Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детская литература
   Обучающая, развивающая литература, стихи, сказки
      Востоков Станислав. Рассказы -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  -
? - Угу, - выдавил из себя Виктор. Сколько с меня? - Это смотря чем платить будете. - Ну, деньгами, наверое. - Что я с ними делать буду, - возмутился киоскер, - есть? Или носить? Вы мне что-нибудь посущественнее пожалуйста. - Картошку. Можно? - Картошку давай. Половину. Виктор достал картофелину из лукошка и повертел, соображая, как бы ее можно отполовинить. - Вот тут... - начал было неуверенно он - Ладно, сакзал киоскер давай целую. На тебе за это еще " подвиг разведчика". Наслаждайся. Киоскер огляделся и сунул картошку под прилавок.. - Я все-таки думаю что разведчик наш был, - добавил он. - Спасибо, - обалдело сказал Виктор, глядя на желтые листки с порядочной, обгорелой дырой. - На здоровье, - ответил киоскер и снова углубился в чтени е прессы. Виктор отошел, переваривая только что происшедшее. Затем он вернулся снова. Киоскер уже погрузился в газетные сообщения.: - Извините, - сказал Виктор. - М- да, - оторвался еще раз от чтения киоскер. - Вы не подскажете, как мне найти Гука? - Гука? Не подскажу. Пойми меня правильно, народу много вокруг, ходят встречные - поперечные. - Ну, я тут ему картошечки собрал. - Давай ее сюда, я передам, он частенько за "Литературной газетой" приходит. - За чем? - З а Л и т е р а т у р н о й г а з е т о й, - медленно с расстановкой проговорил киоскер вимательно глядя на Виктора, чтобы понять доходит ли смысл слов до Виктора., - стихи почитать любит. Виктор промычал что-то, потом перевел взгляд на лукошко, снял его с руки и поставил на прилавок. - От кого, сказать, картошечка? - спросил киоскер пряча лукошко вниз. - М. - м, от Виктора. - Хорошо, передадим. Можете не сомневаться. Виктор как во сне медленно отошел от киоска. Потом повернулся, вспомив, что забыл попрощаться и сказал: - До свидания.. - До свиданья, - сказал киоскер, снова углубившись в газету. Виктор в растерянности побрел обратно. Виктор засыпал. В тот вечер он лег поздно. Помогал бабушке рисовать транспоранты для предстоящей демострации. Он погружался в сон, а перед глазами проплывали надписи на красном кумаче: "Пенсионеры - цвет общества"., "Укрепим буржуями ряды наших рудокопов! " и "Правительство-шпион Запада". Сквозь сон он слышал как бабушка убрала лозунги за печь, что-то сказала насчет скорого будущего всех буржуев и, пару раз охнув, легла в кровать в соседней комнате. Свет там погорел еще с полчаса, но скоро погас и он. Дом погрузился во мрак. Старинные часы, которые бабушка получила еще в первой битве за урожай, собрав хлеба на сколько-то больше, чем тот кто собрал хлеба боьше всего в соседнем колхозе, прокуковали полночь. Проснулся Виктор от какого-то цыканья. Цыканье было негромким, но равомерным и сон прогоняло положительно. Через минуту он пробудился окончательно и открыл глаза. Посреди комнаты стоял Гук и цыкал. Сон с Виктора сняло как рукой. Он сел в постели. - Привет! - Вот твое лукошко, - сказал Гук, и поставил корзину на пол, - еще пригодится. Он поглядел на Виктора. - Хочешь пойти со мной в лес? - Еще бы! - ответил Виктор. - А чего делать? - Слушать дрозда. Да и вообще, - добавил он после паузы, - посмотреть Виктор наспех оделся в майку брюки и рубашку. Затем подумал и добавил свитер. На улице было свежо. Гук молча следил за Виктором. - Фонарик брать? - спросил Виктор, одевшись. - А это что? - сросил Гук в ответ. Виктор нырнул на кухню и принес продолговатый железный китайский фонарик на двух батарейках. - Вот, - сказал Виктор и включил лампочку. Гук моментально исчез, слившись с тенью печки. - Извиняюсь, - сказал Виктор и выключил фонарь. - Гук осторожно вышел из-за печки. - Ну как, берем? - спросил Виктор. - Ты им весь лес перепугаешь. - Так я же ничего не увижу. - Ничего, пойдем по слуху, как все нормальные люди. - И ногу сломаю, как все нормальные люди. - А это как тебе болше нравится, - сказал Гук. На это Виктор не нашел что ответить. Чернота благоухала ночными цветами. Легкий ветерок шевелил в свете Луны листья и травы на лугах. Ветер доносил чей-то отдаленый смех, звучание музыки и топот маленьких ног. Виктор и Гук шли по узенькой тропинке. Над головой сияла Большая Медведица. Лес вставал черным контуром на фоне чернильно-сливового неба со звездной россыпью у горизонта. Гук уверенно шел вперед. Виктор старался следовать точно за ним, что бы не попасть ногой в какую- нибудь колдобину. Вскоре Большая Медведица у них над головой исчезла. Они вошли в лес. Деревья вставали вокруг темными колоннами. Если снаружи, хоть что-то можно было разглядеть с помощью лунного света, то здесь была сплошная тьма. Виктор прижался теснее к Гуку, который двигался не сбавляя скорости. Виктор уже пару раз получил ветками по лицу и теперь старался в точности повторять все движения своего проводника, очертания которого еле различал в метре от себя. Скоро стало светлее. В черноте леса заиграли сине, зеленые искорки, по мере приближения становясь все ярче и ярче. Они вспыхивали на листьях и стволах деревьев, кружили вокруг, то потухая, то загораясь вновь, словно новогодние блестки. Постепенно весь лес, заполнился ими,. Он утопал в мягком сиянии,. Свод леса таинственно отсвечивал, преливаясь и меняясь, словно нависал над морем освещенным луной.. Все преобразилось, теперь Виктору казалось, что они переходят из залы в залу, какого-то неведомого, волшебного дворца. Они прошли поляну с сияющими колокольчиками и мерцающей травой, над которой вспыхивали и гасли двигающиеся огоньки. Поляну пересекал холодный ручей, приносящий из неведомых глубин темного леса и уносящий туда вновь свои серябряно-золотые воды. Гук и Виктор приостановились, чтобы перейти ручей по скользким камням, вокруг которых весело плясали искристые бурунчики и тут до них доесся странный звук похожитй не то на вой, не то на чмоканье грустного болота.. Гук, который уже было поставил ногу на поверхность блестящего камня замер и навострил уши. - Это слева, - сказал он и поверул к источнику звука. Гук шел осторожно скрываясь за невысокими синеватыми кустиками, обрамляющими берега ручья, поминутно потягивая носом и пытаясь вновь уловить направление звука. Виктора едва поспевающего за гуком больно хлестнула по лицу какая-то встречная камышина, а нога угодила в трясинку, возможно одну-единстенную на всей поляне и ботинок набрал грязной воды до краев. Ноги у Виктора корячились, он размахивал локтями и старался не упасть. А силуэт Гука между тем, несся вперед ровно и плавно, словно вовсе не касаясь земли. Через минуту они вышли к зияющему провалу у берега. Кусты по краю ямы были примяты и лежали по направлению от провала, словно кто-то наступил в нее огромной ногой. Нпряженно и осторожно ступая на самых кончиках лап, Гук подобрался к яме и заглянул в нее, только глазами, вытянув шею как можно дальше. - Это тут, - наконец сказал он. - Ауа-а! - леденящее душу донеслось из глубин дыры. Земля глушила звук, но все равно он пробирал до мозга костей своею непостижимой трагичностью. - Ау-а! У-у-у! Гук принюхался. - Храпатун, это ты? - вдруг спросил он. - Я-а-а-а! - разлилось оттуда так, что Викто, чуть не прыгнул обратнол в кусты. - Ты почему здесь? - Повали-и-и-ился! А-а-а1 - Ты что здесь, первый раз ходишь что-ли, - не знаешь, что тут яма? - Знаю-ю-у-у-у! Я же бежал! - Ты что, сума сошел, здесь бегать. Так и шею свернуть не долго. - А мне бежать было больше некуда, я же от Грымзы бежа-ал, вот и провали-и-ился-а-а-а! И голос из ямы зарыдал. - От Грымзы! - вскрикнул Гук, - Грымза здесь! Чего же ты молчал!!! - Я не молча-а-ал!!! Я пла-а-а-кал! - Так, - сказал Гук, - бежишь за мной, очень быстро. Старайся наступать в мои следы. Понял? Виктор ничего не ответил, он почти не видел самого Гука, поэтому про следы просто промолчал. Гук спустился к ручью и, по щиколотку в воде переправился на тот берег. Один ботинок у Виктора был уже с водой, так что терять было уже почти нечего. Холодная вода закружилась вокруг его ног. Штанина прилипла мокрой тряпкой. Гук на секунду, оглянулся на силуэт Виктора, машущий руками в холодном свете ручья и припустил через лес. Теперь Виктор уже не мог уклоняться от ветвей и еловых лап из опасения поерять Гука из виду. ЕгПод ногами попадались бревна и грибы, из-за чего он несколько раз чуть не упал,. Скоро они вылетели на знакомую поляну, где накануне Виктор покупал журнал.. Гук уже тарабанил в закрытое окно лавки - Хмырь, хмырь, вствавай! - Совсем уже сума сошел, со своей "Литературной Газетой", - донеслось изнутри. И ночью от тебя покоя нет!. - Я тебе дам покой, - рассверепел Гук, - вставай Грымза здесь! - Что? - донеслось изнутри, - Грымза? Хмырь выскочил из лавки кутаясь в одеяло. В руке он держал, какую-то штуку, похожую на рог коровы. Ежась и оступаясь он залез по березовой лесенке на крышу лавки. Протер одеялом узкий край рупора. Пжевал губами и приставил его ко рту. Высокие звуки понеслись к самым дальним уголкам леса. Что тут началось! На поляне появились самые невероятные, самые жуткие и смешные существа, которых только можно было себе представить, все вплоть до фей и корявых леших, вылезших из старых сырых нор. Здесь были белки, волки, зайцы, тащившие зачем-то огромное бревно, отряд ежей и еще многие-многие. - Слушайте все! - крикнул Гук, - у нас снова появилась Грымза! По поляне разошлось взволнованное шевеление. - Кто ее найдет первый, пусть немедленно сообщит на главную поляну. Часть народа с поляны тут-же исчезла. Вторая, по-видимому не самая торопливая, а может просто не любившая погонь за грымзами, осталась у лавки, оживленно обсуждая последние события и где и как лучше ловить Грымз. - Стой здесь- скомандовал Гук Виктору и мгновенно исчез. - Виктор с интересом смотрел как какой-то молодой заяц доказывал, старой ежихе, что Грымзу лучше изводить сырой крапивой. Вдруг рядом возник Гук. В руке он держал ветку сельдерея. - Лучшее средство от Грымзы, - сказал он. - Держи. Тут две ночных синички принесли сообщение, что Грымзу обнаружили на окраине леса, у плотины, где Грымза, по-видимому с голоду, напала на поселение лягушек. Все, затаив дыхание, ждали последних известий. - Грымзу нашли у плотины! - выкрикнул Хмырь. Весь лес, казалось, мгновенно взорвался! Все похватали кто-что мог. Группа зайцев вытащила откуда-то огромное бревно, белки похватали метелки из полыни, волки, молодые березовые палки. У многих оказались в руках пучки сельдерея и вся толпа, крича и вопя, бросилась к плотине. Не уклонился никто! Даже последняя мышь сочла нужным принять участие в погоне за Гымзой. Ведь от нее доставалось решительно всем. Какой-то старый барсук пребольно хватил Виктора по спине, вскидывая с эханьем осиновую рогатину на плечо. Между его ног муравьи, тащили тлю, которой намеревалисьобстреливать врага. Видимо от Грымзы всем крепко доставалось. Лес сотрясался от дикого крика и топота множества ног. Огромная вооруженная до зубов меховая лавина вылилась на берег ручья, который на этом конце леса был значительно больше и остановилась в недоумении. Вожделенной Грымзы не было. У берега стоял хмурый бобер с осиновой дубиной в лапах. Он сердито осмотрел прибывших. - Чего шумите? - Где Грымза?! - дико вытаращив глаза прохрипел Хмырь. - Убежала ваша Грымза, - сказал бобр и внимательно посмотрел на прядь полосатых серых волосков в своей лапы и сдул их в ручей. Волоски покружились и скрылись затерялись среди отражений растений и мерцания воды. - Даже треснуть толком не успел. На ту сторону ушла. Э-эх. Он махнкл рукой, вззвалаил дубину на плечо и ушел домой. Все ошарашенно опустили оружие. Еще растерянно потолклись у ручья и, тихо переговариваясь, разошлись по лесу. От ручья Виктор с Гуком брели вдвоем. - Грымза ушла. Это плохо. - Чего ж плохо, - удивился Виктор Радоваться надо. - Интересно, - остановился Гук, - а ты думаешь она кушать захочет, - - Ну наверное захочет. - А захочет кушать куда пойдет, - - Ну, в магазин, конечно нет. - - Молодец, делаешь успехи., Так кда, - - Может в село, а может? - - Правильно. - И что ты думаешь она ест? - Ну, наверное не ягоды, Да, - - Молодец, зверски соображаешь. Вот тебе на всякий случай сельдерей. Тут Виктор окнчательно понял что может съесть Грымза. - А, а, - заикнулся Виктор, - это поможет, с сомнением рассматривая жидкую зеленую веточку. - Если свежая, - сказал Гук, - а так нет. Луна стояла прмо над лесом ее свет, пробиваясь листву, причудливой мозаикой ложился на серебристую траву. Виктор думал о Грымзе. Еще о сельдерее и о том насколько он может быть свежим. Влажные ботинки Виктра сбивали с невысокой травы крупные капли росы. - А куда мы идем? - вдруг спросил он. - Как куда? - удивился Гук.. - Дрозда слушать конечно. - А! - кивнул Виктор. Гук некоторое время шел молча. Явно о чем-то думал. - Ты меня извини, - наконец сказал он, - но как ты с такой наблюдательностью еще живой? - Как так? - удивился Виктор. - Ну вот что ты ешь? - Ну, кашу манную, варенники, суп. - А как ты этот суп находишь? Нюхать не умеешь, видишь как слепой крот, передвигаешься... - он остановился и поглядел назад. Виктор тоже обернулся. За ним тянулась глубокая темная линия вытоптанной тавы. Свисали поломаные ветки деревьев. За Гуком лес смыкался невридимый, не сохраняя никаких следов. - Я конечно не индеец... - начал было Виктор. - Честно говоря, я тоже, - абсолютно серьезно сказал Гук. - Но ведь я же не в лесу живу, - оправдывался Виктор. - Ну и что? - Как ну и что? - удивился Виктор. - Зачем мне заметать следы, если я иду в школу? А что там у вас врагов нету? - Ну почему, завуч у нас вредный. - А как он тебя находит? - Он? По телефону. - Вот видишь. Если б ты не оставил ему телефона и был повнимательнее, он бы тебя не нашел. - Ничего, нашел бы по адресу. - И адреса не надо было оставлять. Элементарных вещей не знаешь. - Или через милицию. - А что это? - Ну как тебе сказать. Если дорогу в непооженом месте перешел или взял у кого-нибудь что-нибудь без спроса, то она тебя накажет. - А она сильно мучает? - Иногда, гворят, сильно. - М-м, - задумался Гук, - это мы совестью называем. Если что-то нехорошо сделаешь, она потом насмерть замучить может. - Ну-у это не совсем то, но вообще... Они еще побрели молча. Где-то звучал оркестр кузнечиков. - Интересно, - сказал Гук, - а у Грымзы есть совесть?. Виктор пожал плечами. - Наверное есть, - продолжал Гук, - но она ее не чувствует. Как бывает когда ногу отсидишь, знаешь? Виктор кивнул. - Значит она, что, совесть отсидела? - Вроде того, - согласился Гук. Хор кузнечиков стал громче. Деревья расступились и Виктор с Гуком вышли на поляну, окруженную со всех сторон жасмином. На холмике, впереди, на инструментахиграл сводный оркестр кузнечиков и сверчков. На нависающих над холмом ветвях расселись светлячки, освещая пространство вокруг холмика. На бревнах лежащих поперек поляны расселась разнообразная лесная публика., часть которой Виктор видел при походе на Грымзу. Виктор с Гуком уселись среди группы веселых усатых водяных опутаных тиной и белыми речными цветами. Вольный наигрыш оркестрантов прекратился, крупный кузнечик постучал дирижерской палочкой по пеньку с которого управлял оркестром и зазвучала красивая, немного грустная мелодия. Светлячки снялись со своих мест и поднялись в ночной воздух над площадкой. Они кружилисьб согласно музыке и сливались в удивительные узоры, навевавшие почему-то одновременно тоску и радость. Узоры то складывались, то распадались и, казалось, что это часть звезд сорвалась со своих мест и теперь в танцах соеденялась в новые, доселе невиданные созвездия, мерцая голубым, желтым и зеленым светом, который искрами отражался в глазах взволнованных зрителей. Вдруг раздался шелест крыльев и на сук березы над холмом спустился черный дрозд. Музыка разом прекратилась. Светлячки остановили свое движение. Все замерло. И тут, в абсолютной тишине, запел дрозд. Он пел и его голос все усиливаясь и усиливаясь, летел с жасминовой поляны. Виктору казалось, что он перестал существовать. Что он растворился в сумерках и стал большим, большим. Ему чудилось огромное синее море, над которым вставало солнце. Летний теплый ветер. Запах осенних листьев и река, медленно текущая в тумане. Когда дрозд прекратил пение и улетел, Виктор не сразу пришел в себя. Он все еще видел перед собой синие отблески моря. Потом оркестр заиграл танцевальную музыку и светлячки закружились в стремительном хороводе. Часть слушателей повскакивала и пустилась в пляс. Особенно выделялся один старый пень, прыгавший и выкидывавший коленца и сыпавший желтой трухой. Водяные встав в кольцо, лихо прыгали и трясли бородами из тины. Вдруг на площадку серой молнией метнулось что-то мохнатое и полосатое. - А-а-а! Грымза! - заерещал чей-то пронзительный голос. Поднялся жуткий переполох. Народ, никак не ожидавший вторичного появления Грымзы, хлынул во все стороны. Два ежа сернулись прямо посреди площадки. Третий никак не мог, потому что был с барабаном. Голодная Грымза, не имея выбора, схватила еже за лапу и кинулась в сторону окаменевшего от такой стремительной смены событий. Видимо она приняла его за валун от неподвижности. В Этот решительный момент Виктор вспомнил про сельдерей и взял его на изготовку. Примерившись, он попытался хлестнуть по хищнику, но удар пришелся по старому пню, который был глуховат и все еще продолжал танцевать на краю поляны. Грымза, шарахнувшись от запаха сельдерея в сторону, пронеслась мимо. Лесной народ никак не мог организовать оборону. Грымза, ослепленная светляками, боялась нырнуть в лес, чтобы в темноте не врезаться в дерево. Обезуммевшая, она мееталась по поляне. Еж орал. А его барабан весело постукивал по кочкам. Пень, видимо принявший стук барабана за осередную мелодию, тщетно пытался попасть в такт. Тут над поляной пронеслась мелодия флейты. Нагнав Грымзу, она влетела ей в кши и оттуда загремела "Барыня". При первых аккордах народной песни Грымза встала на задние лапы, поставила передние на бока, сделе шаг влево, потом вправо и лихо пошла отплясывать "Барыню" под аккомпанемент лившейся из ее ушей музыки. Народ остолбенело смотрел на это странное представление. Грымзе вовсе не хотелось танцевать, ей хотелось уьежать, а еще больше плакать. Но подлать она ничего не могла. И лихо вертелась в народном танце. Пень тоже скакал лошадью. В конце концов Грымза ухитрилась подтанцевать к краю площадки и упласала со страшной скоростью куда-то в темные степи и поля. Ооткуда ей уже никогда было не вернуться в их этот лес. Площадка постепенно опустела. Оживленно обсуждая последние события, водяные и кикиморы позалазили в свои темные лужи и болота. Остальные разбрелись по норам и гнездам, думая о том, что неинтересным сегодняшний день уже никак не назовешь и довольные ло

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования