Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Рассказов Александр. Реализация ниже себестоимости -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  -
Александр Рассказов. Реализация ниже себестоимости --------------------------------------------------------------- © Copyright Александр Рассказов Email: rasskasov@hotmail.com Date: 21 May 2000 --------------------------------------------------------------- Детектив Все описанные события и персонажи вымышлены, любые совпадения случайны. Глава 1 Значимость элемента, определяется местом, занимаемым им в системе. По плохо асфальтированной дороге, подскакивая на кочках и старательно объезжая ямы, ехал старенький ЛАЗ, полностью заполненный людьми. Возле стеллы, похожей на колос, он остановился, и из него вышли парень и девушка. Они молча направились по грунтовой дороге через поле, каждый думая о своем. Девушка, ее звали Кристина Погода, думала о работе, о том, что уже две недели они со своим коллегой топчутся на одном месте. Молодой человек, его звали Алексей Старков, вспоминал время, проведенное здесь, в городском аэроклубе. Так они шли не разговаривая полтора километра, пока дорога не свернула к лесополосе. - Волнуешься? - спросил Старков, косясь на спутницу. - Нисколько. - Да ладно! - Правда. Далеко еще? Почти пришли, за поворотом еще метров сто. Молодые люди обогнули деревья, и их взору предстало огромное поле, лишь далеко на горизонте виднелись кроны деревьев. Поле начиналось с ровного прямоугольника взлетно-посадочной полосы. Как на параде, в ряд, стояли самолеты и вертолеты. Над большим ангаром висел полосатый чулок флюгера. Чуть ниже был желто-полосатый флаг Аэрофлота. Старков поймал себя на мысли, что уже, по меньшей мере, пять лет не видел этого флага и забыл, как он выглядит. Любовно покрашенные полосатые столбики, прожектора в защитных от воды корпусах, запах самолетной смазки и перкали придавали этому зрелищу какой-то торжественный вид. Спутники обогнули стоявший на пути вагончик и направились к ангару. Возле него под "качелями", так назывался снаряд для тренировки перворазников, толпилось человек десять парней разного возраста. В центре стояла стройная женщина, одетая в спортивную форму. - Здравствуй, Леша, - приветствовала она Старкова, - ты один прыгать будешь? - Нет, я... Я с коллегой, - кивком головы показал Старков на спутницу. Присутствующие представители сильного пола враз потеряли интерес к прыжкам с парашютом и уставились на Кристину. Правда одета она была не в вечернее платье, а в джинсы и такую же рубашку, ее волосы были связаны в консервативный хвост, а глаза защищали солнечные очки, но даже того, что осталось для обозрения, было достаточно, что-бы сорвать инструктаж. Старков тупо улыбался женщине - инструктору, чувствуя в этом часть своей вины. Наконец, ей это надоело, и она разделила присутствующих на две группы. - Перворазники пошли к самолету учиться посадке, а остальные - выбирать себе парашюты. Старкову достался Д5У. Это был управляемый десантный парашют, снабженный тремя клинообразными вырезами в куполе. Примерив на себя подвесную систему, он понял, что ремни идеально подогнаны под его рост, и ему ничего не оставалось делать как наблюдать за остальными. Очень скоро это занятие Старкову надоело, и, сложив свои принадлежности на "стол", так называлась грубая брезентовая ткань для укладки, он направился обозревать окрестности. Зайдя в ангар, Старков увидел несколько человек, собиравших парашюты. Дело шло бойко, вид у присутствующих был усталый, они ловко орудовали крючками и вилками на манер штопальной иглы. Среди них Старков заметил Петровича, плывущего по третьей дорожке. Сходство с бассейном было очень велико. Длинные полоски "столов" были разостланы вдоль ангара, разобранные парашюты выкладывались вдоль, человек собиравший его, садился сверху на ранец и заправлял стропы в специальные соты. По мере того как стропы скрывались в ранце, размер купола сокращался и со стороны это походило на соревнование пловцов, тем более, что присутствующие сидели лицом в одном направлении. - Здравствуй, Петрович, - обратился Старков к мужчине, одетому в шорты и майку. - А, Лешка пожаловал, ну, здравствуй, здравствуй, что-то ты зачастил. - Больше не буду. - Ну раз пришел, заходи, - и сунув крючок между пучком строп, Петрович потянулся, разминая затекшую спину. Он встал и пошел к выходу, доставая из кармана пачку сигарет. "А он все такой же бесцеремонный", - подумал Старков, - он вполне мог бы прийти через десять минут и спросить: "А ты что бросил? " Да, Петрович никогда не будет объяснять то, что и так очевидно. В этом была его кажущаяся грубость и невероятный такт. Старков догнал Петровича там, где по всей вероятности, считалось достаточно удаленное место для курения. - Ну, рассказывай, как дела? - спросил Петрович. - Как обычно: работаю, не работаю. - Над чем работаешь? - Ты в бухучете что - ни будь понимаешь? - Нет. - Ну, тогда я тебе сейчас объясню. На уровне пилота. - Ну - ка, ну - ка, - заинтересовался Петрович. - Представь себе, что я твой механик. - Не приведи господи. - Ну, пусть это будет такая абстрактная ситуация. - Хорошо, пусть. И что? - Представь себе, что я взял твой бензин и продал. - Каким ты дерьмом занимаешься, Лешка, бросай лучше ты свою работу. - Нет, подожди, это я так, чтобы образно было. - Не хочу я такие образы, сначала ты мой механик, потом мой бензин продал, так можно знаешь до чего договориться. Не хочу таких примеров. - Ну, хорошо, хорошо. Я новый русский. - Ну, это мне больше нравится. - Я - новый русский и продаю клей. - Для наркоманов? - Нет, для обувной фабрики. - Зачем? - А, чтобы мне затем получить на этой фабрике хорошую обувь. - Это ты про наш "Скороход", что ли? - Это к примеру. - Тогда не хорошую, а дорогую. - Ладно дорогую, но по низкой цене. - Почему? - Потому что клей я продал по низкой цене. - Зачем? - Не знаю. Такая у меня история. Наш "Скороход" является монополистом, и цены на его продукцию весьма конкурентоспособны, то есть он отпускает недорогую обувь, которую можно очень дорого продать. - Ты знаешь, Лешка, вся эта твоя история пахнет какой - то, я бы сказал, "дуркой", чего-то в ней не хватает. - Обожди, Петрович, сейчас все встанет на свои места. Мало того, что мне обувь досталась очень дешево, так еще и клей я купил втридорога. Рисую в цифрах: клей я купили за сто пятьдесят, продал за сто, обувь купил за сто, продали за двести. Сколько по твоему я получил прибыли? - Что за вопрос? Полтинник. - Почему? - Ну как же затратили ты, двести пятьдесят, а получили триста. - Увы, Петрович, это раньше так было, а сейчас у нас с тобой прибыль сто пятьдесят. - Это почему? - Потому что убыток от реализации прибыль не уменьшает. Это теперь называется "реализация ниже себестоимости". - И зачем это нужно? - Чтобы клеем никто не торговал. Петрович снисходительно покачал головой. - Ну умыл ты меня сегодня, как есть, умыл. Я и не думал, что клеем торговать себе дороже. А ты, стало быть, думаешь, как его все же продать? - Пытаюсь, но пока безуспешно. - А что так? - Не получается. Тут много всяких но. Это я тебе только контур нарисовал, а на самом деле все гораздо сложнее и не только по части прибыли, здесь и другие налоги возникают: и НДС, и налог на пользователей автодорог. - А я то думаю, - обрадовался Петрович, - что это нашу дорогу никак не отремонтируют? Оказывается из-за таких как ты. Так ведь, Лешка? - Так, Петрович, так. Старков увидел группу перворазников, идущую от самолета. - Ладно, Петрович, пойду прыгну. - Иди, иди. - Еще увидимся. - Не знаю, не знаю, - ехидно улыбнулся Петрович. Старков в припрыжку побежал к тому месту, где оставил парашют. Чтобы не идти через ангар, он пошел между ним и складом ГСМ, огороженным бетонным забором. В это время к месту, огороженному под стоянку, подъехал джип, по размеру больше напоминающий небольшой трактор. Из него вышел маленький толстый человек, одетый в одни легкие шорты и направился наперерез Старкову. В руке у него была коробочка сотового телефона, во рту - сигарета. - Эй, парень, - обратился он к Старкову. Тот остановился, с интересом смотря на толстяка, который отдаленно напоминал Крылова, только ростом был чуть ниже и менее лысоват. - Огоньку не найдется? - А зажигалка? - показал Старков на телефон. - Не работает. Старков достал из кармана спичечный коробок и протянул толстяку. - Только здесь не курят. А я не затягиваюсь, - замахал белыми ладонями толстяк. Выглядело это действительно смешно, и Старков, улыбаясь, показал на изображение скелета, нарисованное на бетонном бруствере. Человек сделал наигранно испуганные глаза и отступил назад к машине. Удивительно, почему в такой машине нет прикуривателя? - думал Старков, подходя к площадке. На месте, где он оставил парашют, уже полным ходом шла подготовка к прыжкам. Центром всеобщего внимания была Кристина. Вокруг нее сновало по меньшей мере шесть добровольцев, помогавших одеть основной и запасной парашют. Старков невольно залюбовался ею, представив, как после прыжка она снимет шлем, и по ее плечам рассыплются золотистые волосы, в горящих глазах отразится синее небо, губы растянутся в очаровательной улыбке. - Леша, ты где был? - раздался Кристинин голос, в котором было немало визгливых ноток. Она по - прежнему отбивалась от добровольцев, стремившихся подтянуть ей ремни и застегнуть грудную перемычку. - Ты в порядке? - спросил Старков, делая шаг навстречу. - Почти. - Старков взял висевшие лямки грудной перемычки, потянул за левую, затем за правую. Карабин с легким щелчком захлопнулся. - Так удобно? - Не совсем. - Потерпи еще минут двадцать. - Леша, мы тебя ждать не будем, раздался голос инструктора. - Извините, я сейчас, - и Старков торопливо принялся натягивать ремни из грубой брезентовой ткани. Когда он закончил снаряжаться, группа уже построилась по росту. и инструктор проверяла снаряжение, хлопая карманами и клепками основных и запасных парашютов. Чтобы не вносить неразберихи, Старков встал последним. Кристина, стоявшая рядом, с трудом покосилась на него в большом мотоциклетном шлеме. - Скоро будет все о'кей, - сказал Старков и сжал в своей руке маленькую Кристинину ладошку. - К самолету! - скомандовала инструктор, осмотрев последнего. Группа из двенадцати человек направилась к АН 2, стоявшему на полосе. Со стороны это больше напоминало восхождение на Эверест. Такими спокойными и уверенными были движения облаченных в громоздкое снаряжение людей. Несмотря на то, что у самолета был выдвинут порожек, забраться внутрь оказалось непросто, и Кристина повисла в проеме, пытаясь преодолеть силу земного тяготения. Старков, уже успевший подумать, что если он подсадит Кристину, это вполне может сойти за дружескую помощь, поспешил к ней, когда дюжина рук буквально втянула ее в салон. Инструктор с явным неудовольствием смотрела на царивший внутри самолета бардак. Вместо того, чтобы сесть по весу или росту, как это было положено, присутствующие расселись в произвольном порядке. - Пересесть? - спросил Старков, оказавшийся крайним на скамейке. Инструктор отрицательно покачала головой, очевидно полагая, что любое неверное движение, может разрядить как парашют так и страхующий прибор. - Поехали! - раздался ее голос, предназначенный пилотам. Из кабины раздалось негромкое гудение раскручивающихся гироскопов. Грохнул двигатель. В салоне самолета звук ничем не отличался от работающего КАМАЗа. Какой-то спортсмен, на запасном парашюте у него поблескивал высотомер, кинулся втягивать порожек. Инструктор торопливо закрыла дверь. Грохот двигателя перешел в рев, задрожала обшивка, трава за иллюминатором, послушно легла на землю. Пилот отпустил тормоза, и самолет покатился по полосе, подскакивая на кочках. Пол наклонился, и сила тяжести заставила Старкова вцепиться в сидение, чтобы не свалиться кубарем в хвост самолета. Через несколько секунд стук колес смолк, и земля медленно стала проваливаться вниз, открывая обзору поля, сады, маленькие хрупкие домики. Старков посмотрел на Кристину, и сердце его сжалось. Она была белая как мел, ее губы были плотно сжаты, на лбу выступила холодная испарина. Старков, растянулся в такой широченной улыбке, что чуть не порвал рот. Очевидно, Кристине передалась часть его уверенности, и она натужно улыбнулась в ответ. "Лишь бы у нее хватило сил дойти до двери, - думал Старков. Там инструктор ей поможет, но если она не захочет встать, все из-за чего они приехали, пойдет насмарку". Он вспомнил, как это началось, кажется, это было две недели назад или чуть больше. Да, это был прекрасный майский день, светило яркое весеннее солнышко, от которого было тепло, но еще не жарко, и в офисе стояла та утренняя прохлада, которая несколько дней в году не нуждается в поддержке кондиционеров, вентиляторов и калориферов. Он раскачивался на своем стуле, лениво ковыряя пальцами в клавиатуре, лежавшей на столе. На дисплее бежали ровные ряды цифр. Старков сверял их с выписками банка, когда из директорского кабинета выплыла Елена Павловна, оглядела поверх очков комнату и обратилась к нему: - Алексей Николаевич, зайди к директору. Старков нехотя оторвался от своего занятия и пересек комнату. - Садись, Леша, - приветствовала его Светлана Аркадьевна, - я хочу с тобой поговорить. Ты знаешь, что такое реализация ниже фактической себестоимости? Он кивнул. - Ну, тогда расскажи мне. Старков вымученно нахмурил лоб и принялся выкладывать, что помнил об этом. Гольдман, похоже не слушала его, что то записывая в синею тетрадь. Через минуту она прервала его словами. - Ну, довольно, а теперь давай своими словами. В аудиторской фирме Старков работал недавно, и, как говорят, поставить речь еще не успел. Хотя он не общался напрямую с клиентами, правильная речь, должна быть у всех работников, потому что отражает уровень фирмы. Гольдман зачастую пользовалась им, как переводчиком, когда разговаривала с программистами или очень отсталыми бухгалтерами, зная что он прекрасно понимает и бухгалтеров, и программистов. Несмотря на его непоставленную речь, Гольдман понимала его гораздо быстрее, нежели когда общалась напрямую. У него сразу возникло неприятное ощущение. В комнате не было никого кроме них, а Гольдман захотелось перевода. "Либо она морочит мне голову, чтобы понизить зарплату, либо речь идет о каких - то программистских штучках, " - подумал он. Ситуация с зарплатой, действительно, сложилась не хорошая. Старков работал всего ничего, а получал самое высокое жалование, хотя не был лучшим специалистом. Светлана Аркадьевна, надо отдать ей должное, держала данное ею слово, но долго это продолжаться не могло, потому что шило, как говорится, в мешке не утаишь, и на него смотрели как на белую ворону. - Светлана Аркадьевна, - без обиняков начал Старков, что вы имеете в виду говоря: "своими словами"? - Я, Леша, хочу послушать твои рассуждения: уложатся они в алгоритм или нет? Старков на минуту задумался. Алгоритм может быть применен везде, где есть четкое следование законодательству. - Хорошо, я скажу проще, - прервала его Гольдман, - можно ли автоматизировать этот процесс? Разговор становился интересным. - Автоматизировать можно все, дело в данных. Какие исходники мы будем получать? Помните, как мы составляли бизнес-планы? Подставляем суммы, ставки - получаем результат, а со списанием оплаченного НДС уже нужен аналитический учет, сами помните сколько это возни. Гольдман вынесла из-за стола свое тело, положила очки и стала прогуливаться по кабинету. - Ты мне и не ответил. - Подумать надо, Светлана Аркадьевна, пока не готов. - Ну, хорошо, иди подумай до обеда, а чтобы тебе лучше думалось, я тебе все же расскажу про то, как эта реализация появляется на примере автомагазина. Ты знаешь, что цена за наличный расчет отличается от цены по безналу, и почему, наверняка, догадываешься. Но если считать, что по банку продажа идет оптом, а за наличные, как бы розница, то все вроде пока нормально, с той лишь разницей, что розничная цена ниже оптовой. Это я, разумеется, грубо тебе говорю, потому что дальше совсем интересно. Цена за наличный расчет может меняться в течение недели или даже дня почти на треть. Почему? Сам думай. Все бы это ничего, если эти игрища не упали ниже цены приобретения. И что же мы наблюдаем? А мы здесь наблюдаем, тоже, что и при приеме "Эфералган упса": побочный эффект, то ли рвота, то ли понос, не знаю с чем сравнить. Короче говоря, бери любую фирму, где есть опт и розница в одном месте, и обязательно найдешь реализацию ниже себестоимости. Похоже этот эффект стал выходить из-под контроля, так что приступай к работе, а чтобы тебе не плавать, поговори с Настей. - Хорошо. Старков встал и направился к своему рабочему месту. "Поговори с Настей, легко ей сказать, а с Настей поговорить непросто. Настя была, пожалуй, самым любимым его коллегой. Она очень плохо слышала, и чтобы ее позвать, приходилось стучать по столу. Однако это с лихвой компенсировалось ее необыкновенно мягким характером. Человек безотказный во всех отношениях, она была, словно, создана для такой работы. Ее не утомляли рабочие дни по десять часов, и сколько бы они не работали, она не спорила и не раздражалась. Она читала с экрана страницу, когда Старков успевал пробегать только заголовки, и памятью она пошла вся в директора. Старков сел за свой стол и постучал по соседней столешнице. - Настя, - обратился он, напрягая связки, - что у нас есть по реализации ниже себестоимости? Настя была одета в платье, которое с натяжкой можно назвать строгим. Если бы постороннего человека, случайно зашедшего сюда, попросили оценить сотрудников по их значимости, вряд ли Настя попала бы в пятерку. Но Старков знал, насколько внешность в данном случае обманчива. Как говорила сама Гольдман: Настя - это штучный товар. - Что тебе надо конкретно? - Светлана Аркадьевна хочет, чтобы я разобрался в проблеме. - Я недели две назад разобрала всю нормативку в отдельную папку. Возьми у Ольги Егоровны и прочитай. Старков послушно кивнул и улыбнулся в знак того, что разговор пока закончен. Конечно, ему не хотелось читать материал самому, Гольдман дала времени только до обеда, и этого явно недостаточно для того, чтобы изучить проблему с нуля. А это придется делать, потому что составление библиографий и подшивок нормативной литературы проходило под пристальным вниманием Гольдман. и делала она это по своим, никому неведомым, законам. И если вы не знаете проблемы целиком и всесторонне, то библиотечная подшивка со всевозможными публикациями, полемикой и нормативными документами, ссылками и контрагентами скорее мешала, нежели помогала. Когда Старков получил папк

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования