Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Карышев Валерий. Сильвестр: версия адвоката -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  -
вке действительно приходилось заниматься подобными вещами дважды или трижды, еще на Дальнем Востоке. Теперь становилось ясно, почему выбор Сильвестра пал именно на него. По ходу разговора с Вадимом я узнал, что братва из Владика вычислила местонахождение Славки. Не знаю, как произошла утечка информации, но вдадивостокцы уже знали, что он находится в ореховской бригаде под Сильвестром. Вероятно, Сильвестр прикрыл Славку, поставив ему условие, что тот будет выполнять его отдельные поручения, связанные с ликвидацией врагов, г Славка позвонил в тот же вечер по междугородке. Сняв трубку, я услышал его далекий голос: - Привет, Сашок! Как у вас дела? - Все нормально, Славка! Ты куда пропал? - проорал я в трубку. - Как куда? Работа сделана, отдыхаю. - Слышимость была настолько плохой, что складывалось впечатление, будто Славка звонит откуда-нибудь из Австралии. - Где ты? - поинтересовался я. - В Крыму. На самом что ни на есть курорте. - Я пораскинул мозгами и решил, что скорее всего он загорает где-нибудь в Ялте. - Гостиница хорошая, телки дешевые... - продолжал хвастать Славка. - В общем, отдыхаю. Может, навестите меня с Вадимом? Адресочек могу сообщить позже. - Ты же знаешь, это не от нас зависит. - Мне вдруг ужасно захотелось вырваться из серой, промозглой Москвы под еще теплое солнышко юга. - Знаешь, Славка, если честно, я не ожидал, что ты возьмешься за эту работу, - сменил я тему разговора. - Давай не будем об этом по телефону! - оборвал меня Славка. - Сам понимаешь... Поговорим при встрече. " - Хорошо, - сразу же согласился я. Мы поболтали еще несколько минут о каких-то несущественных вещах и распрощались. Не успел я положить трубку, как телефон зазвонил снова. На этот раз звонил Андрей. - Александр, привет! Ты один? - спросил он. - Вадим здесь. - Давайте срочно собирайтесь, через пятнадцать минут я подъеду. Возьмите необходимые вещи, сложите в одну сумку. Вам надо срочно съехать с квартиры. - Хорошо, - сказал я и, положив трубку, передал приказ Вадиму. - Ясно. Значит, "чехи" зашевелились, могут нас искать. Быстро собирайся! - прокомментировал он ситуацию. За десять минут мы побросали в спортивную сумку вещи, которые могли нам понадобиться в течение ближайших двух недель, и ровно через пятнадцать минут уже стояли внизу у дверей подъезда. Андрей повез рас в сторону Каширского шоссе. Было заметно, что он не на шутку встревожен. - Куда едем? - поинтересовался я. - В одно надежное-место, - неопределенно ответил Андрей. - Что случилось-то? - продолжал допытываться я. - "Чехи" зашевелились. Сделали пару наездов на наших коммерсантов. Ищут вас, Иваныча... Разборку хотят устроить по поводу гибели Шамиля. Вскоре машина, свернув с Каширского шоссе, затряслась по ухабам проселочной дороги. Через некоторое время мы остановились у нового коттеджного поселка. Миновав ворота, попали на улицу, вдоль которой стояли дома, часть которых еще была-не достроена. Проехав почти до конца улицы, мы остановились перед массивными железными воротами, за которыми я разглядел, довольно внушительное строение, видимо возведенное по индивидуальному проекту. Должно быть, нас заметили, потому, что к воротам спешил какой-то здоровый парень в кожанке. Во дворе нашим глазам предстала идиллическая картина. На качалке мирно восседал Сильвестр, возле него расположилась какая-то женщина, рядом с диким улюлюканьем бегал мальчик лет шести. Я понял, что это законное семейство Сильвестра, с которым он вынужденно воссоединился. Сильвестр увидел нас и улыбнулся. - Ну что, братки, приехали? - Он тепло с нами поздоровался. Я оглядел дом - строение было новым, краска на оконных рамах даже не успела запылиться. - Твой дом? - спросил я у Сильвестра. - Да, недавно построился. Пойдем, я вам тут все покажу. Дом был большой, трехэтажный, с какими-то витыми лесенками, ажурными балкончиками и островерхими башенками. Он производил впечатление маленького симпатичного замка и, видать, обошелся хозяину совсем недешево. С особой гордостью Сильвестр продемонстрировал нам подземный гараж и огромное подвальное помещение, где уже разместились внушительные стратегические запасы вина лучших сортов. Сильвестр был тонким ценителем виц. - Вернувшись во двор, мы уселись в плетеные кресла. Сильвестр отослал жену и ребенка в дом, чтобы они не мешали нашему разговору. - В Орехове я больше не появлюсь, - сказал он. - Обстановка не та. Возникли непонятки. Войны с "чехами" нам не избежать. Сейчас отсижусь темного, потом проведу ряд встреч с московской братвой. Нужно объединяться на борьбу с чеченами, иначе они нас задавят. Да, - обратился он к Вадиму, - тебе особое задание. Я квартиру приобрел, на улице Горького... Не хочу ее особо светить. Нужно, чтобы наша братва не знала про нее. Поэтому организуй переезд. Мебель купишь новую. С Жанной моей поедете, - кивнул он в сторону дома, куда несколько минут назад ушла его жена. - Проследи, чтобы сделали хороший ремонт; Деньги я дам. Возьмешь на себя все заботы о квартире. И заодно, - продолжил Сильвестр, - раз ты этим займешься, будешь постоянно находиться при моей супруге, вроде ее телохранителя. Также и ребят подтянешь из своей бригады. А ты, Санек, будешь со мной. Парутройку дней здесь отдохнем, потом в белокаменной появимся, будем встречи проводить. Мне очень хотелось узнать, что думает по поводу убийства Шамиля сам организатор покушения. Наконец я не выдержал и спросил: - Иваныч, давно хотел спросить, как ты тогда из кафе умудрился выйти? - Обыкновенно, - усмехнувшись, ответил Сильвестр. - С черного хода, когда стрельба началась. - Славка-то молодцом оказался, - продолжил я, ожидая услышать от Сильвестра похвалу в адрес своего дружка. Но Сильвестр ничего на это не ответил, только удивленно посмотрел на меня, как бы спрашивая, при чем тут Славка. Я понял, что это была игра - Сильвестр не стал засвечивать участие Славки в покушении. Естественно, это было опасно. Не сегоднязавтра любого боевика из его бригады могли выкрасть и под жестокими пытками выбить информацию. Поэтому Сильвестр и предпочитал не афишировать то, что другим знать было совершенно необязательно. Я понял этот принцип и в дальнейшей работе старался никогда не задавать шефу вопросы, которые не касались меня лично. За те несколько дней, чуо я и Вадим провели с Сильвестром за городом, я довольно хорошо познакомился с его женой. Это была женщина лет тридцати с простой, незапоминающейся внешностью. Обычное лицо: небольшие серые глаза, широкие скулы. Несмотря на то что химия давно уже вышла из моды, ее волосы подвергались ей с невероятным постоянством. Косметикой Жанна также не пренебрегала, но так как в деревне, где она выросла, существовали свои каноны красоты, нормальный макияж ей не удавался. Дорогая одежда, которой обеспечивал жену Сильвестр, смотрелась на Жанне как-то очень странно. Вообще, вся ее угловатая фигура, лишенная даже намека на женственность, вряд ли могла вызвать в мужике чувства, способствующие укреплению брачных уз. С другой стороны, Жанна была очень добрым и отзывчивым человеком и прекрасной матерью. Эти качества, похоже, ценил в ней и Сильвестр. Во всяком случае, как я успел заметить, он старался не беспокоить жену и, заботился о ней и ребенке в меру своих возможностей. Шеф, особенно в первый год нашего с ним знакомства, спешил вечерами домой, обязательно привозя своим детям, а их, как оказалось, было двое, какие-нибудь подарки. Позднее, приобретая все больший авторитет в криминальных кругах, Сильвестр стал отдаляться от семьи. Жена, будучи человеком совсем не глупым, поняла это, но перечить не стала. Трудно сказать, чем делился с ней муж, какие разговоры вели они, оставаясь наедине. Скорее всего он не посвящал жену в свои дела. Если она и была в курсе того, чем занимался ее супруг, то старалась никогда не вмешиваться, не делала бесплодных попыток отговорить его от подобного образа жизни. Жанна с завидным спокойствием восприняла тот факт, что Сильвестр живет своей собственной жизнью, а она погружена исключительно в проблемы, связанные с воспитанием детей и покупкой вещей. Видимо, это не было для нее большим ударом, тем более что Жанна имела возможность по своему усмотрению распоряжаться приличными денежными суммами. Детей Сильвестр действительно любил. Если ктонибудь из них заболевал, он поднимал на ноги всех знакомых Врачей и добывал самые немыслимые лекарства. Каждый год он отправлял детей с женой на дорогие курорты, а позже и за границу; Я частенько наблюдал за Жанной и пришел к выводу, что иначе ее отношения с Сильвестром сложиться и не могли. Он перерос ее. Когда они поженились, то стояли на одной ступеньке социальной лестницы. Он был простым трактористом, и Жанна вполне ему подходила. Затем Сережа Тимофеев, начинавший в Москве простым инструктором в одном из жэков, начал прокладывать себе дорогу наверх. Став знаменитым авторитетом, завязав обширные связи не только с представителями криминальных структур, но и с политиками, чиновниками, разными знаменитыми людьми, причем добившись всего в жизни самостоятельно, Сильвестр поднялся на иной социальный уровень, оставив добрую простушку Жанну далеко позади. Через несколько дней мы "вышли из подполья". Первым делом Сильвестр поменял машину. Теперь он ездил на "БМВ-750", выпуска 1991 года. Это была свеженькая; новая машина со всеми наворотами, компьютером и разными прибамбасами. В Москву мы выезжали практически каждый день. В течение дня только и делали, что встречались с разными людьми. Сильвестр вел переговоры с московской братвой. Мы были в Солнцево, ездили в. Балашиху, на Таганку, в Измайлово. Заехали даже в Люберцы. Встречи с братвой обычно проходили в ресторанах. Сильвестр собирал союзников для будущей борьбы. В их число входили и кавказские группировки, в основном грузинские. Поскольку грузинская община была представлена в Москве значительным количеством воровского крыла, то Сильвестр обычно встречался с наиболее авторитетнейшими из них - теми, кто имел огромный стаж и непререкаемый авторитет в Москве. Во время каждой встречи я находился недалеко от столика, за которым сидел Сильвестр и его собе; седники. Время от времени до меня долетали отдельные фразы из разговоров. На их основании можно было сделать вывод, что Сильвестр хотел войны. Вероятно, именно на этом противостоянии между чеченами и славянами он и хотел подняться. Несколько раз мы посещали Солнцево. Тамошние авторитеты не спешили подписаться в предоставлении своей помощи, Сильвестр неоднократно получал от них рекомендации о необходимости объединения всей ореховской братвы. Ему постоянно твердили: "Как ты можешь опираться на другие бригады, не владея полностью Ореховом? Ты должен объединить вначале всю ореховскую братву", "У тебя очень серьезный авторитет - возьмись за объединение!" Сильвестр и сам прекрасно понимал необходимость сплочения всех местных ореховских структур. И сделать это нужно было в ближайшее время. Только все вместе мы могли достойно противостоять чеченцам в грядущей войне. После инцидента с Шамилем в 1991 году произошли два громких убийства русских авторитетов - вора в законе Вити Калины и известного криминального авторитета Моисеева по кличке Мася. В самом конце лета его взорвали в собственном автомобиле "ВАЗ-2106" противотанковой миной с дистанционным управлением. Туловище Маси разорвало на несколько частей и разбросало взрывной волной на расстояние 90 метров от центра взрыва. Устанавливать личность убитого милиции пришлось через своих информаторов - погибшего невозможно было узнать. Тогда все ожидали скорого приезда Япончика для разборки с чеченами. Япончик через Фрола (Фролова), лидера Балашихинской преступной группировки, предложил своим славянским коллегам план борьбы с чеченами. Но чечены в свою очередь тоже не сидели сложа руки. Понеся первые потери, они догадывались, что назревают полномасштабные боевые действия, и предприняли неотложные меры для самозащиты. Все чеченские лидеры срочно поменяли адреса, перестали появляться в людных местах, сменили машины. "Чехи" стали более активно сдавать милиции своих конкурентов и врагов. Первым от этого чуть не пострадал Фрол из Балашихи, которого задержали по подозрению в незаконном хранений оружия. Но его вину тогда доказать не удалось, и через десять дней Фрола отпустили. В те дни Сильвестр постоянно мотался в Балашиху. Там он встречался с Шуриком Макаром и адвокатами Фрола, активно занимался его освобождением. Чеченцы не только сдавали братков милиции, они начали делить сферы влияния. Убив несколько бизнесменов, они настолько запугали остальных, что те стали платить дань чеченцам. Однако внешне все пока было спокойно, т, е, активных враждебных действий чеченцы не предпринимали. На всех стрелках, которые проходили тогда, еще мирным путем, чеченцы всячески отрицали причастность своих людей к убийству Калины и Маси. Наоборот, они частенько пытались прикинуться обиженной стороной, разглагольствуя о том, как не любят их в Москве, считают чуть ли не зверями и всячески пытаются уничтожить. Однако всем было ясно, что война неминуема. Глава 8 КРИМИНАЛЬНОЕ ОРЕХОВО Москва, Орехово, 1991 - 1992 годы Орехово, или, точнее, Орехово-Борисово - южный район Москвы. История появления ореховской группировки идентична любой другой, возникшей в остальных районах города. Столичные криминалисты считают, что впервые ореховские группировки появились в начале 80-х годов, хотя назвать их тогда группировками можно было с весьма большой натяжкой. Основное ядро, костяк будущих ореховских бригад, формировался традиционно во дворах, подвалах и спортзалах, - где "качались" молодые ребята. В середине 80-х годов в Москве появились первые "теневые" бизнесмены, которые наживали свои капиталы в основном на фарцовке, спекуляции и мелких мошенничествах. В то время эти люди вынуждены были руководствоваться в своих поступках определенной психологией, которая в чем-та была объяснима. Всю жизнь они вынуждены были скрываться от правоохранительных органов за преступления, с точки зрения закона которые несколько лет спустя станут называть вполне легальным и законным бизнесом. Когда в 1987 году, с появлением закона о кооперации, эти люди вышли из тени как первые кооператоры и стали легализованно заниматься привычным делом, они прекрасно понимали, что не смогут работать спокойно, без элементарной физической защиты. Без нее они не смогли бы отбиться от представителей тут же появившейся новой профессии - рэкетиров-вымогателей. Вполне понятно, что судимый или не судимый в прошлом "теневик", а ныне кооператор скорее всего обратится за помощью не в органы милиции, а обзаведется собственными боевиками из числа молодых ребят, качавших мускулы в спортзалах и подвалах, а также из хулиганов, так называемой дворовой шпаны. Именно в этот период, в середине 80-х годов, на юге Москвы появилось немалое чисто молодежных бригад, или банд, состоящих из физически крепких и не шибко умных ребят, которые сначала демонстрировали силу под крылом своих хозяев - теневиков", ас появлением кооперативного движения стали опекать и первые кооперативные ларьки и магазины. Но постепенно эти бригадывышли из-под контроля коммерсантов и стали развиваться за счет собственных доходов - занялись не чем иным, как собственно рэкетом. На это натолкнула их мысль о самостоятельности и безнаказанности, уверенности в своих силах. Поэтому в конце 80-х годов многочисленные ореховские группировки практически вышли из-под контроля создавших их ранее бизнесменов, - а впоследствии кооператоров. В конце концов все это не могло не привести к борьбе между группировками за сферы влияния. Более-менееекрытое противостояние, ограничивающееся драками и потасовками, продолжалось до начала девяностых годов. В это время ореховские группировки, практически полностью состоявшие из шпаны и молодых спортсменов, не придерживались вообще никаких традиций. Вернее, основным критерием и важным элементом их деятельности было признание лишь грубой физической силы. Тогда даже поговаривали, что будущие лидеры и авторитеты этих группировок выявлялись в обыкновенных драках. Кто сильнее - тот и главнее. По мнению муровцев, именно ореховские группировки можно считать первыми "отморозками". Кстати, так их стали называть в то время не только милиционеры, но и преступные авторитеты других группировок, объясняя это тем, что ореховские вообще не признавали авторитетов - ни своих, ни чужих, - только грубую силу. Фактически преступный мир Орехова представлял собой многочисленные мелкие отряды, ничем между собой не связанные. Этим обстоятельством своевременно воспользовались нагатинские и подольские группировки, которые не воспринимали всерьез разрозненные ореховские структуры и решили взять под свой контроль наиболее крупные коммерческие предприятия данного района. В результате на юге столицы началась настоящая гангстерская война, в которой сражались между собой не только ореховские с подольскими и нагатинскими, но и ореховские группировки между собой. В этот период по району прокатилась мощная волна умышленных и заказных убийств и иных проявлений бандитизма. Однако непосвященные люди, обыватели, понятия не имели о том, что под окнами их домов происходит самое настоящее побоище и продолжали. искренне удивляться высокой смертности в районе. Сильвестр, вернее, Сергей Тимофеев, перебрался в Москву по лимиту в 1975 году. Сначала он прописался в одном из орехово-борисовских общежитии и работал спортивным инструктором в управлении жилищно-коммунального хозяйства Главмосстроя. В то время Тимофеева можно было часто встретить у ресторана "Арбат". Тогда он был безобидным лохом. Позднее, заимев некоторые связи, он взял под свою опеку арбатских проституток, и те начали платить ему дань. Среди ореховской шпаны Тимофеева в то время знали как Сережу Новгородского. В начале 80-х годов он сошелся с некоторыми ореховскими группировками и вступил в одну из них, к ныне покойному, никому не известному рецидивисту Ионице. Впоследствии, когда Ионица спился и отошел от дел, Сергей занял его место, исключительно благодаря силе своего характера и авторитету, завоеванному к тому времени среди братков этой бандитской группы. Ореховская группировка изначально, как и мно - гие другие столичные "команды", существовала за счет наперсточников и картежников. Сережа Новгородский сам нередко принимал участие в наиболее выгодных делах. Вскоре Новгородский преуспел - подобрал под себя некоторых наиболее верных ореховских и постепенно стал превращаться в авторитетного Сильвестра. В 1992 году, помимо Двоечника, Сильвестр сумел стать союзником таких криминальных авторитетов Орехова, как Леня Клещ, Рэмбо, Дракон, Виктор Коган по кличке Моня. Однако в стороне остались несколько авторитетов, которые не спешили стать под знамена Сильвестра. Уже в то время Сильвестр начал понимать, что для того, чтобы вести успешную и активную борьбу против

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования