Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Остросюжетные книги
      Елизавета Михайличенко, Юрий Несис. Трое в одном морге, не считая собаки -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  -
Елизавета Михайличенко, Юрий Несис. Трое в одном морге, не считая собаки --------------------------------------------------------------- © Copyright Елизавета Михайличенко, Юрий Несис Email: Nesis@inter.net.il --------------------------------------------------------------- БЛАТНАЯ СУКА Не то, что до последней минуты не верил, а еще и до сих пор... "Ульпанский"[1] иврит и не такие шутки со мной играл. И вел себя по-идиотски: жмут руку, поздравляют, а я думаю - вдруг просто утешают. Только когда пистолет в руку взял, понял: "Приняли!" До сих пор не пойму - на фиг я нужен израильской полиции? Чтоб сам банки грабить не начал от безнадеги?.. Забавно смотреть на Израиль из этой формы. Вроде и не розовые очки, а синие штаны, но как все сдвигается. Синие штаны - это вообще могучая вещь. По юности, когда в первые джинсы влез, мир тоже стал резко лучше - ярче и оптимистичнее. Вечером устрою праздник души: тещу, с ее бесценным персональным "теудат-оле"[2] выселю из персональной спальни в "полкомнаты", за занавесочку. А если меня через три дня выпрут из полиции? Пожалуй, с тещей надо подождать три месяца, девяносто дней, то есть семьдесят пять рабочих. Если не брешут, тогда пособие по безработице будет чуть ли не больше зарплаты. x x x ...Точно, выгонят. Три дня играть в компьютерные игры на глазах у начальства, более того, по его же совету... И все радостно лыбятся. Ну да, "чурка" за компьютером. Хорошо, теперь меня пить кофе с собой берут - чтобы наедине с телефоном не оставлять. Это после того, как я дрожащим голосом сообщил большому начальнику, что он сможет поговорить с моим непосредственным начальником не раньше, чем через год. Менты здесь такие же тупые, как и у нас - мог бы и сообразить, что "шана"[3] и "шаа"[4] для нормального человека никакой принципиальной разницы не имеют, а не приезжать выяснять какое именно тяжелое ранение, и в какой схватке, и в какой больнице... Все были страшно довольны - как мне потом об®яснили, потому, что взять оле[5] для работы с "русским" контингентом была идея именно этого большого начальника. Я пока единственный в стране полицейский без пятилетнего стажа гражданства. Интересно, когда он допрет, что "русские" олим в Израиле самая благоденствующая группа населения? Они даже в полицию не обращаются - советская школа. Знают, что себе дороже. x x x - Слиха, ани ло медабер руссит. Рак рега. Борис, бо![6] Слава бо! Какой-то особо одаренный оле сумел найти в зтом телефонном кирпиче номер полиции. Интересно, в Израиле бывают убийства телефонными справочниками? Неужели эта старая идиотка действительно отравила?.. Чушь, уж миллионер-то иврит знает. - Алло. Израильская полиция вас слушает... - Приезжайте скорее, меня пытаются ограбить!... Хоть на машине покатаюсь. Если я сейчас задержу рецидивиста, то и сам задержусь на работе. А то эта старая активистка все-таки отравит Фриду. Так меня вчера унизить! "Зачем вам ее отравлять, Софья Моисеевна?" "Ну Боря, она хоть и из семьи миллионера, но все-таки собака. Хозяин станет настаивать на расследовании, а не один уважающий себя полицейский не захочет за это дело браться. И у тебя появится хоть какое-то занятие!" ... Ага, гвалт на втором этаже. Судя по густоте мата, этот знаток телефонного справочника сам провел задержание. Надо как-то примазаться... - Полиция! Всем стоять! Руки вверх! - Судя по состоянию кровати, это больше похоже на попытку изнасилования. - Кто звонил? - Я звонил. Товарищ полицейский, вот он хочет вытащить кровать. - Почему именно кровать? - Потому что это его кровать. А я снимаю у него квартиру. И уносить кровать он по договору права не имеет! Вот договор, видите? Вижу, вижу. Только прочесть не могу. Хоэяин верещит. Как же ему об®яснить, чтоб руки опустил? А, уберу пистолет, а дальше пусть как хочет... Нет, хочет, чтобы его попросили: - Слиха, адони...ядим...ядаим...[7] хендз даун, черт побери! Ло хенде хох!.. Ха коль беседер, адони![8] Молодец. Так, теперь хозяин в договор пальцем полез...Чего делать-то? Нам бы только семьдесят пять рабочих дней простоять, да семьдесят пять жарких ночей продержаться... Если хозяин прав, а я ему кровать не дам, он на меня в тот же день телегу накатает... А наш меньше, чем через два месяц месяца ее не напишет. Хотя, он способный. Надо его уговорить. - Слушай, мужик, я тебе не как представитель власти, а как земляк скажу - на фиг ты с этим дерьмом связался?! Пусть этот крохобор сегодня же на этой постели получит свой инфаркт! Ты посмотри, что он у тебя забирает? Здесь на помойке в любой момент можно лучшую кровать кровать взять, поверь моему опыту! Я тебе сам ее до дома донести помогу!.. x x x ...Что-то коллеги мои какие-то пристальные стали. Смотрят... Неужели этот хозяин пожаловался, что я его на мушке долго держал? Вот гад, а я еще ему кровать отдал... А-а, кажется, труп какой-то нашли. "Рааль" - это что же такое? Да это же яд! И место сходится! Неужели отравила?!... "Мета" - это умерла, женский род. Ну да. А раз Фрида - значит, точно сука. "Келев" - это собака! Все сошлось! Господи! Отравила!.. Может, не зря ее в 52-м по делу врачей... - Борис, бо! Не такая уж она и дура, моя теща. Вот что значит жизненный опыт! Как она израильтян вычислила - еврейская ментальность, что говорить. Сейчас мне это дело и поручат... ...Как они перед миллионерами пресмыкаются! Пять человек на эту суку смотреть едут! И начальник тут же. И еще кобеля с собой прихватили. Что-то тут не то... И эта "иша", "иша"[9] все время... А что, если "келев" к кобелю относится, а "иша" к трупу? Ну да, кобель в женском роде - это "кальба"... Значит, сука Фрида загрызла мою тещу. Как же мы без второго "теудат-оле" жить-то будем? Интересно, за растерзанную цепной сукой империалиста тещу компенсация положена?.. А если все-таки "иша" - не труп, а задержанная, то есть теща? И компенсацию платить нам?.. А вдруг эту отраву вообще кто-то третий с®ел?! Приехали. Труп! Женщины! Чужой! Действительно, приехали... А женщина явно из наших... Даже загореть, бедняжка, не успела... Неужели олим уже колбасу с земли подбирают?.. И советское белье ни с каким не спутаешь... Вот, значит, почему меня с собой взяли... а завтра тещу "возьмут"... x x x Пока мы кофеи гоняли, ожидая заявления о пропаже жены, дочери или хотя бы соседки или квартирантки, на роскошном лимузине подкатил маленький и нахрапистый. Через каждые три слова он кричал "А-кальба шели!" и даже до того как прзвучало имя Фрида, я понял, что теща все-таки сделала свое дело. Начальник вяло отбивался, потом махнул рукой и произнес то самое универсальное "бесэдэр", которое может в Израиле означать что угодно. На этот раз оно означало, что прозекторам предстоит сверхурочное вскрытие суки Фриды. От радости, что не буду зятем убийцы, я побежал к багажнику помочь перенести благородное животное, оградившее граждан Израиля от тещиного теракта. Благородное животное оказалось тяжеленным мраморным догом, и пока я ее тащил к полицейскому пикапу, радость мне отравляли сомнения, должен ли я брать у миллионера чаевые. Но этот гад их мне даже не предложил. Не досталось мне и морального поощрения - на крылечко вышел шеф и не позволил бедному миллионеру использовать наш служебный транспорт в его личных целях. Я приравнял себя к служебному транспорту и самоустранился. Социальная справедливость торжествовала мучительно долго. Наконец, коротышка допер свою суку до лимузина, восстановился в об®ятиях кожаного сидения и отбыл в притюремный морг. Собаку, естественно, "повесили" на меня, и я сел разрабатывать план оперативно-розыскных мероприятий сроком на 65 рабочих дней. А потом пришли результаты анализов. Женщина и Фрида скончались от одного и то же яда. x x x Иду на всеизраильский рекорд по скорости выполнения сложного задания! Когда до конца рабочего дня труп так и остался бесхозным, коллеги были неприятно удивлены и ворчали, что у русских все не как у людей. А у самих-то даже "бичей" нет. И блатных сук в морге вскрывают. Так за последние полчаса я стремительно продвинулся от параши-компьютера к столу начальника и говорил всяческие банальности уже в роли эксперта по русским олим. Все, на что хватило воображения моих коллег - это послать меня обходить близживущих олим с фотокарточкой трупа, причем не черно-белой, а цветной. Хорошая, кстати, фотография - другой бы на моем месте злоупотребил служебным положением и загнал бы ее как рекламу: "После нашего снотворного вы спите, как убитая". Интересно, труп в неглиже - это эротическая реклама?.. Нет, устроюсь-ка почтальоном по совместительству... Или страховым агентом: "Здравствуйте. Покойницу не знали? А сами от несчастного случая застраховаться не хотите?" А я, дурак, иду по стопам Павлика Морозова. Подхожу к теще. Приглашаю к столу. Достаю пачку сигарет. Включаю настольную лампу. Закуриваю. Пускаю дым и свет ей в лицо. Потом пододвигаю Софье Моисеевне пачку и ласково предлагаю: - Курите. - Дурак ты, Боря, - не менее ласково отвечает теща. - Ты на кого работаешь - на родное израильское правительство, или на какое-нибудь космополитическое общество охраны животных? - Знакома вам эта женщина?! - строго спрашиваю я и надвигаю фотографию на тещины линзы. - Разбирайся со своими бабами сам, - фыркает она. - У моей знакомой на морде побольше шерсти было. - Ксати, о собачках, - обрываю я. - Вы же все-таки врач, Софья Моисеевна. Должны были сначала на собаках экспериментировать, потом на людей переходить. А вы, почему-то, наоборот сделали... А она мне в лицо смеется: - Меня уже капитан МГБ Гольдфельд в тысяча девятьсот пятьдесят втором году пытался заставить сознаться в отравлениях, которые я не совершала... а ты пожиже будешь... - Ладно, Софья Моисеевна, - говорю я, - давайте хоть раз в жизни поговорим серьезно. - Серьезно?! - карандащные тещины брови выгибаются, как спины черных кошек. - С тобой?! Не смеши людей, Боря. Вот наглая старуха. Даже не сомневается, что я ее не заложу. - Где яд, которым вы отравили суку?! - А где яд, которым ты отравил жизнь мне и моей дочери?.. ПОСЛЕДНИЙ БОЛВАН И это все евреи?! Как не уезжал. Коммунальные квартиры пока единственный вклад нашей алии в израильскую культуру. И всюду норовят исполнить то самое "вопросом на вопрос" в олимовском варианте: - Я ничего не знаю. Радио не понимаю, денег для газет нет, соседи не хотят говорить со мной по-русски... А вы давно в стране?.. И уже работаете? Слышишь, Аркаша, а он уже работает. И сколько же вам платят?.. А вы женаты?.. А кем вы были в Союзе?.. В общем, посмотрел я на эту жизнь и понял - у тетки вполне могли быть основания покончить с собой. Эту версию и надо отрабатывать. В конце концов теща же не по злому умыслу... В каком-то смысле даже ради меня. Установим личность, посмотрим семью - а у кого здесь в семье все нормально? Да нет, видимо она одиночка, раз никто не ищет. Так начальнику и об®ясню: "Порядочная женщина. Предпочла смерть массажному кабинету. Как настоящий советский человек." Нет, ну какой начальник мне тупой попался. Хуже старшины в Афгане. Я же с каждой улицы по мешку одежды набираю: - Простите, вы в последнее время, случайно, конечно, никакую женскую одежду не находили... Труп же только в белье... Вы ж фото видели... Ищем. Мне неудобно, а люди вообще от стыда и ужаса провалиться готовы: - Да-да, конечно, но мы думали, что ничья, раз выложена... Случайно мимо шли, а тут багаж как раз не дошел... Верочка, сними кофточку... Ничего. В конце дня я всеми этими мешками кабинет шефа забаррикадирую и потребую повышения зарплаты. Еще парадную форму и мотоцикл. Нет, пикап - чтобы на горбу мешки не таскать... ...Да-а, с парадной формой придется подождать. Вот так - собираешь с миру по нитке на парадную форму, а стоит отойти на минуточку, свои же олим мешочки тырят. Вот точно, что "все мы из гоголевской "Шинели" вышли". Ну и к лучшему. Все равно коллеги не оценят, что наши люди, чтобы помочь следствию, лучшее с себя снимали. В патриотическом порыве. Им чем больше притащишь, тем они хуже об олим думать будут. Не буду я и этот мешок тащить. Пусть идет естественный круговорот штанов в природе. И хоровод юбок. Все равно еще столько же наберу. Осчастливлю-ка лучше эту симпатичную девушку: - Хабуба![10] Ишь, шарахнулась. Решила, что террорист замаскировался. - Да свой я, свой. Мы тут у одного матерого контрабандиста мешок импортных шмоток конфисковали. Есть в Израиле отдельные негативные явления. Примите в подарок: от нашей миштары[11] вашей мишпахе[12]! Приятно, когда тебя понимают. А на иврите пока флиртовать научишься, уже незачем будет... Хорошая девушка, культурная. Другая бы прямо здесь рыться начала. А эта стесняется. Могла бы и просто мешок забрать, а она вместе с ним и меня пригласила. Может, и чаем напоит. Или даже кофе. Или даже ... А взгляд у нее настороженный. Наверное, все-таки боится, что в мешке бомба. Поэтому и пригласила. Ладно, посмотрим... ...Угу, посмотрел. Не так уж плохо. Уютная вполне квартирка. Не простая олимочка попалась. Может, она и не на женские тряпки позарилась, а на мою форму? И кофе не самый дешевый, и печенье дорогое. - Мариша, у тебя муж что, уже работает? Гадом буду, на слове "муж" дернулась. Значит, точно ему изменить собирается. Интересно, с кем? Х-ха. Первая измена на Святой земле - тоже этап в жизни женщины. И далеко не каждой удается сделать это с настоящим израильским полицейским. А для адона полицейского это будет первое злоупотреблние... нет, скорее всего просто употребление служебным положением. Какое уж тут зло? Тоже важная веха в карьере... - Работает. Только давай чуть тише - ребенка разбудишь... Ладно, ладно, громко смеяться не будем. Перейдем на интимный шепот - будить ребенка нам ни к чему. Тем более, если он или она уже разговаривает: - Мальчик или девочка? - Второе... - И сколько же лет твоей дочке? - Примерно год... Ладно, я возьму вот эти. - Да бери еще, вот это платье тебе очень пойдет. - Думаешь? - А ты примерь. Она ушла в соседнюю комнату, а я прикидывал как бы поэлегантней проскочить ту самую грань между "салоном" и "спальней"? Смешно признаваться, но до сих пор переход этой грани требует от меня тех же усилий, что и в семнадцать. Есть во всем этом какое-то циничное признание в предыдущем лицемерии. И если женщина почувствует твою неловкость, она увидит в ней собственное падение и никогда тебе этого не простит... Поэтому я говорю себе - а что ты, собственно дергаешься, парень? Ты что, все еще "русский" интеллигент в третьем поколении? Мы, простые ребята из миштары обычно делаем морду кирпичем и трахаем этих олимок когда хотим, как хотим, где хотим и сколько можем. Я сделал морду кирпичем и все-таки (ведь три поколения старались) произнес: - Извини, что без стука. Конечно, на этой рефлексии я припозднился секунд на десять, она уже начала натягивать это платье. Но в этом был свой плюс, потому что тесное платье не давало ей не то, что шевельнуть руками, а даже возмущенно посмотреть. Иэ под платья торчало все, что надо. В смысле, все то, что торчало, было что надо! И белье олу из России не выдавало. С платьем у нее заклинило напрочь, наверное обе руки в один рукав попали. И, пытаясь освободиться, она извивалась. Она та-ак извивалась... Я смотрел на этот "танец живота" как последний болван, пока из под платья обиженно не донеслось: - Что стоишь, как последний болван?! Помоги! И полиция пришла на помощь временно одинокой гражданочке... НОРМАЛЬНОЕ ЖЕРЕБЯЧЕСТВО Даже единственный бдительно сохраненный мною мешок вывел шефа из обычного улыбчивого равновесия. Он произнес темпераментный монолог о том, что израильтяне порядочно оскотинились, если предпочитают такие вещи выкидывать, а не занести соседу оле. А я стоял и радовался не только за его духовный взлет, но особенно тому, что мы начинаем понимать друг друга и, может быть, сработаемся, если я, зная лишь каждое десятое слово, все-таки ловлю общий смысл шефовой речи. А последнюю обобщающую фразу: "Давно войны не было!" я даже понял полностью. Пользуясь упоительным моментом слияния наших душ, я решил подсунуть шефу версию о самоубийстве. В моем переводе на мой же английский она выглядела настолько убогой, что он беспардонно прервал меня. И на столь же скудоумном английском растолковал, что когда "русский" возвращается на свою историческую родину, он не может совершить самоубийство, во всяком случае, в течение первых месяцев, поскольку это время он пребывает в эйфории от осуществления многолетней мечты, изобилия исторических мест и товаров, и полного государственного обеспечения. Он понимает, что мне негде было изучить основы психологии, но даже элементарная логика и наблюдательность подсказывают, что покойница не провела в Израиле и месяца. Но, как ни странно, похоже, что я действительно попал пальцем в небо - и это самоубийство. Только, конечно, не новой репатриантки, а туристки из СССР Киры Бойко, которая приехала к нам несколько дней назад, увидела, что такое нормальное общество, и решила остаться здесь навсегда хотя бы таким образом, ибо не попадала под закон о репатриации. Потому что была не такой "русской", как я, а настоящей русской. Вот сейчас приедет ее подруга, опознает, и я смогу заняться собакой Фридой. А после Фриды меня, даст Бог, отправят отсюда в полицейскую школу. Приехала подруга - Анат бат Ицхак - говорят, в предыдущей алие менять фамилию на отчество считалось хорошим тоном. В принципе, обычная советская баба, но уже с легким акцентом и прочими намеками на заграничный шарм. Впрочем, к летающим тараканам она все еще относится плохо - когда в момент опознания на Анат спикировал племенной рыжий экземпляр, она шлепнулась в обморок. А когда очнулась, наотрез отказалась признать в трупе свою подругу Киру. Начальник мягко настаивал, отпаивал пивом, очень уж ему хотелось снять стресс и вернуть Ицхаковне память. Первое ему вполне удалось, Анат выпила, закурила, пококетничала с шефом, посетовала на одиночество. Но и только. - Слава Богу, это не Кирка, - сказала она. - Кирка ведь красавица. Как такая красивая женщина может бесследно исчезнуть в такой маленькой стране? - Найдется, - потускнел шеф. - "Сопровождает" кого-нибудь. Россия ведь валюту не меняет. Мне же шеф об®яснил, что туристку эту теперь никто не найдет. Наверняка она "залегла" в массажном кабинете. Потом шеф подвез меня прямо к дому убийцы, а я шел по лестнице и пытался вспомнить о теще что-нибудь хорошее, чтобы избежать искушения совершить за нее чистосердечное признание. Перед дверью я вспомнил, что когда меня после исключения из университета забрили в армию, именно теща сама запекла мне в пирожок перочинный ножичек с откр

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования