Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Лирика
      Наталик Игорь. Светотени -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  -
НЫЙ Когда самолет идет на посадку в Мирном, то кажется, что садимся прямо в разверстую пасть километровой огромной ямищи. Туда, куда уходит с поверхности тропка: тончайший сиреневый серпантин. По нему ползут стотонные жуки-черепахи-лопаты на колесах. От их вибрации у шоферов мясо отходит от костей. Много людей уже знают об этом, но почему-то молчат. * СЫТЫКАН Весьма примечательно - сами аборигены страсть как не любят селиться в Айхале. Они называют это место Сытыкан - Мертвая долина. На ее уступах издавна сияли дьявольским блеском уголья глаз. А потом человек, видевший их, таинственно пропадал. * ВНЕ ВРЕМЕНИ И снова мы отправляемся в путь. За порогом - густая ночь. За окнами, да и то не за всеми - умирающие костры абажуров, и дождь сыплет горох за одежду. Путь наш долог: через все времена - в будущую весну. Пусть под ногами колючки - железные и живые - мы дойдем. И наградой нам будет праздник и радость негаснущей жизни. Рано пока говорить о конечной точке пути. Мы не скоро вздохнем полной грудью. И песня польется свободно. А пока на минутку присядем и помолчим. Вот так. А теперь возьмемся за руки - и в путь. * БЕЛОНОЧЬЕ Давай побродим вместе по Питеру. Побродим среди лета и ни на что не похожей питерской тишины. Воздух здесь густой и молочный. Изредка навстречу будут попадаться тихо-счастливые люди, у которых распахнуты очи. И тело легко от недосыпания. Побредем вдоль Канавки. На Невский свернем. Мысленно осадим коней у Аничкова. Ощущение такое, что здесь не может быть "нелюбимых" мест. Как будто город состоит сплошь из любимейших уголков. И на каждом шагу - влюбленные. * ДЮРЕР Тишина и покой - вкруг стола эрмитажной библиотеки. Мои руки, совсем деревянные, где-то внизу под столом. Скорее всего потому, что эти старинные эстампы слушаются рук лишь строгой и седой библиотечной служительницы. У нее за спиной - два крыла. Листаю старинные альбомы жадными глазами. Все тело затекло - сижу не шевелясь. Не дыша. И яростно умоляю Судьбу, чтобы этот "сон" не кончался. * МЫ - ДЕТИ ДЕТИНЦА Колыбель Великого Новгорода мистически называется Детинец. В нежной груди Земли доныне зияет огромная ямища - место, где собиралось новгородское вече. Его звуки и полифония голосов исходят из глубин Времени. Непокорному вечевому колоколу (так же, как позже и его московским братьям) по приказу Ивана Грозного рвали язык. Колокол били плетьми. Вся земля вкруг того места - красная. И хотели его увезти, но смогли дотащить лишь до Валдая. Там "рассыпался звон на звоны", а колокол этот исчез. Все мы - дети Детинца. * СВЯТАЯ ДОРОГА По дороге в Пушкиногорье чувствуешь такой простор и размах, что сердце поет, рвется ввысь. Нежный, вкрадчивый снег прячет в своей пушистой, обжигающей глубине звуки шагов да непрошеных и ненужных здесь голосов. Подле дома Пушкина душа каждого пришельца-странника как бы встает на цыпочки. И пушечка с тех самых времен лежит у порога. Действительно, что же за дом Пушкиных - да без пушки! Даже дыханьем страшно прикасаться к этим задушевным местам. К святой тишине. К мельнице на том берегу. * ПЕЧОРЫ В схеме монастыря в Печорах удивительно точно повторяется в миниатюре старая часть Пскова. Монастырь долго был скрыт от глаз людских и неприступен. Вокруг - непроходимые леса. "Нашли" его лишь по звукам чудесного пения молодых монахов. За высокими стенами на верхней террасе цветут яблони. Это - райский сад. На нижней террасе - вход к подземным кельям. Печоры означает "пещеры". Два кладбища. Истлевшее (захоронения до 1700 года) вызывает мурашки и дрожь души. Гробы стоят на гробах до самого потолка. Нижние доски рассыпались под прессом времени. Но гниения, запаха тлена нет. Недалеко от келий особняком стоит гробница с опаленным углом. По легенде она сама себя защитила огнем, когда неприятель проник в монастырь и пытался вскрыть ее. И что за рок тебя подвиг спуститься раньше смерти в царство это? * ТАИНСТВЕННЫЙ КОРИДОР Издавна, когда противник русичей был очень силен, его брали хитростью. Вот как это было задумано и гениально воплощено в Псковском Кремле. Стенобитные орудия врага тщатся разрушить слабейшее место - крепостные ворота. Самые отчаянные из штурмующих врываются в цитадель впереди других воинов. И попадают в "Захаб" - неширокий ломаный коридор между двумя стенами крепости, который ведет к другим, невидимым поначалу из-за угла крепостным воротам. Сзади напирают те, кто не видит ловушки. Этого убийственного, безвыходного капкана. А защитники Псковского Кремля льют сверху кипящую смолу, сталкивают со стен припасенные каменные глыбы. Бьют, бьют и бьют врагов. Штурм захлебнулся. Цвет войска погиб. Потом внешние ворота восстанавливаются. Захаб расчищается изнутри. А тот, кто узнал его тайну, никому о ней никогда не расскажет. * НА ОКРАИНЕ На окраине заполярной Воркуты есть гора Пионерская. Названа она так в честь здешних первопроходцев-заключенных. Отбыв срок, в родные края они, как правило, не возвращаются. Кружат и кружат как волки возле мест, забравших их молодость и здоровье. Проживают заработанные на "зоне" деньги. Покупают масло и чай, лепят нехитрые твердые или жидкие "посылки" из детских пластмассовых игрушек и бросают их тем, кто остался за высоким ежовым забором. Довольно быстро деньги, полученные при выходе на свободу, проживаются, и начинается мучительный поиск новых "источников". Конец зачастую предрешен - снова "зона". И жизнь выдувается меж пальцев, словно липкая шахтная пыль. * МОРСКАЯ ДУША Яркое, но уже немного повыцветшее от скоротечного времени впечатление произвел на меня "праздник морской души" в Севастополе. Море вскипало от безудержных взмахов весел новоявленных аргонавтов. Восхищенные души зрителей, казалось, возносились косынками-чайками над морской далью, что сливалась с безоблачным небом. Тогда все мы чувствовали себя русалами-мореходами. Крымский берег таял от звенящей жары и оплавлялся в песчаные камни и гальку. А каждая русалочка на прощанье и в память о сказочном безоблачном лете хотела иметь монисто из мелких колючих ракушек. * ЧУФУТ - КАЛЕ В крымском пещерном городе Чуфут-Кале есть "железная дорога наоборот". В каменной толще в течение веков колесами пробиты две глубокие колеи. Сойти с рельсов здесь невозможно. Но теперь эта дорога ведет в Никуда. Раньше здесь процветали огромные караимские храмы-кенассы. Возникает стойкое ощущение, что это город людей-ласточек, который находится на берегу разливанного моря лаванды, переполняющего Крым и выплескивающегося вовне. На еще больший простор. У "фонтана слез" почему-то всегда сжимается сердце. Кровь как бы замедляет свой бег. И шестеренки Времени здесь скрипят особенно протяжно, задумчиво и печально. Минул недолгий срок беседы и пути: песок, я вижу, новой пылью хлынул. * СУХУМ Старинное название Абхазии означает "Страна снов". Поэт назвал эти благословенные края "зеленой калиткой" из суеты больших городов - в тенистый парк особенного дружелюбия, гостеприимности и душевности. Циклопическими шагами слоновых пальм Сухум подходит к морю и замирает на мгновение у самой кромки прибоя. Горький ком подкатывает к горлу в обезьяннике, когда смотришь эту ежедневную бессмысленную круговерть. Словно бесконечные выборы на важную обезьянью должность - должность человека, живущего за пределами железных прутьев. На свободе. И наши выборы очень все это напоминают. Только выбранный президент будет самым несвободным из всех нас, людей. Просто свою клетку стальную он будет обречен вседневно носить с собой - в своем сердце. * СОКРУШИТЕЛЬНАЯ ТИШИНА ПРИБОЯ На спину бросилась волна как рысь, рванув назад за дрогнувшие плечи. Потом я ощутил на голой шее ожог от холода и колкости зубов. И побежала кровь за воротник. Под свежим мокрым ветром рубаха прилипала к животу, вздуваясь на изодранной спине. Вот, горло сжав и навзничь опрокинув, к виску мне кто-то подтолкнул точеный морем, сверкающий чужим холодным блеском, как пуля веский, пепельный голыш. Прибой притих, предчувствуя крушенье... Все это было так давно когда-то со мной на Черном море. Как видишь, крушение корабль души может потерпеть и на мелководье, и даже на берегу. А когда шторм застигает нежданно сразу двоих, то крушение может быть обоюдным: со-крушение. Совместное - и легче, и трудней. Словно сокрушение важнейших основ внутри нас. * ТОНКИЕ СТРУНЫ Человек с душой, обожженной бедой, научен многое прощать и лучше понимать других. Несчастье утончает его душу, снижает сердечный порог, делает самых толстокожих более восприимчивыми к чужому горю. А ведь человек может замкнуться в своем несчастии и очерстветь. Тогда поди, достучись до него, проникни в его душу, искалеченную добрыми людьми. Недаром говорится: "Был бы калека, обидчики найдутся". К сожалению, страшные эти слова не уходят из нашего быта, обретая все более зловещий, символический смысл. Поэтому самые тонкие "струнки" среди нас требуют вседневной защиты. * ВЕРШИНЫ - ШТРИХИ ЖИЗНИ Попробую рассказать о двух незабываемых тянь-шаньских вершинах Возможно, найдется немало и других, но моей памяти дороги именно эти. Если посмотреть на первую из них снизу, от подошвы, то наиболее сильное, безотчетное чувство - священный страх. Особенно при ярком солнце и чистом небе. Возникает острое ощущение того, что именно здесь, прямо над твоей головою беззащитное небо вспарывается кривым и нестерпимо сверкающим ятаганом ледника. На вершине другой горы, называемой "Черные камни", покоятся две огромные каменные ладони, сложенные исполином в немой молитве перед небом. На ноздреватом глетчерном льду множество камней из "пулеметных гнезд". Гнезда эти можно распознать по белесым, глубоким чиркам на скалах. При спуске с этой вершины - переправа через ледопад. Захватывают воображение необыкновенные звуки и краски, феерия ледовых брызг-глыб, когда эта ледяная "река", словно кошка, прыгает в новое скальное ложе. И часто камень угрожал обвалом под новой тяжестью моей ноги. * ДОМБАЙ Тобою, наверное, замечены просеки на мохнатом теле вон той зеленой горы - их прекрасно видно из долины. Это - шрамы от ударов кнута-лавины. Они немного похожи на след слезы на закопченном лице человека. А знаешь, какова лавина изнутри? Человек как бы плывет в огромном снежном облаке, в верхние его слои, стараясь "всплыть" как можно быстрее. Но самое главное - в момент остановки лавины сделать перед собой воздушный мешок. Отодвинуть ставший вдруг непосильно тяжелым мокрый снег обеими руками от лица. В этом мешке содержится вся твоя жизнь. От объема воздушной "подушки" зависит, сколько еще будешь жить: час - сутки - дольше. Самому выкопаться из тела лавины практически невозможно - лежишь прочно спеленатым, словно младенец. И выесть, выгрызть вокруг себя снег невозможно. Похоронен заживо. Спасают друзья - на них вся надежда. * ТЯЖКИЕ ЗВЕЗДЫ Над Домбайской поляной нависает одна из красивейших во всем мире вершин - "Рыжая в пояснице скала". Она очень похожа на матерь альпийских гор - Маттенгорн. Особенно живописна и хороша грозная северная ее стена, украшенная дорожками семиметровых кварцевых плит - ожерельем цвета слоновой кости. Тропки вдоль этих плит словно обочины слоновьей дороги, ведущей прямо в небеса. Ночью над Домбаем нависают тяжелейшие, сочные звезды, каждая - с яблоко. Они мерно позванивают в тишине и так же близки, как елочные игрушки. Незабываемо утреннее омовение в горной речке, когда даже тонкая струйка меж лопаток склоненного к проворной воде человека порождает нутряной, полуживотный, прочищающий легкие крик. И совсем высоко - почти на плечах древних гор - вдруг нежданно встречаешься с тихою речкой, с березками, заводями. Это - Русская поляна. Кусочек российской души в самом сердце Кавказа. Гора так мудро сложена, что поначалу подыматься трудно; чем дальше вверх, тем мягче крутизна. * БЕЗЕНГИ И еще несколько слов о горах. Есть здесь нерукотворное чудо - кавказские Гималаи. Белозубые великаны стоят как бы взявшись за руки. Словно плотина поперек высочайшей в Европе горной "реки". Это - Безенгийская стена. Там, единственный раз в своей жизни, довелось увидеть "солнечный град". Это был фронт разбившейся о стену градовой тучи, что поднималась по горному ущелью снизу - вверх. Можешь ли представить себе фантастической виденье, когда в каждой, падающей с фиолетового, чистейшего неба, градине ликует слепящее солнце? Словно дождь: золотой и бесшумный. * ТЯЖЕЛАЯ СЛЕЗА Если неприступная прежде скала вдруг оступится и упадет в озеро, выплескивая почти до дна, выворачивая его наизнанку, окрестные исполины шумно вздохнут, а по щеке горного склона скатится тяжелая слеза сели. Вот, что довелось увидеть и почувствовать мне. Наша группа была уже на подходе к штурмовому лагерю. И этим восхождением закрывался тот нелегкий летний сезон. Вдруг тощий горный ручей помутнел: потом сник и исчез совсем. В зловещей тиши послышался гул, переходящий в грохот и рев. Это было слегка похоже на грохочущий звук неотвратимо накрывающего тебя локомотива, несущегося мимо по высокой насыпи. Грязевой поток сметает все, подрезает сыпучие склоны крутых берегов каньона и кажется, что скрыться от этой грохочущей и хлюпающей мясорубки невозможно. Мы все острее чувствовали свое бессилие перед селем, свою беззащитность. В нашей группе у ручья остался забытым один ледоруб. Все смотрели, как к нему подобралась и медленно поглотила эта жижа, но никто не смог оторваться от скал и спуститься за ним. Нам казалось, что это - выше нормальных человеческих сил. Вот, окаймив откос, течет поток кровавый. * ВЕЧНЫЕ СЕЛЕНЬЯ Попав в горы, все конечно замечают, что здесь темнеет моментально и густо. Словно кто-то внезапно щелкает выключателем. Ночь как будто таилась неподалеку и только ждала момента - она неловко падает на каменную кушетку откуда-то сверху и сбоку. Падает навзничь. И все проваливается в непродолжительный сон. Сон взведенной пружины. Горы коварны и покой не дают никому - только мертвым. Если гибнет товарищ, то темнеет в глазах и в сердцах. Даже в схоженной и вполне притертой группе люди начинают внутренне дергаться. Спасательные работы смещают акценты, корежат все планы, все расцвечивают и оценивают по-новому. Жестче, грубее, рельефней. И сломаться на этом легко. Иди за мной, и в вечные селенья из этих мест тебя я приведу. * КОГОТОК СУДЬБЫ Убежден, что если кабинетный ученый или чиновник хотя бы раз в жизни смог почувствовать аромат гор, ощутил их вкус, их воздух и волю, то он непременно станет иным. Среди гор чиновники не водятся - там обитают орлы. Некто целых семь лет искушал судьбу в горах, а может быть прятался там от себя самого. Но она нашла его на городской улице, прямо у дома, только чуть-чуть промахнулась. Ковырнула непоседливое сердце коготком. Рука у нее почему-то дрогнула - и его душа птахой тут же вырвалась из крепчайших силков. Иначе не встретились бы наши глаза. И ему не написать бы ни одной жалкой строчки своей кровью, а тебе бы их не прочесть. * ДРОЖЬ ЗЕМЛИ Если вам доводилось когда-нибудь бывать в молодых горах, то наверняка бросалось в глаза, что они немного похожи на беспорядочно сваленные в кучу, запыленные, но живые и подвижные вещи. Они дышат. Периодически стряхивают со своих плеч тяжесть Времени и тяжесть Солнца - жару. Суховеи пылью с песком засыпают глаза незваным гостям. Строптив характер у отрогов Памира - Фанских гор. Их жизнь необычна, не похожа на традиционную каменную жизнь. Они склонны к ознобу и сотрясению. Словно сила Земли рвется в этом месте наружу. В пустыне горной верный путь обресть отчаялся... * ПРОЩАНИЕ С ГОРАМИ И мне была опора в стопе, давившей на земную грудь. Удаляясь от гор, человек чувствует трудновыразимую тоску. Психологическое основание этого ощущения, мне кажется, усиливается невозможность сию же минуту рассказать кому-нибудь обо всем происшедшем. Обычно, спустившись с гор, наработавшийся наверху и выложившийся человек как бы немеет. Сказать слово о горах - веское, такое, чтобы кольнуло сердце, ему помогает особый голод души и некоторая дистанция от происшедшего. Дистанция во времени и в пространстве. Поэтому главные слова довольно редко произносятся вблизи самих вершин - там они могут только народиться и прорасти. Для них нужно глубокое дыхание равнины. Но "в поднебесье" (от Саян до Гималаев) всегда удивительно много озаренных и устремленных людей. Их сердца в горах навсегда остаются. Я вверх пошел и мне была опора в стопе, давившей на земную грудь. * "БЕЛЫЕ НОЧИ" Раскаленные в горах от близости солнца клинки требуют обязательной закалки - благодатной морской влаги. А измерзшей на ледниках душе нужен щедрый океан зелени. Мало кто знает, что недалеко от Сочи, в роскошном ущелье притаились диковинные деревья и травы, которых не сыщешь в других местах? Даже в субтропиках иных стран северного полушария. Это - настоящий австралийский парк. Зеленое, неистовое, ароматное и колючее чудо. Белоснежный корабль питерского санатория так же, как и сам Питер, стоит на колхидском болоте. По ночам местная "филармония" дает здесь оглушительные лягушачьи концерты. А рядом - море иногда показывает свой характер. * ЗЕЛЕНЫЙ ВЕТЕР Эти коротенькие записки порой похожи на штрихи. Скорее - на нежные крики кукушечки. Последнюю страничку допишу на закате. Птица подскажет - когда. А пока через эти письмена говорю с тобой и с природой. Даже ветер в лесу - зеленый. Кто, например, приходит в парк для того, чтобы пересчитать липы, а в лесу - сосны? Разделить с милой сердцу женщиной лесную тропинку, окутанную щебетом птиц, равнозначно тому, как разделить с нею ложе. Нельзя это делать сверхчасто. Сокровище может превратиться в разбитый пятак. Стал с некоторых пор безумно жаден до леса. Словно сам обуздался и, пришпоривая, гоню и гоню по жизни вдоль кукушкиных вскриков. Хочу повстречать себя в ней - быстротекущей. Не промахнуться бы. * * * МОСКОВСКАЯ МОЗАИКА Москва... Как много в этом... НОЖ В СПИНУ Т еперь вернемся домой, к одной из самых загадочных кремлевских башенок. Строители Кремля не забыли сделать фортификационную ловушку - барбакан. Замысел здесь был в следующем. Осаждающие крепость

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования