Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      Богданов Е.Ф.. Чайный клипер -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -
сель и контрабрас! Слабину выбрать! По-ше-е-ел, брасы-ы-ы! На бизань-шкот! Бизань-шкот тянуть! На кливер и стаксель фалы! Кливера поднять! Матросы парусной команды загрохотали каблуками по палубе, мигом поднялись на марсы и салинги, облепили реи, и в считанные минуты отдали почти все паруса. Затем повернули реи, приведя полотнища парусов к ветру. А капитан все командовал, резко, заливисто, словно бы любуясь своим голосом, и на палубе у кофель-нагельных планок13 продолжалась поспешная горячая работа. Наконец все паруса были развернуты, закреплены, и красавец "Поймай ветер" ринулся вперед, срезая острым носом гребни волн. Брызги с шумом летели по обе стороны штевня. * * * Первые десятки миль клипер шел при полной парусной оснастке, подгоняемый довольно свежим северо-восточным пассатом. Ясная погода перемежалась облачной. Иногда выпадали дожди. Других кораблей в пределах видимости не было. "Меченый Мавр", выйдя из порта раньше, вырвался вперед, и "Поймай ветер" утерял его из виду. "Капитан Кук" закончил погрузку часом позднее и шел где-то позади. Но это еще ни о чем не говорило: путь предстоял дальний, условия плавания могли меняться каждые сутки, и в любой час корабли ожидали непредвиденные случайности. Поэтому капитан Кинг, зная, что исход гонки решают скорость судна, выносливость экипажа и прочность рангоута и парусов, уверенно вел судно Тайваньским проливом. Чтобы выиграть гонку, предстояло обогнать "Меченого Мавра", не позволяя в то же время "Капитану Куку" обойти "Поймай ветер". Никакой связи между кораблями не было, не имелось ее и с берегом. Шансы были приблизительно равными. Дэниэл Кинг поставил себе целью уже в начале гонки создать возможно больший запас времени и пройденного расстояния. Кинг хорошо знал характеры соперничавших с ним командиров клиперов. Генри Джеймс с "Капитана Кука" имел за плечами большой опыт, восемь лет командовал военным бригом, а затем несколько раз ходил на четырехмачтовой шхуне в Австралию. Джеймс прекрасно знал южные моря, был очень расчетлив и аккуратен. Но Дэниэл Кинг за аккуратностью и расчетливостью Джеймса видел и слабое его место: Джеймс никогда не пойдет на крупный риск. А гонки без риска - не гонки. Капитан "Меченого Мавра" Гарри Стоун - настоящий морской волк. Ему уже было под сорок, и он за свою жизнь проплавал втрое больше Кинга. Стоун сочетал в себе блестящее искусство судоводителя с отчаянной храбростью, свойственной разве только капитанам каперов14. На корабле у него была жесточайшая дисциплина. Он мог прибегнуть к самым изощренным наказаниям провинившихся матросов. Моряки боялись его, как дьявола. Команду ему всегда приходилось вербовать с помощью обманов с великим трудом. Но те, кто пошел к нему служить, были настоящие сорвиголовы. И уж в гонке капитан Стоун не посчитается ни с чем, лишь бы ее выиграть. Что касается самого Дэниэла Кинга, то, несмотря на молодость, он в известной мере сочетал в себе качества обоих соперников - холодную расчетливость Генри Джеймса и отчаянную храбрость и непреклонность Гарри Стоуна. Кинг не покидал палубы, все время следил за направлением и силой ветра и непрерывно отдавал распоряжения с тем, чтобы паруса своими плоскостями были всегда приведены к нему. Парусная вахта не знала покоя: при малейших переменах ветра моряки брасопили реи. Теперь клипер как никогда прежде оправдывал свое имя "Поймай ветер". Он именно ловил широкими полотнищами фоков, гротов, марселей и кливеров стремительно движущийся воздух. Капитан Кинг выжимал все из оснастки своего корабля. В начале пути оказалось, что нос клипера чуть перегружен и зарывается в волны. На ходу по приказу капитана часть грузов была перенесена ближе к корме - и парусник выправился. На палубе неподалеку от штурвальных15 для капитана поставили плетеное кресло и укрепили круглый брезентовый тент для защиты от дождя и солнца. В этом кресле Кинг отдыхал в минуты сравнительно спокойного и ровного хода судна, но едва что-нибудь менялось, он вскакивал и звонким молодым голосом принимался командовать и ругаться почище боцмана. Отныне и до конца рейса место капитана было тут, в этом кресле. Он редко уходил в каюту соснуть часок-другой, передав управление клипером своим помощникам. В глазах капитана Кинга стоял не только соблазнительный блеск пятидесяти фунтов. Он видел перед собой славу настоящего моряка, которую предстояло завоевать. Золото золотом, а слава - главное. Кроме всего прочего он еще не был женат, и ему нельзя было уронить капитанскую честь в глазах невесты Бетси Джонсон, дочери сквайра. Весь Лондон - да что там Лондон - вся Англия должна знать имя капитана Кинга! Еще в Фучжоу он сказал морякам: - Потрудимся, парни, во славу Британии! Дело нашей чести прийти в Лондон первыми! Матросы ответили ему дружным "ура-аа!!" 2 В третьем часу пополудни первого декабря направление ветра резко изменилось. Клипер, выйдя из полосы северо-восточного пассата, вступил в зону действия муссона, который в этих широтах в зимнюю пору дует особенно свирепо. Северный ветер усиливался с каждым часом, и перед вечером разыгрался сильный шторм. Порывы ветра срывали с гребней волн пену и забрасывали ее на палубу, низкие лохматые облака сеяли дождь. Он сек парусину, которая сразу потемнела и набухла от воды. Капитан, надев плащ с капюшоном, озабоченно посматривал на мачты, на паруса. По дождевику рулевого лились потоки воды. Матросы надели клеенчатые штормовки с зюйдвестками. Клипер летел по волнам, кренясь на левый борт. Волны накатывались на палубу; казалось, она прогибалась под их тяжестью. Вода едва успевала уходить за борт через шпигаты. Обычно корабли в таких условиях плавания спускали вниз верхнее вооружение и шли под нижними парусами. Первый помощник Эванс и боцман Ли подошли к капитану, перехватывая руками туго натянутый трос. Эванс повернулся к ветру спиной и сказал Кингу: - Надо уменьшить парусность, Дэниэл! Иначе начерпаем воды и попортим груз. - Я же приказал закрыть все люки парусиной! - ответил Кинг недовольно. - Все люки затянуты брезентом, - поспешил объяснить боцман. - Вода в них не просочится. - И мачты надо беречь, - настаивал Эванс. - Если их поломаем, здорово задержимся в пути... - Вы пришли меня учить? - бледное лицо Кинга было мокрым, глаза бешено сверкали. - Когда в чайных гонках клипера опускали паруса? Только трусы могут пойти на такое! Риск есть риск. - Рисковать надо в разумных пределах, - продолжал убеждать Эванс с неудовольствием морща свой длинный с горбинкой нос. В серых больших глазах его таилась тревога. Помощник был старше капитана по возрасту, отношения их строились как товарищеские, и Эванс не боялся высказывать свои соображения напрямик. Ему казалось, что капитан слишком переоценивает себя и возможности судна в борьбе со штормом. - Груз у нас легкий, трюмы полны, а веса не набрали и семисот тонн! - А, идите ко всем чертям! Я знаю, что делаю. У корабля хорошая остойчивость, он самой новейшей постройки! Киль у него что надо! - Так то оно так, но... Капитан перебил Эванса: - Что "но"? Тут налетел сильный порыв ветра и клипер накренился еще больше, вода залила палубу, все трое стояли в ней почти по колено. - Надо потравить шкоты, Дэниэл, - крикнул Эванс. - Гляди, какой сильный крен! На этот раз капитан был вынужден согласиться с ним. Шкоты у основных парусов были ослаблены. Но едва порывы ветра поутихли, капитан снова приказал: - Шкоты подтянуть! Ни один парус не был опущен. Это был большой риск. Ни Эвансу, ни боцману не было понятно, почему капитан играет со смертью в кошки-мышки. "Поймай ветер" мчался по проливу с бешеной скоростью, сильно накренясь и почти не выравниваясь. По палубе передвигаться было опасно. Вахтенные матросы повязались штертом, чтобы их не смыло за борт. А Кинг невозмутимо стоял на своем месте и не сводил глаз с рангоута. У него была своя цель: испытать корабль в большой переделке. Ведь на пути их будет еще немало. Мачты угрожающе поскрипывали и, казалось, еле выдерживали напор ветра. Мокрая парусина заметно обвисла, увеличив на них груз. Егор в это время болел морской болезнью. Его сильно мутило, все внутренности словно переворачивались в животе. Он валялся на койке измученный и бледный. Майкл, сменившийся с вахты, мокрый с ног до головы, переодевался в сухое и сочувственно посматривал на товарища. Порывшись в своем сундучке, он подал Егору увядший лимон, прихваченный еще в порту. - На, соси, - сказал он. - Легче будет. Егор достал складной нож и, разрезав лимон на дольки, сунул одну в рот. Он вспомнил теперь, как дед говорил, что в шторм у моряков "желудок на плечо виснет". Он, хотя и знал, что ничего такого не произойдет, все же подумал: "Хоть бы мой желудок не вытряхнуло наружу..." Когда уляжется зверская качка? Конца не видно... ...Шторм продолжался всю ночь. Дэниэл Кинг, передавая управление кораблем Эвансу, предупредил его: - Смотри, не опускай ни одного паруса! Если что - буди меня. Приказ есть приказ. За всю вахту Эванс, хотя и испытывал большое беспокойство за судьбу клипера, не спустил ни одного паруса. К утру ветер ослаб, волнение поулеглось. Дэниэл Кинг вышел на палубу отдохнувший, бодрый, тщательно выбритый. - Ну как дела? - спросил он у Эванса. - Все в порядке. Но я всю ночь боялся за мачты, - ответил тот. - Иди отдыхай, - сказал капитан. - Я буду ставить трюмсели. - Ветер еще довольно свеж, - предостерег Эванс. - Ничего. Надо догнать и во что бы то ни стало обойти "Меченого Мавра"! Иначе проиграем гонку. - Как знаешь, - уклончиво отозвался помощник, еле державшийся на ногах от усталости. Он ушел. Опять на палубе загремел голос капитана: - Парусную команду наверх! Услышав это, боцман повторил распоряжение и засвистел в дудку. Моряки один за другим, словно пробки из бутылок с шампанским вылетали из люка. - Грота-трюмсель, фор-трюмсель, крюйс-трюмсель ставить! Поживей! Не спать на ходу! - приказал капитан. Трюмсели - самые верхние паруса - были тотчас развернуты, приведены к ветру и закреплены. Клипер прибавил ходу, словно конь, которого подстегнули хлыстом. А капитан уже подумывал, не поставить ли ему еще паруса, называемые "небесными"... Но воздержался. Ветер еще был силен: в обычных условиях капитаны ни за что бы не решились ставить даже "королевские" паруса: стеньги легко могли обломиться. Однако капитан Кинг решил с этим не считаться: у судового плотника имелся запас рангоутного дерева, а у парусного мастера - нетронутые кипы полотна... Поставив "королевские" паруса, матросы ожидали новых приказаний. Но капитан был чем-то недоволен. Он напряженно смотрел вверх, задрав свою красивую голову, и шевелил губами, как видно, что-то прикидывая. Но тут марсовый со своей наблюдательной площадки закричал: - Прямо по курсу - судно! - Какое судно? - тотчас спросил капитан. - Клипер... - доложил матрос. - Судя по всему "Меченый Мавр"! - Наконец-то! - сказал Дэниэл Кинг удовлетворенно. Когда подошли поближе, марсовый доложил: - На "Меченом Мавре" сломана грот-бом-брам-стеньга. Снимают обломки! - Ага! - с оттенком злорадства сказал Кинг. - Теперь мы их обставим! Марсовые на марс! Привести к ветру верхний фор-марсель! Привести к ветру верхний грот-марсель! Шкоты подтянуть! Штурвальный, чего рыскаешь? Крепче держи в бакштаг16! - Есть крепче держать в бакштаг! - пробасил штурвальный. Клипер на всех парусах быстро поравнялся с "Меченым Мавром". Капитан Кинг в зрительную трубу увидел, как матросы под командой Стоуна поспешно сбрасывали на палубу обломки верхней стеньги. Пока поставят новую да закрепят парус, "Меченый Мавр" останется далеко позади... С "Меченого Мавра" Стоун кричал в рупор: - Далеко не уйдете! На траверзе Манилы догоню! - Догоняй, буду ждать! - ответил Кинг. - Только покрепче привяжи стеньгу! - Смотри, не напорись на риф! - ядовито кричал Стоун. - Все рифы оставим вам! - столь же "любезно" ответил Кинг. Боцману капитан сказал: - Стоун предостерег нас от рифов. Но мы ведь лицом в грязь не ударим? - Точно так, сэр! - уверенно подтвердил Ли. - Смотри на норд-ост, - сказал капитан. Боцман посмотрел на северо-восток, и ему стало все ясно. Там, вдали, вода потемнела, от горизонта наплывало огромное серое облако. Темная поверхность на воде ширилась, приближалась к клиперу. Налетел шквал. Все вокруг переменилось: вода закипела, волны заслонили собой весь горизонт. Внезапный порыв ветра с пушечным громом ударил в паруса. Корабль содрогнулся. Шкоты фор-марселя лопнули, будто кто их перерезал ножом. - Убрать фор-марсель! Живо! Трюмсели долой! - закричал капитан. Не успели моряки убрать часть парусов, как на корабль обрушился новый шквальный порыв. Капитан командовал: - Все брамсели долой! Боцман в помощь работающей вахте послал вторую. Теперь больше половины экипажа находилось на палубе. Парусность наконец уменьшили, и опасность перевернуться миновала. Но и с половинной оснасткой клипер мчался по волнам с непостижимой скоростью. И тут раздался крик: - Человек за бортом! - А, черт! - выругался Кинг. - Как его угораздило? - Шлюпку не спустишь, - растерянно сказал боцман. - Такая волна! Капитан поглубже надвинул на лоб фуражку и промолчал. Но в глазах его появилось беспокойство. - Человек за бортом! - снова крикнул вахтенный. - Заткни ему глотку, - сказал Кинг боцману, заметив беспокойство матросов. - Чего он там орет? - Есть! - боцман Ли побежал к вахтенному. - Без паники! Стоять по местам! - заревел капитан и на шее у него набухли вены. - Верхние грот-марсели долой! Верхний крюйсель долой! Капитан не зря распорядился убрать и эти паруса: шквал достигал наибольшей силы. Вода заплескивала на палубу, и клипер теперь кренился на правый борт. Егор, оправившись от морской болезни, вылез наверх, подумав, что, быть может, понадобится и его помощь. Крепко вцепившись в штормовой канат, он стоял возле грот-мачты, готовый выполнить любой приказ капитана. Услышав крик "человек за бортом!", он встревожился. У него мелькнула мысль, что вот теперь настал момент, когда он, не занятый работой у парусов, может помочь в спасении несчастного моряка. Он глянул на матросов. Они работали, и все были заняты. Тогда Егор крикнул: - Спасать надо! К шлюпке! Перехватываясь по тросу, он кинулся к правому борту, где была закреплена одна из шлюпок. - Эй, сюда! Шлюпку надо спустить! Но боцман Ли, которого капитан послал одернуть вахтенного, чтобы тот не сеял паники, заметил Егора у шлюпки и, подбежав к нему, отшвырнул его в сторону. Егор упал, больно ударившись коленом о скользкую палубу. Набежавшая волна накрыла его, когда он пытался встать на ноги. В последний момент Егор уцепился за канат, и его не смыло за борт. Боцман уже бежал обратно от вахтенного, которому дал изрядную затрещину. Он сурово глянул на Егора и рявкнул: - Какого дьявола вертишься тут? Марш в кубрик! Он занес над парнем огромный кулачище, но Егор уклонился от удара и, прихрамывая, побежал к трапу в кубрик. Там он некоторое время сидел на койке, переводя дух и морщась от боли в ушибленном колене... "Вот и делай доброе дело! - досадовал он. - Человек-то теперь уж погиб! А они и не думали спасать его..." Он вздохнул и лег на койку, думая о погибшем товарище. Матроса, конечно, не спасли, даже не предприняли к тому попытки. Команда потеряла одного из "зашанхаенных" в Капштадте голландцев - Ван-Мея. Во время гонок не принято было заботиться о судьбе человека, упавшего за борт. Важно было победить в состязании, а победителей не судят... Когда шторм улегся, Егора вызвали к капитану. Паренек вошел в каюту и молча стал у порога. - Подойди поближе, - сказал Кинг. Егор подошел и замер, не спуская глаз с капитана. Выражение лица Кинга было неприступно суровым я холодным. Он спросил: - Кто разрешил тебе выйти из кубрика? И зачем ты побежал к шлюпке? Егор, робея, ответил: - Я, сэр, думал, что... - Ты не должен думать! - резко оборвал Кинг. - Думает капитан, а ты должен исполнять только его приказы! - Но я, сэр, хотел спасать человека... - Каким образом? - Ну, спустить шлюпку... Кинг некоторое время молчал, потом сказал уже мягче: - Приказа спускать шлюпку я не отдавал. И не потому, что мне наплевать на голландца. Вовсе нет! В такой момент спустить шлюпку значило погубить и ее экипаж. Понятно? - У нас в России говорят, господин капитан: "Сам погибай, а товарища выручай!" Русские матросы не бросили бы человека в беде. Кинг наклонился над столом, стараясь получше рассмотреть и расслышать Егора. Он, кажется, понял, что там говорит этот Пойндексер. - Ну что там у вас в России, я не знаю... А здесь свои правила. На все надо смотреть трезво. - Кинг помедлил, посмотрел на Егора повнимательней. - Я ценю твою доброту и готовность помочь товарищу. Но впредь помни: без приказа ты не должен ничего делать. Понял? - Понял, сэр. Капитан махнул рукой. Егор повернулся и вышел. "Как же так? - думал он, возвращаясь в кубрик. - Выходит, на человека ему наплевать?" Сомнения не оставляли Егора. В кубрике его поджидал Майкл. Он поинтересовался: - Ну, что тебе сказал капитан? Егор передал ему разговор. Майкл недовольно хмыкнул: - Матрос для капитана - только работник. Если матрос хорошо работает - капитан доволен. Попал матрос в беду - сам и в ответе. А, впрочем, штормина был зверский. Шлюпку спускать было рискованно... Да и голландец сразу хлебнул воды и пошел ко дну... Майкл тяжело вздохнул и, положив руку на плечо Егора, счел нужным ободрить его: - Не унывай. Такое в море случается частенько. Лучше береги себя. 3 Пока дела у капитана Кинга обстояли не так уж плохо. Клипер под свежим ветром от норда уже шел Южно-Китайским морем. Здесь корабль опять попал в шторм, но для Кинга штормов, казалось, не существовало. Верный своим твердым правилам, он держал парусность на пределе, и "Поймай ветер", как первоклассный иноходец с опытным жокеем в седле, при сильной килевой качке мчался по волнам все вперед и вперед. "Меченый Мавр" и "Капитан Кук" остались далеко позади, и это радовало всех матросов, которые заразились от своего капитана небывалым азартом гонки. Дэниэлу Кингу, скажем прямо, везло. Но везение - не удел ли храбрецов и умельцев? Если не считать опечалившего матросов, но отнюдь не капитана, случая с голландским моряком, упавшим в море в Тайваньском проливе, на корабле было все в порядке. Мачты целы до самой последней стеньги, реи тоже; правда, иногда лопались тросы и шкоты, но их быстро заменяли; имелся запас воды и продуктов. Матросы здоровы и послушны. Словом все, как говорится, о'кэй. Ночью возле острова Батан при выходе в Южно-Китайское море корабль опять настиг шторм, но и из этой борьбы со стихией "Поймай ветер" вышел победителем. Теперь держали путь к Маниле, что на острове Лусон, на Филиппинах. Узнав про Лусон, Егор подумал, что это название он слышал где-то раньше. Он вспомнил, как моряки

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования