Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Триллеры
      Ладлем Роберт. Рукопись Ченселора -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  -
т? - улыбнулся Браво. - Какие-то сдвиги есть. Небольшие, но есть. - Оторвавшись от бумаги, Варак посмотрел па собеседника: - Однако именно этого мы и не можем допустить. - Что вы хотите сказать? - Для нас гораздо полезнее, если Ченселор останется в психическом отношении не совсем здоровым. - Показав жестом на обе папки, разведчик продолжал: - Все содержащиеся здесь материалы рисуют Ченселора как абсолютно нормального человека. Таким он был до катастрофы. Если в нем и замечалась какая-то агрессивность или крайности, то вся эта чрезмерная психическая энергия сублимировалась в творчество. В повседневной жизни она никак не проявлялась. Если он снова станет таким же нормальным, каким был, то, естественно, начнет осторожничать, будет отступать перед опасностями. А этого-то мы допустить не можем. Нам необходимо, чтобы он оставался неуравновешенным, чтобы все время пребывал в возбужденном состоянии. Сент-Клер молча потягивал свой кофе. - Продолжайте, пожалуйста. Расскажите мне о его образе жизни. - Собственно говоря, особенно рассказывать нечего. У него квартира в аристократическом районе, на 71-й улице. Он очень рано встает, еще до рассвета, и садится за работу. Машинкой не пользуется, пишет от руки на листах желтой бумаги, потом делает ксерокопии и отправляет их в машинописное агентство в Гринвич-Вилледж. Это, вероятно, нам пригодится: мы сможем перехватывать оригиналы и делать для себя копии. - Ну а если он будет работать в своей Пенсильвании и отправлять рукопись с посыльным, что тогда? - Тогда придется внедрить своего человека в машинописное агентство. - Да, это, конечно, выход. Продолжайте. - Собственно, ничего существенного у меня уже не осталось. У него есть любимый ресторан, где его знают. Он увлекается лыжами, играет в теннис. Но ни тем, ни другим он, вероятно, заниматься больше не сможет. Кроме Моргана и Харриса, его друзья, как правило, писатели и журналисты. Как ни странно, среди близких ему людей есть несколько юристов из Нью-Йорка и Вашингтона. Вот и все. - Варак закрыл лежавшую справа от него папку. - А сейчас я должен поставить перед вами один вопрос. - Я слушаю. - Мы все с вами обсудили, и теперь я знаю, как запрограммировать Ченселора. Но мне нужна ваша поддержка в одном очень важном вопросе. Я собираюсь предстать перед нашим писателем и качестве Лонгворта. Это надежное прикрытие. Подлинный Лонгворт в настоящее время скрывается на Гавайях. Мы похожи друг на друга, шрамы у нас одинаковые. Реальность существования Лонгворта всегда можно проверить по его личному делу, хранящемуся в картотеке ФБР. Однако чтобы действовать наверняка, нам необходимо подкинуть Ченселору еще одну приманку. - Пожалуйста, поясните. После небольшой паузы Варак убежденно произнес; - По нашей версии, совершено преступление, но нет заговора, следствием которого стало это преступление. Не мешало бы намекнуть Ченселору, кто именно мог украсть эти досье, в каком направлении ему вести поиски. Однако нам нечего сказать. Впрочем, если бы мы это знали, то обошлись бы без его помощи. - Что вы предлагаете? - спросил Браво, заметив по глазам Барака, что он колеблется. - Я считаю целесообразным подключить к операции второго члена Инвер Брасс, судью Даниела Сазерленда, известного среди нас под псевдонимом Венис. Полагаю, что из всех нынешних членов Инвер Брасс он единственный, кто занимает такое же высокое общественное положение, что и вы, Я хотел бы вывести на него Ченселора. Мне нужно ваше согласие. Несколько мгновений дипломат хранил молчание. - Чтобы придать вес всему тому, что вы скажете Ченселору? Чтобы дать ему подтверждение вашей версии? - Да, чтобы история с исчезновением досье приобрела конкретные очертания. Это все, что мне нужно. Сазерленд - такая приманка, мимо которой Ченселор не пройдет. - Это опасно, - тихо сказал Браво. - Ни один член Инвер Брасс не должен участвовать в наших операциях в открытую. - Сейчас это просто необходимо. Я не предложил подключиться к операции вам только потому, что вы уже встречались с Ченселором. - Да, такое совпадение может навести его на размышления, вызвать нежелательные вопросы. Я поговорю с Венисом... Теперь позвольте вернуться к психическому состоянию Ченселора. Если я правильно вас понимаю... - Правильно, - спокойно прервал его Варак. - Нельзя позволить Ченселору полностью восстановить свою прежнюю форму. Нельзя допустить, чтобы он снова стал мыслить и действовать рационально. Нам надо, чтобы он привлекал внимание к себе. Если Ченселор останется таким же, как сейчас, психически неуравновешенным, он будет кое-кому постоянной угрозой. И если эта угроза окажется достаточно серьезной, тот, кто прячет досье, попытается устранить эту угрозу. И когда он или она начнут действовать, мы будем тут как тут. Браво наклонился вперед, и лицо его внезапно приняло озабоченное выражение. - Я думаю, в данном случае мы переходим установленные нами же самими границы. - Мне ничего не известно о существовании каких-либо границ. : - Они определяются характером нашей деятельности. Существуют определенные границы, за пределами которых мы не можем использовать Ченселора в наших целях. В частности, мы не должны подвергать опасности его жизнь. - Смею утверждать, что мое предложение логически вытекает из наших планов. А уж если быть откровенным, то приходится признать, что вся наша стратегия построена на использовании психической неуравновешенности Ченселора. Думаю, мы охотно согласились бы обменять его жизнь на досье, не так ли? Сент-Клер ничего не ответил. Глава 7 Ченселор остановился перед выходящими на пляж дверями и в который раз раздвинул занавески - светловолосый мужчина был на прежнем месте. Уже более часа он расхаживал по пляжу взад-вперед под жарким полуденным солнцем. Его ноги утопали в горячем песке, ворот рубашки был расстегнут, куртка висела на плече. Неизвестный методично мерил шагами небольшой клочок пляжа, ярдов в пятьдесят, между верандой и кромкой воды, при этом все время поглядывая в сторону дома. Это был человек среднего роста, мускулистый, с широкими, несколько массивными плечами. В первый раз Ченселор увидел его около полудня. Стоя на песке, человек издали внимательно глядел на веранду. Питер готов был поклясться, что неизвестный высматривал именно его. Вид этого человека не только беспокоил, но и раздражал Ченселора. Первая его мысль была, что Аарон Шеффилд установил за ним слежку. Кинокомпания заплатила большие деньги за право экранизации его романа "Контрудар!". Теперь ему предлагали еще большую сумму, но ставили при этом такие условия, что вся история начинала казаться подозрительной. Питер не любил сыщиков. Во всяком случае, тех, которые следили за ним. Он задернул занавески, толкнул скользящую на колесиках дверь веранды и вышел. Незнакомец прекратил свое хождение и, остановившись, в упор смотрел на Ченселора. У Питера отдали последние сомнения: этот человек караулил именно его. Раздражение переросло в гнев. Он сошел по ступенькам и направился к пляжу. Незнакомец остался стоять на месте, не делая никаких попыток пойти ему навстречу. "Будь ты проклят!" - думал Ченселор. Этот район Малибу, застроенный частными владениями, был малонаселенным. Но если бы кто-нибудь стал свидетелем этой встречи, она наверняка показалась бы ему странной: к стоявшему недвижно, полностью одетому человеку, прихрамывая, приближалась голая до пояса фигура в широченных брюках. И на самом деле, встреча была странной. Бросалось в глаза несоответствие между приятной внешностью, мягкими чертами лица светловолосого незнакомца и его суровым, даже угрожающим взглядом. Подойдя ближе, Ченселор заметил, что глаза этого человека смотрели довольно осмысленно и не были похожи на глаза профессионального сыщика, нанятого студией и зарабатывающего свой хлеб топтанием перед домом. - Здесь довольно жарко, - резко начал Питер. - И я не могу не спросить себя, зачем это вам понадобилось шататься по такой жаре, все время поглядывая на мой дом. - На дом, который вы арендуете, мистер Ченселор. - Вы, оказывается, знаете мое имя, а также условия моего проживания в этом доме. Но вас наняли не те, кто внес арендную плату, не так ли? - Нет, не они. - Один ноль в мою пользу. А теперь выбирайте: или вы удовлетворите мое любопытство, или я вызову полицию. - Мне хотелось бы гораздо большего. У вас в Вашингтоне есть друзья. Я бы просил вас связаться с ними и навести обо мне справки. Мое личное дело хранится в Федеральном бюро расследований. - Что-что? Питер был поражен. Незнакомец говорил совершенно спокойно, но по его голосу чувствовалось: он убежден, что необходимо действовать немедленно. - Однако приехал я к вам не как сотрудник бюро, - быстро добавил мужчина. - И вообще, сейчас я там уже не работаю, тем не менее мое личное дело находится в картотеке ФБР. Ченселор оценивающе посмотрел на стоявшего перед ним человека: - Зачем мне это делать? - Я читал ваши книги. - Так вы их читали, а не я. Для меня это не причина. - Это для меня причина. Мне пришлось пережить массу неприятностей, чтобы найти вас. - Мужчина заколебался, словно решая, стоит ли ему продолжать. - Я вас слушаю. - В каждой вашей книге рассказывается о событиях, которые, оказывается, в действительности происходили совсем не так, как это принято считать... И вот случилось нечто такое, что относится к категории событий, описываемых вами. - Что именно? - Умер человек, могущественный человек. Было объявлено, что он умер естественной смертью. На самом деле его убили. Питер изучающе посмотрел на незнакомца: - Заявите в полицию. - Не могу. Если вы проверите мой послужной список и убедитесь, кто я такой, поймете почему. - Но я писатель. Я пишу художественные произведения. Почему вы обратились ко мне? - Я же сказал вам: потому что читал ваши книги. Я подумал, что надо написать роман об этом убийстве. Такой, какие вы пишите. Наверное, это единственная возможность рассказать обо всем. - Роман, - подумал вслух Питер. - Да. - Беллетристика. - И опять в голосе Ченселора не было вопросительной интонации. - Да. - Но вы сказали, что все это произошло на самом деле, что это не выдумка, а факт. - Я уверен, что это так. Однако не думаю" что смогу это доказать. - Ив полицию вы тоже не можете обратиться. - Нет. - Идите в газету. Найдите хорошего репортера, который занимается уголовной хроникой. Таких десятки. - Поверьте мне, ни одна газета за это дело не возьмется. - Почему, черт побери, за это должен браться я? - Если проверите, кто я такой, вы наверняка захотите это сделать. Мое имя Алан Лонгворт. В течение двадцати лет я был агентом ФБР по особым поручениям. Пять месяцев назад ушел в отставку. Место моей бывшей работы - Сан-Диего... и некоторые населенные пункты к северу от этого городка. Сейчас я живу на Гавайях, на острове Мауи. - Лонгворт? Алан Лонгворт? Не мог я где-то встречать ваше имя? - Я бы не стал утверждать, что это исключено. Проверьте все, что я сказал Это единственное, о чем я прошу. - Предположим, я сделаю это. И что потом? - Я приду сюда завтра утром. Если вы захотите продолжить наш разговор прекрасно, если нет - я исчезну. Незнакомец снова заколебался, но взгляд его по-прежнему говорил о неотложности дела, ради которого он здесь находился. - Я проделал большой путь, - мягко проговорил он. - Я пошел на риск, хотя не должен был этого делать. Я нарушил данные много обязательства, и это может стоить мне жизни. Поэтому я вынужден просить вас еще об одном. Я хочу поставить условие, и вы непременно должны его выполнить. - А если я не соглашусь? - Тогда не стоит меня проверять. Не надо вообще ничего делать. Забудьте, что я был здесь, что мы с вами разговаривали. - Но вы здесь были, и мы с вами говорили. Несколько поздновато вы ставите условия. Лонгворт немного помолчал: - Вы чего-нибудь боялись в жизни? По-моему, настоящего страха вам испытать не пришлось. Странно, потому что пишите вы именно о страхе и, кажется, понимаете, что это такое. - Вы не производите впечатление человека, которого легко напугать. - Думаю, что нет. Мой послужной список может подтвердить это. - О чем вы хотели просить? Что за условие? - Можете спрашивать обо мне все, что хотите, говорите все что угодно, но, пожалуйста, не рассказывайте никому о нашей встрече и содержании нашего разговора. - Вы с ума сошли! Что же мне тогда говорить? - Уверен, вы что-нибудь придумаете. Вы же писатель. - Это не означает, что из меня получится хороший лжец. - Вы много путешествовали. Можете сказать, что просто слышали обо мне. Пожалуйста, прошу вас. Переминаясь с ноги на ногу на горячем песке, Питер пытался понять, что за человек этот незнакомец. Здравый смысл подсказывал, что надо повернуться и немедленно уйти прочь. Напряженное лицо и настороженные глаза незнакомца говорили о том, что он пустил в ход все самообладание, чтобы скрыть подлинные чувства. И во всем этом Питер ощущал какую-то опасность. Но чувства, и прежде всего любознательность, оказались сильнее здравого смысла и не позволили ему принять правильное решение. - Кто тот человек, который умер? Который, по вашим словам, в действительности был убит? - Сейчас я вам этого не скажу. Завтра, если только вы захотите продолжить наш разговор. - Почему не сегодня? - Вы известный писатель. Думаю, что к вам приходят много людей и говорят вам такие вещи, которые кажутся безумными. От некоторых из них вы, вероятно, стремитесь поскорее избавиться Мне не хочется, чтобы то же чувство возникло у вас и по отношению ко мне. Я хочу, чтобы вы убедились, что имеете дело с серьезным человеком. Питер внимательно слушал Лонгворта. Все, что тот говорил, казалось разумным. Последние три года, после выхода "Рейхстага", на приемах и в ресторанах незнакомые лица не раз загоняли его в угол или усаживались в кресла напротив и начинали рассказывать о невероятных событиях, которые, как они были уверены, непременно его заинтересуют. Если их послушать, то вокруг одни заговоры, а все люди потенциальные заговорщики - Ясно, - сказал Ченселор. - Ваше имя Алан Лонгворт. Двадцать лет вы занимали должность агента по особым поручениям. Пять месяцев назад ушли в отставку и поселились на Гавайях. - На Мауи. - Все это отражено в вашем досье. При слове "досье" Лонгворт почему-то отпрянул: - Да, должно быть отражено... в моем досье... - Но ведь любой может узнать содержание вашего досье и потом выдать себя за вас. Назовите свои особые приметы. - Я все думал: спросите вы о них или нет? - В своих книгах я стараюсь быть убедительным, описывать события так, чтобы они шаг за шагом развивались логично, чтобы в повествовании не было пробелов. Если хотите меня убедить, заполните пробел в вашем рассказе. Лонгворт перекинул куртку с правого плеча на левое, правой рукой расстегнул рубашку и распахнул ее. Через всю грудь, спускаясь ниже пояса, шел уродливый, кривой шрам. - Думаю, нашим украшениям до этого далеко. Питер на мгновение вспыхнул от гнева. Но он понимал, что нет никакого смысла начинать разговор о ранах. Если Лонгворт был тем, за кого себя выдавал, то наверняка не пожалел времени, чтобы собрать всю необходимую ему информацию, в том числе и сведения о жизни Питера Ченселора. - В котором часу вы придете завтра? - Как вам удобнее? - Я встаю рано - Я буду здесь рано. - Скажем, в восемь. - Хорошо, до завтра. - Лонгворт повернулся и быстро зашагал по пляжу Питер остался стоять на месте, наблюдая за уда' лившимся мужчиной Боль в ноге куда-то исчезла. Весь день она беспокоила его, а тут вдруг пропала. Надо позвонить Джошуа Харрису в Нью Йорк, Сейчас на Восточном побережье только половина пятого. Время еще есть. У них в Вашингтоне был общий друг, юрист, который мог разузнать все об Алане Лонгворте. Он очень помог Ченселору во время работы над романом "Контрудар!". Джошуа даже как-то пошутил, что тот может потребовать авторский гонорар Поднимаясь по ступенькам на веранду, Питер вдруг поймал себя на том, что торопится. Это было странное и в то же время приносившее какое-то особое удовлетворение, чувство, но объяснить его природу Питер был не в состоянии. "...Случилось нечто такое... Умер человек, могущественный человек. Было объявлено, что он умер естественной смертью. На самом деле его убили". Питер рванулся через веранду к телефону. *** Утреннее небо казалось сердитым. Мрачные облака повисли над океаном. Вот-вот хлынет дождь. Ченселор закончил все приготовления еще час назад. На нем бала нейлоновая куртка и брюки цвета хаки. Часы показывали семь сорок пять. Значит, в Нью-Йорке сейчас без четверти одиннадцать. Джошуа обещал позвонить в семь тридцать - в десять тридцать по восточному времени. В чем причина задержки? Лонгворт придет ровно в восемь. Питер налил себе еще одну чашку кофе, пятую за это утро. Зазвонил телефон. - Тебе попалась странная личность, Питер, - послышался в трубке голос Харриса. - Почему ты так считаешь? - Согласно сведениям, которыми располагает наш друг из Вашингтона, этот Алан Лонгворт сделал то, чего от него никто не ожидал: очень неудачно выбрал время для ухода в отставку. - Он прослужил положенные двадцать лет? - Едва-едва. - Но пенсию-то он все-таки заработал? - Безусловно. Однако такую, что на нее не проживешь. Необходимы дополнительные заработки, а у него их нет. Но не в этом дело. - А в чем? - У него прекрасный послужной список. Самое главное, Гувер лично выдвинул его в кандидаты на руководящие должности. В его досье имеется положительная характеристика, написанная рукой самого Гувера. При подобных обстоятельствах люди не уходят на пенсию. - Но ведь, имея такие заслуги, он может получить какую угодно работу на стороне. Многие бывшие сотрудники ФБР так и делают. Видимо, он где-то работает, а бюро просто об этом не знает? - Вряд ли. Они собирают самые подробные сведения на всех своих бывших сотрудников. И потом, как же он может где-то работать, если живет на Мауи? Там трудно найти что-нибудь подходящее. Во всяком случае, в его личном деле это никак не отражено. Нет, сейчас он ничем не занимается. Питер посмотрел в окно. Из темных туч начал моросить дождь - Другие его данные проверили? - Да, - ответил Харрис. - Место его последней службы в ФБР - Сан-Диего. Вероятно, он был личным офицером связи Гувера с Ла-Йоллой. - Ла-Йолла? Что это такое? - Любимое место отдыха Гувера. Лонгворт отвечал за связь между Ла-Йоллой и Вашингтоном. - А что удалось узнать о шраме? - Он фигурирует как особая примета, но без каких-либо объяснений. Вообще эта часть личного дела вызывает сомнения. Например, отсутствуют данные двух Последних ежегодных медицинских обследований. Это очень странно. - Значит, сведения о нем неполные, - размышлял вслух Питер. - Я хочу сказать, что по имеющимся данным трудно составить общее впечатление. - Именно так, - согласился Джошуа. - Когда он вышел в отставку? - В м

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования