Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Александр Громов. Год лемминга -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  -
влечь внимание рабочих на строительстве автострады, чтобы незаметной тенью нырнуть под движущийся асфальтовый каток. И тем не менее некий Шота Теймуразович с геологической фамилией Мергели это сделал! Зачем? Господи, ну зачем?! Непропорционально, кошмарно много экзотики, даже вычурности, больше характерной для больных клинической шизофренией, нежели для нормальных людей. Шизофреник способен утопиться, проглотив для веса килограмм свинцовых грузил, или выкинуть еще чего похлеще, но почему, собственно, шизофреники стройными рядами покидают этот мир именно теперь? Что-то тут не так... Да тьфу, дурак я, ясно же, что самоубийства настоящих душевнобольных этой статистикой не учитываются, о какой еще шизофрении можно тут говорить? Я было собрался сварить себе еще кофе, даже встал, но тут, конечно, как назло, сердце сжалось и забухало, как набатный сполох. Нет уж, хватит... Помру еще на посту. И те, кто после меня впряжется в эту задачу, чего доброго, внесут меня в список экзотов и заподозрят в шизофрении. Вот и давешний случай на шоссе, уныло размышлял я, оторвавшись на время от списка, - формально тоже экзотика. Преуспевающий бизнесмен портит систему безопасности своей машины и несется по встречной полосе, явно ловя партнера для лобового столкновения - неподвижные предметы его почему-то не вдохновляют, - а навстречу ему с той же скоростью прет спившийся люмпен, одержимый аналогичной манией! Совпадение? Скорее, да. Занятное и одновременно счастливое, потому как избавило от смерти не менее двух ни в чем не повинных людей, не имеющих к экзотам никакого отношения. Факты вероятной, но не доказанной аномальности были занесены в специальный каталог. Его я просмотрел совсем бегло, но и тут успел подивиться. Было чему. Например, падение самолета местной авиалинии в горах хребта Черского, случившееся в августе этого года, ничем рациональным не об®яснялось. Так, из расшифровки записей САРПП - системы автоматической регистрации параметров полета, которую в народе и посейчас именуют "черным ящиком", хотя ящик обычно оранжевый - следовал вывод о полной исправности систем самолета. Иное дело запись разговоров экипажа: очень похоже на то, что между первым и вторым пилотами завязалась драка, но кто из них был самоубийцей, а кто пытался ему помешать, осталось невыясненным. Неуправляемый самолет с отключенным автопилотом не вышел из штопора до самой земли... а на борту было тридцать человек. Что-то я никогда прежде не слышал о драке в пилотской кабине гражданского самолета. И медицина воздушного флота всегда оставалась особенно строгой. Психически неуравновешенный человек в принципе может водить мотоцикл, но никак не авиалайнер. По правде сказать, этот случай был одним из немногих, когда торопящиеся на тот свет люди норовили прихватить с собой попутчиков. Почти всегда они "путешествовали" в скорбном одиночестве. Но - зачем?! Какая-то фантастика, право слово. Хотя нет. Фантастика - это то, чего не бывает. Бывает еще хуже. Ночью мне снились синие негры, и я просыпался в ужасе. Негры топились в Яузе. Водолаз в полном глубоководном снаряжении бродил по пояс в коричневой воде от парапета к парапету, нащупывая свинцовыми подошвами утопленников, затянутых в ил. Вот еще один, а вот и еще... Мутантные рыбы мерзко хихикали. И почему-то в сумеречном моем сознании назойливо вертелось небывалое мужское имя: Месопотам. Я точно помнил, что такого имени в списках не значилось. А! Не все ли равно. Месопотам Гиппопотамович. Тигр Евфратович. Вергельд Солидович. Тьфу. Наутро я вызвал к себе Лебедянского, Воронина и Штейна и посвятил их в суть проблемы. Надо отдать должное их выдержке - ни один из них не расхохотался мне в лицо. - Не бывает таких эпидемий, Михаил Николаевич, - осторожно сказал Лебедянский. Я вздохнул. - Очень хорошо знаю, что не бывает, Юрий Савельевич. Серьезному инфекционисту не то что говорить, но и думать об этом как бы даже и неприлично. Однако я вынужден отдать вам распоряжение разрабатывать именно эту гипотезу... до тех пор, пока у нас не появится что-нибудь более правдоподобное. Это в полной мере касается и вас, Кирилл Афанасьевич. Подберите себе команду, если необходимо - мобилизуйте всю вашу группу. На все прочие дела наплевать и забыть. Поищите возбудителя. Повторяю: лично я уверен, что тут нет инфекционной природы, но пусть мое мнение вас не смущает. Какие научные центры задействовать - решайте сами. Даю вам зеленый свет - так сказать, "просите, и дастся вам"... - Я улыбнулся, чем вызвал ответную ухмылку Воронина. - Теперь то, что касается вас, Юрий Савельевич. Ваша первая задача - обеспечить мгновенную обработку данных, поступающих от группы перспективных исследований... а также от других групп, буде возникнет надобность в их создании. Пусть ваши аналитики покопаются в социопсихологических моделях. Меня интересуют два вопроса: как долго мы сможем удерживать тайну в границах Конторы и что следует предпринять, чтобы максимально увеличить это время - не в ущерб нашей работе, разумеется. Это вторая ваша задача. Понимаю, что она лежит не вполне в русле вашей обыденной работы и вообще вам не нравится... однако я прошу вас постараться. Очень постараться, Юрий Савельевич. Лебедянский меланхолично кивнул. В глазах Воронина горели искорки - похоже, он развлекался. Штейн пребывал в невозмутимом молчании. Как хотите, а трудно представить себе более несхожих людей, в каждом из которых, наравне с Гузем, я вижу свою правую руку. Лебедянский - тощий, анемичный и как будто вечно сонный, Воронин - кругленький сангвинический живчик с вызывающе неопрятным видом, а Штейн - голубоглазый титан, тип белобрысой бестии как результат селекции разных там Зигфридов на протяжении исторических эпох. Как такой заповедник генов сохранился в нашем веке - непонятно. Чрезвычайно дисциплинирован, превыше всего ставит порядок, и одновременно дьявольски умен, как-то в нем это уживается. Пожалуй, все трое умнее меня, а Лебедянский и Воронин вдобавок вышли из Школы и, следовательно, могут со временем претендовать на мое место. Сейчас они не опасны, им нет смысла идти на риск, интригуя против меня, - проще мирно дождаться моего ухода, а время интриг друг против друга еще не пришло. Кто из них займет со временем мое место? Оба нехороши для поста функционера: один чересчур любит науку и к тому же нахватался дурных привычек от своих невоспитанных трудоголиков; другой умеет не видеть ничего, кроме поставленной перед ним задачи, и о его рассеянности ходят легенды. Вот только одна: якобы однажды у Птичьего рынка в Москве он купил булочку и сломал о нее зуб - "булочка" оказалась черепашкой. Ничего не могу сказать в подтверждение этой легенды, кроме того, что два передних зуба у Лебедянского искусственные. Возможно, черепашек было две? - Теперь о главном, - сказал я. - Это касается всех и в первую очередь вас, Отто Оттович. Я должен еще раз подчеркнуть: уровень секретности нашего расследования - "зеро-прим". Выводы сделайте сами. Ознакомление необходимых вам сотрудников со всей полнотой информации будет проходить исключительно с моей письменной санкции. Все обобщающие документы по этому делу должны существовать исключительно на бумаге в одном экземпляре. Обработкой наших информсетей займетесь сами, не мне вас учить. Ваши соображения по дезинформирующим версиям жду завтра с утра. Далее. Дискеты, что я вам вручил, являются спецдискетами. Хочу напомнить, что попытка копирования на любой твердый носитель или трансляции в сеть без ввода моего личного пароля приведет к потере информации и механическому разрушению дискеты... и не обещаю, что без разлета осколков. Я надеюсь, все вы понимаете, что причина не в моем недоверии к вам, а в страховании от разного рода случайностей... Подождите секунду, Кирилл Афанасьевич. Я не хуже вас понимаю, что подобные меры предосторожности могут несколько затруднить ход расследования, однако вынужден настоять на своем. Вы ведь именно это хотели мне сказать? - Ничего себе на! - Воронин опять ухмыльнулся надоевшему всей Конторе шедевру своего красноречия - гибриду "вот те на" и "ничего себе" - Кстати, и это тоже. Я тут прикинул, сколько человек придется посвятить во всю полноту информации. Получается, чуть ли не всю мою группу... - Исключено. - Для мозгового штурма мозги нужны, Михаил Николаевич. Чем больше мозгов, - он прищурился на Лебедянского, - тем больше работы этим бухгалтерам. - Аналитикам, Кирилл Афанасьевич. Я знаю, что вы высокого мнения о своей группе, однако не зарывайтесь. За взаимные попреки и инсинуации буду карать. В конце концов всем нам предстоит работать в одной связке. Поэтому так: если вы затрудняетесь выбрать двоих, максимум троих своих подчиненных для пресловутого мозгового штурма, вам поможет их выбрать Отто Оттович... Вы сами? Вот и хорошо. Крайне желательно, чтобы это были люди, добровольно согласные на, скажем так, возможные ограничения личной свободы в обмен на карт-бланш по части исследования проблемы и кое-какое материальное поощрение. Это касается вас всех. Теперь о сборе новой информации по теме. Кое-чем с нами будет делиться Служба духовного здоровья, однако мы задействуем и наши каналы. Это я возьму на себя. Кроме того, считаю необходимым скрупулезнейшим образом расследовать случаи суицида, аномальность которых бросается в глаза. Все подряд не получится, но хотя бы выборочно. Кто, как, зачем, сопутствующие обстоятельства... Это уже ваша епархия, Отто Оттович. Одну оперативную группу будем постоянно держать в Москве, пусть работает по "горячим" следам; город большой, работы им хватит... Под командой, пожалуй, Старостина, он у нас мастер "быстрого реагирования"... Еще вот что. В СДЗН разработка проходила под кодом "Снежный ком". Я предлагаю изменить название на "Надежда", так будет лучше. Есть какие-нибудь вопросы? - Курировать "Надежду" будете лично вы или один из ваших заместителей? - спросил Штейн, впервые подав голос. - Лично я. Гузь пока не информирован. Бедный Гузь, подумал я. Теперь ему придется взвалить на себя много больше, чем он тянул до сих пор, а я вместо реальной помощи буду давать ему шенкеля. - Я бы хотел, чтобы о каждом новом допущенном сотруднике я был информирован немедленно. Включая тех, кого предполагается использовать для решения частных задач, без полного допуска. - Обещаю, что так и будет, Отто Оттович. Он легонько кивнул, не ожидая от меня иного ответа. - Еще один вопрос, Михаил Николаевич. Расследование обстоятельств гибели Филина следственная группа отдела безопасности будет вести автономно? - Нет. Полагаю, вам сразу же понадобится специалист из группы Кирилла Афанасьевича, у вас ведь там одни сыскари. А вы, Кирилл Афанасьевич, подумайте, кого можете выделить прямо сейчас. Свежий глаз, так сказать. Вы это имели в виду, Отто Оттович? - Не только. Также рамки и границы взаимодействия с людьми из Службы духовного здоровья. Прошу раз®яснений. - Они передадут вам то, что накопали, а дальше дело ваше, Не думаю, что вам станут очень уж мешать, но если возникнут проблемы - немедленно связывайтесь со мной, договорились? - Еще одно, Михаил Николаевич. Было бы хорошо получить компьютерное "железо" этого Филина со всей периферией, какая при нем была. Необходимо ваше содействие. - Договорюсь, - пообещал я. - Думаю, это нетрудно. Кстати, если не секрет: зачем вам пустое "железо"? - Существует методика восстановления утраченных информмассивов путем сканирования микрочипов - знаете, остаточные потенциалы в дефектах полупроводниковых структур. Примерно то же и с твердым носителем. Методика полушаманская, никакой особенной гарантии нет, но, если компьютер Филина после его гибели не шибко гоняли, можно попробовать. - Попробуйте, Отто Оттович. Сколько времени вам на это потребуется? - Дни, если не недели. Не начав, трудно судить. - Начните немедленно по доставке "железа", прослежу, чтобы с этим не тянули. Сегодня же получите. - Тогда у меня пока все, Михаил Николаевич, - сказал Штейн. - А у вас? - спросил я Лебедянского и Воронина. - Тоже нет вопросов? Очень хорошо. Приступайте. Отто Оттович, вы, пожалуйста, задержитесь. Скверная это метода - уединяться с начальнике отдела безопасности сразу после постановки задач ближайшим соратникам. Кому угодно внушит недоверие. Не пройди Лебедянский и Воронин через Школу, я бы, пожалуй, не рискнул. - Отто Оттович, у меня к вам буквально два слова, - сказал я, - Я прошу вас особенно тщательно продумать свою работу и ознакомить меня с принятыми мерами... скажем, не позднее чем через два дня. Обратите особое внимание на возможную утечку информации со стороны Службы духовного здоровья населения. Понимаю всю трудность и деликатность вашей задачи. Например, аналитики, которым придется составлять общую картину по миру, основываясь на прессе, - не дураки же они, сообразят. Я рассчитываю на вашу опытность и умение, Отто Оттович. На сегодня успех расследования и сохранение секретности являются для нас задачами примерно равной важности, поэтому прошу делать все от вас зависящее не в ущерб работе групп Лебедянского и Воронина. Люди не должны нервничать... Кстати, раз уж у нас вышел такой разговор, я попрошу вас хотел бы на время снять портрет Дубельта в вашем кабинете. В качестве личного одолжения мне. Я понимаю что Леонтий Васильевич был умнейший человек, честно служил России, однако некоторых сотрудников его портрет раздражает, тогда как сейчас нам нужна максимальная внутренняя сплоченность. Вы меня понимаете? - Вполне, Михаил Николаевич. - Я рад, что мы договорились, Отто Оттович. В моей поддержке не сомневайтесь. Приступайте немедленно, прошу вас. 2 Выпроводив Штейна, я вспомнил о таблетке, что держал под рукой, и вернул ее в коробочку. Не пригодилась. А ведь только что я не мог не упустить каких-то деталей, равно как не мог не сказать лишнего и ненужного! Странно... Больше суток никакой головной боли - пожалуй, никогда прежде так не бывало. Отказало ЧПП, сдох "демоний"? Вообще-то это было бы неплохо, но только не сейчас, а по истечении срока полномочий через два года. Сейчас - катастрофично... Тогда какого же рожна он пытался вчера натолкнуть меня на верный путь?! Что-то должно произойти помимо моей воли, это вернее. Может быть, решение задачи окажется до смешного простым. Может быть, Кардинал прикажет забрать у меня тему. Может быть... да что угодно может быть! Что дома, что в Конторе мой компьютер не даст доступа пользователю без моего личного пароля, и проходит секунды три, пока он одобрит мои папиллярные линии, проведет ДНК-анализ выделений потовых желез и определит по температуре пальца, что с ним имеет дело живой Малахов, а не хладный труп. Это раздражает, но терпеть можно. Зато у обоих компьютеров нет голоса и они не спрашивают отвратным лакейским тоном, что желает их повелитель. Вот это мне нравится. Для начала я решил немного поиграть в математическую статистику. В меру сил, конечно. Что не мое, то не мое, но если врач не знает, чем отличается абсцисса от абсцесса, он уже не врач, а фельдшер. Разумеется, я не рассчитывал на то, что сейчас как по волшебству откроется Сезам и в руки мне свалится готовое решение. Так бывает только в старых наивных фильмах: приходит жуть какой умный герой, с хрустом разгрызает проблему, попутно уворачиваясь от пуль злодеев, - и готово: заложники спасены, и планета не взорвется. Где уж тут. Я всего-навсего хотел получить лучшее представление о проблеме. Без сомнения, аналитики Нетленных Мощей уже выжали из исходной информации все, что могли, а мои ребята, прежде чем разбираться с чужими наработками, начнут с того же, с чего и я. Если уже не начали. Короче говоря, я заказал картины распределения самоубийств - всех чохом и немотивированных отдельно - по следующему набору параметров; 1. Возраст. 2. Пол. 3. Образование. 4. Социальный статус. 5. Семейное положение. 6. Регион. 7. Индекс здоровья по последнему обследованию - отдельно по основным показателям. Поразмыслив и пощипав себя за ухо (скверная привычка, никак не могу отделаться), я добавил еще несколько пунктов: 8. Дата события и время суток. 9. Способ ухода из жизни. 10. Предшествующие попытки самоубийства. 11. Наличие свидетелей. 12. Групповой/одиночный суицид. Факты - упрямая вещь, но статистика гораздо сговорчивее, как сказал кто-то умный. Черта с два. Целый час я рылся в ворохе гистограмм, как скарабей в навозе, пытаясь слепить мало-мальски рациональный подход к проблеме, и не преуспел. Я и не слишком надеялся. Мужчин-самоубийц оказалось несколько больше, чем женщин, но расхождение не было очень уж существенным; стариков - несколько меньше, чем людей молодого и среднего возраста. Впрочем, само по себе это еще ни о чем не говорило: стариков вообще меньше. Я вывел новые цифры - в процентах к представительности возрастных групп - и убедился, что был прав. Ниже всего оказался детский процент. Вообще ни одного случая до шести лет и нормально низкий уровень - до тринадцати. Но выше тринадцати лет кривая резко устремлялась вверх, делала перегиб где-то на восемнадцати и достигала "полочки" примерно к двадцати трем - двадцати четырем годам, практически не меняясь по средним и старшим возрастным группам. Возрастная кривая "нормальных" самоубийств была другая. Ну и что? Здоровье. Естественно, прежде всего меня интересовало здоровье психическое. Просмотрев выборку, включающую в себя только тех, кто в последние годы проходил толковое психиатрическое обследование, я узнал, что процент умалишенных самоубийц за этот год действительно вырос. Пожалуй, это следовало учесть - хотя выборка включала в себя далеко не все зарегистрированные случаи суицида. Рассматривать статистику отдельно по шизофреникам, параноикам и еще бог знает кому сейчас просто не имело смысла. Притом, сведись проблема исключительно к самоубийствам умалишенных, не стал бы Нетленные Мощи так трепыхаться. Мои попытки уловить какую-то связь с образованием и семейным положением жертв также не дали результата. Почти то же самое, что и для фона. Распределение по времени суток оказалось в первом приближении равномерным. Таблицы способов самоубийства выявили лишь одно - "экзотики" по сравнению с "традицией" наблюдалось заметно больше. Например, в статистике суицидальных отравлений всего три процента пришлись на отравления серной кислотой и более семи процентов - этиленгликолем. Дешевые и легкодоступные автомобильные жидкости, почему бы ими не воспользоваться, если в домашней аптечке нет барбитуратов... Опять же: ну и что? Кроме вывода о том, что несчастные жертвы, по-видимому, были одержимы манией покончить счеты с жизнью как можно скорее. Так это и без того интуитивно понятно. Групповых актов выявилось не так много, преобладали одиночки. Для 18,7 проце

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования