Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Остросюжетные книги
      Виктор Доценко. Месть Бешеного -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -
вязываться. -- Понял! Сколько мне дается времени на все? -- Даю сорок дней, и ни днем больше. Удачи! -- Спасибо... -- Красавчик-Стив хотел отключиться, но тут же вспомнил: -- Дать вам Криса? -- Давай!.. Крис, как же ты допустил, чтобы твоего шефа зарезал какой-то оборванец? -- Они ж, суки, по ночам шастают! -- ругнулся парень. -- Хорошо еще, не всех вырезал: десяток парнишек осталось... -- И что ты думаешь делать? -- спросил Рассказов. -- Как что? Хочу этому Сулейману визит нанести! -- горячо воскликнул Крис. -- Правильно! Весь его род уничтожь! Сучара! Я ему столько оружия поставил, можно сказать, почти задаром, а он на моих людей руку поднял! Завтра же получишь подкрепление, а послезавтра я хочу видеть его голову, понял? Он узнает, кто такой Рассказов! -- Слушаюсь, Хозяин! Будет сделано! -- Все! -- Рассказов бросил трубку. -- Совсем обнаглели, чурки проклятые! -- Он вдруг подумал, что в последнее время все идет не так, как он задумывал. Такое впечатление, что Фортуна повернулась к нему задницей... Вскоре самолет Стива без помех пересек границу, и приземлился на потайном аэродроме. Их встречала закрытая санитарная машина с тремя охранниками и двумя фельдшерами. Маленьких пассажиров, которых сопровождал КрасавчикСтив вместе со своим неизменным "оруженосцем" Ронни, быстро увезли. С ними уехал и третий сопровождающий -- Григорий Маркович. Он должен был неотлучно находиться с детьми, обеспечить уход и присмотр за ними. У Красавчика-Стива были совсем другие задачи. Обладая большими полномочиями от самого владельца "предприятия", он как бы становился временным его хозяином. Даже Севостьянов обязан был советоваться с ним по всем важным вопросам. Однако Виктор Николаевич был не из тех людей, которые готовы, пусть даже и на время, подчиниться "пешке", каковой он считал Красавчика-Стива. Севостьянов был наслышан о нем и почему-то сразу невзлюбил своего временного "шефа". Но бывший чиновник прекрасно умел скрывать свои чувства, понимая, что смириться придется хотя бы потому, что Красавчика-Стива прислал тот, кто ему платит. Пожелав себе поскорее избавиться от "ненужного балласта", Виктор Николаевич устроил от личный прием в честь гостей. Лучшие повара из осужденных потрудились на славу, затрат не жалели. Метрдотель, оказавшийся в колонии за хищения на сто двадцать пять миллионов рублей, так талантливо украсил стол, что и в Кремле могли позавидовать. Зная о сексуальных пристрастиях посланника, Севостьянов самолично отобрал пять самых привлекательных женщин и пообещал им "скостить" по шесть месяцев срока, если они сумеют по-настоящему удовлетворить гостей. Одна попыталась прояснить ситуацию и задала бесхитростный вопрос: -- А что значит "по-настоящему", гражданин начальник? -- Если не знаешь, спроси у подруг, если и после этого не поймешь -- отправлю тебя назад в корпус, где и будешь овладевать наукой ублажать мужчин! -- Взгляд Севостьянова не обещал ничего хорошего. -- Я все поняла! -- Если поняла, проведи репетицию с менее приятным партнером, -- ехидно улыбнулся он. Этой девушкой оказалась та самая Виолетта Хрестьянинова, которую Севостьянов приметил раньше. Она беспомощно взглянула на своих товарок, но те промолчали и даже не попытались прийти на помощь. Одна из них незаметно пожала плечами, словно предлагая ей самой решать: хочет ли она таким способом уменьшить свой срок или нет. -- С вами -- хоть сейчас! -- преданно глядя в глаза Севостьянову, выпалила девушка. Этот ответ привел его в самое хорошее расположение духа. -- Ладно, будем считать, что ты кое-что поняла... -- миролюбиво произнес он, повернулся, хотел уйти, но на ходу бросил: -- Будьте при полном параде к шестнадцати часам. -- Это означало, что девушки должны побывать в душе, в костюмерной, у парикмахера и гримера, прежде чем предстать перед высокопоставленным гостем. Тем временем Майкл поднял на ноги всех, чтобы найти след похищенных детей. Почти сутки он не спал, ожидая сообщений. Он словно чувствовал, что в расставленные повсюду сети что-нибудь да попадется. И дождался: на следующее утро зазвонил телефон. -- Господин полковник? -- Да, -- устало произнес Майкл. -- Извините, что звоню так рано, но вы сами приказали... -- стал оправдываться сотрудник. -- Нам удалось найти свидетелей, которые видели, как детей сажали в самолет... -- Не понял. Какой самолет? -- С виллы детей увезли на аэродром. Через авиадиспетчерскую службу удалось проследить маршрут самолета. Вы не поверите... -- Он вдруг замялся. -- Говорите! -- нетерпеливо бросил Майкл. -- Следы теряются в Афганистане... Странная "мозаика" Все документы были готовы. Савелий зашел к Богомолову, чтобы попрощаться, но едва переступил порог кабинета, как генерал заговорил с ним, словно они и не расставались на сутки. -- Наш "приятель" совсем обнаглел! -- Богомолов вдруг усмехнулся и сказал: -- Извини, сержант, совсем заработался. Здравствуй! Проходи, садись! -- Здравствуйте, Константин Иванович. Опять что-то случилось? -- спросил Савелий. -- Как посмотреть... Только что закончил разговор с нашим общим знакомым: привет передавал тебе и Воронову... -- Он хитро посмотрел на Савелия. -- Не догадываешься кто? -- Неужели Майкл? -- воскликнул Савелий. -- Он самый! Как ты думаешь, почему он так внезапно позвонил, да еще по официальному каналу? -- Должно быть, произошло что-то из ряда вон выходящее, -- предположил Савелий. -- В логике тебе не откажешь, дружище! Не знаю подробностей, но его департамент оказался привлеченным к поискам похищенных детей. Можно предположить, что среди них находится ребенок высокопоставленного чиновника или известного человека, во всяком случае, Майкл дал понять это совершенно недвусмысленно. -- Но какое это имеет отношение к нам? -- удивился Савелий. -- Именно об этом я его и спросил! -- Генерал подошел к журнальному столику, открыл бутылку "Боржоми". -- Будешь? -- С удовольствием! Вы меня так заинтриговали, что даже в горле пересохло, -- улыбнулся Савелий. -- На, смочи! -- Генерал протянул ему стакан минералки. -- К похищению детей причастен мой бывший коллега... -- Рассказов! -- Да, сам Рассказов. Но и это еще не все! Детей перевозили с места на место, чтобы замести следы, а потом посадили в самолет, который их спецслужбы смогли отследить только до Афганистана... -- Что может понадобиться господину Рассказову в стране, где он совсем недавно потерял группу своих головорезов, на которую наверняка затратил значительные средства? Как вы думаете, товарищ генерал? -- Рассказова интересует Россия, а не Афганистан! Именно так и считает полковник Майкл Джеймс! -- Ого! Уже полковник? -- Савелий искренне порадовался за Майкла. -- Молодец Миша! -- Майкл не только получил очередное звание, его назначили первым заместителем начальника международного Управления по борьбе с наркобизнесом. -- А что, умный парень, ему и карты в руки! -- Савелий говорил, а сам о чем-то усиленно думал. Он был уверен, что генерал неспроста поделился с ним этой информацией. Но не такой же Рассказов сумасшедший, чтобы попытаться укрыть похищенных детей в России! А почему бы и нет? Здесь у него осталось достаточно много доверенных людей. Что, если допустить, что Рассказов решил спрятать детей там, где никто не решится их искать? -- Вы знаете, Константин Иванович, а в этом что-то есть! -- задумчиво проговорил Савелий. -- О чем это ты? -- О детях! Спрятать их в России, где их никому и в голову не придет искать... -- Ну... -- начал генерал, но замолчал, не зная, как реагировать на такое неожиднное и дерзкое предположение. -- Неужели вы с Майклом правы? Хотя... то, что мы знаем об этом господине, вполне укладывается в рамки твоих предположений... Вот что: запрошу-ка я наши авиаслужбы, систему ПВО и спецчасти -- не случилось ли что-нибудь неординарное в последние двое суток... Ладно, хватит об этой мрази! -- Он брезгливо поморщился, потом глубоко вздохнул. -- Может, передумаешь нырять в эту клоаку? -- Нет! Гнилой зуб нужно вырывать с корнем, а не пытаться его залечивать. Так может разнести, что всю челюсть потеряешь, -- упрямо заявил Савелий. -- Да это я так, на всякий случай... Снаряжение хорошо спрятал? -- Нормально, опыт, как вы знаете, имеется. Так что ждите сообщений по официальным каналам, -- улыбнулся Савелий. -- Хорошо. Ты не обижайся, но я все-таки сделал не совсем так, как ты просил... -- Богомолов виновато поморщился. -- И что? -- Не будешь ты сидеть в Бутырке! -- А как же? -- растерялся Савелий. -- Вот адрес. Сейчас ты туда отправишься и будешь спокойно отдыхать, пока к тебе не постучится участковый в сопровождении ОМОНа. Они тебя и доставят до места. -- Как? На каком основании? -- Все очень просто: взято из недавней практики суда. Слушай! -- И Богомолов изложил план, с которым Савелий, после некоторых размышлений, согласился. -- Однако мне показалось, что у вас еще что-то припасено, или я ошибся? -- Хотел тебе на месте сюрприз приподнести, но... -- Богомолов махнул рукой. -- Примерно через недельку в колонии появится человек, который передаст тебе "привет от того, кто Богу молится", понял? -- Этот человек будет от вас? -- Савелий недовольно нахмурился. -- Ни к чему это! Как вы не можете понять, что новый человек вызовет у них настороженность, спугнет их... -- Так и думал, что ты воспримешь это в штыки! -- недовольно сказал генерал. -- Неужели ты полагаешь, что только ты такой умный? Естественно, все тысячу раз отмерим и перепроверим, чтобы и комар носа не подточил! -- Все равно! -- упрямо повторил Савелий и замолчал, поджав губы. -- Ладно, там видно будет! -- миролюбиво заметил Богомолов, затем положил руку ему на плечо и тихо, по-отечески проговорил: -- Ты вот что, сынок, береги себя там, не подставляйся понапрасну! -- Мухтар постарается! -- улыбнулся Савелий. -- Да вы не переживайте, прорвемся... Перед тем как отправиться на квартиру, Савелий зашел повидаться с Вороновым. Прощание было коротким -- они понимали друг друга почти без слов. Конвою ОМОНа было известно только одно: из-за халатности секретаря суда подсудимый Говорков Савелий Кузьмин был ошибочно освобожден из-под ареста. Соответствующие документы находились у начальника конвоя. В сопровождении участкового инспектора милиции конвой должен был прибыть по соответствующему адресу и произвести арест осужденного, после чего доставить его на Курский вокзал и сдать начальнику спецконвоя "столыпинского" вагона. Как и обещал Богомолов, ровно в шесть часов вечера в дверь квартиры, где Савелий появился всего полчаса назад, раздался звонок. -- Кто? -- сонным голосом спросил Савелий. -- Участковый, старший лейтенант Меркурьев! -- отозвался молодой звонкий голос. -- Что нужно? -- не слишком дружелюбно процедил Савелий. -- Проверить ваши документы! Да вы откройте, не бойтесь! -- Голос участкового был мягким и предельно любезным. -- А я и не боюсь! -- усмехнулся Савелий и открыл дверь. В квартиру ворвались четверо крепких мужчин в форме ОМОНа, трое с автоматами и один с "Макаровым" в руках. -- Гражданин Говорков Савелий Кузьмич? -- спросил тот, что был с пистолетом. -- Да, а в чем дело? -- спокойно поинтересовался Савелий. -- Капитан Артемьев! Вчера у вас был суд по сто восьмой статье, не так ли? -- Да, был, и меня освободили! -- Савелий пожал плечами. -- Вас не освободили, а осудили. Вот приговор суда! -- Капитан протянул Савелию бумагу. -- Четыре года лишения свободы в колонии строгого режима. -- Но как же так? Меня же освободили! -- тупо повторил Савелий. -- Сотрудник суда, допустивший халатность, уже наказан. На сборы вам даю пять минут. Вопросы? -- бесстрастно проговорил капитан. -- Какие тут могут быть вопросы? -- зло бросил Савелий. -- Суки рваные! Что хотят, то и творят, то отпускают, то арестовывают. Бардак! -- Он ходил по квартире и отпускал проклятья всем подряд, не забывая складывать в наволочку все, что уже приготовил для ареста. Каждую вещь он предупредительно показывал капитану Артемьеву, как бы спрашивая: можно или нельзя? -- Да не расстраивайся ты так! -- дружелюбно заметил тот. -- По всей стране бардак! Радуйся, что лишние сутки побыл на свободе. -- Эх, знать бы раньше! -- вздохнул с огорчением Савелий. -- Что, сбежал бы? -- спросил участковый инспектор. -- Куда сбежишь в нашей стране? -- усмехнулся Савелий. -- Хоть гульнул бы на прощанье! Да так, чтобы чертям тошно стало! -- Он подмигнул капитану Артемьеву. -- Вот это по-нашему! -- Тот с улыбкой потер ладони, потом милостиво добавил: -- Если есть чего, можешь залить за воротник. Савелий хотел, чтобы его "арест" прошел как можно более натурально, и поэтому заранее прикупил бутылку "Смирновской". -- Вот, спасибо, капитан, уважил! -- Он налил полный стакан водки себе, кивнул на бутылку. -- Может и вам по чуть-чуть? -- Ладно, только по "полтинничку", -- согласился капитан. Савелий быстро разлил остатки водки по стаканам, но капитану налил чуть больше остальных. -- Сразу видно, что служил в армии! -- самодовольно заметил тот. -- Где, если не секрет? -- В Афгане, -- спокойно ответил Савелий. -- Понял! -- вздохнул капитан. -- Ну, постарайся в зоне не задерживаться! -- Он быстро опрокинул водку в рот. Савелий усмехнулся -- очень уж двусмысленно прозвучало пожелание капитана. -- Постараюсь! -- сказал он и медленно выцедил сквозь зубы стакан. -- Ну, что, собрался? -- спросил капитан. -- Нет, еще кое-что. -- Савелий показал авторучку. -- Можно? -- Можно. Будешь писать своим возлюбленным. Пасту, мыло, полотенце не забыл? -- А как же! -- воскликнул Савелий, потом взял учебник географии. -- А эту книжку я могу взять с собой? -- Что, учиться там думаешь? -- Капитан взял учебник и внимательно пролистал его. -- Попытаюсь! -- Хорошо, возьми. Все? -- Вроде все! -- Савелий даже вздохнул с облегчением. -- А паспорт, военный билет? -- Паспорт при себе, а военный в военкомате. -- Ладно, там разберутся, пошли! Надеюсь не будешь делать глупостей? -- Капитан щелкнул наручниками, пристегнув правую руку Савелия к своей левой руке. --Я ж не сумасшедший на автоматы кидаться! -- хмыкнул Савелий. -- Да вы хотя бы куртку накиньте на наручники -- перед соседями неудобно. -- Это можно. У под®езда они распрощались с участковым и сели в "рафик" темно-зеленого цвета, который быстро домчал их до Курского вокзала. Поезд вот-вот должен был отправиться в путь. "Столыпинский" вагон был самым последним, и "рафик" остановился прямо у его входа. Капитан вышел из машины и решительно постучал. Долго ждать не пришлось -- вскоре в дверях появился конвоир. -- Чего вам? -- угрюмо спросил рослый сержант. -- Позови-ка начальника конвоя! -- Он сейчас занят! -- Ты что, не слышал! -- бросил капитан с раздражением. -- Начальника конвоя сюда, быстро! Через несколько минут вышел майор, застегивающий ворот гинастерки. -- В чем дело, капитан? -- Он был изрядно навеселе. -- Пополнение к вам! -- Капитан не стал ничего об®яснять и протянул документы Савелия майору. -- Могли бы и пораньше! -- поморщился тот. -- Так получилось, майор. -- миролюбиво сказал ОМОНовец, потом крикнул: -- Любимов, осужденного сюда! -- Ладно, давай! -- Майор махнул рукой. -- Шмонать его надо, а все помещения уже заняты. -- Мы его уже шмонали, да и парень он неплохой... -- многозначительно проговорил капитан. -- Ага, неплохой! Со сто восьмой-то? -- Всякое бывает... -- Вот именно! Говорков! -- громко вызвал майор. -- Савелий Кузьмич, сто восьмая, четыре года строгого режима! -- угрюмо отрапортовал Савелий. -- Ну и рожа! -- ухмыльнулся майор. -- Кто это тебя так разукрасил? -- спросил он, указывая пальцем на шрам. -- Пусть не лезут! -- с улыбкой ответил Савелий. -- Ну-ну... -- Майор взглянул на тощую наволочку и подумал, что в ней вряд ли есть что-то запрещенное, если парень прошел через ОМОН. Он вдруг почувствовал к этому угрюмовеселому парню нечто вроде симпатии и решил посадить его в первое купе, где находилось всего пятеро осужденных. Это было особое купе -- коммерческое. В нем ехали "авторитеты", которые сумели сунуть конвою сотню баксов за то, чтобы ехать более-менее комфортабельно. В других было набито по десять-двенадцать человек. -- Слушай, майор, мы же вроде договорились! -- попытался возразить один из тех, кто сидел в первом купе, но майор тут же оборвал его: -- Он тоже договорился! -- Для осужденных это могло означать только одно: новичок тоже заплатил, и потому к нему не может быть никаких претензий. Савелий ничего не понял из этого короткого обмена репликами. Он был очень удивлен, что внутри купе оказалось всего пять человек, и мысленно поблагодарил майора. -- Привет, братва! -- уверенно бросил Савелий, ступив за решетчатую дверь. -- Привет, коли не шутишь! -- отозвался за всех пожилой мужичок с золотыми фиксами. Судя по тому, что на нижней полке рядом с ним никто не сидел, он был крупным "авторитетом". Не спрашивая разрешения, Савелий уселся рядом, открыл наволочку и достал оттуда пачку "Мальборо": -- Угощайся, земляк! -- предложил он спокойно, без подобострастия. Тот внимательно посмотрел на Савелия и тихо спросил: -- Москвич? На воле с кем кентовался? -- Сначала с Лешей-Шкафом, а когда его кокнули вместе с его Лолитой, мне Мабуту предложил взять их участок. -- Ты работал на Мабуту? -- В голосе фиксатого было то ли удивление, то ли сомнение. -- Кого еще знаешь у него? -- Проверяешь, что ли? Близко знаю Хитрована, еще называть? -- Достаточно! -- Фиксатый улыбнулся и протянул ему руку. -- Фомич. -- Бешеный. -- Бешеный? -- Фомич наморщил лоб. -- Что-то я о тебе слышал, землячок. -- Немудрено -- в одних водах плаваем! -- Савелий с трудом скрыл волнение. Проколоться прямо здесь совсем не входило в его планы. -- Это точно! А теперь можно и закурить! Только сейчас, после того как Фомич взял сигарету из его пачки, Савелий понял, что пока он обеспечил себе кратковременную передышку. -- В какой хате парился? -- спросил вдруг Фомич. -- Ты вряд ли бывал там. -- Усмехнулся Савелий. -- Я в Лефортовской загорал. -- Ты что, работал на "маде ин не наших"? -- На загранку, что ли? Ну, ты и сказанул! -- Савелий весело рассмеялся. -- Я по сто восьмой залетел! -- Так что ж тебя туда сунули? -- удивился Фомич. -- Да... -- Савелий махнул рукой, оттягивая ответ, но вдруг решил, что он мог вполне "цепануться" с каким-нибудь иностранцем. -- Клиент попался борзый, дипломат, как ты сказал, "маде ин оттуда". Да прожил недолго, паскуда! Очень хлипкий оказался... И задел-то я его только раз! -- Савелий брезгливо поморщился. -- Видно, хорошо задел! -- хмыкнул Фомич. -- Ага, полотенцем... -- серьезно заметил парень с верхней полки хрипло-прокуренным голосом. -- А в нем утюг был! Все рассмеялись. -- Повеселились, и будя! -- буркнул Фомич, и все мгновенно притихли. -- С чел

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования