Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Боевик
      Абдуллаев Чингиз. День Луны -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  -
- Все и так будет нормально, - холодно сказал Седой. - Карина пусть у вас останется, а я поеду вместе с Виталиком и Лешим. Поищем ребят. Я, кажется, знаю, где они могут спрятаться. Там ведь один из них, Игорь, был. А все его явки я знаю. Леший молча встал. Он вообще не любил говорить. - Ты ничего про убитых не сказал, - недовольно напомнил Аркадий Александрович. - Лица ты им хоть прострелил, как просили? - Стрелял, конечно, - поморщился Седой. - Дешевый трюк. Они по отпечаткам пальцев все могут выяснить. Но я все равно стрелял. Пусть погадают. Как там у Лося? Его ребята сегодня немного опоздали. Я думал, что голову ему оторву. - Ничего. Главное, чтобы он нас в аэропорту не подвел. Ребята у него до назначенного времени переждут. Там все в порядке. Он мне уже звонил. - Офицер с ним? - Этот майор? Конечно, с ним. Они все там вместе. Все пятеро. Ждут нашего сигнала. - Я поеду с вами, - встала Карина. Седой посмотрел на прыщавое лицо Константина, увидел тик на лице Эдика, блеснувшие стекла очков Аркадия Александровича. - Хорошо, - сказал он, - поехали вместе. Будешь держать им ноги, пока мы их будем резать. Как баранов. - Учти, - крикнул ему Аркадий Александрович, - у вас времени всего два с половиной часа. - Постараюсь успеть. Больше никаких изменений быть не должно. Как у вас связь с Германией? - Не волнуйся, - улыбнулся на прощание Аркадий Александрович, - с этим как раз нет никаких проблем. У меня прекрасная связь со всеми. И с Испанией, и с Чехией, и с Германией. И со всеми остальными тоже. Седой не стал уточнять, кого он имеет в виду. Только трое людей знали все об операции, и только эта тройка знала, кто именно приходил к ним. Но никто, кроме Аркадия Александровича, не знал, от кого приходил этот посланец. Седой повернулся и вышел. Оставшиеся так и не поняли, шутил он или говорил на полном серьезе про баранов. Выйдя из дома, Седой сплюнул в большую лужу. На душе было муторно и грязно. Как в этой луже. Барвиха. 13 часов 18 минут За длинным столом сидели несколько человек. Здесь было все высшее руководство страны. Во главе стола сидел сам Президент. Справа от него расположились секретарь Совета безопасности, министр обороны, министр внутренних дел, директор ФСБ, министр по чрезвычайным ситуациям. Слева от Президента сидели премьер-министр, мэр города Москвы, министр иностранных дел, руководитель Службы внешней разведки и командующий пограничными войсками. Докладывал министр обороны. Он коротко рассказал о нападении на воинскую колонну. Объяснил очень большую опасность похищенного контейнера. Передал ультиматум террористов. О неудачной попытке захватить контейнер с капсулами и гибели вертолета спецназа он не стал говорить, чтобы не нервировать собравшихся. Просто отметил, что на контейнере был установлен специальный маяк, посылавший сигналы в космос. Маяк засекли почти сразу, но контейнер отбить не удалось. Террористы взорвали бомбу в квартире, устроив своеобразную засаду. О количестве жертв он предпочел не говорить вообще. Правда, рассказывая о нападении, он подробно описал все действия террористов, в том числе и захваченный автомобиль ГАИ, и переодетых в офицеров милиции террористов. Не забыл сказать он и про позвонившего террориста, рассказав, как был зафиксирован его звонок и установлено точное местонахождение телефона и автомобиля звонившего в Южной Германии. В заключение министр доложил, что машина террориста находится под достаточно устойчивым наблюдением операторов его ведомства, осуществляющих подобную операцию через спутник. После его сообщения наступило молчание. - Полмиллиарда! - выдохнул возмущенный премьер. - Откуда у нас такие деньги? Это нереальная сумма. Мы только сейчас начали стабилизировать ситуацию. - Их требования невыполнимы, - поддержал его мэр города, словно это было единственное, что его волновало, - такую сумму не смогут собрать даже наши коммерческие банки. Тем более сегодня воскресенье. - Наш эксперт беседовал с ними, и, кажется, они готовы сократить требуемую сумму, - нерешительно добавил министр обороны. - В десять раз, - жестко сказал премьер, - и дайте им понять, что и это большие деньги. Совсем совесть потеряли. Полмиллиарда долларов. А наш золотой запас они не хотят? Президент слушал молча, не вмешиваясь в разговор. Ему хотелось, чтобы высказались все. Словно почувствовав именно такой настрой руководства, попросил слова директор ФСБ. - Террористы захватили капсулы в контейнере и решили, что могут диктовать нам свои условия, - неприятным голосом начал он говорить. - Считаю, что мы вполне можем навязать им наши условия и взять самолет, когда они сядут в него, пытаясь сбежать из страны. Ни одна соседняя страна их не примет, а наши сотрудники из антитеррористического центра готовы вылететь в случае необходимости в любое соседнее государство, если самолету все-таки удастся прорваться. - Все? - спросил Президент. - У меня все. Прошу поручить расследование этого дела нашему центру. Мы имеем все возможности и силы для успешного противодействия банде террористов. - Садитесь, - разрешил Президент и посмотрел на сидевшего рядом министра внутренних дел. Тот быстро вскочил со своего места. - Мы принимаем все меры, - энергично доложил он, - перекрыли все дороги из Москвы и в столицу. В аэропортах и на вокзалах установлены дополнительные посты. Взяты под наблюдение все наиболее уязвимые места в городе. Полчаса назад мы подняли по тревоге всех наших офицеров, находящихся в настоящее время в столице. - Он выдохся, а Президент молчал, словно ожидая продолжения доклада. - Трупы офицеров ГАИ уже найдены, - торопливо доложил министр, понимая, что его все равно спросят про автомобиль ГАИ, участвовавший в нападении. - Значит, террористы убили ваших офицеров и лишь потом взяли машину ГАИ, - понял Президент. - Да, - быстро кивнул министр внутренних дел, - все так и было. Они убили наших сотрудников еще до нападения на колонну. Президент кивнул ему головой, разрешая садиться. Посмотрел на мэра города. - Что будем делать? - спросил он у городского главы. Тот энергично потряс головой, вскакивая с места. - Все коммуникации будут взяты под двойной контроль. Мы постараемся обезопасить москвичей на транспорте, проверим новую линию водопровода. Но полностью исключить возможность заражения я не могу. Эти подлецы могут разбить капсулу у какого-нибудь детского сада или школы. Эпидемия в таком случае охватит город мгновенно. - Вызовите ко мне министра здравоохранения, - недовольно сказал Президент, посмотрев на сидевшего в дальнем углу зала одного из своих помощников. Тот кивнул головой, быстро выходя из кабинета. - В наших больницах мы приготовим места, но нужно будет развернуть достаточное количество коек, - сказал непонятно почему мэр, - поэтому я попрошу МЧС и Министерство обороны помочь в данном вопросе. - Вы не поняли, - вскочил с места министр обороны, - капсулы в любом случае нельзя открывать. Против этого вируса не существует надежной защиты. Половина города будет выведена из строя уже через день, к завтрашнему утру. Я уже не говорю, что заразу могут развезти по всему миру. Это будет хуже любой эпидемии. Не говоря уже о том, что в мире разразится грандиозный скандал. ЗНХ запрещен к применению вот уже столько лет. Запрещена даже разработка этого абсолютного оружия, способного нанести страшный удар по противнику даже в случае нашего тотального поражения. Мы должны принять условия террористов или найти капсулы. Никакого другого варианта просто нет. Рисковать мы не имеем права. Президент по-прежнему молчал. Он оценивал сказанное. Потом посмотрел на министра обороны и тяжело спросил: - Они действительно могут вскрыть контейнер и разбить эти капсулы? - Они уже вскрыли контейнер, - тихо ответил министр. И тогда в кабинете наступила тишина. Премьер шумно вздохнул. Мэр закрыл от ужаса глаза, представив себе картину Апокалипсиса в Москве. - Что вы предлагаете? - спросил Президент. - Вести переговоры с террористами, постараться выяснить, где могут быть капсулы, и по возможности выполнить все условия бандитов, чтобы получить обратно капсулы. - Это все, что вы можете предложить? - недовольным голосом сказал Президент. - Вечно военные нас подводят. Все молчали. - Приказываю создать оперативный штаб по переговорам с террористами, - строго сказал Президент, - в составе: премьер-министр - председатель штаба, мэр города, министры обороны, иностранных дел, МВД и МЧС, директора ФСБ. Включите туда и министра здравоохранения. Когда террористы еще раз должны позвонить вам? - Через два часа, - доложил министр обороны. - В этот раз переговоры с ними будет вести премьер. На разумные компромиссы, конечно, нужно пойти. Но не более того. Очень потакать этим бандитам не нужно. Директору ФСБ приказываю задействовать все имеющиеся у него возможности. В случае гарантированного успеха уничтожить бандитов на месте. Но только в случае гарантированного успеха. Москву мы должны уберечь от подобной угрозы. - Я поговорю с нашими банкирами, - кивнул премьер, - конечно, такую сумму не соберем, но миллионов сто, думаю, собрать сумеем. - Я тоже поговорю с банкирами, - вмешался мэр, - они поймут, для чего это нужно. Но нужно сделать все очень спокойно, чтобы не было ненужной паники. - Да, конечно, - согласился Президент, - паникеры нам не нужны. Если ничего другого не выйдет, отдайте им деньги, и пусть улетают. Все равно далеко не улетят. - Ни одна соседняя страна их не примет, - заметил министр иностранных дел, - их сразу выдадут обратно. Может, только Афганистан, но и там их сразу арестуют. Он не стал уточнять, что еще до приезда сюда успел переговорить с министром обороны и дал свое принципиальное согласие на помощь в этом деликатном вопросе. Он уже отдал распоряжение найти в этот воскресный день министра иностранных дел Германии и нетерпеливо ждал, когда наконец закончится совещание. В свою очередь, министр обороны также не говорил об этом разговоре, понимая, что в случае еще одной крупной неудачи все провалы этой операции будут приписаны военному ведомству. Он с неудовольствием вспомнил о бывшем полковнике ГРУ, которого рекомендовал генерал Лодынин. На фоне этого представительного совещания приехавший к нему странный грузин выглядел каким-то нелепым, фарсовым, почти водевильным героем. "Как только приеду, сразу его уберу, - решил для себя министр. - Поверил в нового комиссара Мегрэ. А здесь не убийцу искать нужно в закрытой комнате, а бегать по всей Москве в поисках террористов, укравших контейнер с биологическим оружием". Сидевший рядом директор ФСБ смотрел на своего военного коллегу, чуть усмехаясь. Он был убежден, что у военных ничего не получится. Тем более в расследовании столь сложного преступления. Он видел, кого привез генерал Лодынин, и теперь с плохо скрываемой иронией вспоминал нелепого полноватого кавказца в кабинете министра обороны. Кажется, Лодынин говорил, что это один из лучших аналитиков ГРУ. Неудивительно, что Советский Союз проиграл "холодную войну" Западу, думал директор ФСБ. Имея такого комичного аналитика, можно было проиграть и гораздо больше. Странно, что этого не понимает сам Лодынин. Он ведь всегда казался таким толковым генералом. Может, всегда только казался? Главное разведывательное управление Генштаба было всегда особым подразделением даже в бывшем Советском Союзе. Когда в СССР началась перестройка и волны гласности выплеснули на читателей все негодование деятельностью бывшего ВЧК, ГПУ, НКВД, КГБ, военная разведка оставалась вне критики. О ней почти не писали, так как ее почти никто не знал. И когда разгулявшиеся демократы, "прорабы перестройки" и политические демагоги разрушали КГБ, не понимая, что разрушают и собственную страну, оставшуюся без надежной защиты, ГРУ продолжало быть вне критики, защищенное своей принадлежностью к военному ведомству, в котором всегда были свои, отличные от других, правила. ГРУ сумело устоять и сохранить свои кадры и тогда, когда в "революционном запале" безжалостно терзали КГБ в девяносто первом году, а пришедший в руководство самой могущественной спецслужбы мира "прораб" Бакатин изгонял профессионалов тысячами, в каком-то садистском угаре наслаждаясь произведенными разрушениями. Именно тогда КГБ и был разделен сразу на пять самостоятельных ведомств - службу охраны Президента, Федеральное агентство правительственной связи, Управление пограничной охраны, Федеральную службу безопасности и Службу внешней разведки. Сейчас, вспоминая об этом, директор ФСБ невольно нахмурился. В руководстве ГРУ всегда работали блестящие профессионалы, офицеры, становившиеся легендами еще при своей жизни. И вдруг появление этого нелепого полковника Абуладзе. Либо он сам, директор, не сумел его разглядеть, либо Лодынин затеял свою игру, решив подставить всем такого "эксперта", а сам проводя собственное расследование. В любом случае это было достаточно неприятно. Нужно будет поручить Дмитриеву провести самостоятельное расследование, решил директор ФСБ. И, словно прочитав его мысли, Президент грозно закончил: - Приказываю подключить к расследованию антитеррористический центр ФСБ. Докладывать мне каждые два часа. Все встали со своих мест. Занятый своими мыслями, министр обороны вдруг спросил на прощание: - А нашим экспертам продолжать вести этих террористов? - Конечно, - зло кивнул Президент, - это ведь все ваше дерьмо. Вот мы все и должны теперь его расхлебывать. Пусть уж ваши офицеры сегодня потрудятся. Министр обороны понял, что по итогам сегодняшнего дня Президент будет решать, оставлять ли его на этой должности. И это было самым главным итогом состоявшегося совещания. Москва. 13 часов 27 минут Кабинет министра обороны России находился на пятом этаже здания министерства. На втором этаже размещался своеобразный командный центр, откуда руководили ходом операции представители военного министерства. Генералы уже знали о вызове их министра в Барвиху и о начавшемся там совещании. Ничего хорошего от подобной встречи никто из них не ждал. Фактически во всем можно было обвинить военных. Контейнер принадлежал армейской лаборатории, его перевозили представители Вооруженных Сил. При желании можно было вспомнить и оглушительный провал с попыткой спецназа найти контейнер с капсулами. Словом, генералы понимали, что возвращение министра может оказаться весьма безрадостным и в лучшем случае дело передадут антитеррористическому центру Федеральной службы безопасности, который и вел обычные дела по розыску террористов. Общее настроение апатии передалось и операторам, следившим за сообщениями из штаба противовоздушной обороны Московского военного округа, которые, в свою очередь, осуществляли общую координацию с центром руководства стратегических сил, осуществлявших наблюдение со спутников. Абуладзе в мятом легком костюме выглядел слишком необычно на фоне мрачных генералов, старавшихся не обсуждать последние события. Генерал Лодынин, почувствовав общее настроение, подошел к Абуладзе. - Пройдем в соседний кабинет, - предложил он. Бывший полковник кивнул ему в знак понимания и пошел за ним. В соседней комнате за столом сидел неизвестный им подполковник. Увидев вошедших, он вскочил. - Будьте любезны, - попросил его Лодынин, - разрешите нам поговорить. - Да, конечно, - кивнул подполковник, выходя из кабинета. Абуладзе тяжело опустился в кресло. Лодынин сел напротив него. - Зачем ты меня позвал, генерал? - спросил Абуладзе у начальника ГРУ. Когда их никто не видел и не слышал, он обращался к своему бывшему руководителю на "ты". Они были знакомы уже свыше сорока лет и часто понимали друг друга без лишних слов. - А как ты думаешь? - Думаешь, я могу успокоить твоих коллег? - усмехнулся Абуладзе. - Я думал, ты сумеешь нам что-нибудь подсказать. - Стареешь, генерал. Наши мозги уже никого не интересуют. У вас здесь такие компьютеры, спутниковое наблюдение, техника, которую я даже в кино не видел. Кому нужны наши мозги? - Я не верю в эту технику, - возразил начальник ГРУ, - вернее, не совсем верю. Судя по всему, нас всех здорово подставили с этим контейнером. - Это я уже сообразил. Конечно, у террористов была точная наводка. Они знали, когда везут контейнер, кто именно везет, знали время, место. И даже знали, как обращаться с контейнером. Это слишком много для обычных бандитов. Конечно, ты прав. Среди ваших был предатель. Поэтому ты меня и позвал. Думаешь, я смогу быть объективным. - Со спутника можно снять газетный лист, записать разговор по сотовому телефону, найти автомобиль террориста, - уклонился от ответа Лодынин, - но вычислить предателя невозможно. Это сумеешь сделать только ты, Тенгиз. Ты ведь сам видишь, в какую драку мы втянулись. Террористы попались наглые. Они специально подставили контейнер, уничтожили наш вертолет со спецназом, чтобы дать нам понять - любые наши действия они уже просчитали. Они знают про спутниковое наблюдение и про маяк на контейнере, знают, как обращаться с капсулами и как прятаться от наблюдения. Поэтому нам нужны твои мозги, Тенгиз. Это ведь не обычный теракт. Речь идет о судьбе миллионов людей. Я тебя не агитирую, ты сам все отлично понимаешь. Мы до сих пор не знаем, кто против нас действует и где находятся капсулы. - Меня беспокоит еще одно обстоятельство, - добавил Абуладзе. - Каким образом они собираются улететь из страны? Ведь самолет нигде не сможет сесть. Его сразу нам выдадут. Ни одна соседняя страна просто не примет таких террористов. Тогда почему они так рискуют? Значит, они просчитали и этот вариант. Мне не нравится такой планомерный расчет. Нужно сбить их с продуманного варианта, заставить ошибаться, играть по нашим правилам. - У тебя есть какие-то задумки? - понял Лодынин. - Во всяком случае, несколько моментов мне нужно проверить. Только, ради Бога, убери ты своих генералов. От их звезд просто рябит в глазах. Пользу они никакую не принесут, только мешают своим сосредоточенным видом. - Вот этого сделать не могу, - развел руками начальник ГРУ, - там все руководство министерства. Куда я их могу убрать? Скорее наоборот, они потребуют отобрать у нас дело и передать его в ФСБ. Увидишь, наш министр вернется от Президента и объявит, что все кончилось именно таким образом. - А тебе этого не хочется? - Нет, - сказал Лодынин, - мы обязаны знать, кто именно предатель в наших рядах. Даже если ФСБ и найдет капсулы и сумеет обезвредить террористов. Этого мало. Я обязан знать, кто сотрудничал с террористами. - Так ведь, кажется, исчез один майор. Может, это он? - Не получается, - возразил Лодынин. - Майор недавно был переведен к нам из Воронежа. Он не мог знать места и времени перевозки контейнера. Им сообщают об этом в последний момент. Никак не получается. - И они похитили майора, чтобы мы поверили в его виновность, - выдохнул Абуладзе. - Красиво придумано. - Похоже, что так. В любом

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования