Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Владимиров Виталий. Свое время -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  -
стать своим собственным отцом? - Да, - подтвердил Урцайт, - по крайней мере до некоторых пределов. Вы можете сколь угодно долго бегать вокруг дерева, но вряд ли догоните самого себя. То же самое происходит во времени. Ливиус одним глотком осушил стакан. - Принципы обретают смысл, - продолжал Урцайт, - если рассматривать только одну возможность. Когда речь идет об ограниченной трансформации этой возможности, почти не затрагивающей настоящего, принципы применять можно. Но эти ограничения не являются естественными. Природа намного богаче. Федерация возвела принципы в абсолют, поскольку стремилась сохранить неизменными свое настоящее и свое будущее состояние. Но действительность содержит в себе все, даже парадоксы. Вернее, в реальности парадоксов нет. В том будущем, которое начнется после Федерации, общество будет постоянно колебаться между несколькими возможными состояниями. Люди к этому привыкли. Они даже создали для этого новое слово - плавирование. Они ведут одновременное существование в разных темпоральных планах. И время воспринимают не как линейную последовательность, а как сложную структуру. В их физике существует специальное понятие метавремени, которое содержит все частные линии времени, как пространство содержит в себе бесконечное количество геодезических линий. - Ясно, - пробормотал Ливиус. Голова у него кружилась. - В конце концов, спиртное тоже хорошее средство плавировать. - Черты такого рода можно подметить и в далаамцах, - сказал Нанский, чувствуя в голове непривычную тяжесть. - В зачаточном состоянии, - согласился Урцайт. - Традиция, к примеру, есть переплетение нескольких возможностей. Далаамские дети подсознательно знают то, что другие познают сознательно в иной возможности. Вам понятно, что это означает? Практически это умножает до бесконечности способности человеческого существа. Личность развивается во множестве возможных миров. Таким образом, каждая грань личности посвящает себя изучению одной области, решению одной проблемы, приобретению определенного опыта. Человек живет одновременно тысячами жизней. - А деревья? - спросил Нанский. - Деревья служат посредниками, - ответил Урцайт. - Их корни уходят в землю, в глубины времени. В стволе дерева возможности сталкиваются, накладываются друг на друга. - Но далаамцы ничего не знают о структуре времени. - Их время еще не пришло. Традиция должна развиваться медленно. То, что хранит их подсознание, перейдет в сознание через несколько веков. Далаамцы знают достаточно, чтобы решить свои проблемы. И снабжают своим опытом своих двойников. - Понимаю, - сказал Нанский, эхом ему вторили шестеро остальных. Вот почему была однобока культура далаамцев - они были лишь одной гранью обширной действительности. - Другими словами, вы просите нас сделать выбор между существованием Далаама и Федерации? Урцайт глянул ему прямо в глаза и тихо произнес: - Вы меня поняли. - Достаточно, чтобы мы не вмешивались, - сказал Кносос. - Тогда Далаам победит. Это должно вас удовлетворить. - Нет, - ответил Урцайт. Он выглядел утомленным. Он нацедил стакан вина и медленно выпил. Черты его лица заострились. Невероятная жизненная сила уходила на поддержание существования в семи различных планах бытия. Его стариковские черты изменились за несколько минут. Он с трудом дышал. - Нет, - повторил он. - Вспомните. Самая вероятная возможность та, которая подверглась наименьшему темпоральному вмешательству. Существует одна реальность, в которой вы выполнили миссию, и последующих вмешательств не было. - Тогда существует и та реальность, где на Игону не высадилось ни одной коммандос. - В этой реальности, - выдохнул Урцайт, - я не существую. Нет и Далаама. Все тесно связано. Я нуждался в вашей... нуждался в вашей помощи. Надо... Он перевел дыхание. Трубка выскользнула изо рта и упала на стол. - ...надо, чтобы вы стерли все следы вашего пребывания и сделали это как можно быстрее. Вы должны уничтожить коммандос в момент ее появления на Игоне. Это намного увеличит вероятность благоприятных возможностей. Он задыхался. - Вы... вы свободны в своем выборе. Кносос сделал безжалостный вывод. - Надо, чтобы мы убили самих себя. - Совершенно верно, - подтвердил Урцайт. - Но вы останетесь самими собой, вы будете существовать. Поверьте мне. Он побледнел, лицо его вдруг потемнело и отекло. Кносос встал и подошел к нему. - Вы больны. Вам лучше лечь. - Нет, - перебил его Урцайт. - Я стар. Это разные вещи. У меня осталось совсем мало времени. Кносос - Шан д'Арг - Нанский склонился над ним. Йоргенсен - Марио расстегнул его ворот. Эрин - Ливиус нашел его пульс. Их лица смешивались, сливались в одно. - В шкафу, - сказал Урцайт. Теперь он видел лучше и с усилием приподнялся. Он пытался прикинуть, сколько времени у него осталось. Несколько минут, не больше. Их было трудно убедить, но сейчас он был почти уверен, что ему удалось это сделать. - У вас очень слабый пульс, - сказал Эрин. - Сердце... - Знаю. Я... - Можно сделать инъекцию. Скажите, где находятся... - Бесполезно. Я сказал вам всю правду. Я проживу еще двадцать лет, но не в этой возможности. Здесь я дошел до предела. Я протянул дольше возможного. Здесь было самое удобное место для встречи с вами. Здесь я протянул дольше своего времени. Урцайт скорее хрипел, чем говорил. - Здесь я не совсем живой человек. Но вы не останетесь в одиночестве. К тому же я последую за вами. Эрин поднес к губам старика стакан с вином. - Вы должны решать сами. Вы свободны в своем выборе. Урцайт уронил голову на грудь. - Разве Далаам - ваш идеал общества? - быстро заговорил Эрин. - Вы желаете видеть его на каждой планете Галактики? - И да, и нет, - прошептал старик. - Далаам не идеальный город. Далаам - модель. Опыт. Эрин прочел в глазах Урцайта тоскливое выражение. - Далаам - уменьшенная модель будущего общества... после Федерации... когда передатчики материи свяжут планеты, как тропинки Далаама связывают... и когда люди обретут свободу... расстояний не будет... и вся Галактика... вся Вселенная... единым городом... они должны научиться жить свободными в городе, где вместо уличных фонарей будут светить звезды. Глаза Урцайта закатились. Руки Эрина задрожали, когда из-под век старика показались белки глаз. Но Урцайт не прекращал борьбы со смертью. - Очень важно, чтобы Далаам победил. Я больше ничего не могу. Я выжат как лимон. Безумно трудно быть единым в семи лицах... в столь маловероятных возможностях. Вы должны... Урцайт захрипел. - Далаамцы - мои дети. Понимаете? Я их люблю... В шкафу вы найдете... Мои дети. Мне требовалось узнать генетические способности и использовать постоянный запас хромосом. Хромосомы туземцев не совсем удовлетворяли меня... я ввел свои... И смог избежать темпоральной интерференции. Голова его покачнулась. - Украл не менее трех минут у времени. Значит, вероятность растет. Я выиграл. Он рухнул грудью на стол. Арчимбольдо Урцайт умер на безымянной планете, купающейся в лучах голубого солнца. "Не иллюзия ли это?" - подумал Йоргенсен. Ему показалось, что в момент смерти Урцайта поблекли цветы и пейзаж вокруг потерял реальность, задрожав и став прозрачным. Время подгоняло его. Он бросился к шкафчику. Там висело полное боевое снаряжение. Новенький темпоральный комбинезон с полным набором аппаратуры, как и перед стартом с Альтаира. "Откуда все это? - удивился Йоргенсен. - Из далекого будущего?". Он быстро облачился в комбинезон. Надел шлем. Приладил пояс. Его пальцы привычно скользнули по оружию, ордзи-излучателю, симбиотическому комплексу, датчикам и наткнулись на незнакомый приборчик. Он с удивлением глянул на него. Крохотный темпоральный маяк. Он позволял путешествовать во времени и пространстве. Маяк был отрегулирован на определенные мир и дату. Он прочел. Игона, нулевой год и цифровые координаты. Он бросил взгляд на тело Урцайта и подумал, что смерть старика не была ужасной случайностью. Она была предусмотрена. Урцайт сказал, что продолжает жить в других возможностях. Здесь он избрал уход от членов коммандос. Даже решившись выступить против Далаама, они не могли бы схватить его и использовать в качестве заложника. Он рассчитал все. Даже провал. Йоргенсен хотел было похоронить его, но у него не хватало времени. Этот мир мог исчезнуть в любую секунду. Тело останется здесь, на этом самом месте, и пролежит шесть тысяч лет до появления пустыни, ожидая его, Йоргенсена. Эту планету следует назвать Арчимбольдо Урцайт. Иначе быть не могло. Все семеро одним движением нажали крохотную кнопку и провалились в Абсолютное Вневременье. Игона. Нулевой год. Лес грибов. Они стояли лицом друг к другу. Некоторое время они молчали. Они все знали. Знали, что им предстоит сделать. И не колебались. На сердце у всех было тоскливо. Они стояли у края пропасти, как на лезвии бритвы. Надо было выбирать. Они вспомнили о теле Урцайта. Если они выберут Далаам, то сделают более реальными те вероятностные миры, в которых он жил. И быть может, продлят его жизнь в созданном им совершенном мире, где он встретится с ними. В противном случае... Им не было нужды говорить. В противном случае на соседней поляне появятся коммандос с Альтаира, чтобы провести коррекцию истории Далаама. А они исчезнут. Они испарятся перед лицом своих более реальных двойников. И галактический город, моделью которого был Далаам, никогда не возникнет. Далаамцы будут стерты с карты Вселенной. У них была секунда на размышление. Со страхом в сердце они скользнули к пустой поляне, стиснув зубы и положив руки на рукоятки оружия. Одним движением они включили нейтрализующие поля, которые лишат защиты иновремян. Они лишали защиты и себя, но верили, что выйдут победителями. Они будут быстрее. Поляну окутала вспышка. Семь человек и маяк. Семь силуэтов в белом, увешанные снаряжением. Они узнали самих себя. И выстрелили, Йоргенсен в Йоргенсена, Марио в Марио, Ливиус в Ливиуса... - каждый в своего двойника. Они знали, что в предыдущей возможности уже боролись сами с собой... Семь силуэтов на поляне вокруг темпорального маяка заколыхались, словно пламя свечи. Йоргенсен прочел в собственных глазах безмерное удивление. В глазах умирающего Ливиуса живой Ливиус уловил ту ненависть, которая уже угасла в нем самом. Марио по глазам исчезающего Марио понял, что одиночество кончилось. Шан д'Арг в знакомых чертах увидел, что пришел конец бессмысленным битвам. Каждый в лице своего погибающего двойника расстался со всеми своими наваждениями. Каждый обрел свободу духа. Все было кончено. Люди Альтаира и темпоральный маяк провалились в Абсолютное Вневременье. Солнце Игоны засияло ярче. Йоргенсен спрятал оружие и утер пот со лба. - Мы убили старика, - хрипло сказал он, обращаясь к Марио, - старика в нас самих. И мы... изменились. Марио кивнул и спросил: - Думали ли вы, что другие могут повлиять на наше будущее, как собираемся поступить мы по отношению к Игоне? Йоргенсен не торопился с ответом. - Мне понятна твоя мысль. Урцайт сделал все, чтобы мы были свободны в своих решениях. Он пошел прочь. Остальные двинулись следом за ним. Ему хотелось вернуться в Далаам, увидеть Анему, послушать Даалкина, узнать у деревьев, какие знания накопили другие грани его личности в других возможностях. Он знал свою судьбу - они стали первыми. Они будут путешествовать во времени и бороться с коммандос Федерации. Они будут искать союзников среди людей Альтаира. Быть может, они встретятся с Урцайтом. И может, узнают что-то новое. Но всего знать им не суждено. Этому их научил Урцайт. И это, наверное, самое главное. Действительность исчерпать невозможно. Свобода состоит в выборе между несколькими неизвестными возможностями. В будущем это называлось плавировать. Далаам почти не изменился. Город показался Йоргенсену более реальным, более близким. Быть может, ему это только казалось. Или виной тому была радость встречи с Анемой? Или Далаам существовал в более вероятной реальности? "С поиском ответа можно и подождать", - решил Йоргенсен. Он вместе с Анемой бродил по тропинкам Далаама меж громадных деревьев и вдруг оказался на знакомой площади. Было это когда-то или только вчера? Перед ним раскинулась круглая площадь с фонтаном и статуей. Свежая вода стекала по ее лицу. Черты лица напоминали Йоргенсену кого-то. Вода струилась, как струится время, оставляя на людях свой отпечаток. Ничто не может ни остановить, ни замедлить поток. Его можно отклонить, но он вернется в свое русло, разрушив преграду. Йоргенсен подошел ближе и вгляделся в черты каменного лица - его поразило сходство, умело скрытое рукой художника. Он перевел дыхание. Это было лицо Арчимбольдо Урцайта. Йоргенсен молча вернулся к Анеме.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования