Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детская литература
   Обучающая, развивающая литература, стихи, сказки
      Абрамов А и С.. Хождение за три мира -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  -
или строчки. Почему-то вспомнилось четверостишие: "Но сон - это только туманность, несобранность и непостоянность, намек на одушевленность, а в общем, не злая ложь". "О чем солжет наступающий сон, зло или не зло?" - мелькнула мысль и погасла. Чуть звенело в ушах, словно где-то близко-близко на очень высокой ноте звенел комар. И тут до меня донеслись отчетливые, хотя и локально неясные голоса. - Как наводка? - Что-то экранирует. - А так? - Тоже. - Попробуй вторую шкалу. - Есть. - Светимость? - Есть. - Включаю на полный. Голоса исчезли. Я погружался в беззвучное, бестревожное небытие, наполненное ожиданием необычайного. СОН С ИЗУМЛЕНИЕМ Я приоткрыл глаза и зажмурился. Все кружилось в розовом тумане. Огни люстры под потолком вытягивались в сияющую параболу. Меня окружал хоровод женщин в одинаково черных платьях, с одинаково размытыми лицами. Они кричали мне голосом Ольги: - Что с тобой? Тебе плохо? Я как можно шире раздвинул веки. Туман рассеялся. Люстра сначала троилась, потом двоилась, потом стала на место. Хоровод женщин сплюснулся в одну-единственную, с голосом и улыбкой Ольги. - Где мы? - спросил я. - На приеме. - Каком? - Неужто забыл? На приеме в венгерском посольстве. В "Метрополе". - Почему? - Господи, нам еще с утра билеты прислали! Я и к портнихе успела съездить. Все забыл. Я точно знал, что никаких билетов нам с утра не присылали. Может быть, вечером, когда я вернулся от Никодимова? Значит, опять провал в памяти? - А что случилось? - В зале душно. Ты предложил выйти на свежий воздух. Мы прошли в холл, и здесь тебе стало плохо. - Странно. - Ничего странного. В зале дышать нечем, а сердце у тебя неважное. Хочешь пить? - Не знаю. Ольга казалась мне странно чужой в этом новом платье, о котором я услыхал впервые. Когда же она ездила к портнихе, если я весь день был дома? - Подожди минутку, я сейчас принесу нарзан. Она скрылась в зале, а я продолжал растерянно оглядывать знакомый ресторанный холл. Я узнал его, но это не облегчило положения. Я так и не мог понять, когда венгры прислали билеты и зачем они их прислали. Я не был ни народным, ни заслуженным, ни академиком, ни мастером спорта. А Ольга воспринимала это как нечто обычное, само собою разумеющееся. Я все еще стоял, когда Ольга появилась с нарзаном. У меня создалось впечатление, что ей хочется вернуться в зал. - Знакомых встретила? - Там все начальство, - оживилась Ольга, - и Федор Иванович, и Раиса, даже замминистра. Я не знал ни Федора Ивановича, ни Раисы, и тем более замминистра. Но признаться в этом уже не рискнул, а только спросил: - А почему замминистра? - Он всех и устроил. Поликлиника-то министерская. Он - Федору, тот - Раисе. Наверно, было несколько лишних билетов. Ольга работала не в министерской, а в самой обыкновенной районной поликлинике. Это я знал точно. Когда-то ее действительно приглашали в поликлинику Министерства путей сообщения, но она отказалась. - Ты иди, - сказал я, - а я погуляю немного, подышу. Я вышел на тротуар у подъезда и закурил. В мокром асфальте купались желтые огни фар. Мимо проплыл двухэтажный троллейбус, красный, как в Лондоне. Такого я еще не видел. Между верхним и нижним рядами окон тянулась рекламная полоска шрифтового плаката: "Смотрите на экранах новый французский фильм "Дитя Монпарнаса". И об этом фильме я ничего не слыхал. Что у меня с памятью? Провал за провалом. Вдали, слева от Большого театра, горел в небе гигантский неоновый квадрат. В квадрате по воздуху бежали световые буквы: "...Землетрясение в Дели... Группа советских врачей вылетела в Индию..." Световая газета. И опять я не помнил, когда ее здесь оборудовали. - Освежаешься? - услышал я знакомый голос. Я обернулся и увидел Кленова. Он выходил из ресторана. - А я ухожу, - сказал он. - Пить - не пью: язва. Отдал честь - и домой. - А, собственно, какую честь? - Так нас же Кеменеш пригласил. Он сейчас пресс-атташе. Тибор Кеменеш, венгерский студент, говоривший по-русски, был нашим проводником в Будапеште. Я тогда только что выписался из госпиталя, и мы часами бродили по незнакомому городу. Но когда Кеменеш стал пресс-атташе в Москве? И почему я только сейчас узнал об этом? - Растут люди. А мы с тобой застряли, старик, - вздохнул Кленов. - Крутим колесико. - Кстати, о колесике. Очерка не будет, - сказал я. - Какого? - удивился Кленов. - О Заргарьяне и Никодимове. Он захохотал так, что прохожие начали оглядываться. - Чудак человек, нашел, о ком писать. У Никодимова на даче пантера на цепи вместо собаки, а в Москве он газетчиков в мусоропровод спускает. - Ты мне об этом уже говорил. - Когда? - Сегодня утром. Кленов взял меня за плечи и заглянул в глаза. - Ты что пил, токай или палинку? - Ничего не пил. - Оно и видно. Я еще в субботу вечером на дачу в Жаворонки уехал, а вернулся только сегодня к пяти. Ты, должно быть, во сне со мной разговаривал. Кленов помахал мне рукой и удалился, а я стоял, глубоко потрясенный последними его словами: "Это ты во сне со мной разговаривал". Нет, это я сейчас с ним во сне разговариваю. В неестественной реальности сна. Сразу вспомнился разговор в лаборатории Фауста, кресло с проводами и предупреждение Заргарьяна из темноты: "Сидите спокойнее, сейчас заснете". Какой-нибудь электросон с искусственно вызванными сновидениями. Все как наяву, только реальная жизнь почему-то вывернута шиворот-навыворот. Тогда чему же я удивляюсь: все проще простого. Я вернулся в ресторан. Над столиками висел мутноватый дымок, как пар, смешанный с электрическим светом. Вокруг фонтана танцевали. Я поискал Ольгу, но не нашел и свернул в боковой зал. Длинные столы, уставленные наполовину истребленными закусками, свидетельствовали о том, что здесь совсем недавно угощались гости. Угощались по-европейски, стоя с тарелочками у столов или пристраиваясь на закрытых портьерами подоконниках. Сейчас здесь насыщались опоздавшие, разыскивая на столах еще не тронутые закуски и напитки. Кто-то, хозяйничавший в одиночку на краю большого стола, обернулся ко мне и крикнул: - Давай сюда, Сергей! Заворачивай. Палинка, как в Будапеште. Это был Мишка Сычук, по известной мне версии уже успевший сбежать за границу. Может быть, во сне он уже успел и вернуться. Сквозь нуль-пространство или на ковре-самолете - над этим я не задумывался и на чудеса не реагировал. Я просто налил себе из Мишкиной бутылки абрикосовой палинки и выпил. Сон, сохранивший даже вкусовые ощущения яви, начинал мне нравиться. - За друзей-товарищей, - сказал Мишка и тоже выпил. - А ты как здесь? - спросил я дипломатично. - Как и ты. Герой освобождения Венгрии. - Это ты герой? - Все мы герои. - Мишка допил остаток в бокале и крякнул. - В такой войне выжить! Я озлился: - А потом предать? Мишка поставил бокал и насторожился. - Ты о чем? Я сознавал, конечно, что я не логичен, что в настоящей ситуации обвинения мои бессмысленны, но меня уже понесло. - На "Украине" поехал... честь честью. По советской путевке, гад! - Откуда ты знаешь? - почти шепотом спросил Мишка. - Что ты остался? - Что я хотел ехать, что о путевке хлопотал... - Знать бы - не дали. - Да мне и не дали. Как председатель месткома, я сам устраивал Мишке путевку. Но в этом сне все навыворот. Может быть, это я ездил вместо Мишки? Я тоже хотел, только путевки лишней не было. А вдруг была? Сон бросал меня, как щепку. - Садись, Сережка. Ты что меня избегаешь? - Кто-то схватил меня за руку, когда я пробирался между столиков в большом зале. Я взглянул в лицо спрашивавшего и обмер. Пожалуй, я испугался. - Садись, садись. Выпьем токайского. Как-никак лучшее в Европе. Ноги у меня подкосились, и я скорее упал, чем присел к столу. На меня смотрели знакомые печальные глаза. В последний раз я видел их - не оба, только один - в сорок четвертом на придунайском шоссе. Олег лежал навзничь, лицо его было залито кровью, вытекавшей оттуда, где только что был правый глаз. В другом застыли испуг и печаль. Сейчас на меня глядели оба. От правого тянулся по виску кривой розовый шрам. - Что смотришь, старина? Постарел? - Я сорок четвертый вспомнил. Когда тебя... тебя... - Что? - Когда тебя убили, Олег. Он улыбнулся. - Малость ошиблась пулька. Шрам только остался. Если бы правее чуть - конец. Ни глаза бы, ни меня. - Он вздохнул. - Смешно. Тогда не боялся, теперь боюсь. - Чего? - Операции. Осколок где-то в груди остался - памятка еще одного ранения. До сих пор с осколком жил, а сейчас говорят: нельзя. На операцию надо. Знакомые глаза с длинными, почти женскими ресницами улыбались. Лоб оголился у висков и как будто стал выше. К углам губ приникли глубокие морщинки. В этом бесконечно дорогом для меня лице все-таки было что-то чужое. Печать времени. Так выглядел бы Олег, если бы остался жив. Но ведь он жив в этом искусственном мире сна. Если Фауст создал эту модель, значит, он бог, и я уже начал сомневаться, какой же из двух миров настоящий. Мелькнула коварная мысль: вдруг что-то сломалось в лаборатории Фауста и я останусь здесь навсегда? Буду ли я сожалеть об этом? Не знаю. Я больно-больно ущипнул себя за руку. - Зачем? - удивился Олег. - Мне показалось, что все это сон. Олег засмеялся и вдруг растаял в лиловатом тумане. Знакомый туман. Он слизнул все и почернел. Голос Заргарьяна из темноты спросил меня: - Вы живы? - Жив. - Подымите руку. Движения свободны? Я помахал рукой в темноте. - Засучите рукав и расстегните ворот. Он приложил что-то холодное к груди и запястью. - Не пугайтесь. Обыкновенные датчики. Проверим ваше сердце. Не разговаривайте. Как он мог видеть в темноте, сквозь которую не проникала ни одна искорка света? Но он видел. - Порядок, - произнес он довольным голосом, - только пульс малость участился. - Может быть, прекратим? - спросил откуда-то голос невидимого мне Никодимова. - Зачем? У Сергея Николаевича нервы спортсмена. Сейчас мы ему еще сон покажем. - Так это был сон? - спросил я с облегчением. - Кто знает? - лукаво отозвался Заргарьян из черноты. - А вдруг нет? Я не успел ответить. Темнота поглотила меня, как море. СОН С ИСТЕРИКОЙ Из темноты сверху вырвался поток света, заливая белый операционный стол. Белая простыня закрывала до пояса распростертое на столе тело. Вскрытая грудная клетка обнажала алость кровоточащих внутренних тканей и жемчужную белизну ребер. Глаза оперируемого были закрыты, лицо бескровно и неподвижно. Что-то знакомое было в этом лице: как будто я его видел совсем недавно, эти глубокие морщинки у губ и кривой розовый шрам на правом виске. У меня в руках зонд, погруженный в рану. Я в белом халате, на голове у меня белая полотняная шапочка, нос и рот в марлевой маске. Так же выглядят люди напротив и рядом со мной. Я никого из них не знаю, узнаю только глаза женщины, стоящей у изголовья. Они прикованы к моим рукам, и такая тревожная напряженность в них, что кажется, между нами протянута невидимая, тугая-претугая струна. Она тоненько звенит по мере того, как зонд погружается в рану. Я вспомнил вдруг все, что произошло до этой минуты. Скрип тормозов машины, остановившейся у подъезда, гранитные его ступени, еще мокрые от дождя, перспективу знакомой, часто снившейся мне улицы, а затем почтительную улыбку гардеробщика, поймавшего на лету брошенное ему пальто, неспешный взлет лифта и сияющую белизну операционной, где я облачался в белый халат и противно долго мыл руки. Я точно вспомнил, что я, именно я, начал операцию, вскрыл скальпелем прочерченную шрамами грудь и мои руки с профессиональной, привычной умелостью резали, кололи, зондировали. Все это промелькнуло в сознании со скоростью звука и исчезло. Я все забыл. Привычная умелость в руках обернулась испуганной дрожью, и с внезапным ужасом я осознал, что не знаю, как и что делать дальше, не умею этого делать, и любое дальнейшее промедление будет убийством. Но понимая, что и зачем я делаю, я вынул зонд из раны и уронил его. Он глухо звякнул. В устремленных на меня глазах над марлевыми масками читался один и тот же вопрос: "Что случилось?" - Не могу, - почти простонал я. - Мне плохо, товарищи. Чужими, ватными ногами пошел к двери и, полуобернувшись, увидел, как чья-то спина подвинулась на мое место и негромкий басок скомандовал старшей сестре: - Зонд! "Бежать!" - подсказала мысль. Чтобы никто не видел, чтоб никого не видеть, не читать дальше того, что я уже успел прочесть в этих широко открытых, изумленных, обвиняющих глазах. Ног я не чувствовал. Меня бросило как шквалом сквозь хирургическую на площадку между двумя расходившимися под прямым углом коридорами и швырнуло на белый, сияющий эмалевым блеском диван. "Сейчас я этими руками зарезал Олега", - сказал я себе и, сжав виски ледяными ладонями, застонал, может быть, даже завыл. - Что с вами... Сергей Николаевич, голубчик? - услышал я чей-то перепуганный голос. Человек в таком же халате, как и я, только без шапочки, с лысым, голым черепом встревоженно спрашивал: - Что случилось? Как операция? - Не знаю, - сказал я. - Как же так? - Я бросил... я ушел... - еле вымолвил я. - Мне стало плохо. - Кто же оперирует? Асафьев? - Не знаю. - Как же вы не знаете? - Ничего я не знаю! Я даже вас не знаю! Кто вы такой, как вас зовут, где я, черт побери?! - закричал я. Он потоптался на месте, глядя на меня изумленными, ничего не понимающими глазами, и побежал в ту же дверь, из которой я только что вырвался. Я посмотрел ему вслед и встал. Рванул за спиной полы завязанного сзади халата - завязки лопнули. Я вытер им руки и бросил на пол. Туда же швырнул и шапочку. В глубине протянувшегося передо мной коридора мелькнула девушка в белом - врач или сестра, - простучала каблучками-шпильками по паркету и скрылась в одной из комнат. Я машинально пошел в ее сторону мимо одинаково белых дверей. Они вели в кабинеты врачей, чьи имена были отпечатаны на карточках в рамках из белой пластмассы. "Д-р Громов С.Н.", - прочел я на одной из карточек. "Мой" кабинет. Что ж, войдем! У широкого итальянского окна за "моим" письменным столом сидел Кленов и читал газету. - Уже? - спросил он сдержанно, но в сдержанности этой прозвучали тревога и страх. Я молчал. - Жив? - А ты почему здесь? - спросил я вместо ответа. - Ты же сам сказал, чтобы я здесь дожидался! - вспылил Кленов. - Что с ним? - Не знаю. Он вскочил: - Почему? - Мне стало дурно... Я почти потерял сознание. - Во время операции? - Да. - Кто же оперирует? - Не знаю. - Я старался не глядеть на него. - А сейчас почему ты здесь?! Почему не в операционной?! - закричал Кленов. - Потому что я не хирург, Кленов. - Ты с ума сошел! Он не оттолкнул - отшвырнул меня плечом, как в хоккейной баталии, и выбежал в коридор. А я бессмысленно сел на стул посреди комнаты, не мог дотащиться даже до письменного "моего" стола. "Я не хирург", - сказал я Кленову. Но как же тогда я мог начать операцию и благополучно довести ее до критической минуты, не вызывая ни в ком сомнений? Значит, во сне так можно. Тогда откуда же этот страх, почти ужас перед случившимся? Ведь и Олег, и операция, и Кленов, и я сам - все это только призрачный мир сна, и я это знаю. "А вдруг нет?" - сказал Заргарьян. А вдруг нет? Зазвонил телефон на столе, я отвернулся. Телефон продолжал звонить. Наконец мне это надоело. - Сережка, это ты? - спросили в трубке. - Ну как? - Кто говорит? - рявкнул я. - Не кричи. Уже меня не узнаешь. - Не узнаю. Кто это? - Ну, я, я! Галя. Кто же еще. "Галя волнуется, это вполне естественно, - подумал я. - Но почему по телефону? Уж кому-кому, а ей следовало бы дожидаться в приемной. Приехал же Кленов". - Ты что молчишь? - удивилась она. - Неужели неудача? - Видишь ли... - замялся я. - Не могу сказать тебе ничего определенного. Мне стало плохо во время операции. Продолжает ее ассистент... - Асафьев? "Опять этот Асафьев. А я знаю, он или не он? И не все ли равно кто, если это только сон?" И я сказал: - Наверное. Я не разглядел. Они все в марлевых масках. - Ты же не доверяешь Асафьеву. Еще утром сказал, что он хирург для амбулатории. - Когда сказал? - Когда завтракали. Еще за тобой машина не пришла. Я знал точно, что утром мы с Галей не завтракали. Я был дома. И никакой машины у меня вообще нет. Но зачем спорить, если все это сон. - А с тобой что? - продолжала она. - Что значит "плохо"? - Слабость. Головокружение. Утрата памяти. - А сейчас? - Что - сейчас? Ты об Олеге? - Да не об Олеге - о тебе! Я даже подивился: откуда у Галки такая черствость? Олег на операционном столе, а она спрашивает, что со мной? - Полная атрофия памяти, - сказал я сердито. - Все забыл. Где был утром и где я сейчас, кто ты, кто я и почему я хирург, если один вид скальпеля приводит меня в содрогание. В трубке замолчали. - Ты слушаешь? - спросил я. - Я сейчас же еду в больницу, - сказала Галя и положила трубку. Пусть едет. Не все ли равно когда, куда и зачем? Сны всегда алогичны, только я почему-то наделен способностью рассуждать логически даже во сне. Решимость бежать, созревавшая еще с той минуты, когда я покинул операционную, окончательно во мне укрепилась. "Оставлю какую-нибудь записку для приличия и уйду", - подумал я. На верхнем листке из блокнота, лежавшего на столе поверх каких-то бумаг, я прочел типографский текст: "Доктор медицинских наук, профессор ГРОМОВ Сергей Николаевич". И тут я вспомнил свой листок из блокнота, на котором мой предположительный Гайд начертал таинственную, но указующую надпись. Она оказалась ключом к разгадке. Правда, до самой разгадки я еще не добрался, но ключ уже был в замке. "А вдруг нет?" - ответил мне Заргарьян на мой вопрос, сон ли это. А вдруг я по отношению к доктору медицинских наук, профессору Громову Сергею Николаевичу точно такой же невидимый агрессор, как и мой вчерашний Гайд по отношению ко мне? И не следует ли мне по его примеру оставить такую же указующую запись? И я тут же написал в блокноте профессора: "Мы с вами двойники, хотя и живем в разных мирах, а может быть, и в разном времени. К несчастью, наша "встреча" произошла во время операции. Я не смог ее закончить: в моем мире у меня другая профессия. Найдите в Москве двух ученых - Никодимова и Заргарьяна. Они, вероятно, смогут разъяснить вам, что произошло с вами в больнице". Не перечитывая написанного, я пошел к двери, охваченный одним чувством: куда угодно, только подальше от этой гофманской чертовщины. Напрасно: она поджидала меня у порога. Не успел я открыть дверь, как вошла Лена. Она была в том же халате и шапочке, как и в операционной, только без марлевой маски. Я отступил на шаг и спросил с той же дрожью в голосе, как спрашивали и меня: - Ну как? Она почти не постарела с тех пор, как я видел ее в последний раз после войны, а прошло, должно быть, лет десять. Но с этой Леной из моего сна я был связан прочнее: нас объеди

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования