Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Остросюжетные книги
      Даниил Корецкий. Пешка в большой игре -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  -
зарабатывает? -- Какой мальчик? -- Которого по телевизору показывают. Он машины моет, а потом идет с дядей в банк для солидных клиентов. Значит, он солидный клиент? -- Про него, шалопая, в газете писали, -- вмешалась жена. -- Бросил школу, хулиганит, стекла бьет... Какой же он солидный? Хулиган, и все! -- А я солидный клиент? -- Сейчас ты еще мальчик, -- ответил Верлинов. -- Учись хорошо, тогда из тебя толк выйдет. -- Деда, а вы с бабой акции МММ купили? -- спросил Борька, уплетая сардельку и запивая томатным соком. -- А зачем? -- Так разбогатеть! Ты что, не видел? Их все покупают и радуются... -- Помнишь, как лиса Алиса и кот Базилио посоветовали Буратино посадить золотые монеты? Борька, не переставая жевать, кивнул. -- И что получилось? -- Обманули. Они же были жулики. -- Здесь -- то же самое. -- Да-а-а? -- Глаза у внука широко раскрылись. -- Значит, по телевизору жуликов показывают? Бабушка погладила Борьку по голове. -- Сейчас жулья хватает. Везде расплодились. Верлинов промокнул губы салфеткой и встал. -- Скоро мы им хвосты прижмем! Он обошел стол, клюнул Борьку в макушку и на миг задержался, ощущая, как теплые биоимпульсы от детского тельца живительно промывают его энергетические каналы, зашлакованные подозрительностью, жесткостью и теми крупицами, которые неизбежно образуются при постоянном противостоянии злу и являются не чем иным, как точно таким же злом. Пройдя в кабинет, генерал надел темно-серый костюм, голубую рубашку и синий галстук, привычно повесил на брючный ремень слева мягкую замшевую кобуру и отработанным жестом вставил в нее изящный, совершенной формы "маузер H-S", выпущенный по лицензии в Италии несколько лет назад и подаренный римским резидентом ПГУ. Табельный "Макаров" так же, как и приготовленный на случай боевых операций "стечкин", лежал в большом сейфе служебного кабинета, и их Верлинов носил еще реже, чем генеральскую форму. Семь сорок пять. Предстояло приступать к выходу из дома и переезду на службу, что для генерала не являлось столь обыденным делом, как для миллионов москвичей, потому что именно на этом отрезке его могли убить. Дом принадлежал Второму главку КГБ СССР и охранялся, но при нынешнем уровне терроризма это мало что значило. Поэтому в назначенное время телохранитель в лифте поднимался на последний -- шестнадцатый -- этаж и спускался пешком, а водитель, наоборот, пешком поднимался. Они встречались на седьмом и звонили условным сигналом. Выглянув в "глазок" двери из легированной стали, генерал выходил и пешком спускался к выходу. Три охранника "держали" прилегающую территорию, пока он садился на заднее сиденье бронированной, с форсированным мотором "Волги". Водитель занимал свое место, телохранитель прыгал рядом, и машина срывалась с места, следом шла "Волга" сопровождения. Иногда она вырывалась вперед, а так как внешне машины не различались, то определить, в какой едет генерал, было невозможно. Только эта нехитрая предосторожность вдвое снижала шансы на успех покушения. Меры безопасности были разработаны давно, когда угроза могла исходить от внешнего врага, задумавшего обезглавить советскую контрразведку. Поскольку подобная возможность существовала чисто теоретически и ни разу за всю историю не пыталась стать реальной, ухищрения охраны превратились просто в почетный церемониал. В последние годы положение резко изменилось. Улицы и дороги Москвы, как, впрочем, и всей России, заполонили откровенные бандиты, ездящие по купленным правам на краденых машинах, набитых к тому же оружием. И вероятность столкновения лоб в лоб с пьяным водителем выскочившей на встречную полосу иномарки либо автоматной очереди из "мерса", которого ты обогнал на светофоре, была настолько велика, что охрана ориентировалась на них больше, чем на происки засланных ЦРУ террористов. Откинувшись на мягкую спинку сиденья, генерал, как и всегда, думал о делах. Ночное происшествие на конспиративной квартире настолько обеспокоило его, что еще неделю назад он бы отказался от использования агента с сомнительными историями о подмененных бумагой деньгах и с вполне конкретными неприятностями. Но сейчас давать обратный ход поздно, и этот чертов Асмодей подлежал всяческой охране и защите как ключевое звено важной операции. Придется перевести его на другую квартиру и обеспечить постоянное физическое прикрытие. Но какая наглость у новых гангстеров! Готовы назначить "разборку" могущественному ведомству, одного названия которого в прежние времена оказалось бы достаточным, чтобы они намочили штаны! И хотя времена изменились и нет уже того могущества, на что они надеются? Ударная группа разнесет в клочья любое их "войско"! В душе генерала шевелилось еще какое-то неприятное чувство, и, сосредоточившись, он понял, что это осадок от разговора с внуком. Из детей и подростков целенаправленно делали болванов! Идиотами считали и старшее поколение, весь народ в целом. Круглые сутки молодцы с рожами пройдох убеждают сограждан доверить им свои деньги для приумножения. Мастерски сделанные клипы открывают путь к процветанию, мужественности и силе: курите сигареты, жрите "сникерсы", жуйте жвачку -- и все будет у вас о'кей! С убедительностью и настойчивостью наперсточников сотни фондов, акционерных обществ и банков приглашают покупать абсолютно неликвидные акции. Советскому человеку, привыкшему, что его приглашают в дело только для того, чтобы обмануть, сулят баснословные доходы, которых можно добиться быстро и, самое главное, ничего не делая. Как? Дело десятое, только дайте нам свои денежки! Самое удивительное, что, приученный десятилетиями промывания мозгов доверять официозу, простой человек неспособен перестроиться и, воспринимая кривляющегося на экране проходимца как представителя государства, послушно несет ему горбом добытые тысячи, а государство и пальцем не шевелит, чтобы помешать мерзавцу их при -- карманить. Где, на какомуровне сомкнулись интересы государственных чиновников и аферистов всех мастей против интересов среднего россиянина? Верлинову мало что было нужно лично для себя, а необходимое вполне позволяли иметь генеральская зарплата и занимаемое положение. Но он хотел, чтобы Борька и сотни тысяч его сверстников росли не в королевстве кривых зеркал среди шутов, мошенников и бандитов, а в нормальном, правильном мире. Именно это все более убеждало его в необходимости окончательно принять решение, которое уже созрело. За размышлениями Верлинов чуть не забыл о важном. Сегодня выходила в свет статья Кислого. -- Остановите на перекрестке, у киоска! -- приказал он. Водитель сбавил скорость. Телохранитель поднес ко рту микрофон: -- Плановая остановка возле киоска... Верлинов сам вышел из машины и подошел к металлической будочке. Недовольные охранники окружили его кольцом, встревоженно осматриваясь по сторонам. Они не терпели нарушений графика движения. Генерал купил две хрустящие, пахнущие краской газеты, не торопясь, вернулся к машине. Материал должен был располагаться на четвертой полосе, внизу. Так и оказалось. Броская рубрика: "Газета ведет расследование", жирный заголовок: "Мыло для подземной войны", солидная, гораздо более солидная, чем в штатном расписании института, типографская подпись: "А. Каймаков, социолог". Набранный мелким шрифтом редакционный комментарий, мнение военных экспертов. Бомба! Верлинова удивляло только одно: Министерство обороны и ГРУ не чинили появлению статьи никаких препятствий, хотя не могли не получить заблаговременную информацию о ее содержании. Генерал нашел кнопку, и толстое стекло отделило его от водителя и телохранителя. Он взял радиотелефон, набрал номер. -- Здравствуйте, Верлинов. Вы уже читали газеты? Прочтите, есть очень интересная статья: "Мыло для подземной войны". Да. Да. Хватит на два парламентских расследования. Послезавтра? А чего ждать? Ах так... Ладно, до связи... "Волга" генерала в®ехала на огороженную территорию штаб-квартиры одиннадцатого отдела. В то же утро на одной из правительственных дач собрались восемь человек, чьи лица были хорошо известны в руководящих кругах канувшего в Лету Союза. Они входили в костяк рухнувшего режима, представляя собой симбиоз партийной номенклатуры и ответственных работников КГБ СССР. Периодические перетасовки перемещали их из кабинетов на площади Дзержинского в апартаменты на Старой площади и наоборот. И хотя ЦК КПСС и КГБ СССР перестали существовать, все они сохранили персональные машины, дачи, охрану, сановитый вид и возможности. Возможности даже расширились, потому что раньше требовалось соблюдать правила игры и при определенных обстоятельствах мог наступить спрос, зачастую довольно строгий. Теперь же все барьеры и ограничения сняты, и на смену использованию как собственного государственного добра пришло откровенное и почти неприкрытое превращение государственного в свое. -- Откладывать больше нельзя, нас опередят другие, -- начал высокий плотный мужчина с обрюзгшим лицом. -- Я зондировал вопрос на всех уровнях и почти уверен, что мы найдем полное понимание. -- Почти? -- Похожий на колобка толстячок с блестящей лысиной вытянул вперед пухлый пальчик. -- Почему "почти"? -- Потому что у многих наш дурачок вызывает активное неприятие. Они не хотят связывать себя со столь одиозной фигурой. -- Но ведь ясно, что он всего лишь фигура прикрытия, марионетка! -- Колобок пошевелил растопыренными пальцами. -- Это не столь однозначно, -- возразил высокий. -- Есть мнение, что, сев на трон, он поведет свою игру. -- Ерунда, -- вмешался коренастый брюнет, напоминающий в профиль хищную птицу. -- С его сомнительной национальностью... -- Она как раз несомненна, -- хохотнул Колобок. -- Но, если еврей выгоден антисемитам, они считают его русским! -- Кхе, кхе, -- деликатно покашлял маленький аккуратный человек в очках с тонкой золоченой оправой, и все почтительно замолчали. -- Он был у меня вчера. И, как хотите, я не поверю, что он попытается порвать пуповину. Он просто не знает, что ему делать. Зато готов стать знаменем борьбы и уверен в победе. -- Чуть-чуть выждем. Василий Александрович гениально придумал с водкой. -- Какой водкой? -- удивился брюнет. -- Ты как раз был в Париже. Скоро появится водка, названная его именем. И портрет на этикетке. И цена -- ниже "Столичной". Это самая убойная, неотразимая пропаганда. -- Кстати о водке. -- Высокий открыл портфель и извлек бутылку "Смирновской". Человек в очках отрицательно качнул головой. -- У меня встреча в Администрации Президента. Может, проведут к самому. -- Ну дохнешь на него, большое дело. -- Высокий налил водку в складной стакан, выпил, глубоко втянул носом воздух. -- Хорошо! Кому еще? Больше желающих не нашлось. Он завинтил пробку, с треском сложил стакан и спрятал все в портфель. -- Значит, я через своих людей в Думе будирую вопрос о досрочных выборах. Так? Ориентировочный срок -- осень этого года. Может, зима. Что еще? -- У меня вот какое предложение, -- проговорил толстячок. Совещание продолжалось. Резо Ментешашвили находился в плохом настроении. Похоже, он впервые в жизни не разобрался в ситуации и совершил серьезную ошибку. Московская община осталась недовольна его последним разбором. Поговаривали о сборе всеобщего сходняка, чтобы дать ему по ушам. За всем этим стоят Крестный и Антарктида. И, конечно. Клык. Змей оказался пустышкой: когда вопрос встал ребром, выяснилось, что авторитета у него-то и нет. Многие прямо так и сказали: "Кто есть Змей? Я такого вора не знаю!" А Крестный с Антарктидой по всему бывшему Союзу малявки разослали, и им поверили, того и гляди вправду сходку соберут. Клык по зонам весть прогнал, там у него вес большой, уже пошел хипиш, что Очкарик ссучился. С Клыком сегодня должны решить, рваный его выманит, а Змей выстрелит в голову. Еще недавно Резо считал, что это будет хорошо: сам он рук не пачкает, а одним серьезным противником меньше. Сейчас он засомневался: а не рубит ли сук, на котором сам сидит? И не казалось уже, что убирать Клыка полезно и правильно. Резо вздохнул. Он стоял у окна "люкса" гостиницы "Аэрофлот", напротив, метрах в трехстах, возвышался такой же стеклянный параллелепипед служебного здания. "Гладиаторы" жили в соседнем номере, через стенку, один из них постоянно находился с Резо или в коридоре у двери "люкса". Осторожность никогда не бывала излишней, особенно сейчас. Недавно к нему обратились чеченцы -- у них намечалась разборка с москвичами: чего-то там не поделили в одном из казино. Они просили братьев-кавказцев помочь. Резо предпочел сохранить нейтралитет, чтобы не осложнять и без того неспокойную обстановку. Земляки его вроде согласились, а сейчас аукнулось большим недовольством. Вроде он потому отказал, что чечены абхазцев поддерживают, на их стороне воюют. Но здесь, в Москве, свои дела, свои расклады, земляки вместе с чеченцами фальшивые авизовки обналичивают, оружие от них получают, деньги в нефть да бензин вкладывают, а он, выходит, такой чудесной, выгодной дружбе помешал! И на родине, в Грузии, когда узнают, как он спор Клыка с Седым решил, тоже будут недовольны: Клык деньгами помог народному делу, в святой войне поддержал, а потому ответной помощи и поддержки заслуживал. Вот и получается: у воров авторитет пошатнулся, земляки и здесь, и дома недовольны, а может человек без корней жить? Нет, не может! Надумай его сейчас чечены замочить, кто заступится? Эти двое за стеной против организации не устоят. А кто еще? Седой? У него свои проблемы. Да и не самый главный он оказался: обещал под него, Резо, банк открыть, да что-то не заладилось, видно, не разрешили. Эти банкиры с ворами дел иметь не хотят, они с "новыми", тюрьмой не запачканными, дружбу водят! Честно говоря, он уже решил в Москву дергать, дома совсем никакой жизни не стало: ни законов не признают, ни правил, ни авторитетов. Все обвешались автоматами, гранатами и шныряют по селам, городам, на дорогах -- каждый сам себе авторитет! Вот и нацелился на переезд, только вышло так: старые корни ослабил, а новые пустить не может. Значит, засыхать? Нет, надо к своим корням возвращаться! Резо подошел к телефону, набрал номер. Трубку снял порученец. Ментешашвили представился и попросил хозяина. На восьмом этаже служебного здания, в запертом на ремонт кабинете, сидел снайпер и, положив на упор диковинного вида оружие с толстым стволом и мощным оптическим прицелом, вглядывался в глубину "люкса". Цель мутно просматривалась, словно рыба в неосвещенном аквариуме. Можно достать и так, но твердой уверенности нет, а профессионал не работал на авось. Значит, надо ждать. -- Алло, -- рыкнул Клык. -- Это Резо, -- повторил Очкарик. Клык настороженно молчал. -- Тебя Рваный куда-нибудь звал сегодня? -- Ну? -- За ним стоит Змей. Они тебя замочить хотят. И пропажей общака прикроются. Клык проворчал что-то неопределенное. -- Я знаю, у тебя людей много побили, -- сочувственно сказал Резо. -- Я своих "гладиаторов" пришлю. Прямо сейчас отправлю. Змей тебе мешает, а Рваный заодно с ним. Пусть уедут, без них лучше будет. Понял? Пусть уедут! Мои люди проводят, прямо сегодня. Понял? -- Понял, -- после паузы ответил Клык. Голос его звучал глухо и неуверенно. Это было непривычно, но Резо истолковал по-своему. -- Не бойся, сердце у меня чистое. А на толковище я для вида на тебя наехал. Так было надо. Потом об®ясню. Сегодня убедишься, что я друг. А завтра встретимся и поговорим. Очкарик положил трубку и дважды стукнул в стену. Мгновенно "гладиаторы" явились на зов. Резо дал им краткие инструкции, и они ушли. Он запер дверь, придвинул к ней стул и, наклонив, упер под круглую ручку. Если кто-то попытается войти -- стул упадет. Из прикроватной тумбочки он вынул заряженный "ТТ" и засунул за ремень сзади. Несколько раз прошелся по номеру, затем зашел в туалет помочиться. Струя была слабой, и он подумал, что надо опять пройти курс лечения. Помыв руки, он вернулся в комнату, налил стакан красного полусладкого вина, сделал два больших глотка. Потом подошел к окну и, потягивая терпкую ароматную жидкость, смотрел на кишащую у аэровокзала толпу. Снайпер слился с оружием воедино. Это была новейшая бесшумная автоматическая винтовка "вал". Ею оснащались боевые спецподразделения МВД, МО, ФСК, и еще не во все она поступила. Винтовка дернулась, и в трехстах метрах у Резо Ментешашвили исчезла голова. Девятимиллиметровый патрон обладал ужасающей разрушительной силой. Отработанными движениями снайпер разобрал винтовку: отделил оптический прицел, магазин, аккуратно выщелкнул патрон из патронника, снял приклад. Прицел уложил в кожаный чехол и застегнул застежку, сунул в специальный чехол ствол, приклад и магазин просто замотал куском простыни. Детали спрятал в замызганную клеенчатую сумку. Поискал и нашел гильзу, закрыл оконную раму, осмотрелся. Все было в полном порядке. Он снял тонкие резиновые перчатки, взявшись резиной за ручку, открыл дверь и вышагнул в коридор. Маленький человечек с бледным сморщенным лицом в заляпанном мелом рабочем комбинезоне и грязных строительных ботинках. Не привлекая ничьего внимания, он прошел к грузовому лифту и спустился вниз. Клык тяжело задумался. Приговоренный Очкарик вроде бы заслужил право на жизнь. Ему давно не нравился Рваный, и сегодняшний вызов внушал неясную тревогу, но, если бы не звонок, он бы пошел. И умер. Но раз приговор вынесен, он должен быть исполнен. Тем более машина запущена, заказ сделан и аванс уплачен. В таких делах обратного хода нет. Да и с чего Очкарик вдруг стал таким хорошим? Просто понял, что очень много косяков упорол. И попытался выкрутиться. Но поздно! Клык испытывал что-то похожее на угрызения совести. Все же Очкарик спас ему жизнь. И послал своих людей подавить бунт. То есть помог навести порядок в хозяйстве Клыка... Как же будет правильно, по Закону? Дядя Петя говорил: "Вор должен добром платить за доброе, злом за злое". И вздыхал: "Правда, добро и зло всяк норовит по-своему понять..." Может, изменить голос и сказать коротко: "К окну не подходи!" Мысль была глупая. Клык это прекрасно понимал. Но он набрал номер, еще не зная, что будет делать, когда Очкарик ответит. И если Очкарик ответит. В трубке бесконечно повторялись длинные гудки. Это тоже было ответом. Пожалуй, именно такого ответа Клык и ждал. Тульский оружейный завод стал в последние годы очень популярным местом, как и все предприятия, производящие оружие. Раньше плановые оптовые поставки осуществлялись по утвержденному десятками инстанций графику и не вызывали ни малейшего интереса у населения, разве что изредка приедет какой-нибудь военный: срочная нужда ускорить отгрузку, поспособствуйте... Сейчас все под®езды забиты транспортом: легковушки, пикапы, фургончики, микроавтобусы, "КамАЗы"... В административном здании толчется разношерс

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования