сержант. Еще одно звено в спектрографе, но вдруг именно его нам недостает? Этот проклятый "гинобиус" просто зверь. Постарайтесь, пожалуйста, вспомнить. Сержант встал и подошел к конторке, сохраняя на лице озабоченное выражение; - Кажется, где-то была отметка о передаче этих материалов. Вкладыш находится в крайней колонке справа. Это что-то необычное... - А почему необычное? - В эту колонку заносятся материалы, подлежащие передаче. Да, микрофильмы уже переданы. Многие пользуются нашим хранилищем... - Не могли бы вы назвать точную дату передачи? - День-два назад. Сейчас посмотрю. Сержант достал с полки гроссбух в переплете с металлическими застежками: - Вот, нашел. Вчера, во второй половине дня. Было передано двенадцать микрофильмов, и все о Часоне. По крайней мере, разумно, что они были переданы. - Что вы имеете в виду? - Понадобилось бы дня два, чтобы просмотреть все, материалы. Я удивлен, что они так подобраны. - Что вы хотите этим сказать? - Закодированные указатели: "Совершенно секретно", "В интересах национальной безопасности". Вам понадобится основной каталог, чтобы найти эти микрофильмы. И хотя вы врач, вам их не выдадут. - Почему же? - У вас не слишком высокое звание, сэр. - Кто дал указание о передаче материалов? - Бригадный генерал Рамирес. Браун выбрался на подъездной путь, ведущий к огромному центру по обработке информации в Маклине, штат Виргиния. Слева было расположено караульное помещение, на другой стороне - автомобильная стоянка с неизменной железной табличкой: "Только для сотрудников". Брауну не потребовалось много усилий, чтобы убедить сержанта из хранилища в том, что люди не должны умирать только из-за того, что какой-то генерал Рамирес помешал установить природу вируса "гинобиус", а он, как офицер и врач, не хочет нести за это ответственность. Потом он расписался за получение закодированных номеров, под которыми значились микрофильмы. Сержант, таким образом, давал ему номера, а не микрофильмы, госпиталь же обеспечит доступ к дубликатам в Маклине. Браун размышлял о том, что теперь у него личные счеты с Рамиресом: бригадный генерал загубил карьеру Макэндрю, который помог ему, Филу Брауну, сыну бедного фермера из Бэнди, штат Небраска, выйти в люди. Если Рамиресу не понравится этот довод, он всегда сможет подать на него в суд. Но Браун был почему-то уверен, что бригадный генерал не пойдет на это. Получить разрешение в госпитале Уолтер Рид не представило особого труда. Браун просто использовал справку, чтобы убедить офицера службы безопасности в том, что ему необходимо получить доступ к материалам центра в Маклине. У входа в центр он показал пропуск охраннику. Тот нажал на кнопки ЭВМ, на миниатюрном экране зажглись маленькие зеленые цифры, и Брауна направили на нужный ему этаж. По пути в секцию "М" по обработке данных Фил размышлял о том, что самое главное сделано. У него имелись закодированные номера материалов, которые были куда-то переданы по указанию Рамиреса, а это все, что ему требовалось. Каждая пленка имела свой особый номер. Его пропуск сделал свое дело, все преграды были преодолены, и спустя десять минут он уже сидел перед каким-то сложным кинопроектором. А еще через десять минут он пришел к выводу, что старший сержант из хранилища ошибался, уверяя, будто на просмотр материалов потребуется не менее двух дней. На это потребуется не более часа. Браун еще полностью не осознавал, что обнаружил, но то, что он увидел на небольшом экране, заставило его застыть в изумлении. Из многих сотен человек, участвовавших в бою за Часон, в живых осталось только тридцать семь. Уже это обстоятельство было поразительным. И совсем непонятным казалось их распределение по госпиталям. Оно было проведено вопреки общепринятой практике. Участников одного боя, ставших инвалидами, старались направить в один госпиталь, ведь им предстояло провести там остаток жизни, а у них часто никого не было, кроме боевых товарищей. Родные и знакомые все реже и реже навещали их, и они постепенно убеждались, что до их жалкого существования никому нет дела. Тем не менее тридцать семь человек, переживших Часон, намеренно изолировали друг от друга: тридцать один человек были направлены в тридцать один госпиталь от Сан-Диего до Бангора, штат Мэн. Остальные шестеро находились вместе, но возможность общения была сведена для них практически к нулю: их поместили в закрытую психиатрическую клинику в десяти милях западнее Ричмонда. Браун хорошо знал это место. Документально было засвидетельствовано, что все шестеро, душевнобольные, все буйные, одержимы манией убийства. Правда, они были вместе. Перспектива посещения этих несчастных была не из приятных, но если Ченселор надеялся узнать что-либо о Часоне, то в его распоряжении были имена шести оставшихся в живых людей. С точки зрения писателя, обстоятельства им благоприятствовали. Если удастся получить пропуск в клинику, то эти потерявшие рассудок люди, быть может, смогут о многом рассказать. Пусть бессознательно, но зато они не связаны оковами рационального мышления. Что-то продолжало беспокоить Брауна, однако он так и не понял, что именно. Он был слишком потрясен, чтобы все тщательно обдумать. Голова у него и так раскалывалась. "Нет, это не клиника, - подумал Питер. - Это тюрьма какая-то, санированный вариант концлагеря..." - Не забудьте, вас зовут Ноунли и вы врач, - напомнил Браун. - Говорить буду я. Они шли по длинному белому коридору, мимо расположенных по обеим сторонам его белых металлических дверей. Возле каждой двери в стене были пробиты маленькие окошки для наблюдения, прикрытые толстыми стеклами, через которые можно было разглядеть обитателей палат. Человеческие существа лежали свернувшись клубком на голом полу, перепачканные в собственных экскрементах. Другие метались, как дикие двери, но, заметив незнакомцев в коридоре, бросались к окошкам, и Браун с Ченселором могли отчетливо видеть их искаженные страшными гримасами лица. Некоторые стояли у окон, безучастно глядя на солнечный свет, погруженные в с

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования