Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Александр Бушков. Волчья стая -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  -
? Года два, как по паспорту... -- Шпионы,-- расхохотался рассолодевший Мухомор.-- Девушка очаровывает, а Вадик секретные документы фотографирует. -- Иди ты,-- сказал Паша.-- Во-первых, шпионы обязательно знали бы про такой порядок, а во-вторых, паспорта при себе имели бы. А у вас, такое впечатление, документов нема... Верно? -- Верно,-- осторожно сказал Вадим.-- Так уж получилось... Да и на поездах мне давненько не приходилось ездить... С паспортами приключилась такая петрушка... И умолк, притворяясь, что поперхнулся, решительно не представляя, что тут можно соврать, убедительное и максимально похожее на правду. -- Да ладно тебе,-- великодушно сказал Паша.-- На беглых зэков не похожи, и -- проехали. Будем считать, что ты у нас герцог в изгнании. По ГекльберрИ Финну. Вадим и... и Вероника. И все дела, без чинов... Но если подумать -- как же вы в Бужуре на поезд сядете? Без аусвайсов? -- С проводницей попытаюсь договориться. -- Тоже вариант... -- Ох, парни, как мы до Бужура в мае ехали...-- вмешался Иисус.-- Вас не было, вы на "газоне" добирались, а нам четверым Босс сунул билеты на поезд. Заходим -- а вагон, оказывается, купейный. Ну, пошли мы квасить... Проводника споили, потом заглянул бужурский мент, молодой такой сержантик, в поезда их нынче ставят за порядком следить. К полуночи он у нас прижился -- любо-дорого, свой мужик, мы ему обещали, что за порядком все вместе будем следить. Всю ночь лопали... -- Стоп! -- распорядился Паша. Вытащил из-за огромного, обитого по углам железом сундука ружье, достал из мешочка горсть патронов, распахнул дверцу и целеустремленно затопотал к камышовым зарослям, широкой полосой окаймлявшим вдали узкое длинное озеро. -- Ну, это надолго...-- заключил Худой.-- Пока все патроны не исстреляет, не вылезет. А ведь подшибет парочку... Жень, подай девушке стакан, стоять нам долго... Они попивали винцо, вольготно развалившись, удерживая то и дело рвавшуюся наружу лайку по имени Бой. Время от времени в камышах раздавались выстрелы. -- Вот так и живем,-- сообщил Вадиму Иисус.-- На природе, на вольном воздухе, ни начальства, ни ментов. Экологически чистая жизнь, я бы сказал... Как тебе? -- Что-то в этом есть,-- из вежливости сказал Вадим. -- Что-то? -- возмутилась чуточку захмелевшая Ника.-- Благодать! В самом деле, было во всем этом нечто от безмятежного пикника -- явственный привкус экзотики, не самое скверное вино, люди, от которых не ждешь подвоха... Лайка, рюкзаки, романтика... Наконец вернулся Паша, гордо тащивший за лапки четырех уток, не особенно и больших. -- Ой, жалко,-- сморщилась Ника. -- Зато вкусны, окаянные,-- Паша старательно запихал добычу в яркий пластиковый пакет.-- Погоняй, Женя, нам бы к обеду добраться... Глава вторая. Рабство на пороге третьего тысячелетия Вадим, уже успевший несколько захмелеть, заметил впереди дома, почти сразу же Паша, сидевший вполоборота и перешучивавшийся с Никой, об®явил: -- Прибыли. Ага, вон бичи стадо гонят. Поздновато они сегодня что-то... "Уазик" свернул в сторону и остановился. Десятка три небольших, сереньких овечек протопали посередине дороги, подгоняемые мужиком и женщиной в брезентовых плащах, в самом деле, предельно бичевского вида. -- Паш, давай Боя пустим? -- предложил Мухомор. Громко пояснил Вадиму: -- Бой у нас овец душит, как серый волк. С маху. Ну, потом свалим все на случайность, с хозяином полаемся, денежки заплатим -- и с мясом... Паша... -- Ладно, ладно,-- фыркнул начальник.-- Только от®едем, чуть погодя, чтобы и в самом деле выглядело, будто по случайности отвязался... -- Варварство какое,-- возмутилась Ника.-- Они же такие кудрявенькие. Машина проехала метров триста, Паша распорядился: -- Пускайте. Кудрявенькие, конечно, но и вкусненькие... Вы, Вероника, в Шкарытово шашлык ведь кушали... Мухомор дотянулся, распахнул дверцу. Бой мгновенно прыгнул наружу, завертелся на месте, опустил нос к земле, шумно втянул воздух -- и, азартно гавкая, припустил вслед за стадом. Проехали еще немного, остановились окончательно. Худой похлопал Вадима по плечу: -- С прибытием, герцог! И первым выскочил. Вадим выбрался следом, ошеломленно оглядываясь. На райцентр, каковым являлся Бужур, это не походило ничу-точки. Ни следа рельсов, вокзала, многолюдства... Слева, за одиноким домом с вывеской "Магазин", сверкало обширное озеро, на дальнем его берегу вздымались голые сопки. Справа тянулось шеренгой десятка полтора домов, видно было с этого места, что вдали за последним нет уже никаких признаков жилья -- лесок и заросли какого-то кустарника. За домами местность полого поднималась, заканчиваясь густым лесом. Места, что скрывать, были красивые, даже живописные, одно озеро чего стоило... но где же Бужур? -- Послушайте...-- начал было Вадим. Грянул хохот в три глотки -- Иисус и Мухомор с Худым прямо-таки шатались от смеха, смахивая натуральные слезы. Худой хлопнул Вадима по плечу: -- Привыкай, герцог. В старые времена это называлось "зашанхаить". Джека Лондона читал? Он читал Джека Лондона и прекрасно помнил, что означало это словечко -- когда в портовом кабачке незадачливого моряка поили в доску и бесчувственного уволакивали на незнакомый корабль, и в себя он приходил уже в открытом море... Он невольно сжал кулаки. И остался стоять -- они вовсе не злорадствовали и не выражали враждебности, наоборот, такое впечатление, относились к происшедшему как к веселой шутке и предлагали ему самому посмеяться вдоволь... Судя по лицам, никто не считал, что совершил какую-то подлость или хотя бы пакость. -- Ну извини, Вадик,-- покаянным тоном сказал Паша.-- Это не Бужур, это Каранголь. Есть такая деревушка у черта на куличках. Ты пойми, чтобы нормально работать, в бригаде обязательно должны быть четыре человека -- а тут, сам видишь, трое, дошло до того, что я один буду таскать и батарею, и аппарат, хотя обычно для этого нужны двое... Макси-мыч у нас загремел в больницу в Шкарыто-во, положение аховое. В деревне лишних рук нет, никого нанять нельзя, пробовали в Шка-рытово, не нашли подходящих. А ты, как я понял, пташка небесная. Какая тебе разница, если поторчишь здесь пару недель? К тому же и с кухаркой загвоздка, а Вероника готовить умеет... -- Недельки две потаскаешь провод, дурило, а потом поедешь в Шантарск, как барин, на этой самой машине,-- поддержал Мухомор.-- И никаких тебе хлопот. Управимся за две недели, зуб даю, а там и сезон кончится... Ты за это время сотни четыре заколотишь, плюс Вероника... Кормежка казенная, энцефалитку найдем. Жизнь -- во! Я тебе авторитетно говорю, двенадцатый сезон добиваю, то бишь -- двенадцатый год... -- Не с кайлой вкалывать,-- поддержал Иисус. -- Вот это влипли! -- хмельно расхохоталась Вероника, закидывая голову.-- А казались такими джентльменами... -- Мы и есть джентльмены,-- ухмыльнулся Паша.-- Честью клянусь, недельки за две управимся... Она, к великому неудовольствию Вадима, смеялась без всякой злобы: -- Вот это угодили... Работорговля в стиле рюсс... А в кандалы вы нас заковывать будете? -- Вероника! -- возмущенно прижал Паша к груди здоровенные кулаки.-- Помилуйте, за кого ж вы нас, таких белых и пушистых, принимаете? В конце-то концов, и не принуждаем ничуть... -- А если мы откажемся? -- угрюмо спросил Вадим. -- Пожалуйста,-- развел руками Паша.-- Нешто я вас держу? Вот только до Бужура придется добираться на своих двоих, а это, между прочим, километров девяносто. В деревне ни у кого ни лошади, ни мотоцикла. Если сейчас двинетесь в путь-дорогу, к завтрашнему утру, может, и дойдете... если не заплутаете. А тут, кроме Каранголя, жилья в радиусе девяноста кэмэ нет... Зато волки, кстати, попадаются. Ну, решайся, пилот. Говорю тебе честно: две недели полюс-минус пара дней -- это уж как вы сами справитесь. И поедешь в Шантарск, как король, на тех же спальниках, а там получишь нехилые денежки... -- Но мы... -- Слушай, а что это ты за обоих решаешь? -- перебила Ника с видом веселой бесшабашности.-- Мне, например, надоело болтаться по этой романтической глуши. Хочу жить здесь. Вы меня работой не перетрудите? -- Никоим образом, Вероника! -- оживился Паша.-- Утречком сварить ведро борща, ведро каши -- и к вечеру то же самое. На обед в деревню не возвращаемся, берем сухой паек... И всего-то делов. Поселим вас у бабки, там у нее в избе хоть пляши, а для него,-- он кивнул на Вадима,-- местечко на нарах найдется, тут половина домов пустует. -- А баня у вас найдется? -- В два счета! Бабка затопит. Ну, согласны? Есть у рабства свои прелести? Она погрозила ему пальцем: -- Только чтобы непременно -- галантное обхождение... -- Есть! -- длинноволосый верзила отдал честь.-- Мужики, в темпе запомнили и передали всем остальным: кто нашей очаровательной поварихе нагрубит хоть словом, не говоря уж о жестах -- вышибу по двум горбатым, и поплетется он пешком в Шантарск... Ясно? Ну, мы тогда поехали, а вы тут с Вадиком окончательно помиритесь. Спальники Женька сбросит, вам, наверное, во-он ту хату оборудовали. Прошу! Он подал руку Нике, помог ей забраться в кабину, запрыгнул сам, и "уазик" помчался по единственной улочке вымирающей деревни. Вадим стоял, набычась. -- Держи,-- сунул ему бутылку миролюбиво ухмылявшийся Мухомор.-- Давай без обид? Ну, так уж вышло... Ты вон посмотри на Иисуса. Мы его в свое время точно так же зашанхаили. Открывали сезон, сели как следует вмазать в Шантарске перед выездом, он к нам и упал на хвост. Поили его два дня, потом по дикой пьянке сдал все документы в контору -- и на крыло. -- Вот был номер! -- подхватил Худой, прыснув.-- Продирает наш Иисус глазенки на третий день, видит -- вокруг примерно такая же картина. Мы тогда стояли... В Береше, кто помнит? -- В Линево,-- уточнил сам Иисус. -- Вот... Начинает Иисус орать: "Где я, что со мною?" Мы ему, как только что Пабло тебе, об®ясняем: мол, завербовался ты, голубь, в геофизику, сдал трудовую, спальник и костюм с сапогами получил, расписался за них и поехал за туманом... Иисус едва не подвинулся крышей, вопит: не хочу я среди здесь, я домой хочу! Мы ему об®ясняем: чудак, кто ж тебя держит? Он сгоряча хватает сапоги и орет: я пошел домой, в Шантарск. Мы ему об®ясняем: до Шаитарска, мил человек, триста километров, как ты их пройдешь пешком, без копейки, документов и даже сухой корочки? Ну, немного рассказали про работу и про житье-бытье... Что мы в итоге имеем? Иисус четвертый сезон мотает... Четвертый год. И не надо ему другой жизни. Верно, Иисус? -- Верно! -- возопил поддавший Иисус, обнял за шею Мухомора.-- Мужики, да мне теперь подумать страшно, что могло тогда повернуться по-другому! Я бы непременно в Шантарске от белки помер или по пьянке под автобус влетел! Мухомор, друг, не надо мне другой жизни! -- Вадик, бля буду, это чистая правда,-- заверил Худой.-- Видишь, нашел человек свое счастье. Может, и вы с Вероникой прикипите, жизнь, я тебе клянусь, у нас неплохая... Ты честно скажи, кончал что-нибудь такое? У тебя вид образованный. -- Было дело,-- хмуро сказал Вадим. -- Ага, а потом жизнь пошла писать кренделя? Ничего, не ты первый, не ты последний. Посмотришь мужиков, убедишься. У Лехи два диплома, политех и шкипер дальнего плаванья. Водяра сгубила. Майор-танкист есть. Только что из бывшей несокрушимой выперли -- взял моду командира полка с пистолетом по танкодрому гонять. Славка ничего еще по молодости не кончал, зато стихи пишет, писателем хочет быть. Глядишь, и станет, он упрямый... У Михи четыре курса универа. Народ не сермяжный, точно тебе говорю... Ну, без обид? Вадим исподлобья оглядел их, протянул: -- Без обид... Значит, две недели? -- За две недели мы эти профиля всяко разно пройдем,-- заверил Мухомор.-- Лишь бы дожди не нагрянули, тогда, конечно, затянется. Ну, за знакомство? Вадим допил бутылку. Он и в самом деле не собирался поднимать бунт. Во-первых, Нике вожжа попала под хвост. Во-вторых, вряд ли они врали насчет девяноста километров и полного безлюдья. В-третьих... Ему не хотелось бы признаваться в этом вслух (благо никто и не требовал), но сил больше не было. Чересчур много хлебнул горького. Выть хотелось при мысли, что снова придется тащиться куда-то парочкой никому не нужных изгоев. В конце концов, это не те куркули -- шантарские мужики, земляки... Две недели постарается вытерпеть. К тому же в этом захолустье можно пересидеть любые неприятности. Должно быть, те же примерно мысли пришли в голову и Нике, оттого и перенесла новость так легко, не сопротивляясь... -- Слушайте,-- сказал он.-- Но потом-то точно в Шантарск? -- Ну что тебе, землю есть, как Том Сойер? -- фыркнул Мухомор.-- Кровью подписываться? Пошли. У нас бухалово кончается, пора резервы искать, а мы еще в хате не обу строились... -- С Пашей мне больше не о чем говорить? -- А зачем? Все сказали,-- пожал плечами Худой.-- Ты к нему, кстати, уважительнее, есть некоторая субординация, этакие неуловимые оттенки. В хату начальника просто так лезть не стоит и особо не панибратствуй. Когда "Паша" да трали-вали, а когда -- он бугор, мы -- работяги... Пошли? Они направились в деревню, троица на ходу рылась по карманам, подсчитывая скудные средства. Скрепя сердце Вадим расстался с сотней из своего запаса, что встретило самое горячее одобрение. -- Магазин закрыт,-- констатировал Иисус.-- Обычно тут за прилавком торчит та-акая блудливая давалочка... А в этой дыре ей толком и не с кем... О! Славка на тропу войны вышел, издали вижу. Вон и майор торчит -- значит, точно, послали они Бакурина на все буквы и сели квасить в ожидании нас... Может, и рыбки наловили. Карасей в озере до черта. Бакурин тряпка, вообще-то, садится квасить со свои-у-ги работягами, а этого ни один умный начальник делать не будет. Ничего, Паша ему хвост живо накрутит -- Пашка молодец, молодой, да толковый, у него-то все спорится... И от него, кстати, за дело можно и по уху получить. Если напросишь на свою шею, так что учти. Славка, чего воюешь? Тот, к кому он обращался, парень лет двадцати с лишним, в интеллигентных очках, занят был отнюдь не интеллигентским делом -- пошатываясь, огромным колуном рубил ветхий заборчик палисадника, иногда промахиваясь и сгибаясь пополам вслед за воткнувшимся в землю топором. В доме то за одним, то за другим окном мелькала чья-то тоскливая физиономия. Добрая половина забора уже превратилась в кучу обрубков. Вторая пока что держалась, но и ее дни были сочтены. Распахнулась форточка, изнутри донеслось жалобное: -- Что ж ты творишь, ирод, а еще в очках... -- Бр-рысь! -- рявкнул Славик, замахиваясь топором.-- Усадьбу спалю, куркуль, если будешь гавкать! Форточка проворно захлопнулась. Тот, кого назвали майором, лысоватый коротыш лет сорока пяти, уже был неспособен на какие-либо осмысленные действия -- он сидел в сторонке, привалившись спиной к огромному тракторному колесу, валявшемуся у забора, одобрительно наблюдал за тем, как штакетник превращается в щепу, порой покрикивая: -- Гвардия, впер-ред! Рычаги на себя! -- Во! -- сказал Мухомор Вадиму так, словно хвастался местными достопримечательностями.-- Сидит -- майор, а забор сносит -- поэт. Слав, ты его за что? -- Знал бы за что, совсем бы убил,-- серьезно ответил Славик, пошатнувшись.-- Браги не дает, рожа. -- Вы ж у него, поди, все выжрали? -- Тем более,-- сказал Славик.-- Вы-то привезли что-нибудь? Мы тут третий день гужбаним, с Бакуриным просто -- вылезет утром на воздух, поглядит на небо в пустую бутылку заместо подзорной трубы и мигом с нами согласится, что погода для работы самая неподходящая. Карасей наловили до черта, ухи целое ведро стоит, а вот с водярой плохо, и продавать больше нечего... -- Сейчас что-нибудь придумаем,-- почесал в затылке Худой.-- Денег мал-мал есть. А вот магазин закрыт... Томка что, с вами бухает? -- Ага. Там ее уже по второму кругу пускают... Сторонись! Они кинулись с дороги в разные стороны, как воробьи из-под колес. "ГАЗ-53" с самодельной деревянной будкой, прикрывавшей только половину кузова, проехал мимо, вихляя, свернул вправо и ухнул передними колесами в единственную глубокую ямку, которая здесь имелась. Мотор моментально заглох, из кабины вывалился детина в такой же брезентовой униформе, кое-как утвердился на ногах и, похоже, принялся мучительно соображать, где это он очутился. -- О, Вася прибыл,-- констатировал Мухомор.-- Как успехи? Эй, Василь? -- Нормалек! -- отрапортовал Вася, не без труда сфокусировав на нем глаза.-- И бакуринский транзистор загнал, и твои хромовые сапоги... на хер тебе тут. Мухомор, хромачи? На танцы, что ли, ходить? -- Ну ты и курва...-- беззлобно покачал головой Мухомор. -- Зато имеем флягу браги. Вон, в кабине, еле запихнул... -- Капает! -- взревел Мухомор нечеловеческим голосом.-- Ты же крышку на защелку не заложил! Вон, капает! Спасай брагу! Все кинулись к кабине, опережая друг друга, вопя от избытка чувств. Мешая друг другу, не без труда выволокли из тесной кабины огромный алюминиевый бидон, литров на полсотни -- Вадим видел как-то по телевизору именно такие, в них образцово-показательные доярки сливали молоко. Здесь, разумеется, молоком и не пахло, во фляге плескалась жидкость, цветом и запахом крайне напоминавшая какао. -- Какаовая,-- блаженно принюхался Иисус.-- Это вам не с куриным пометом, как в Парнухе... Взяли, мужики! Они с Худым подхватили флягу за ручки и поволокли к избе, откуда как раз от®езжал "уазик". Вася орал вслед: -- Грузовик-то вытащим? -- До завтра постоит,-- отмахнулся Мухомор.-- Вадик, чего встал? Пошли "какаву" пить, как аристократы! -- Эй! -- истошным голосом завопили сзади.-- Эй, иогодите, идолы тувинские! Их гигантскими прыжками нагонял тот самый доморощенный чабан -- полы брезентового плаща развевались, в руке мужичонка держал совершенно бесполезный теперь кнут, забыв о нем. -- Ага,-- осклабился Мухомор.-- Сработало... Подбежав, пастух сгоряча продолжал в том же духе: -- Вы, идолы тувинские... Славик моментально выдвинулся вперед, занес колун: -- Я тебе! Господ геофизиков сравнивать с языческими идолами? Пополам перелобаню, труженик пастушьего фронта! -- Ты, в самом деле, поосторожнее,-- невозмутимо бросил Иисус.-- Не с бичевней общаешься, можно и по рогам схлопотать... Мало ты у Максимыча через плетень летал? -- Мужики! -- плачущим голосом воззвал мужичонка.-- Ну ладно вам, что вы, как эти! Там ваша собачка овцу задавила, налетела, как дикий зверь, завалила и придушила моментом... Мне ж хозяева бошку отвинтят! Что ж теперь делать-то? -- Так бы сразу и сказал,-- поморщился Мухомор.-- Во-он, "уазик" стоит. Сходи к начальнику отряда, поплачь. Если хорошенько попросишь, заплатит. Только овечку, чур, забираем, коли деньги плочены... Славик матерно подкрепил его вердикт, мно

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования