Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Александр Абрамов, Сергей Абрамов. Селеста-7000 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  -
Яхта дернулась и встала, прикованная к мягкому грунту. У ее правого борта закачалась на волнах шлюпка, которую легко удерживали на месте четверо гребцов. - Далеко не отходить, - бросил им Трэси. - Спустить десант - и назад! Пятерка аквалангистов во главе с Кордоной, в черных резиновых костюмах, с желтыми баллонами на спине, кинжалами у бедра и автоматами на груди, спустилась в шлюпку. Через несколько минут Кордона, оглянувшись назад, уже еле-еле различил силуэт судна, настолько густой была окружающая ночная темь. Острова впереди по курсу тоже не было видно, и только по светящейся стрелке компаса Кордона определил его местоположение. - Суши весла! - скомандовал Кордона. - Десант в воду! Он подождал, пока последний аквалангист покинул шлюпку, размашисто перекрестился и нырнул в холодную черную воду, плотно охватившую тело. Впереди заплясали тусклые огоньки - фонарики на груди у десантников. Включив свой фонарь, Кордона подплыл к ним и показал рукой: вперед! Он любил плавать ночью, когда вода кажется непрозрачной и вязкой. Он знал это море, как свою квартиру на Ист-Лэгмур-стрит в Лос-Анджелесе, гонял здесь на скутерах и ставил рекорды в многочасовом плавании до того, как попал к Трэси. Он знал, что не ошибется, не собьется с азимута, и поэтому ничуть не удивился, когда верхний пласт неожиданно засветился. Точно плывут, прямо по лучу прожектора. Он подождал, пока прожектор погас, и вынырнул на поверхность. В сотне метров от него белел коралловый каравай острова с аккуратно вырезанным ломтем - бухточкой. Можно было уже начинать штурм. Кордона снова нырнул и через две-три минуты очутился в бухте. Здесь было совсем спокойно, движение воды даже не ощущалось, а сама вода была настолько прозрачной, что Кордона поспешил погасить фонарь на груди. Но часовые не видели света из-под воды. Не видели они и того, как шесть черных теней веером раскинулись по периметру бухты. Часовых было только два - больше Корнхилл не выделил, да еще двое ожидали своей вахты, должно быть мирно похрапывая в деревянной пристройке к "переговорной". "Нам чертовски везет, - думал Кордона, вылезая из воды и отстегивая ласты. - Это дурачье загипнотизировано уверенностью в своей безопасности". Пригнувшись, он перебежал к погашенному прожектору и вытащил из ножен кинжал. Ничего не подозревавший часовой, что-то беспечно напевая, медленно прошел мимо. В два прыжка Кордона догнал его и сильным, отработанным ударом оборвал песенку. Часовой не успел даже вскрикнуть. Кордона подхватил его уже в падении и тихонько опустил на коралловый скат. Вокруг было по-прежнему тихо, и только ленивые океанские волны, сердито, урча, разбивались у рифа. Кордона тихо свистнул, и тотчас же с противоположного конца бухты послышался приглушенный голос: - Порядок, Кордона. Мой готов. - К бараку, быстро! В доме не спали. В небольшом уютном цирке с амфитеатром стульев и круглым столом на пятачке манежа сидела худенькая белокурая женщина. Перед ней на столе лежала пухлая стопка писчей бумаги. Женщина что-то быстро писала, изредка заглядывая в блокнот. Вдруг она посмотрела в окно, и Кордона резко отпрянул в сторону. Но женщина его не заметила. Она беззвучно пошевелила губами, словно что-то прикидывая в уме, и снова склонилась над рукописью. Кордона опять подивился непонятному своему везению. Подумать только: дежурный - женщина! Что ж, хлопот поубавится: она, наверное, и стрелять не умеет. В другой комнате два полисмена, сидя на застеленных кроватях, играли в карты. Тут же лежали их автоматы. В глубине комнаты Кордона заметил полуоткрытую дверь, из-за которой доносилась чуть слышная музыка. "Радиорубка, - подумал он. - Радиста надо убрать в первую очередь, чтоб не успел предупредить Гамильтон". Он посмотрел на часы: три часа ночи. Еще десять минут, и можно вызывать Трэси. Хорошо бы обойтись без стрельбы, но, видимо, не удастся: стрелять придется сразу, с порога. Но удача и тут сопутствовала Кордоне. Полицейские, бросив карты, забрали автоматы и направились к выходу. "Смена караула, - догадался Кордона. - Сами идут к нам в руки". Так и произошло. Полицейских срезали автоматной очередью прямо у выхода. Выбежавший на шум радист не успел даже вскрикнуть. Оставалась дежурная. Сделав знак своим спутникам, чтоб не стреляли, Кордона подошел к двери в глубине комнаты и рывком открыл ее. Янина не обернулась. Увлеченная работой, она или не слышала выстрелов, или не обратила на них внимания, могла подумать: гроза, гром, да и на шумовом фоне ревущего кругом океана выстрелы прозвучали не так уж громко - треск хлопушки, не больше. И Янина продолжала писать, не подымая головы от стола, освещенного только настольной лампой, выхватывающей из темноты чуть сгорбившуюся фигурку в темном жакете, пачку бумаги да белую раковину магнитофона для записи разговоров с Селестой. Кордона молча ждал, когда женщина у стола обернется. Ему нравились дешевые театральные эффекты: небрежно-развязные позы, черные резиновые костюмы, автоматы, направленные на ничего не подозревавшую жертву. Все это сулило приятный резонанс - неожиданный вскрик, мольбу о пощаде, слезы, может быть, обморок. Вот только она обернется... Янина отложила исписанный лист бумаги и обернулась. Сначала она увидела трех человек в костюмах аквалангистов. "Может быть, Корнхилл прислал дополнительную охрану?" - мелькнула мысль и тут же погасла: слишком красноречивы были дула направленных на нее автоматов. Потом она удивлялась тому, что не испугалась и даже не позвала на помощь. Ею владело любопытство, бессознательное стремление к опасности, о котором она знала только из книг и фильмов и которое живет в каждом, будь он профессиональный разведчик, или ученый, идущий на рискованный опыт, или просто скромный бухгалтер, вступающий в неравный бой с хулиганами. - Видимо, я должна поднять руки? - спросила она. Кордона обаятельно улыбнулся и опустил автомат: эффекта не получилось, девчонка была не из слабонервных. - Зачем формальности? - галантно сказал он. - Вы умная женщина и не станете отнимать у меня оружие, драться, кусаться или царапаться. - Не стану, - согласилась Янина. - Вы заведомо сильнее меня, а я не знакома с приемами дзюдо или самбо. Но зато я умею кричать. - Кричите, - милостиво разрешил Кордона, - надрывайтесь. Никто, кроме Бога, вас не услышит. - Вы забыли Селесту. - Это он забыл вас. Почему он не помешал моим людям устранить радиста, полицейских и держать на прицеле симпатичную женщину? Кстати, как зовут эту женщину? - А вам не все равно? - пожала плечами Янина. - Вы не Джеймс Бонд, и я не его героиня. Книжки не будет. И фильма не будет. Закругляйтесь, как у нас говорят. Кордона опешил. "Так ему и надо", - не без удовольствия отметила Янина. Не любезничать же ей с этой галантной гадиной! Но что делать? Вызвать Селесту? Может быть, он остановит налетчиков? Но ответного отклика не было. "Почему он молчит? Почему не включил магнитное поле и не помешал убийству? Может быть, правы те, кто ставит его по ту сторону добра и зла? Может быть, в своем обучении он рассматривает этот налет как новый урок, в котором еще раз проверяются параметры добра и зла. Добро - в одну ячейку памяти, зло - в другую. Потом оценить, сравнить, сопоставить. Что и с чем? Какая информация понадобилась ему сейчас? Инициатива обреченной? Крыса в лабиринте в поисках выхода? Ладно, попробуем найти этот выход!" - Что вам нужно от меня? - спросила она молча выжидающего Кордону. - Немножко благосклонности и чуточку терпения. - Благосклонности не ждите. А терпение может лопнуть. Кордона бросил взгляд на водонепроницаемый хронометр, пристегнутый к запястью поверх резинового костюма. Еще пять минут до прибытия шефа он вынужден выслушивать дерзости этой маленькой женщины. Он видел, что она боится его, тяжелого, угрожающего молчания его спутников, их автоматов и кинжалов на бедрах. Боится и все же не становится на колени, не кричит, не бьется в истерике, не умоляет о пощаде. Кордона уважал не только откровенную смелость или профессиональное бесстрашие, он умел ценить и тех, кто находил в себе силы преодолеть страх, животный страх перед опасностью, болью и даже смертью. Он сейчас искренне жалел девушку, которую все равно придется убрать, если шеф с ней не договорится. А ведь с такой не договоришься. Он прислушался: за окном зашумели голоса, чей-то смех, потом нестройный гомон в дежурке, и на пороге зала в светлом прямоугольнике двери появился Трэси. Его холодные глаза в несколько секунд оценили Янину. - Добрый вечер, девушка, - сдержанно поклонился он. - Вернее, добрая ночь. Простите, что мы ворвались к вам без приглашения, но поверьте, я бы не рискнул поступить столь бестактно, если б не терпящее отлагательства дело. Кордона поморщился: он уже поиграл в джентльмена, зачем второй актер на ту же роль? Но Трэси придерживался иного мнения: он вел свою игру настойчиво. - Я много слышал о вас, - проговорил он, присаживаясь рядом с Яниной, - и польщен знакомством. Вы, оказывается, не только известный ученый, но и бесспорно интересная женщина. Будь я продюсером, никогда не прошел бы мимо. - Что вам угодно? - отчеканила Янина и отодвинулась. - Я задавала тот же вопрос этой пародии на Бонда. - Она небрежно кивнула в сторону почтительно отступившего Кордоны, - но он загадочно отмалчивался. Вероятно, об этом нужно спросить у вас. Трэси заметил, как дернулся при этих словах Кордона, и усмехнулся: девчонка оказалась с норовом. - Верно, - сказал он, - Фернандо не Джеймс Бонд, а Санчо Панса. Похудевший, но столь же послушный хозяину. Он ждал меня, и я охотно отвечу. Я просто уверен, что вы не откажете мне в небольшой просьбе. Янина, склонив голову набок - нелепая привычка, сохранившаяся с детства, - молча смотрела на сидевшего перед ней широкоплечего человека в синем спортивном свитере, с седым ежиком волос над высоким лбом - не то киноактер на роли благородных ковбоев, не то тренер олимпийцев по боксу. Она впервые видела гангстера не в кино, а в жизни, и не просто рядового убийцу, как эта резиновая лягушка с автоматом, а лидера, главаря, атамана. При всем том он не вызывал у нее отвращения - только любопытство, холодное и брезгливое. Вежливо и спокойно, как давний и хороший знакомый, он терпеливо раз®яснял Янине свою просьбу: - Вы зададите Селесте пять или шесть вопросов. Ну, может быть, шесть или семь. Согласитесь, что это пустяк. Да и вопросы совсем безобидные. Разрешите, я изложу их письменно. Вам останется только прочесть, даже не вслух - мысленно. И ваша совесть будет чиста, как этот лист бумаги. - Он придвинул к себе пачку не исписанных Яниной листов и вооружился золотой самопиской. Янина молча следила за его движениями. Пусть пишет. Актер. Фантомас в маске первого лорда адмиралтейства на приеме у королевы. Отлично понимает, что без королевы ему не обойтись. А королева наверняка отклонит прошение. Тогда он снимет маску. Интересно, будет ли страшно? Янина дерзко прикрыла рукой лист бумаги, на котором Трэси выводил свой первый вопрос. - Одну минутку... - В ней вдруг проснулась школьница, любившая посмеяться над мальчишками из своего класса. - Почему это вы решили, что я такая послушная? Трэси отложил авторучку и снисходительно улыбнулся: он все еще был первым лордом адмиралтейства. - При чем здесь послушание? Я рассчитываю на ваш здравый смысл. - Об®яснитесь. - Что, по-вашему, выгоднее - десять тысяч долларов и пять минут салонной беседы или похороны? - Я не боюсь угроз. - Это не угроза, это реальность. У вас в математике это, кажется, называется выбором оптимального варианта. Вот и выбирайте, что вам больше нравится. - Я уже выбрала. - Чеком или наличными? Янина презрительно фыркнула: - Вы все измеряете в долларах? - Значит, предпочитаете похороны? - Не посмеете. Трэси рассмеялся звонко и весело, как смеются подчас остроумной шутке, и, может быть, только Кордона заметил в его смехе искусственность. - Посметь все можно, было бы только желание или необходимость. Если вы откажетесь говорить с Селестой, вас придется, выражаясь мягко, устранить. Это - необходимость: я не люблю лишних и опасных свидетелей. Ну а желания, естественно, нет. Вы мне почему-то нравитесь, и я надеюсь, мы сговоримся. - Не надейтесь - не сговоримся. Не обратив внимания на реплику Янины, Трэси взглянул на часы. - Даю на размышление пять минут. Жизнь, девушка, дорогая штука, и не стоит отказываться от нее из-за пустяка. - Он подозвал Джино: - Проводи даму в соседнюю комнату и позаботься о том, чтобы она не скучала. Джино вразвалочку подошел к Янине - руки в карманах, ленивый прищур глаз, сигарета во рту - и вдруг резким движением выбил из-под девушки стул. Не ожидавшая нападения Янина упала на пол. Все дальнейшее не заняло и минуты: заслонившая обидчика спина в синем свитере, взмах руки и две пощечины - одна, потом другая, после чего Джино отскочил и вытянулся, как солдат на плацу, а над ней уже склонилась голова с седым ежиком, и сильные руки помогли ей подняться. - Прошу прощения - недоглядел. В дальнейшем, если договоримся, виновный будет наказан. - С этими словами, поддерживая девушку под локоть, Трэси провел ее в радиорубку и усадил на место радиста. - Отдыхайте, думайте, а через пять минут я к вашим услугам. Еще минуту назад - по крайней мере ей так казалось - Янина просто бы рассмеялась ему в лицо. Пять минут или час - какая разница? Даже под дулом автомата она не станет помогать налетчикам. Это, как красная лампочка, вспыхнула первая мысль. А хватит ли у нее храбрости? Да и за что умирать? - спросила вторая - желтый огонек. Мельком брошенный взгляд на рацию родил третью мысль - зеленую: а вдруг? Есть еще пять минут. За пять минут можно что-то сделать, что-то успеть. Неосторожность Трэси, не предполагавшего, что Яна умеет работать-на рации - а она научилась этому во время ночных дежурств на острове, - давала возможность опередить охранников и вызвать полицейское управление Корнхилла, если только бандиты не отключили рацию от питания. Янина огляделась. Два равнодушных аквалангиста у двери стояли, лениво поигрывая автоматами. Джино, зевая, развалился в кресле. На Янину он не смотрел - вероятно, стыдился пощечин. Пистолет он положил на колени, полез в карман за сигаретами, щелкнув зажигалкой, наклонился над рыжим язычком пламени... Пора! Стараясь не скрипнуть стулом, не делать лишних движений, она дотянулась до кнопки с надписью "Вызов" и, схватив микрофон, крикнула первое, что пришло в голову: - Анджей, скорей! Закончить она не успела. Обезьяньи пальцы Джино сдавили ей горло, перед глазами заплясали разноцветные огоньки и погасли. Но сознание сейчас же вернулось, словно кто-то, щелкнув клавишей радиоприемника, впустил в комнату чужие резкие голоса. - С ума сошел! - донеслось до нее. - Ты бы еще до смерти дожал. Тогда прощай Селеста! Янина догадалась: говорили главарь в синем свитере и его подручный. Она приоткрыла один глаз, и это не ускользнуло от Трэси, он наклонился над ней и с прежней наигранной вежливостью спросил: - Как вы себя чувствуете? Надеюсь, Джино не повредил вам горло? Говорить сможете? Я не заинтересован ни в хрипоте, ни в молчании моего переводчика. - Он подождал ответа и добавил: - Вы же сами виноваты. Зачем вам эта мелодрама? "Анджи, Энджи"... Все равно бесполезно: рация же отключена. "Врет, - подумала Янина, но промолчала. - Пусть считает, что я поверила". - Вы все предусмотрели, - сыграла она обреченность и похвалила себя мысленно: "Молодец, Янка! Еще пара репетиций - и можешь идти на сцену". Трэси немедленно клюнул: - Конечно, мы предусмотрели все до мелочей. Именно мелочи и решают исход операции. "Они-то тебя и погубят", - злорадно подумала Яна, снова изобразив безропотную покорность. Радист Корнхилла, наверное, уже позвонил Смайли, и через полчаса-час Рослов с полицейскими будет на острове. Только бы протянуть время, сыграть любой спектакль - лишь бы поверили, не догадались, не заподозрили. Она встала и, не обращая внимания на рванувшихся к ней охранников, решительно шагнула к старику в синем свитере. Трэси искренне огорчился бы, когда б узнал, как она мысленно именует его, несмотря на всю его моложавость. - Я готова связать вас с Селестой, - сказала она. - У меня нет выхода. Трэси облегченно вздохнул: - Я был уверен, что поступите разумно. Выхода у вас действительно нет, кроме согласия на мое предложение. Рад за вас. - Он вынул чековую книжку, оторвал страничку и протянул Янине: - Вот чек на обещанные вам десять тысяч. Можете реализовать его в любом банке Калифорнии. - О деньгах потом, - отмахнулась Янина. - Но не удивляйтесь, если будут сложности, - предупредила она. - Селеста не телефонный абонент. - Я ничего не читал о сложностях. Вызывайте его, как это обычно делается. - Видите ли, - Янина тщательно подбирала слова, - вы не специалист, вам будет трудно понять... Селеста - это не электронное устройство, которое достаточно включить в сеть, чтобы получить нужную информацию. Каждую секунду в копилку его памяти поступает со всего света информация разной степени важности, и степень эту определяет он сам, производя отбор, кодирование и корреляцию поступивших сведений. Это основная, запрограммированная функция Селесты... - Зачем эта лекция? - нетерпеливо перебил Трэси. - Он собирает информацию? Так она мне и нужна. - Но получить ее не так уж просто, - терпеливо ответила Янина. - Селеста выходит на связь не часто и по своей инициативе. Связь эта всегда внезапна, кратковременна и энергоемка. Ну, как бы вам это понятнее об®яснить? - Она нервно хрустнула пальцами. - Вы знакомы с устройством автомобиля? Тогда вы знаете, что такое аккумулятор. Если он не заряжен, машина мертва. Так и Селеста. Получив вызов от человека, он аккумулирует энергию, необходимую для связи. Мы не знаем, что это за энергия: наши приборы ее не регистрируют. Но замечено, что процесс аккумуляции происходит неравномерно. Иногда сразу, иногда ждешь. - Ну а максимальный срок? Янина взглянула на часы: вертолеты, пожалуй, уже вышли к острову. Через полчаса они будут здесь. Стоит накинуть минут десять для верности. - Минут сорок, а то и больше, - сказала она. Трэси недоверчиво ухмыльнулся: - А вы меня не дурачите? - А какой смысл мне вас дурачить? Вы рискуете только провалом операции, а я - жизнью. Вряд ли вы оставите меня в живых, если через сорок минут Селеста не выйдет на связь. Трэси нерешительно оглянулся и поймал ободряющий взгляд Кордоны: соглашайтесь, шеф, другого выхода нет. - Хорошо. - Трэси щелкнул пальцами, и двое автоматчиков подошли к девушке. - Я даю вам сорок минут, ни секунды больше. И не вздумайте меня обмануть. Под конвоем автоматчиков Янина прошла в конференц-зал, села на привычное место "связного", привычно уперлась ладонями в подбородок, привычно закрыла глаза, вслушиваясь в четкое тиканье ручных часов, подаренных Рословым: "Чтобы не опаздывала на свидания". Что ж, сегодня она явилась на свидание с Рословым на с

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования