Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Триллеры
      Ладлем Роберт. Рукопись Ченселора -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  -
, он прав. Высокомерие отнюдь не умаляет его блестящих способностей. - Уэллс в панике из-за досье. Думает, что и на него оно заведено. - Так оно и есть. - Не понимаю. - Уэллс-фамилия его матери, которую он получил вскоре после развода родителей. Досье объясняет, как все это произошло. При рождении ему дали фамилию Рейслер. Среди пропавших досье - от М до Z - имеются сведения и о Рейслере. Вам что-нибудь говорит это имя? - Да, припоминаю, - ответил Питер. В его памяти вплыл образ надменного, порочного человека по имени Фредерик Рейслер. - Он был одним из лидеров германо-американского бунда, - продолжал Ченселор. - Я наделил его чертами одного из персонажей романа "Рейхстаг". Рейслер был биржевым маклером. - Да, его считали гением Уолл-стрита. Он переправил Гитлеру в Германию миллионы долларов. Уэллс всю жизнь стремился смыть с себя это постыдное пятно и бескорыстно служил своей стране. Он панически боится, что досье раскроет позорящее его прошлое. - Да, наверное, это он. Страх перед прошлым... - Может быть, но я сомневаюсь. Или только его коварство не укладывается в рамки наших представлений... Зачем ему бояться разоблачения, если досье в его руках? А что сказал вам идальго? - Кто? - Монтелан, он же Пэрис. Как личность он намного приятнее, чем Бэнер, хотя еще более высокомерен. Потомственный кастильский аристократ, которого фалангисты Франко лишили и богатства, и влияния. Карлос ненавидит и презирает любые формы насилия. - Как вы сказали? - прервал дипломата Ченселор. - Что он презирает? Фашизм, в чем бы он ни проявлялся. - Нет, вы выразились иначе. Вы употребили слово "насилие". "Формы насилия" - вот ваше выражение. - Да, я так сказал. Питер вспомнил, как о чем-то подобном говорил Рамирес. Нет ли здесь связи? Рамирес и Монтелан. Оба преисполнены ненавистью и презрением. - Это Монтелан. Сейчас нет времени объяснять, почему я в этом уверен. Вы можете с ним связаться? - Конечно. С каждым членом Инвер Брасс можно установить контакт в течение нескольких минут. Имеется закодированная телефонная связь. Никто из нас не имеет права игнорировать звонок по этому телефону. - Монтелан может проигнорировать. Брови у посла от изумления поползли вверх. - Он же не знает, по какому поводу я звоню, и обязательно подойдет к телефону. Но что произойдет дальше? Страх быть разоблаченным заставит его как-то отреагировать на мой звонок. Разумеется, недостаточно просто разоблачить его, не так ли? - Наступила пауза, которую Ченселор не решился прервать. - Его необходимо убить. Он будет последним, кого убьют по приговору Инвер Брасс. В какую трагедию все это обернулось! - Сент-Клер снял трубку, и вдруг его лицо из пепельного стало смертельно бледным. - Не работает. - Не может быть! - Только что все было в порядке. Внезапно комната наполнилась оглушительным трезвоном. Выхватив из кармана пистолет, Питер бросился к проходу. Раздался выстрел, и выходящее на веранду окно разлетелось вдребезги. Острая боль обожгла руку и плечо Питера, показалась кровь, и он выронил оружие. В коридоре было слышно, как по наружной двери чем-то бьют. Наконец она распахнулась, ударившись о стену, в комнату с кошачьей ловкостью проникли два стройных негра в плотно облегающих брюках и темных рубашках и направили пистолеты на Ченселора. Вслед за ними из темноты прихожей в полумрак гостиной шагнула какая-то громадная фигура. Это был Даниел Сазерленд. Он стоял неподвижно, с презрением глядя на Питера, потом вытянул вперед огромную руку и разжал кулак- на ладони лежала капсула. Сазерленд снова сжал кулак и повернул его ладонью вниз сквозь пальцы закапала красная жидкость. - Театр, господин Ченселор. Искусство обмана. Глава 42 Нападавшие, безусловно, были профессионалами. Они вначале окружили дом, потом, действуя быстро и решительно, проникли в гостиную. Они схватили Сент-Клера, а Питера оттащили в сторону и куском материи туго перевязали его раненое плечо. Один из нападавших отправился к воротам, чтобы дать объяснения местной полиции, прибывшей на сигнал тревоги. Сделав знак головой, Даниел Сазерленд повернулся и исчез в темном коридоре. И вдруг произошло нечто невероятное: человек, державший Браво, отошел на шаг в сторону, и комната сразу наполнилась грохотом выстрелов. Пули буквально изрешетили тело Сент-Клера, отбросив то к стене. С широко открытыми от удивления, уже ничего не видящими глазами он тяжело повалился да пол. - О господи!.. - услышал Питер произнесенные кем-то со страхом слова. Он уже не отдавал себе отчета в том, что это его собственный голос, и не ощущал ничего, кроме только что пережитого ужаса. Вернулся Сазерленд. Его глаза были печальны, несмотря на гордую осанку, чувствовалось, что он подавлен. - Ни вам, ни другим никогда этого не понять, - тихо сказал он, глядя на мертвого Сент-Клера. - Досье нельзя было уничтожать, с их помощью легче вести борьбу с окружающим нас злом. - Судья поднял глаза на Питера: - Что касается Джекоба, то в отличие от вас мы захоронили его подобающим образом. О его смерти будет своевременно объявлено, так же как и о смерти остальных. - Вы всех убили? - прошептал Ченселор. - Всех! - ответил Сазерленд. - Бэнера два дня назад, Пэриса - прошлой ночью. - Вас поймают. - Миссис Монтелан считает, что ее муж послан госдепартаментом на Дальний Восток. У нас там свои люди. Они подготовят документы, свидетельствующие о том, что Карлос убит террористами. В наши дни в этом нет ничего необычного. Уэллс погиб в автомобильной катастрофе на скользкой после дождя проселочной дороге. Кстати, вы невольно помогли нам. А его машину нашли сегодня утром. Сазерленд говорил в абсолютно спокойной, деловой манере, как будто убийство и насилие были совершенно нормальным, естественным явлением, о котором нет необходимости долго распространяться. - У вас есть свои люди в госдепартаменте? - спросил потрясенный Питер. - Значит, вы могли узнать о "цитадели" в Сент-Майкелсе? - Да, могли, и мы сделали это. - Но зачем? У вас же был О'Брайен. - Не пытайтесь ввести нас в заблуждение, Ченселор. Мы с вами не книжные герои. Все, что сейчас происходит, - реальность. - Что вы хотите этим сказать? - Вы прекрасно знаете, что я хочу сказать. О'Брайен никогда не был нашим человеком. Другие, но не он. - Не он... - с трудом повторил Ченселор слова судьи. - Ваш О'Брайен - очень смелый и сообразительный человек, - продолжал Сазерленд. - Он поджег катера, открыв огонь по бакам с горючим, и с риском для жизни увел нас от вашего автомобиля. Его храбрость не уступает его находчивости. Весьма ценное сочетание качеств. У Питера непроизвольно вырвался пронзительный крик удивления: так, значит, О'Брайен - не предатель! Сазерленд продолжал говорить, но он уже ничего не слышал. Все остальное не имело теперь значения. - Что вы сказали? - переспросил Питер, оглядываясь на окруживших его негров. Их было пятеро, и каждый с оружием в руках. - Я пытался как можно мягче объяснить вам, что мы вынуждены вас убить. Почему же вы не сделали этого раньше? - Вначале мы пытались, однако потом передумали. Когда вы приступили к роману о Гувере, стало необходимо доказать, что вы сумасшедший. Кое-кто успел прочесть то, что было вами написано, но кто именно, мы не знали. Дело в том, что вы были удивительно близки к истине, а мы не могли допустить, чтобы вы открыли тайну, связанную с досье Гувера. Страна должна верить в то, что они уничтожены. Вы же доказывали обратное. К счастью, ваше поведение давало основания считать вас безумным. Хотя вы и не погибли в автомобильной катастрофе, но получили тяжелую травму головы и потеряли любимую женщину. Ваше выздоровление шло необычайно медленно. В ваших книгах прослеживается склонность параноика всюду подозревать заговоры. Наконец, последним доказательством вашей неуравновешенности... - Последним доказательством? - прервал Сазерленда Питер, ошеломленный его формулировкой. - Да, последним... - продолжал судья, - послужило ваше заявление о моей смерти. Нечего и говорить, как это меня позабавило. Я виделся с вами лишь однажды, и в моей памяти мало что сохранилось от этой встречи. Вы и тогда произвели на меня впечатление безумца, маньяка, и я тут же выкинул вас из головы. - Маньяк? - повторил Питер. - В ФБР есть свои маньяки, наследники Гувера. Они с вами заодно? - Трое из них. Они даже не понимали, что это недолговременный союз. На какое-то время у нас действительно была общая цель-досье Гувера. Правда, они не догадывались, что вторая половинка досье не уничтожена, а находится у нас. Нам нужны были люди с репутацией фанатиков. Имелось в виду, что они будут пойманы и убиты, а попавшие в их руки досье исчезнут вместе с ними. Они нужны были также для того, чтобы загнать вас на край пропасти. Если бы они при этом перешли намеченный рубеж и убили вас, вся вина легла бы на них. С нашей точки зрения, вы совершенно безвредный человек, только слишком любите совать нос не в свои дела. Но они восприняли вас всерьез. - Значит, вы собираетесь меня убить, иначе вы не рассказывали бы всего этого, - проговорил Питер совершенно спокойным, каким-то отрешенным голосом. - Я не бесчувственный. И лично у меня нет желания лишать вас жизни. Поверьте, мне не доставит это никакого удовольствия. Но я вынужден пойти на это. Самое большее, что я могу для вас сделать, - это удовлетворить ваше любопытство. И еще одно. У меня есть предложение... - Предложение? - Я готов сохранить жизнь вашей женщине. У нас нет причин убивать ее. А если она и знает что-то, то ей об этом рассказал писатель, который осознал свое безумие и покончил жизнь самоубийством. Всем известно, что он часто впадал в депрессию, а в таком состоянии человек теряет ощущение реальности. Весьма распространенное среди творческих людей психическое заболевание. - Благодарю. Мне очень лестно быть причисленным к разряду людей творческих. Я, правда, не совсем уверен, справедливо ли это, - поклонился Ченселор, удивляясь собственному спокойствию. - Что вы потребуете взамен? Я согласен на любые условия. - Где сейчас О'Брайен? - Что вы сказали?.. - с трудом выдавил из себя Питер. - Где О'Брайен? Вы звонили ему от Рамиреса? В полицию и в ФБР он не обращался. Мы узнали бы об этом. Так где он? Питер внимательно следил за глазами Сазерленда. "Вспомни о придуманных тобой событиях! - приказал он себе. - Пусть ничтожный, но это все-таки шанс..." - Если я скажу вам, где он, какие вы дадите гарантии, что сохраните жизнь Элисон Макэндрю? - Абсолютно никаких. Только мое слово. - Ваше слово? Да это вы сумасшедший! Чего стоит слово человека, предавшего своих друзей, Инвер Брасс? - Вы ошибаетесь. Это не предательство. Инвер Брасс была создана для того, чтобы помогать стране в наиболее тяжелые для нее моменты. Помогать женщинам и мужчинам, всем без исключения, потому что Америка - страна для всех. Но теперь совершенно очевидно, что Америка - не для всех одинакова и добровольно страной всеобщего равенства никогда не станет. Надо заставить ее стать таковой. Америка предала меня. Меня и миллионы моих собратьев. Сейчас-то я понимаю это. Однако мои нравственные устои ничуть не поколебались. Моя честь всегда будет со мной. Я умею держать слово. Питер лихорадочно обдумывал сложившуюся ситуацию. Было только одно место, куда О'Брайен мог отправиться после событий в Чесапикском заливе. Они заранее договорились, что, если возникнет подобная ситуация, агент должен ждать вестей от Элисон и Питера а мотеле Ошен-Сити. Больше ему деться некуда. "Вспомни о придуманных тобой событиях! Ждать помощи неоткуда". В романе "Контрудар!" Питер описал ситуацию, когда с помощью телефонного разговора удается договориться о побеге. Очень простой прием: попавший в западню человек произносит в трубку несколько фраз. Те, кто держат его в плену, считают их вполне логичными. Для собеседника же на другом конце провода эти фразы кажутся бессмысленными, но в них - указание конкретного места встречи. Собеседнику остается лишь вовремя прибыть туда. - Хорошо. Предлагаю сделку, - сказал Питер. - О'Брайена за дочь Макэндрю. - Согласен, но майора Брауна эта сделка не касается. Он наш в любом случае. - Вы и о нем знаете? - Конечно. Как только он запросил информацию о Часоне в вычислительном центре, нам сразу же стало об этом известно. - Понимаю. Вы убьете его? - Посмотрим. Мы еще не знаем, что он за человек, может, просто направим его работать куда-нибудь подальше, в какой-нибудь госпиталь за тысячу миль отсюда. Мы не убиваем всех подряд. "Но его-то вы наверняка убьете, - мысленно возразил Ченселор. - Раз вы знаете о нем, он должен будет исчезнуть". - Вы говорили, что вам известно, где находятся Браун и Элисон. - Да, это так. Они в отеле Арунделя. У нас там есть осведомитель. - Я хочу, чтобы ее отвезли в Вашингтон и чтобы я мог переговорить с ней по телефону. - Выдвигаете требования, господин Ченселор? - Да, если хотите получить О'Брайена. - Ей не причинят вреда. Даю вам слово. - Мне ничего не остается, как поверить вам. Но, бога ради, не давите на меня. Поймите, в каком я состоянии. Я боюсь, я не хочу умирать... - Питер говорил'. тихо, стараясь, чтобы голос его звучал как можно убедительнее. Это оказалось нетрудно. - А какие гарантии дадите вы? - спросил в свою очередь судья. - Как вы доставите сюда О'Брайена? - Нужен телефон. Этот не работает, и вам это от лично известно. Я знаю только номер телефона, по которому можно найти О'Брайена. - Ченселор поднял руку, чтобы посмотреть время. Движение причинило ему острую боль в раненом плече. Куин должен быть в условном месте через двадцать-тридцать минут. - Какой номер его телефона? - Это вам ничего не даст. О'Брайен за пятьдесят миль отсюда и хорошо знает мой голос. Кроме того, он разработал специальный код, с которого я должен начинать разговор. Ченселор лихорадочно искал выход из создавшегося положения. Несколько дней назад они договорились, что, если О'Брайен попросит позвонить ему по телефону-автомату на Висконсин-авеню, где на самом деле никакого автомата нет, это будет означать, что Питер должен явиться к телефонной будке у бензоколонки на окраине Солсбери. Куин и Элисон видели эту будку, когда он звонил в Нью-Йорк Моргану. О'Брайен наверняка помнит это место. - Сейчас четверть третьего. Где можно встретиться в такое время? недоверчиво спросил Сазерленд. - У бензоколонки около Солсбери. Я должен подтвердить, что встреча состоится, и описать машину, в которой приеду. Не думаю, что О'Брайен подойдет, если увидит, что я в машине не один. Вам придется спрятаться. - Это не проблема. Что за код? - спросил судья. - Скажите его точно, слово в слово. - В нем нет никакого скрытого значения. Просто фраза из газеты. - Что за фраза? - "В последнюю минуту сенатор собрал кворум для обсуждения военных расходов". - Питер потрогал раненое плечо, словно хотел лишний раз подтвердить, что фраза действительно самая обычная. - Возьмем автомобиль посла, - закончил переговоры Сазерленд. - Последние мили машину поведете вы. А до того будете сидеть со мной сзади. С нами поедут двое моих людей. Когда вы сядете за руль, они спрячутся. Я уверен, вы сделаете все, что вам прикажут. - Я, в свою очередь, надеюсь, что вы сдержите слово, - ответил Ченселор. - 'Хотелось бы, чтобы вы убрали ваших людей из Арунделя. Кроме того, я просил бы вас не препятствовать отъезду Эдисон в Вашингтон. Ее будет сопровождать Браун. Если он вам понадобится, вы найдете его позднее. Как далеко до ближайшего телефона? - Тот, который на столе перед вами, господин Ченселор, работает или заработает через несколько минут. - Судья повернулся к стоявшему слева от него мускулистому негру и что-то сказал ему на непонятном языке. На таком же языке кричали тогда, на причале Чесапикского залива. Погибающий, но не сдающийся человек кричал на языке, которого не понимал Варак. Стройный негр кивнул и выбежал сначала в коридор, а оттуда на улицу. - Сейчас связь восстановят. Кабель не перерезан. Мы просто временно отключили вашу линию, - сказал судья и после небольшой паузы объяснил: - Я говорил на ашанти. На этом языке в семнадцатом-восемнадцатом веках говорили африканские племена Золотого Берега. Подобных языков в мире нет, поэтому выучить его нелегко. Те, кто знают ашанти, могут разговаривать где угодно и отдавать приказания, не опасаясь, что их поймут. Сазерленд повернулся к двум неграм, стоявшим в другом конце комнаты, и что-то сказал им на странно звучащем языке. Те сунули за ремень оружие, подошли к безжизненному телу Сент-Клера и вынесли его в коридор. Вдруг ожил телефон. - Все в порядке. Можете звонить О'Брайену. Учтите, линия прослушивается. Если скажете что-нибудь лишнее, связь будет прервана, а ваша женщина убита. Питер подошел к аппарату. Прямо перед ним, на стене, виднелись застывшие струйки крови Сент-Клера. На полу кровь засохла неровными бугорками, и Питер чувствовал их даже через толстую подошву ботинок. Он снял трубку, набрал номер мотеля в Ошен-Сити и попросил соединить его с люксом, в котором жил О'Брайен. Люкс не отвечал. Ожидание казалось невыносимым; агента не было в номере. Вдруг послышался щелчок и чей-то голос сказал; - Слушаю. - Куин, это ты? - Питер! О господи, где ты? Я... - У меня нет времени, - прервал его Ченселор нарочито злым голосом, надеясь, что О'Брайен поймет: за несвойственной Питеру интонацией что-то должно скрываться. - Ты всегда требовал, чтобы я вначале называл этот чертов код. Так вот он: "В последнюю минуту сенатор собрал кворум для обсуждения военных расходов". - Какого черта ты... - Я хочу как можно скорее увидеться б тобой, - дерзким, вызывающим тоном снова прервал агента Питер. Он никогда не разговаривал так с людьми. - Сейчас около трех утра. По твоей схеме в это время мы должны встречаться у бензоколонки по дороге в Солсбери. Я прикачу на серебристом "континентале". Смотри же, приезжай один. - Ладно! - выпалил Куин таким же недружелюбным голосом, каким только что разговаривал Ченселор. - Серебристый "континенталь". Буду на месте вовремя. Что касается кода, то не такая уж это глупая вещь. Благодаря ему я знаю, что на тебя никто не оказывает давления. С тобой, сукин сын, это нечасто бывает. Увидимся через час. - И О'Брайен повесил трубку. Судя по последним словам, он все понял. Его недружелюбный тон тоже не соответствовал его манере общаться с людьми. Выходит, с помощью лжи можно сказать правду. Питер повернулся к судье: - Теперь ваша очередь. Звоните в Арундель. Сазерленд устроился рядом с Ченселором на заднем сиденье "континенталя". Впереди уселись два негра. Они ехали по проселочным дорогам в южном направлении, через реку Чоптанк. Судя по дорожным знакам, они уже проехали города Бетлехем, Престон и Херлок. Следующий - Солсбери. Судья сдержал слово: Элисон прибудет в Вашингтон, в отель "Хей-Адамс", задолго до того, как они доберутся до Солсбери. После того, как будет схвачен О'Брайен, Питер сможет позвонить ей из

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования