Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Букша Ксения. Петерские каникулы -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  -
Ксения Букша Питерские каникулы --------------------------------------------------------------- © Copyright Ксения Букша,2002 Email: da7da(а)mail.ru Date: 18 Aug 2004 Изд. "Амфора", 2004 --------------------------------------------------------------- Ксения Букша, Петербург, 2002 Вейся дымка золотая, придорожная, Ой ты радость молодая - невозможная! Советская песня 1 Я доездился до такой степени, что пиво не лезло мне в глотку, а валеты спали с дамами. Голова кружилась от зелени, которая четыре дня проносилась мимо меня, и от жары. Я ехал в Петербург поступать в высшее учебное заведение. Мы вообще-то питерские, но мой папаня лоханулся в свое время, и родился я в городе Каменный угол. Над ним месяцами висит облако сернистого газа. Несмотря на это, мой организм ничем не болел - ни мочеиспусканием, ни даже срывом, - и, стало быть, осенью меня ожидало ужасное несчастье. У меня не было никакой отмазы. Поступить надо было во что бы то ни стало. Правда, того, во что может "стать", у папаши тоже не было. Наконец, поезд вырвался на финишную прямую. Мы поняли это потому, что водитель кобылы, выпендриваясь, наддал по газам, и оставшийся отрезок мы промчались с дикой бешеной скоростью, грохоча и разлетаясь по железным мостам. - Перед начальством старается, - заметили женщины. Бабушка пришла меня встречать и всю дорогу шла, вцепившись в сумку, отчего нести было втрое тяжелее. - Ну, и куда же ты будешь поступать? - ласково спросила она. - Куда-нибудь, - говорю, - поступлю. Во много мест, куда повезет. Сейчас, сама знаешь, поступить трудно. Лишь бы не в армию. - Да, да! - согласилась бабушка испуганно. Ни фига-то она не понимала в этой жизни, иначе ее бы давно инфаркт хватил. В Питере тоже было очень жарко, просто сдохнуть как жарко; над каналами поднимался пар, от этого пара пахло грязью и чем-то неприятно живым. В парках все было разрыто в жирную зелень и мясные бугры. По дорогам возюкались комбайны, скрежетали и царапали асфальт железными лапами. Мы с бабушкой спотыкались о вывороченные камни и мешки с цементом. В горле у меня пересохло, а пива прикупить было нельзя, и это меня бесило, приводя в состояние полного отупения, обалдения и равнодушия ко всему миру. Оно не прекратилось и в квартире у дяди, хотя там было приятно: темно и прохладно, окна за марлевыми занавесочками выходили на мрачный двор. Дядя и тетя собирались на юг, метались, складывали сумки и поверхностно спрашивали меня, какого хрена я приперся. - А ты физику-то помнишь? - прищурилась на меня тетя. Я ей, кажется, не нравился. - Помню, - отвечал я сумрачно. - Ну, вот и молодец, - сказал дядя издевательски, взял сумки и побежал на поезд; а мы с бабушкой остались вдвоем. Вечер, по ощущениям, еще не начался, солнце стояло совсем высоко, и я решил сделать вылазку за пивом. Я вышел. Все высокие дома, рыжие, бурые и грязно-желтые, были освещены. Жара и запах горелой резины разливались в воздухе. Веяло водой. Кругом валялись огромные бетонные кольца и железные цацки, запорошенные песком. По всему по этому прыгали одуревшие от жары люди и девушки. - Эх, люблю Питер, - сказал я, купил пива и выпил. Сразу жизнь стала поживее, и я пошел домой, по дороге обдумывая, как бы мне начать учить физику. Однако после пива какая физика. Сели мы с бабушкой телевизор смотреть. А там шла передача "Глаз народа". Обсуждалась такая тема: почему у нас вечно такая лажа. Одна баба вышла и говорит: - Надо, чтобы иномарки в Россию не ввозили, тогда будут покупать наши, и все будет хорошо. Другой мужик с места кричит: - Ни хрена! - кричит. - Все будет плохо, потому что наши быстро ломаются, и если на них еще и ездить, они совсем сломаются, и придется ходить пешком. Третий, писатель непонятно какого пола, Валя Койко его зовут, выскочил и заблеял: - Ой, ну ребята, разве это вообще важно. Важны отношения между полами. Тут меня бабушка спрашивает: - Егор, а ты у нас мужчина? Мне стало жутко. - Эй, - говорю, - бабушка, это нехорошо. Мы ведь с тобой близкие родственники. - Тьфу ты, - плюнула бабушка. - Язык у тебя поганый. А передача разгорелась, точнее, ее ведущая умело поджигала. Интересно так стало. Я уже сам сижу, оторваться не могу. Заинтриговал меня этот вопрос: почему же у нас всюду такая лажа? И меня переклинило. С утра встал и спрашиваю бабушку: - А ты-то сама как думаешь на этот счет? Бабушка так жеманно крошки с подола халата стряхнула, прическу подняла и говорит гордо: - Потому что дерьмократы Советский Союз развалили. - Нет, не поэтому, - возразил я. - При Советском Союзе тоже была лажа, и даже хуже. - Ну, если ты такой умный, - вскричала бабушка, - то иди и в партию вступай! - Да где же я ее найду-то! - Да до фига тут партий! - кричит бабушка. - Вон любую выбирай, от красных до рыжих! - Да ладно, - говорю я, - я в институт приехал вступать, а не в партию. Давай-ка мне справочник "Желтые страницы", я буду сидеть и по телефону звонить. Сижу я в кресле, звоню по телефону, сам пиво пью. А пиво я приноровился в кефирный пакетик переливать. Бабушка заходит - о, внук кефирчик попивает и в институт собирается. Идиллия. Ну, и постепенно начинаю прикалываться над всем происходящим. Мне весело. - Але, - говорю, - а у вас в институт за взятки поступают или по блату? А с той стороны, видать, студентка на телефоне сидит. - И за взятки, - пищит смешливо, - и по блату! А если мозги есть, можешь и сдать! - Есть мозги, - говорю, - даже много, но сдавать я их не собираюсь, самому пригодятся. - А ты откуда? - Я с Диксона, - вру я. - У нас солнце состоит из сыра, а из животных водятся только шарики от пинг-понга. Хрюкотание. - А... а как они размножаются? такие гладкие? Им неудобно? - Ну ты блин пошлая! - говорю я. - Все мысли на одно! Размножаются... очень просто. Выроют глубокую узкую ямку, залезут вдвоем и трутся друг об друга. В урожайные годы у нас даже пельмени в тарелке друг на друга залезают. А уж мужики - звери. И все в этом духе. Часы тикают, я названиваю, даты экзаменов всяких записываю. Листаю себе справочник, от пива уже в сон клонит. И тут натыкаюсь на страничку: "Политические партии". Ну, на хрен мне не нужны политические партии, подумал я. Ну просто до такой степени не нужны. И никому они не нужны. Самая ненужная вещь на свете, подумал я. А с другой стороны: если куча народу этим занимается, то, наверное, они ловят от этого какой-то кайф? Тут я вспомнил, что говорила о политике испанская королева Изабелла. Она говорила так (тут я увидел ее): "Дочь моя, политика - это еще более захватывающее занятие, чем любовь". Вообще-то я не очень образованный, даже местами серый. Но у меня есть несколько любимых персонажей в истории, от которых я просто фанатею. Вот, например, королева Изабелла - редкая, надо сказать, стерва. А что, подумал я, - может, ты и права, Изя, может, сублимируем, а может, там с кем-нибудь как раз и познакомимся. Чисто для прикола - вступлю-ка я в какую-нибудь партию! Питер! лови момент! Но тут начались трудности. Партий было - три с лишним страницы, но такой, как мне надо, я все что-то не находил. Все они были какие-то сомнительные. Как вы, например, представляете себе партию под названием "Партия за самоотречение вплоть до обрезания?" Или "Партия Старый Кот"? Оттянешься там? Вот и я так не думаю. Все партии, которые начинались с буквы "К", я вообще не рассматривал: "Красные перцы" там были, и "Крутые яйцы", - но все сплошь коммунисты. Потом, после тягостных раздумий, я вычеркнул все партии, в которых значилось слово "Русь" или "Россия". Я, конечно, тоже не люблю, когда на рынке только и слышно что "гыр-гыр-гыр", но вот, например, зубной врач у нас армянин, и вполне достойный человек. В общем, после всех этих исключений осталось две партии. Одна называлась "Дыборосс", а другая - "Выдембор". У обеих было молодежное отделение, и оттяжные названия, и свой депутат, и штаб-квартира. Я решил, что выбирать из них не буду, а вступлю и туда, и туда - в конце концов, какая мне разница. 2 Штаб-квартира дыбороссов находилась на седьмом этаже большого угловатого дома. Этот дом местами порос травой, которая от жары закручивалась и змеилась. Я долго шел вверх по квадратной мраморной лестнице, а два дыборосса стояли сверху, хихикая, и мимо меня пролетал их пепел. - Вот, хочу к вам в партию вступить, - сказал я, представ перед ними. Дыбороссы рассмеялись. Один был парень года на два старше меня, - но он-то не знал, что я младше, потому что я как шкаф трехстворчатый с антресолью. У этого парня везде жгло, а больше всего, видимо, под черепом. Вторая была девушка неземной красоты. У нее было лицо все высокое, она как бы носила на макушке блюдечко - и носик, и скулы кверху, и пушистый хвостик кверху, и губки тоже. - Миша, - сказал дыборосс. - И Катя. - Очень приятно, - сказал я. - Егор. - А почему ты решил в партию вступить? - спросила Катя, стряхивая пепел, а сама поглядывает. - Да так, - говорю, - вот восемнадцать стукнуло, решил записаться. Это я, как Гайдар, годов себе прибавил. - А то хожу, чмо беспартийное, - добавил я. Миша и Катя переглянулись. - Ладно, - говорит Миша, - а чего тогда к нам? Почему не к коммунистам? Или не к бритоголовым? - Нет, - отвечаю, - шановны панове, то не можно, то не жечно. Коммунисты - они все какие-то левые. А голову побрить я всегда успею. Вот провалю экзамены в институт, и побреют меня. Так что я к вам. - А вот чего ты все-таки у нас ищешь? Карьеру хочешь сделать? Въедливая какая, чего ищу, чего ищу. Не люблю, когда девушки курят, между прочим. - Я ищу, - говорю я, - где бы пожертвовать собой за святое, правое дело, между прочим. И хочу узнать, почему у нас всюду такая лажа. А карьеру пусть делает зафаканый истеблишмент. - Вау! - закричал Миша. - Наш человек! Катя хмыкнула, потушила сигаретку и пошла. Наверное, я ей не понравился. Отвели меня в кабинет. Там сидит под портретом Старовойтовой дама средних лет и чай с блюдечка дует. - Это наш старый член, - указал Миша. - Сан Саныч. - Как Сан Саныч? - удивился я. - Александра Александровна, - пояснила дама спокойно, - сложно для произнесения. Возьми эту бумажку, отрок, - это устав партии, - и подпишись внизу. Я взял, и только хотел подписаться, как меня вдруг сомнение взяло. - Ага, - говорю, - я подпишусь, а потом окажется, что я вам денег должен. - Так ты прочитай. - А если я не умею?! - обиделся я. Сан Саныч плечами пожала, Катя фыркнула, а Миша от радости, что новый член такой приколист, на столе на голову встал. Я сразу понял, что он хип-хоп и брейк-данс могет. - А если не умеешь, - выкрикнул он, вертясь на макушке, - то тогда рискни, приятель! подпиши, не читая, а потом посмотрим! Я подписал. Миша встал обратно на ноги и стал скакать от радости. - Сан Саныч! - крикнул он. - Наливай нам водки! - Хрен вам водки с утра, - возразила Сан Саныч, - таким маленьким. Вот завтра у нас будет акция, комсомольский праздник. Вот и выпьете, а сейчас - ни-ни. На том мы и разошлись, то есть, я разошелся, а старые члены остались. Только я, однако, спустился до пятого этажа - скок, скок, легкими шагами догоняет меня Катерина. В такую жару пахло от нее только свежестью. Не дезодорантом, а как от младенцев - молоком и карамельками. - Ты в какую сторону идешь? Вот, думаю, блин. Специально привяжется и будет прикалываться. Ясно как белый день. Все они такие. - В другую, - нажал я. Катя расхихикалась, как придурочная, и пальцем грозится: - Нехорошо так относиться к товарищам по партии. За это бывает высшая мера. - А я не боюсь, - говорю я. - Меня уже один раз приговорили к высшей мере, а я охрану прирезал, народ поднял, купил корабль и сбежал на Мадагаскар. Стал там королем... - Ага, - подхватила Катя. - Беневский твоя фамилия. Вот, думаю, блин. Почувствуйте момент. Это как если, например, древний грек встречает древнего грека где-нибудь в Сибири. Этого Беневского, может, кроме меня, пара человек во всей России и знают. Ну, десяток. Родная душа, можно сказать. Я весь покраснел, слился с жаркой природой. А мы между тем вышли на Исаакиевскую площадь. Там дуло ровным золотым дыханием, там купол собора, как яйцо, округлялся вверх, и весь Исаакий, тяжелый, с ситечками на фронтонах, стоял, словно каменный торт. Нева журчала и блестела за машинами. - Ну ладно, - говорю, - я пошел. - У нас завтра акция, - напомнила Катерина. - В десять утра начало. Придешь? - Конечно, приду! - пообещал я, и мы расстались. Очень уж было жарко, или я не привык, что Питер такой большой и роскошный город, - а только я все время оборачивался. Я боялся, что Катя пойдет за мной и увидит, что я направляюсь в штаб партии "Выдембор". 3 Если к месту обретения дыбороссов надо было долго идти вверх, то к выдемборцам - вбок. Их штаб-квартира находилась в самом конце какой-то туповатой и кривоватой улицы. Такие улицы в Питере, насколько я понимаю, встречаются довольно редко; надо же мне было на второй день напасть на одну из них. Я плелся по ней долго-предолго, то мимо психушки, то мимо школы, то мимо памятника поэту Майкопскому, а чаще всего мимо стройки. Вся эта улица поросла крепкими узловатыми тополями, у которых каждый лист был, как тропический лотос. Машины по этой улице не ездили, но стояли стройными рядами. Наконец, я дошел до розовенького двухэтажного домика под номером не то сто три, не то сто восемь, прошел сквозь двор - там тоже что-то росло и тоже что-то строили. Здесь же, прямо на дверях, висела залихватская табличка: "Выдембор". - А кто это к нам пришел, - умильным голосом сказали за дверью. - Это я, - гаркнул я. - Егор! Гайдар, практически! Пришел к вам в партию вступать! Дверь открылась. На пороге стоял босой мужик. Он был ниже меня на голову, но весь мякенький и гладкий. В волосах у него запуталась стружка. - Мы тут ремонт делаем, - объяснил он кокетливо. - Да уж я вижу, - сказал я суровым тоном. - Ох, не закончите вы к трехсотлетию! - Конечно, - подхватил мужик, приглашая меня внутрь. - Конечно, не закончим! Начальник-то у нас - водопроводчик. Трубы починил, а остальное не умеет. - Да, трубы - это еще не все! - поддержал я. - Главное - это система! Мужик меня усадил за стол и восхищенно полюбовался. - А что же мы будем пить, - сказал он. Только я рот раскрыл, как из соседней комнаты выбежал какой-то кривоногий герцог с афишами под мышкой и закричал: - Коля, а ну марш отсюда! Если ты тут ремонт делаешь, это еще не дает тебе права распоряжаться! - Да я что, я ничего, - виновато развел руками мужик и испарился. - Чего он тебе втюхивал? - спросил кривоногий герцог. - Что начальник у вас водопроводчик, - донес я. - Что к трехсотлетию не управимся. - Ну, это правда, - махнул рукой герцог. - Он у нас из сантехников во власть пришел. А к трехсотлетию... сам посуди! - Да, - опять поддакнул я - и промахнулся. Кривоногий герцог проковылял вокруг меня, с маху уперся волосатыми руками в край стола и провещал страшным голосом: - А что это ты мне все время поддакиваешь? А ну, отвечай, кто ты таков? Я почесал в затылке. Жарко тут у вас, братцы, рассудил я. У нас и то не так жарко. Однако надо было отвечать, не срамить родной Каменный угол и науку пацанского стеба. - Я, - ответил я гордо, - правый лев, отстаиваю отсутствие отстоя, а за права готов даже отсиживать! - А любишь ли ты Чубайса? - спросил хитро кривоногий герцог. - Чубайса?? - изумился я. - Обожаю. Я скучаю по нему. Чубайсом, или просто Баксом, звали нашего рыжего кота. - Скучаешь, - хмыкнул кривоногий герцог. - Нечего по нему скучать. Он и на своем месте хорош. Хотя он, конечно, профессионал. Не то что нынешние: совсем мышей не ловят. - Ловят, - сказал я наперекор. Я допер, что кривоногий любит плюрализм, и чтобы спорили. И тут угадал. - Молодец, - сказал кривоногий герцог, - отлично. Тут дверь распахнулась, - оттуда повеяло прямо-таки жаром, как из печки, - и вошли, оживленно беседуя, еще два члена. Одна была молодая, годами чуть старше меня (но это, опять-таки, мог знать только я), другой был примерно ровесник герцогу, и держался как начальник, или как добрый конь. - Так! - зарычал он. - Приветствую! Я - здешний главарь, звать меня Пармен! Это Варя, знакомься. Варя улыбнулась, причем я увидел край ее языка. - А это наш идеолог Герман, - главарь указал на герцога, - он, правда, все пропивает, но от этого только сильнее блещут его добродетели. Варя села на край стола и стала болтать ногами. Она вообще была непосредственная девица. - Мы пиво пить будем? - спросила она. Вопрос был в струю, но лица Германа и Пармена вытянулись в стручки. - Ох, Варя, - простонали они. - Нам же сегодня Москву встречать. Что он про нас подумает. - А гостя угощать? - изумилась Варя. - Знаешь, вот у нас послезавтра акция будет, - вспомнил Пармен, - пусть гость приходит, заодно посмотрим его в деле. - Да! - согласился кривоногий герцог Герман. - А то принимаем всяких предателей, а потом в крепости почем зря сидим. - А я тоже в крепости сидел, - похвалился я. - Только не в этой, а в Шлиссельбурге. - За что? - поинтересовалась Варя. - За что, - махнул рукой я. - Приплели, что я зятю какие-то там земли не так продал, и что на работу не ходил. А на самом деле у нас власть некондиционная, и я хотел довести ее до кондиции. - До кондиции, - хохотнул Пармен. - Как же, помню. Царица Нюрка тогда правила. Точно? Вау, думаю, какие в Питере все культурные. Все, что нам историк в школе под строгой тайной рассказывал - все знают. Прямо обидно даже. Неужели у меня теперь нет ничего сокровенного? - Ну ладно, - говорит Герман, - значит, будешь у нас работать в качестве кондиционера. Это нам сейчас, сам видишь, позарез нужно. Жара. Приходи послезавтра на акцию. В десять утра. Первый раз взносы можешь не приносить. - А я и не собирался, - сказал я, да и пошел. Только прошел домиков пять, слышу сзади топот, и Варька меня догоняет. - Эй! - кричит. - Эй, ты! Я не отзываюсь. - Ну, как тебя там! Я не отзываюсь. Варька забежала вперед, - ноги у нее были пыльные, но сама она вся свежая, как клубника, и что-то было в ней очень справедливое, как будто она дождь за три дня чуяла. - Ну, короче, ты, короче, чего, не местный? - Не местный, - сказал я достойно, - сами ми не здешные. А что, собственно?.. - Да у тебя что, уши отсохли? - кричит Варька. И тут я дотумкал. - А-а! - кричу. - Земеля! Ура-а! - Я вэээбще-то питерская, - важно поправилась Варька, - одначе... - У-у-у! - завопил

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования