Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Боевик
      Ямалеева Гульназ. Агент национальной безопасности 1-3 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  -
но с Кузнецовым творилось что-то не то. Старого друга было не узнать. Снегирев вслушивался в речь Вальки и не узнавал того стремительного речитатива, который был раньше свойствен Кузнецу. - Валя, - осторожно начал Снегирев. - Оставим тему моих перемен, - быстро остановил его друг. - А я не про это. Я про выборы. - Не вздумай снимать свою кандидатуру! - опять неожиданно вскипел Валентин. - Почему? - Это долго объяснять. - Ничего, Валя, я не спешу. Объясни мне... - Ну какой ты занудный, Снегирь, не хочу я тебе всего объяснять, поверь мне на слово. - Я должен знать, ради чего я рискую жизнью своего сына, - жестко произнес Снегирев и посмотрел Вальке в глаза. Тот испуганно взглянул на друга и тут же отвел взгляд. *** На крыльцо кто-то взошел, были слышны чьи-то шаркающие шаги. Валька встрепенулся и пошел навстречу. Снегирев встал и настороженно посмотрел в сторону двери. Через несколько секунд в проеме появился высокий тощий незнакомец. Он улыбнулся и кивнул Ивану Давыдовичу: - Здрасьте, дядя Ваня. - Здорово, - отозвался Снегирев и вопросительно посмотрел на Кузнецова. - Изменился, конечно, мой Сенька, - развел руками как будто не замечающий разительной перемены в сыне Валентин. - Изменился - не то слово. Всеволод, чуть покашливая, прошел в дом, и где-то в дальней комнате скрипнула кровать. - А где Лиза? - А она... в магазин пошла. Снегирев подошел вплотную к другу и твердо произнес: - Валя, я сниму свою кандидатуру. Мне больше делать ничего не остается. - Ты не можешь так поступить! - захлебываясь от возмущения, крикнул Кузнецов. - Почему? Валентин испуганно вздрогнул, посмотрел в сторону комнаты, куда удалился сын, и умоляюще посмотрел на друга: - Ваня... Иван... я тебе все объясню. Только ты не спрашивай, что и как. - Я слушаю. - Иван, три месяца назад... Одним словом, мне нужна была большая сумма денег... Понимаешь, у меня не было других вариантов, и я взял се под твои выборы, понимаешь... - Ну? - нетерпеливо произнес Снегирев. - Я обещал этим людям, что ты обязательно будешь баллотироваться. - Кто эти люди? - Я не могу тебе этого сказать. - И Валентин быстро добавил: - Но если ты откажешься от выборов, мне придется отдавать эти деньги. А я сейчас не могу. - Валя, я ничего не понимаю. - Прости меня, Иван. У нас были большие проблемы... - Кто эти люди? И что они хотят от меня? - От тебя?.. Ничего, скорее всего, ничего. Но я объяснил, что деньги нужны тебе на выборы. - Валя, а зачем тебе нужны были деньги? - Не спрашивай! - быстро сказал Кузнецов. - Я прошу тебя, не спрашивай. Когда-нибудь я тебе все объясню... но не сейчас. - Я знаю этих людей? - Да, - выдавил из себя Валентин. - У вас тут что-то происходит, я ничего не могу понять. У вас все живы-здоровы? - растерянно спросил Снегирев. - Да-да, все, слава богу, уже нормально, но... - Я все понял, - прервал его Снегирев и направился к выходу. - Прощай, Валентин Сергеевич, я разберусь со своей проблемой, и мы еще вернемся к нашему разговору. - Иван! - Я все понял, - кивнул, не оборачиваясь, Иван Давыдович и вышел из дома. Холодный северный ветер дул прямо в лицо Снегирева. Иван Давидович поежился и, не оглядываясь, направился к воротам. Впервые он покидал дом друга с таким неприятным осадком в душе. Он чувствовал, что Валька чего-то недоговаривает, но настаивать на откровенности не стал. По всей видимости, его старый друг по-другому поступить не мог. Иван Давыдович всегда доверял Кузнецову, и ему не хотелось подозревать друга в чем-то или обвинять в недостаточной откровенности. Снегирев открыл калитку и буквально нос к носу столкнулся с какой-то женщиной в темно-серой куртке. Женщина охнула и подняла глаза. - Лиза? Здравствуй! - Ваня? Ты к нам? - Я от вас. Уже уезжаю, у меня срочные дела. - Да... Ваня, я слышала. От Сашки нет никаких известий? Снегирев отрицательно покачал головой. Жена Вальки тоже сильно изменилась. Еще три месяца назад она была цветущей, жизнерадостной женщиной, с открытой очаровательной улыбкой. Перед ее обаянием никто не мог устоять, и Снегирев даже втайне завидовал другу, ему казалось, что их семья - идеальный случай гармонии. Он посмотрел в усталые глаза Лизы и прямо спросил: - Лиза, я хотел с тобой поговорить. Мне кажется, у вас что-то произошло. Женщина испуганно захлопала глазами, казалось, что она вот-вот расплачется. - А Валя тебе ничего не сказал? - Нет. Но я, как старый друг, как... в общем, я хочу знать, что случилось. - Беда у нас, Ваня, произошла. Сеня... одним словом, у него были серьезные проблемы со здоровьем. - Со здоровьем? - недоверчиво переспросил Снегирев. - Мы его с трудом вылечили. По крайней мере, хотим надеяться, что вылечили. Ивана Давыдовича внезапно осенило: - Лиза, скажи, это связано с наркотиками? Женщина уткнулась ему в плечо и заплакала. Снегирев погладил ее по голове, Лиза зарыдала в голос. - Ты не представляешь, Ваня, что было. Валентин... Он просто... - Я видел его, - произнес Снегирев и вспомнил исхудавшего и так быстро поседевшего друга. - Видел, да? На него смотреть страшно, он так изменился... - Лиза, а сейчас все в порядке? Ты уверена? - Да, мы возили Сеньку в клинику, специализированную... Пришлось заплатить... И потом, у него, кажется, были какие-то долги... Этим всем Валя занимался... Было ужасно тяжело. - Я понимаю, - задумчиво произнес Снегирев, подыскивая слова утешения. Лиза вытерла глаза и вымученно улыбнулась: - Ты извини, что я так расплакалась. Просто все время приходилось себя сдерживать. - Да ну... - махнул рукой Снегирев. - Может, пойдешь к нам, чайку попьешь? - спохватилась она. - Нет, Лиза, извини, я должен ехать. Они простились, и Снегирев с тяжелым сердцем отправился к стоянке такси. Глава 13 НОВЫЕ ВЕРСИИ Краснов, оседлав стул, сидел перед Виктором Поваляевым и вертел во рту карандаш. Пресс-секретарь Снегирева на этот раз допрашивался по поводу домработницы Лидии Сергеевны. - Значит, ничем следствию помочь не можете? - задумчиво повторил Андрей только что услышанную от Поваляева фразу. - К сожалению... - развел тот руками. - Хорошо, а сколько времени вы были знакомы с убитой? - Около полугода. Она пришла к Ивану Давыдовичу осенью, а до этого времени я с ней не был знаком. - А откуда она пришла? Кто дал ей рекомендации? Ведь просто так в такой дом попасть сложно. - Я точно не знаю, по-моему, через знакомых. Но через кого, я не знаю. Вообще-то мы давали объявление в газету, было много звонков, может быть, и через этот источник, - охотно отвечал Поваляев. - А кто обычно занимался подбором персонала? - Вы имеете в виду на фирме? - Ну и на фирме тоже. - Обычно сам Иван Давидович. Его слово было решающим. Я думаю, что и с Лидией Сергеевной было так же. - Скажите, Виктор, вы часто общались с домработницей? - Да нет! У нее всегда были свои дела, у меня, как вы понимаете, свои. Потом, разница в возрасте... - И все-таки. Я хочу услышать ваше мнение об этой женщине. Попробуйте охарактеризовать ее. Может быть, в двух словах. - А я, наверное, только в двух словах и смогу. Она была отличная хозяйка. Готовила очень вкусно. Потом, аккуратная. - Это что касается, так сказать, профессиональной сферы, а о личности ее что вы скажете? - О личности? - Поваляев закусил губу и задумался. - Не знаю. Я ведь ее плохо знал. Разговаривали мы обычно только на кухне, за столом. Она спросит: "Вкусно?" - я отвечу. И все. - И все, - опять повторил за допрашиваемым Краснов. - Знаете... - вдруг произнес Поваляев. - Мне кажется, она скуповата была. - А из чего вы это заключили? - Иван Давыдович человек щедрый и платил очень хорошо. А она... Как это сказать? Одевалась всегда в какое-то тряпье. Аккуратно одевалась, но всегда во что-то старенькое. Как будто прибеднялась. И потом, нет-нет да скажет, так, в разговоре, мол, денег нет, копейки считаю. Мне это было странно слышать, зная Ивана Давыдовича. - Спасибо, Виктор. - Краснов встал. *** Николаев с Красновым встретились в сквере. Погода была, прямо скажем, не располагающая к беседе на свежем воздухе, и молодые мужчины, кивнув друг другу, быстро направились в ближайшую забегаловку. Недалеко от сквера располагалась уютная пельменная, это было как раз то, что нужно голодным оперативникам. - Давай, Лешка, докладывай, что там с обыском? - давясь горячими пельменями, спросил Краснов. Николаев загадочно улыбнулся: - Бабулька-то наша была не промах. - Чего нашли? Не трави душу. Николаев окунул пельмень в горчицу и через секунду жадно заглотнул его. - Лешка, чего нашли? - повторил вопрос Краснов. - Крупную сумму денег, Андрюха. Оказывается, покойная была подпольной миллионершей. - Сколько? - Пять тысяч баксов. - Ого! - Вот так. А еще старики жалуются, что на хлеб не хватает. Может, их всех потрясти - и такие залежи обнаружатся... - Я думаю, Леха, Лидия Сергеевна - счастливое исключение. - Или несчастливое, - добавил Николаев, доедая последний пельмень и запивая его компотом -Какие соображения.? - Версия есть. - Купили бабульку? - На лету подметки рвешь! - улыбнулся Николаев. - А ей показалось мало, - продолжал размышлять Андрей, - и она потребовала еще денег. Так? - Ну почему ты так плохо о ней думаешь! Может, старушка раскаялась в содеянном... - Может. - Вот есть другой вопрос, Андрюха. Кто ее купил? - Тот, кто похитил Снегирева-младшего. - И мы опять возвращаемся к нашим баранам, - развел руками Николаев, - кому это было нужно? - Ответ один - конкурентам. - Будем работать в этом направлении? - Времени мало каждого прощупывать. Осталось-то всего ничего. У Снегирева в восемь часов эфир. А сейчас, - Краснов посмотрел на часы, - половина двенадцатого. В кармане у Краснова затренькало. Андрей извлек мобильный телефон и нажал на кнопку: - Да. Что?.. Когда?.. Где?.. Едем! Николаев вопросительно посмотрел на Краснова. Тот выключил телефон и схватил Алексея за руку: - Только что в квартиру Снегирева звонил его сын... *** А Шуре ровно за два часа до этого позвонила се практикантка Дора. - Алло, извини, пожалуйста, если я тебя разбудила. У тебя голос сонный. - Что-то на работе? Потапова была журналисткой добросовестной и не любила, когда другие выпадают из процесса без веских оснований. Оставшимся приходится делить между собой нагрузку коллеги. Некрасиво. - Да нет, я не по этому поводу. - Тогда что? Дора вздохнула в трубке: - Шура, я знаю, что ты вчера весь день пыталась найти след похитителей Саши Снегирева. Кажется, я могу тебе помочь. "Ну вот, еще один помощник, - вяло разозлилась Шура. - Вчера уже один помог. И подошел-то точно с такой же фразой. Почему они сами-то себе не помогают? Зачем им я?" - Дора, извини, но ты вряд ли... - Тебя уже не интересует это дело? - Интересует. Но я плохо понимаю, при чем здесь ты. Извини за грубость, но у тебя сейчас голова должна быть занята совершенно другим, своим основным делом - освоением профессии. Или ты думаешь, что в тележурналистике ты уже все постигла? Дора никак не отреагировала на раздраженный тон и напор Потаповой. Она снова вздохнула, выдержала паузу и сказала: - Я говорю, что знаю один способ. Вернее, одного человека. В общем, если тебе это по-прежнему интересно... - Хорошо. Что за человек и способ? - Не по телефону, Шура. Я не знаю, как ты к этому отнесешься... Дора - девушка серьезная и основательная, но сейчас она явно темнила. - Шура, можно я к тебе сейчас приеду? Ненадолго, на несколько минут. Не беспокойся, я живу на этой же стороне, минут через сорок буду. Ладно? Ну что ты будешь делать? - Ладно, - проворчала Шура и, положив трубку, снова пошла на кухню ставить чайник. Странная эта Дора - вроде бы скромная и серьезная, а тут говорит - я к тебе сейчас приеду. Мы же не подружки, и не накоротке, а может, у меня кто-то есть, а с ней только служебные отношения наставницы и практикантки. *** Ровно через сорок минут. Дора позвонила по домофону снизу. Проходить и раздеваться не стала, встала у порога и серьезно сообщила: - Шура, я знаю способ, но он несколько нестандартный. - В каком смысле нестандартный? Может, разденешься все-таки? Чай, кофе?.. Пройдем на кухню, поговорим... - Да нет, спасибо. Действительно, я ненадолго. - Ну и что? - Это моя тетка. Родная тетка. - Она сыщик? Частный детектив? - Шура добавила в тон немного яда. - Нет, Света по профессии программист. Сейчас, правда, дома, ее сократили, но не в этом дело, дело не в ее профессии... - А в чем? - Она гадает, понимаешь? Она гадает очень хорошо. Света видит то, чего не видят другие. - Дора, извини... Практикантка умоляюще подняла руку: - Шура, я понимаю, что это звучит несколько диковато и странно, но это действительно так. Я поэтому и не стала тебе говорить по телефону, это лично надо. Если бы я не была племянницей Светы, я бы сама не поверила ни в один из рассказов про нее. Шура снова начала раздражаться. - Дора, ты взрослая, надеюсь, умная девушка... Этих гадалок и ясновидящих столько сейчас развелось... - Она не такая, как все. И она не называет себя, кстати, гадалкой. Это уж мы так, чтоб привычнее. И ясновидящей. Она просто действительно все видит. Света - потомственная гадалка, наша прабабушка по Светиной линии, Мария Константиновна, была при дворе... - Постой, постой, при каком дворе? - У Романовых, - буднично пояснила Дора и, расстегнув верхнюю пуговицу плаща, сползла спиной по стене, усевшись на низкую тумбочку для обуви: хозяйка ведь стула не предложила. - Она была у Романовых личным советчиком, об этом даже в записках княгини Трубецкой можешь прочитать. Там не вымысел, в этой книжке, потому что я знаю - это наша семейная история. И не легенда, потому что Мария Константиновна все Светиной маме передала, когда в конце сороковых поехала умирать на родину, в Саратовскую губернию. Но об этом тогда вслух не говорилось, а мы говорили у себя дома полушепотом. Так вот, Светина мама практически не использовала эти знания, и Света с детства догадывалась, конечно, что ее способности необыкновенные, а технологию не знала. И вот, когда Ксения, это мама Светина, заболела сильно... Ну, в общем, тебе это не должно быть интересно. - Ну почему же, - чуть убавив, но не отключив до конца иронию, сказала Шура, - интересно. Семейные истории очень даже интересные... А по профессии ты собираешься работать? - Конечно, Шура, извини... В общем. Света - она самая настоящая. Она действительно все видит, это проверялось тысячу раз, она невероятная женщина. Так вот, если тебе еще нужно что-то в этом деле, если тебе до сих пор интересно, - Дора произнесла последние слова с несвойственным скромной практикантке нажимом, - мы можем съездить к Свете. В Шуриной голове опять пронеслась крошечная комета азарта и любопытства. Но совсем крошечная. - Хорошо, давай. *** Дом Светланы был самый обыкновенный, стандартная девятиэтажка с домофоном, консьержем и двумя лифтами - грузовым и пассажирским, в меру чистым подъездом и относительно недавно покрашенными стенами. Никакой таинственности, загадочности, никаких ухающих сов и бархатных портьер. Двухкомнатная квартира, хозяйка - женщина лет сорока пяти, со стрижкой, в очках с тонкой металлической оправой, вылитая программистка или учительница математики, которая любит формулы, но не использует косметику, - поздоровалась и сразу пригласила в комнату, стандартно обставленную и чистую. - Дора сказала по телефону, что дело очень срочное, - Светлана убирала газеты с журнального столика в шкаф, - но ко мне все со срочными делами, так что вы не исключение. Потапова протянула руку хозяйке: - Александра. - Меня зовут Светлана Владимировна, можно просто Света. Я как-то не люблю отчества, у других их забываю постоянно и к себе никак не могу применить. - Я тоже не люблю отчества, - согласилась Шура. Дора по-хозяйски сразу прошла на кухню и хлопнула дверцей холодильника. - Да-да, Дорочка, доставай там, что увидишь - сыр есть, колбаса, сейчас сделаем бутерброды и будем пить чай. Вы, молодые, всегда голодные. Шура хотела было отказаться, но вдруг поняла, что до "сеанса магии" неплохо бы подкрепиться, оглядеться, понаблюдать. - Извините, мы ничего к чаю не купили. - Правильно, вы же не в гости шли, а за информацией. - Светлана села в кресло напротив и по-учительски пристально посмотрела на собеседницу. - Только вы навоображали себе бог знает чего. Наверное, старуху себе представили такую, в темных лохмотьях, верно? Шура рассмеялась и поняла вдруг, как ей легко общаться с совершенно посторонним человеком. Надо сейчас выложить все, сформулировать четко, задать вопрос, а будет ответ или нет - это уже дело второе, главное - никакого тумана. - Иван Давидович Снегирев, бизнесмен с недавних пор, баллотируется в губернаторы... - начала Шура. Светлана тотчас жестом отставила ее: - Во-первых, девушки, это для меня тоже лишняя информация, как и отчество. А во-вторых, сначала чай, бутерброды, это много времени у вас не займет, а потом посмотрим... - гадалка говорила решительно, но не обидно. - А потом посмотрим, где сейчас может быть этот мальчик, Саша Снегирев. Шура поняла, что тетя Доры уже знает первичную информацию, никаких вопросов задавать не нужно. Дора вплыла в комнату с подносом, и женщины некоторое время пили вкусный, свежезаваренный чай с бутербродами и говорили на малозначительные, светские темы. Шура оглядывала комнату, пытаясь зацепиться хоть за что-то, что выдавало бы нестандартный вид деятельности хозяйки дома. Разве что колода черных карт, кажется, они называются "Таро", на тумбочке около телевизора и еще корешки книг - Алиса Бейли, Идзин... - Да, я иногда это читаю, но, признаться, ни философская, ни эзотерическая литература меня не увлекает, - перехватила Шурин взгляд Светлана. - А что любите читать? - Классику. Нашу русскую классику. Такое море удовольствия, честное слово. И речь чистая, как родник, сейчас уже так и не говорят, и не пишут... Говорить и писать разучились в восемьдесят пятом, но вы, Саша, еще тогда были подростком, не заметили, какая одномоментная катастрофа произошла с русским языком. Горбачева тогда все слушали взахлеб, с восторгом - наконец-то, мы думали, появился человек, который разговаривает с народом, и надежда такая... А он однажды сказал: "Перестройка дожит начало". Меня как обухом по голове ударило. Вы представляете, Сашенька: "ложит начало"?! Я так четко этот момент зафиксировала, и действительно - начало было положено, потом все дружно стали говорить вслед за Михаилом Сергеевичем "Азебарджан", потом выпустили словари с вариантным ударением и закрепили в языке эти жуткие "договора", затем дикторы, как по команде, разучились говорить правильно, а ведь дикторы телевидения и радио всегда были образцом и эталоном современной русской речи. - Нас не учат... - по

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования