Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      Богданов Е.Ф.. Чайный клипер -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -
вечером на узкой портовой улочке в Лондоне пели песенку: Малайские красотки Стройны, как стеньги. Плывем к Лусону, Плывем к Лусону... Так вот где этот остров! Егор, закончив приборку на баке, стоял у борта и смотрел на шумное море. Ему хотелось увидеть остров Лусон, но ничего, кроме бесконечных волн да облачного сизоватого неба, он не заметил, как ни вглядывался в даль... Лусон с портом Манилой остался слева по курсу. Капитан не собирался заходить на Филиппины. И вообще на обратном пути он не будет отдавать якорь в портах. Он, да не только он, а и весь экипаж корабля стремился лишь вперед. Клипер бежал к Зондскому проливу между островами Суматра и Ява. Часов в десять утра матрос с салинга заметил впереди маленький островок Тоти, что располагался в Южно-Китайском море перед островом Банка. Островок был попутным ориентиром. Перед вечером клипер, оставив справа Тоти, пошел к Банке. К нему приблизились ночью и вдоль восточного побережья, каждый час промеряя глубину, поплыли дальше, на юг, к проливу. У Банки капитан, скрепя сердце, распорядился убрать половину парусов, потому что идти на полном ходу вдоль побережья, усеянного мелями и рифами, было опасно. Еще днем помощник боцмана Фред дал Егору лот и велел с ним хорошенько освоиться. Майкл стал объяснять Егору устройство лота и научил им пользоваться. Ручной лот, прибор для измерения глубины моря, состоял из свинцовой конусообразной гири весом до семи-восьми фунтов17, прикрепленной к лотлиню - прочному пеньковому плетеному шнуру. На дне гири имелась выемка, заполненная салом с толченым мелом, к этой смеси прилипали частицы грунта со дна. Лотлинь разбит на сажени и футы, обозначенные разной формы и величины кожаными, вплетенными в линь метками-марками. По этим маркам и определял матрос - лотовый морскую глубину. Дело было нехитрое, однако требовало зоркости глаза и точности броска. Хорошо бросать лот - настоящее искусство. Сначала груз следовало раскрутить в воздухе и забросить его вперед, против хода судна. Заметить деление надо было в тот момент, когда груз опустится на дно, а лотлинь примет вертикальное положение. Егор попрактиковался днем в бросании лота. Некоторую трудность для него представлял английский счет, но он освоился и с этим. Матросы отдыхали в кубрике. С утра им опять предстояла жаркая работа у парусов. На палубе были только вахтенные, рулевой, капитан и помощник боцмана Фред да два лотовых по бортам, один из них - Егор. Корабль шел вдоль берега острова Банка. Капитан молча стоял у фальшборта и смотрел в синеву южной ночи. Вдали у горизонта блеснул огонь, должно быть, опознавательный, с малайского рыбацкого суденышка. Егор дежурил в носу и тоже смотрел в загадочную синеву. Внизу тихо плескались волны. Корабль, темно-синее небо и белая пена у борта - больше ничего. Опять вспомнилась Егору лондонская песенка: Плывем к Лусону, Плывем к Лусону... Он так и не увидел Лусона. Зато повидал многое другое. Наблюдал, как вылетали из вод летучие рыбы, как парили в воздухе птицы-фрегаты, как фосфоресцировала в тропиках вода от крошечных светящихся морских животных. Черные буревестники предвещали ненастье, вечерами на ванты садились белоголовые глупыши... Видел Егор, как над Столовой горой гуляли рыхлые облака, как в Фучжоу китайцы торговали рыбой и креветками, а рикши, напрягая тощие длинные ноги, таскали по мостовой коляски с пассажирами. И все бегом, бегом... Испытал он и грозу над Южно-Китайским морем, слышал рев шторма у двадцатой параллели... Будет о чем рассказать дома, когда вернется... - Лотовые! Промерить глубину! - приказал капитан. Егор, ухватив лотлинь за клевант18 правой рукой, раскачал груз над водой и, сделав три круговых взмаха, забросил его в воду против хода судна. Из бухты в левой руке свободно заскользил лотлинь. Нагнувшись над бортом, Егор почувствовал, что груз достиг дна. Он быстро приподнял его и снова опустил, чтобы убедиться, что гирька на самом дне, а не на случайно подвернувшемся подводном камне, и приметил у самой волны темный флажок марки. - Левый борт - восемь саженей! - доложил он капитану. - Правый борт - восемь саженей один фут! - сказал другой лотовый. - Еще раз, - немного погодя, сказал Кинг. Лотовые снова промерили глубину. - Восемь с половиной саженей! - доложил Егор. - Восемь с половиной! - подтвердил лотовый правого борта. Капитан умолк. Глубина была безопасной. Осадка у клипера - три сажени с небольшим. Клипер шел с большими предосторожностями всю ночь. А на рассвете приблизились к острову Гаспар, у входа в пролив между островами Банка и Белитунг. Впередсмотрящий матрос, помня наказ капитана почаще посматривать и назад, обернулся к горизонту за кормой и закричал: - За кормой два клипера! Впереди "Меченый Мавр", а за ним - "Капитан Кук"!.. Капитан со зрительной трубой быстро поднялся на салинг и убедился в том, что матрос не ошибся: клипера догоняли "Поймай ветер". Дэниэл Кинг спустился с салинга весьма озабоченным. 4 Едва Кинг сошел на палубу, как сразу распорядился: - Боцман, следите за глубиной! - Есть следить за глубиной! - повторил Ли. - Эванса и Тэйлора ко мне в каюту! - Есть Эванса и Тэйлора в каюту! Капитан удалился к себе. Тотчас туда пришли Эванс и штурман Тэйлор. - Как нам ускорить прохождение через пролив? - спросил Кинг. Тэйлор развернул свою штурманскую карту. - Я проложил курс, капитан. К юго-западу от Гаспара есть скалистый островок Древесный. Его надо обойти и двигаться дальше проходом между островом Средний и берегом острова Банка. - Так. А дальше? - Кингу хотелось лишний раз убедиться в правильности своих расчетов курса. - Пройдя Гаспарский пролив, мы повернем к Зондскому. Вот здесь, - штурман указал на карту, - надо взять курс зюйд-зюйд вест, к берегам Суматры. Когда ее увидим, спустимся к островам Двух братьев. Они у самого входа в Зондский пролив. Острова Двух братьев должны остаться к востоку... Надо учесть, сэр, что на выходе из пролива нас может встретить сильный ветер от зюйд-веста. Тогда придется лавировать к острову Кракатау и от него - к островам Принца, что у западного выступа Явы. - Хороню. Ваш курс совпадает с моими планами, - согласился Кинг. - Но как нам увеличить скорость? "Меченый Мавр" и "Капитан Кук" щекочут нам корму! - Все будет зависеть от ветров, Дэниэл, - сказал Эванс. - В проливе сильное попутное течение, - добавил Тэйлор. - Я не буду уменьшать парусность, пока возможно, - сказал Кинг после некоторого раздумья. - Вас, Тэйлор, попрошу хорошенько следить за курсом. Пусть рулевые везде, где только можно, спрямляют путь. А мы с Эвансом будем ловить ветры... - Есть, сэр, - сказал штурман. Все трое вышли из каюты. Кинг тотчас поднялся на марс и снова посмотрел в зрительную трубу. Спустился он на палубу внешне спокойный. - "Капитан Кук" изменил курс. Он, видимо, решил обогнуть Белитунг с востока, - сказал он помощникам. - "Меченый Мавр" сидит у нас на корме, но скорости у него не прибавилось. - Почему "Капитан Кук" пошел восточнее Белитунга? - недоумевал Эванс. - Генри Джеймс не любит ходить в маленьких проливах. Ему нужен простор для лавирования и побольше глубины под килем, - пояснил Кинг. - Он потеряет по меньшей мере сутки. - А так ли? - засомневачся Тэйлор. - Не надеется ли он на крепкий норд-ост? - Вряд ли, - ответил Кинг. - Ветер устойчиво дует от норд-веста. ...Клипер шел под всеми парусами при ровном северо-западном ветре. С утра установилась ясная погода, видимость была хорошей. Лотовые каждый час промеряли глубину. Здесь было глубоко, и лот, как говорили моряки, "проносило" - он не доставал дна. Кинг все посматривал назад, не догоняет ли их "Меченый Мавр", но он почему-то замедлил ход и заметно отстал. "Капитан Кук" скрылся из виду, наверное, стал огибать Белитунг с востока. "У каждого свои соображения насчет курса, - думал Дэниэл Кинг. - Бывает, что корабль, избравший более длинный, но безопасный путь, попадает под хороший ветер и обгоняет того, кто шел наикратчайшим путем и попал в дрейф или, хуже того, - оказался на рифе..." Кинг осмотрел горизонт, который вроде бы помутнел. Подошел штурман. - Сейчас откроется Древесный, - доложил он. - Французы почему-то зовут его Каменным Кораблем... - Мало ли что взбредет в голову французам, - сдержанно отозвался капитан. - Смотри, Джон, слева опять появилась подозрительная облачность... - Да, заметно. Пожалуй, будет дождь, - согласился Тэйлор. - Как неожиданно меняется погода! - Кинг легким ударом ладони собрал зрительную трубу. Через полчаса ветер приволок тучи, и пошел проливной дождь. За его плотной завесой ничего не было видно, кроме Древесного островка. Но ветер не ослабевал, и корабль продолжал идти намеченным курсом по компасу и карте между островом Средним и берегом Банки. Однако едва клипер вошел в Гаспарский пролив, дождь прекратился. Сразу стало ясно, солнечно, и взгляду моряков открылись все берега. - Эй, на салинге! Где "Меченый Мавр"? - спросил капитан. - "Меченый Мавр" у горизонта. Как будто стал ближе, - ответили с салинга. - Вот дьявол! Никак его не стряхнешь с кормы, - проворчал Кинг. - Ну погоди, старина! - пообещал он Стоуну. - Только бы поскорее выйти в океан. Уж там-то мы возьмем верх! - Ты в этом уверен, Кинг? - спросил Эванс. - У Гарри Стоуна нелегко урвать лишнюю милю. - Посмотрим, - многозначительно сказал Кинг. - Лотовые, глубина? Егор уже привычно кинул за борт груз и, отдав весь линь, ответил: - Пронесло! - Пронесло! - так же сообщил лотовый с правого борта. - Под килем пока благополучно, - сказал капитан. - По шкале глубин здесь шестьсот с лишним футов19, - ответил штурман. Тэйлор ушел, занялся своим делом. Кинг продолжал управлять кораблем. Он не уменьшал парусности, но пока и не увеличивал ее. И вдруг капитан вспомнил об одном из своих моряков! - Пойндексера ко мне! Егор предстал перед Кингом, держа лот в опущенной руке. Капитан внимательно посмотрел на него и чуть-чуть улыбнулся. - Ну как, рашен, нравится тебе служить на клипере? - Так точно, сэр! - ответил Егор, не без труда переварив эту английскую фразу. - Ты хорошо действуешь лотом. Молодец! Но я хочу дать тебе настоящее дело. - Слушаю, сэр... - Будешь работать с парусами. Вместо того голландца... Согласен? - Еще бы! - ответил Егор. - Высоты не боишься? - Нет, сэр. - Ответ, достойный настоящего моряка! - одобрил Кинг. - Погоди, что это за наряд на тебе? Твое кепи словно старый шампиньон! Штаны с дырками на коленях. А сапоги! Бог ты мой, надо же носить такие сапоги! Пальцы видно... Эй, боцман! - Слушаю вас, сэр, - прибежал боцман Ли. - Пусть баталер выдаст Пойндексеру брюки, башмаки и чего-нибудь на голову... Ну, хотя бы берет. - Слушаюсь, сэр. Егор принял свое новое назначение с радостью. Он порядком пообносился, и ему даже стало стыдно за свой неряшливый вид. Но переодеться было не во что. - Я могу отдать лот? - спросил Егор. - Нет. До выхода в Индийский океан ты будешь лотовым. А там отпадет необходимость измерять глубины с двух бортов, - объяснил капитан и тотчас отвернулся от Егора, словно забыв о нем. Боцман, не откладывая экипировку Егора в долгий ящик, повел его к баталеру, ведавшему на судне продуктами и одеждой. Баталер выдал Егору из своей кладовки новые башмаки, носки, матросские расклешенные брюки и берет с помпоном. Брюки внизу были широкими для того, чтобы их можно было быстро закатывать выше колен для работы на мачтах. - Иди в кубрик, переоденься, - сказал боцман, покровительственно похлопав Егора по плечу. - Поскорее возвращайся с лотом на место. - Есть, сэр! Боцман Ли улыбнулся, услышав, как Егор почтительно назвал его сэром. * * * Однажды ночью Егор проснулся, будто его кто-то разбудил, и почувствовал, как сильно и тревожно бьется сердце. "Отчего так беспокойно у меня на душе?" - подумал он, глядя в полумрак душного кубрика, в котором горела только одна висячая лампа. Причина беспокойства и внезапного пробуждения была одна: тоска по дому. Он обещал вернуться осенью. И не вернулся... В северном полушарии уже глубокая зима..." Дома все завалено снегом, злятся морозы, наверное, играют по ночам сполохи... Как-то там мать с дедом? А Катя? Она обещала ждать меня до осени... Не вышла бы замуж..." Егор закрыл глаза, но уснуть не мог до самого утра... * * * ...Прошло еще двое суток. Клипер, приближался к Зондскому проливу, подгоняемый устойчивым северо-западным ветром. Правда, после захода солнца ветер несколько слабел. В южной стороне, над островом Суматра, видны были всплески молний. Там шла сильная гроза. Тучи медленно поднимались, надвигаясь на корабль. Раскаты грома становились сильнее и продолжительнее. К рассвету гроза бушевала над юго-западной частью Яванского моря, и капитан Кинг, встревоженный частыми разрядами над самым клипером, объявил на корабле пожарную тревогу. Как и другие матросы, Егор стоял у борта с пожарным ведром наготове. Что тут творилось - подумать жутко! Электрические разряды озаряли палубу и мачты с парусами, молнии падали в воду возле бортов клипера. Некоторые особенно набожные моряки бормотали молитвы и крестились. Егор с перепугу тоже зашептал украдкой "Отче наш"... Когда гроза утихомирилась, прибавив в море пресной воды, клипер вышел из Зондского пролива в Индийский океан. Как только миновали берега Суматры, дозорный с салинга завопил из всей мочи: - Впереди по курсу "Капитан Кук"! Это сообщение было столь неожиданным, что Дэниэл Кинг чуть не выронил из рук зрительную трубу, а боцман Ли едва не упал, поскользнувшись на мокрой палубе... ГЛАВА ВОСЬМАЯ 1 - Что за чертовщина? - растерянно сказал Кинг. - Да откуда он взялся? - спросил боцман. - Он же шел далеко позади, огибал Белитунг! - произнес Эванс. - Он, наверное, не попал в грозу. Пронесло стороной, - предположил Тэйлор. - И его подхватила хорошая струя местного течения. Да и ветер ему благоприятствовал... Дэниэл Кинг, оправившись от растерянности, скомандовал: - Свистать всех наверх! Лисели ставить! На корабле поднялась беготня, предшествующая, как и всегда, торопливой работе на мачтах. Вскоре моряки, словно грачи, усеяли перты20, выдвигали с реев фок-мачты лисель-спирты21 и ставили на них дополнительные боковые паруса - на фоке, на нижнем и верхнем фор-марселях и на фор-брамселе. С обоих боков у основных парусов передней мачты, как по волшебству, выросли дополнительные полотнища с самого низу и доверху. По своему размаху паруса теперь почти втрое превышали ширину палубы. "Поймай ветер" сразу прибавил ходу, и расстояние между ним и "Капитаном Куком" стало заметно уменьшаться. Дэниэл Кинг, придирчиво глядя на работу матросов, думал о том, почему "Капитан Кук" дал ему фору. "Конечно, ты немного самоуверен, Дэниэл, - мысленно выговаривал он себе. - У твоих соперников тоже на плечах головы, и хорошие головы, не капустные кочаны! Как же ты мог позволить Генри Джеймсу так легко тебя обставить?". У капитана Джеймса был, наверное, свой, неизвестный Кингу, путь в проливе. Но много раздумывать не приходилось. Надо было догонять соперника. Тем более, что и он теперь прибавил лиселей. Они уже ловили ветер на фор-брамселе "Капитана Кука". "Э, нет, так не пойдет!" - разозлился Кинг и снова принялся вгонять в пот своих моряков. - Фор-трюмсель ставить! Грот-трюмсель ставить! Далее последовали команды, уточняющие, кому из матросов что делать при установке трюмселей - "небесных" парусов. Пока моряки поднимали фалами верхние паруса, Дэниэл Кинг все смотрел вперед, на "Капитана Кука". На нем трюмсели были подняты еще раньше, и у Кинга появилась надежда на то, что он теперь обязательно догонит соперника и покажем ему с кормы конец бакштова22. Капитан Кинг стал было обретать душевное равновесие, видя, как все ближе становится клипер Генри Джеймса. Но тут с салинга вахтенный доложил: - "Меченый Мавр" - за кормой! "Ох уж этот "Мавр"! - Кинг быстро обернулся, глянул в подзорную трубу. Во всем великолепии, при полной парусной оснастке, похожий издали на огромное белое облако, наседал на них корабль Гарри Стоуна. Как тут было не разозлиться! Дэниэл Кинг в сердцах сплюнул, плевок ветром закинуло на полу его сюртука... - Тысяча чертей! Эванс!.. - Слушаю, сэр! - подошел помощник. - Займись утлегарем. Прикажи поставить бом-кливер! - Есть! Это все, что мы можем? - спросил Эванс, направляясь на бак к штевню. - Нет, еще не все! - крикнул ему вдогонку Кинг. - У нас еще остался крюйс-бом-брамсель! И он распорядился ставить этот верхний парус на бизань-мачте. Пока матросы возились с бизанью, Кинг решил увенчать фок-мачту самым верхним, "лунным" парусом, - фор-бом-трюмселем, хотя ветер был довольно свеж и широк, и ставить полотнище было рискованно. Но решение принято, отступать капитан Кинг не привык: - Фор-бом-трюмсель ставить! - раздался его высокий и резкий голос. ...Когда клипер вышел в Индийский океан, Егора сразу же послали на рей ставить брамсель - пятый снизу парус на грот-мачте. Он быстро закатал брюки выше колен и стал подниматься сначала на мачту... Корабль несся, оставляя за кормой пенный бурун, в стороны от штевня каскадами разлетались брызги от волн. Свежий северо-восточный муссон до отказа наполнил все паруса. Небо было чистым, совершенно синим. Только на севере высоко стлались по нему легкие перистые облака. Егор почувствовал себя сильным и ловким и, легко поднявшись к рею, ступил на толстый канат-перт, натянутый под ним. По рею он осторожно добрался до его конца - нока и подождал, когда поднимутся другие моряки. Вот и они стали каждый на свое место и дружно принялись раскреплять и развертывать парус. Егор посмотрел вниз, и сердце у него упало - так высоко он висел между синим небом и зеленоватым океаном. Ветер силился сорвать его с рея, но он держался крепко. "Как пушинка на ветру! - подумал он про себя. - Но вниз не надо глядеть. А то еще закружится голова и шлепнусь в море, как бедный голландец..." При воспоминании о голландце ему стало нехорошо, и он навалился на рей всем туловищем, облапив его. Майкл, работавший ярусом ниже, крикнул: - Эй, Джордж! Тебе плохо? - Нет... нет... - отозвался Егор и поглядел сверху, как Майкл распускает сезни у своего паруса. - Держись! - крикнул Майкл. Бодрый голос старшего товарища помог Егору справиться со своей слабостью, он снова стал на перт и выпрямился во весь рост, крепко вцепившись в рей. Поставив парус как следует, матросы по очереди спустились на палубу. Егор покинул рей последним. Ноковый матрос взбирается на него первым, а спускается после всех, чтобы не мешать другим. Оказавшись на палубе, Егор облегченно вздохнул и, посмотрев вверх, покачал головой: "Вон где я был!" Помощник боцмана Фред, пройдя мимо, одобрил новичка: - Для начала неплохо, Пойндексер! Держи нос по ветру! Он рассмеялся и ушел. Команда капитана снова послала Егора на мачту. Во второй раз ему было уже не так страшно. Прошло еще несколько дней. Егор привык к высо

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования