Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Думбанзе Нодар. Я, Бабушка, Илико и Илларион -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -
Нодар Думбадзе. Я, Бабушка, Илико и Илларион БАБУШКА Справа от моего села протекает река Губазоули, слева -- небольшая речушка Лаше, кишащая крабами, бычками и босоногими мальчишками. Через Губазоули перекинут мостик. Каждой весной взбушевавшаяся река уносит его, оставляя только торчащие из воды черные сваи. И все же мое село самое красивое и веселое в Гурии. Я люблю его больше всех сел на свете, потому что нигде не может быть другого села, где жили бы я, бабушка, Илико, Илларион и моя собака Мурада... Моя бабушка -- мудрая женщина. Она постоянно твердит мне: -- Учись, негодяй, учись, а то неучем останешься! О науке у бабушки своеобразное представление. Однажды, когда я сидел на балконе и во весь голос твердил наизусть правила из грузинской грамматики, бабушка спросила: -- Что это ты там зубришь, сынок? -- Лицо глагола, бабушка! -- Что? Где это слыхано -- лицо у глагола! Лицо может быть только у человека! -- Это другое лицо, бабушка, совсем не то, что ты думаешь. -- Лицо на свете одно. И все. -- Ладно,- сказал я и захлопнул книгу,- отвечай тогда, что такое лицо. -- ЛИЦО -- это... ЛИЦО! -- Садись, бабушка. Урока не знаешь, ставлю двойку! -- Я тебе покажу двойку, прохвост! Сию же секунду иди и привяжи козу, не то так взгрею -- своих не узнаешь! -- Хорошо, еще один вопрос задам и пойду. Сколько существует лиц? -- Лиц столько, сколько людей на свете. Но лицо дано не для того, чтобы такие гримасы строить, болван! У одних лицо худое, у других -- круглое и толстое, у третьих -- вообще не разберешь какое, размазня одна. А еще бывают лицемерные и двуличные люди. -- Жулики тоже бывают,- сказал я. -- Правильно! Например, наш почтальон. Сдирает с конвертов марки, а потом говорит -- без марки, мол, было, давай рубль. -- А я какой, бабушка? -- Ты? Ты прохвост, шалопай, бездельник, плут, пройдоха и нехристь к тому же! Нет во всей Гурии женщины, которая могла бы проклинать лучше, чем моя бабушка. Но мне не страшны ее проклятия -- однажды бабушка обмолвилась: "Уста мои проклинают, а сердце благословляет тебя..." Надо сказать, моя бабушка весьма отрицательно относится к бездушному решению Наркомпроса, которое обязывает учащихся ежедневно высиживать в школе полные шесть уроков. Хотя лично я никогда не давал ей повода для этого. Свой учебный день я, как правило, еле дотягиваю до четвертого урока. Потом уже теряю всякое представление о времени и пространстве и голосом, несколько громче обычного, спрашиваю соседа по парте: -- Ромули, дорогой мой, что это так долго не звонят? Звонок пропал или сторож? Ромули скалит зубы, а учитель, указывая на меня пальцем (я показательный ученик!), ласково процеживает: -- Сейчас же встань и убирайся вон! И пока не приведешь родных, чтобы духу твоего здесь не было! Я не спрашиваю "почему?", так как знаю, что после такой дискуссии в ход обычно пускаются мел и линейка. Я молча беру сумку и фуражку и направляюсь к двери. -- До свидания! -- говорю я Ромули. -- До скорой встречи! -- говорит он мне и машет рукой. На второй день я веду в школу бабушку, затем бабушка ведет меня домой, потом опять я веду бабушку в школу, и снова бабушка отводит меня домой и так далее. Можно смело сказать, что десятилетку я и бабушка заканчивали вместе. По-моему, это единственный случай в истории человечества. Я обыкновенный деревенский мальчик. У меня в сумке всегда фрукты, рогатка и пугач. До первых заморозков хожу в школу босиком. У меня всего одни залатанные штаны и по две переэкзаменовки каждый год. Из-за моей собаки Мурады, которая всегда бегает за мной хвостом, в деревне меня называют собачником, в школе -- плутом и лентяем, а бабушка раз и навсегда окрестила прохвостом. Настоящее же мое имя -- Зурико. Когда бабушка сердита на меня, я ночую в давильне; как помиримся -- я снова перебираюсь в комнату. Днем бабушка, призывая на мою грешную голову громы небесные, гоняется за мной с хворостиной в руке. Начью она моет мне ноги и, дождавшись, когда я усну, тихо целует... Как я веду себя в школе? На этот счет существует официальный документ -- "Протокол заседания педсовета". Выглядит этот документ примерно так: "Протокол заседания педагогического совета Н-ской средней школы от 18 марта 1940 года. П р и с у т с т в о в а л и: все преподаватели. С л у ш а л и: сообщение руководителя шестого класа о поведении ученика того же класса Зураба Вашаломидзе. В ы с к а з а л и с ь: П р е п о д а в а т е л ь ф и з и к и: "В природе не существует энергии, которая могла бы расшевелить Вашаломидзе. Мальчик этот -- погруженное в жидкость тело, на которое не действует никакая выталкивающая сила!" П р е п о д а в а т е л ь м а т е м а т и к и: "Для меня Вашаломидзе -- уравнение со ста неизвестными. Решить такое уравнение я не в силах". П р е п о д а в а т е л ь х и м и и: "Никакой реакции! Сидит и выматывает мне нервы. Это какой-то необыч- ный лакмус: он никогда не краснеет!" П р е п о д а в а т е л ь р у с с к о г о я з ы к а: "По-моему, он просто идиот". П р е п о д а в а т е л ь г е о г р а ф и и: "Познания Вашаломидзе весьма не рельефны. Мальчик или аномальный, или истощенный". П р е п о д а в а т е л ь и с т о р и и : "Это скорее человек каменного века, чем цивилизованный представитель двадцатого столетия. Невозможно зафиксировать момент нахождения Вашаломидзе в состоянии покоя на уроке. Никакого прогресса. Вашаломидзе -- позор ддя всего класса". Ш к о л ь н ы й с т о р о ж: "Да что вы пристали к бедному ребенку? Если уж он такой дурак, как же вы его переводите из класса в класс?" 3 а в у ч: "Тебя не спрашивают! Твое дело -- приходить вовремя и звонить!" П р е п о д а в а т е л ь г р у з и н с к о г о я з ы к а (мой близкий родственник): "Я вас не понимаю! Можно подумать, что на этом Вашаломидзе свет клином сошелся! Да кто у вас в классе лучше его? Может, директорский сынок? Круглый пятерочник, а такого идиота я в жизни не встречал! Сидит на уроках, точно сыч в дупле". П р е п о д а в а т е л ь ф и з к у л ь т у р ы: "А почему ты ставишь ему пятерки?" П р е п о д а в а т е л ь г р у з и н с к о г о я з ы к а: "Попробуй не поставь!" 3 а в у ч: "Замолчите!.. А ты что скажешь, Вашало- мидзе?" В а ш а л о м и д з е: "Учитель грузинского языка нрав". 3 а в у ч: "Истукан! Не об этом спрашиваю! Что ты скажешь о себе?" В а ш а л о м и д з е: "О себе? На этот раз простите, а в дальнейшем я исправлюсь!" Наслушавшись подобных отзывов о собственной персоне, я усомнился было в своей нормальности и здоровье, но счастливый случай рассеял мои подозрения Пришлось мне как-то целую неделю не ходить в школу -- мотыжил кукурузу. А чтобы за пропуски занятий не исключили из школы, требовалась справка о болезни. В те времена в нашей деревне таких спраавок здоровым людям, к сожалению, не выдавали. По-этому пришлось уложить меня на один час в постель и вызвать врача. С утра меня морили голодом, чтобы придать моему лицу болезненную бледность, стянули голову полотенцем, и бабушка отправилась за врачом. Через полчаса врач осадил своего коня в нашем дворе. -- Что с тобой, парень? -- спросил врач, присаживаясь ко мне на кровать. -- Умираю...- простонал я. -- Хорошо... А все же, что у тебя болит? Признаться, такого вопроса я не ожидал и поэтому в испуге взглянул на бабушку. -- Все болит, -- сказала бабушка. -- Волосы болят? -- Болят,- простонал я. В это время в комнату вошли соседи -- Илико и Илларион. Они знали о моей "болезни" и тут же вступили в разговор. -- Что-то в последнее время стал я замечать, ослабел наш мальчик,- сказал Илларион. -- Точнее... -- Точнее? Аппетит у него пропал. Прошлый раз насилу заставил мальчика съесть три тарелки лобио и один мчади. И ни куска больше! -- Да ну? -- удивился врач. -- Тобой клянусь!.. Раньше, бывало, он съедал еще головку сыра, а в тот день как заупрямится -- "не хочу да не хочу!". Дома, говорит, уже обедал. -- Это правда? -- спросил меня врач. -- Правда, доктор. Как увижу лобио, сразу тошнить начинает. -- Мда... А как насчет жареного цыпленка с чесночной подливкой, или молодого сулгуни с мятой, или Целиком отварной курочки с эстрагоном, или, друг ты мой любезный, может быть, лучше рубец с острой приправой, или, скажем, усач и форель в ореховом соусе? Что скажешь? -- С ума сведет ребенка этот болван,- пробормотала бабушка. Илико не выдержал такого меню и, закашлявшись, выскочил на балкон. Илларион выдержал испытание и стал разглядывать фотографии в альбоме. -- Что еще болит у него? -- спросил с улыбкой врач. Потом снял с моей головы полотенце и заботливо утер мне слюни. -- Еще... чихает! -- ответил Илларион. -- А моча у него какая? Тут и Илларион не нашелся, что ответить. -- Какая у него моча, Илико? -- обратился он к вернувшемуся в комнату Илико. -- Моча? -- не растерялся тот. -- В последнее время, прямо скажу, не нравится мне его моча. -- А раньше была хорошая? -- Изумительная! -- На что еше жалуешься, молодой человек? -- Хи-хи! -- кашлянул Илико. -- Еще он немного. того...- И он выразительно покрутил пальцем у своего виска. Я понял, на что он намекал. -- Да?.. А ну, сколько это? -- спросил врач и поднес к моему носу растопыренную пятерню. -- Семь! -- сказал я и как можно глупее улыбнулся. -- Правильно! -- воскликнул врач. Илларион от удивления выронил очки, бабушка в испуге отшатнулась. Врач вывернул мне веки, опустил, потом снова поднял, заглянул мне в глаза, с сожалением покачал головой и спросил: -- Родственников и близких узнает? -- С трудом, -- вздохнул Илларион. -- Так... Кто этот человек? -- спросил меня врач, указывая на Илико. -- Это не человек, это зверь! -- сказал я и придал своему лицу такое идиотское выражение, какого и Илико не ожидал. -- Зурико, это же я, твой дядюшка Илико, неужели не узнаешь? -- сокрушенно произнес Илико. Я отрицательно покачал головой и скосил глаза к переносице. Бабушка закусила нижнюю губу и схватилась за голову. -- Чем лечите больного? -- спросил врач. -- Виски натираем водкой. -- Принесите сюда эту водку! Бабушка торопливо принесла бутылку с водкой. -- Подайте мне чайный стакан! Подали. Врач наполнил стакан и начал: -- Положение ребенка весьма серьезное, боюсь, не протянет до утра, Нужно немедленно везти его в больницу на операцию! -- На какую операцию?! -- вскочил я с постели. -- Придется вскрыть черепную коробку... -- Только через мой труп! -- вскричала бабушка.- Ишь ты, "вскрыть черепную коробку"! Это тебе не тыквами Да что ты понимаешь в болезнях? Мальчик здоров, как бык, а он -- "в больницу"! Вставай, сынок, вставай, а то и впрямь он загонит тебя в могилу! -- Ну, вот и отлично! Здоров, говорите? Дай бог и впредь всем вам здоровья! -- сказал с улыбкой врач и опрокинул в рот стакан. -- А закусить? -- сказал Илларион и подал ему грушу. Врач аппетитно, с хрустом откусил грушу, потрепал меня по шеке, простился со всеми и, направляясь к выходу, сказал: -- А такого здорового мальчишки действительно во всей деревне не найдешь. Потом он вскочил на коня, помахал рукой и ускакал... ОХОТА Спустя неделю после моего чудесного исцеления к нам во двор зашел Илларион. Он прилег на траву под грушевым деревом, закурил самокрутку и, сладко потягиваясь, спросил: -- Ну, что, собачник, перенес операцию? -- Вам всем, конечно, начхать, а я чуть было не погиб! -- Скажи, пожалуйста! "Погиб"! А какая тебе грозила опасность? Ну, вскрыли бы твой паршивый череп и тут же бы и захлопнули. Чего копаться-то в пустоте? -- Ладно, ладно... "В пустоте"... Зато ты да твой дружок Илико -- ума палата! Помолчали. -- Что это твоей собаки не видать? -- спросил Илларион, и в тот же миг, словно в ответ на его слова, раздался отчаянный собачий визг. -- Убью скотину, убью! Пропади ты пропадом, Зурукела-негодник, вместе со своей собакой! И где ты ее откопал. эту безродную тварь?! Слыханное ли дело! сперва таскала яйца из-под наседки, а теперь принялась за цыплят! По тропинке между изгородями, громко голося и размахивая палкой, ковыляла соседка Ефросинэ. Перед ней, жалобно скуля и волоча заднюю ногу, бежал мой бедный Мурада. -- Держи его! -- вопил из своего двора муж Ефросинэ. -- Да что ты раскричалась, баба! Что случилось?! выскочила из дома бабушка.- Это кто же, по-твоему, безродная тварь? Наш Мурада? Да он, если хочешь знать, породистее твоего мужа и всей вашей родни!... Проваливай лучше, пока не поздно! Безродный... Да я за него с двух доек сыр отдала мельнику Симону! Ефросинэ, которая больше всего на свете боялась бабушки, тотчас же повернула обратно, а Мурада с видом оскорбленного достоинства прилег у моих ног. Не сводя глаз с удалявшейся Ефросинэ, он жалобно повизгивал. Как только женщина скрылась за поворотом, собака умолкла. -- Здравствуй, Мурада! -- поздоровался с собакой Илларион. "Здравствуй!" -- ответил про себя Мурада и приветливо вильнул хвостом. -- Ах ты, лисья порода! -- улыбнулся Илларион, доставая изо рта собаки цыплячий пух. -- За что тебя пробрали? "А бог их знает, -- проговорил про себя Мурада, -- оставляют без присмотра цыплят на улице, а потом еще обижаются..." -- Крепко досталось тебе? "Порядком",- ответил про себя Мурада и взглянул на ушибленную ногу. -- Не огорчайся, пройдет... "Да не так уж и больно, как хотелось бы Ефросинэ",- улыбнулся Мурада, тряхнул ушами и стал лизать Иллариону руку. -- Что с его мордой? -- спросил меня Илларион. -- Обжегся, дурак. Вчера вздумалось ему стащить со сковороды мчади, вот и угодил носом в огонь... -- Это правда, Мурада? "Эх, на сей раз не повезло, поторопился малость",- вздохнул Мурада и облизнулся. -- Да ты, брат, не собака, а настоящее сокровиxqe! -- произнес с уважением Илларион.- Вот этот собачник, гляди, какой верзила вымахал, а все на бабушкиной шее сидит, а ты уже сам о себе заботишься. Молодец! Однако воровать все же нельзя, это ты учти! Краденый кусок впрок не идет. Вот хоть возьми нашего завскладом Датико,- близок его смертный час. А какой ненасытный был, все ему мало. Теперь вот валяется в постели, как списанный товар. Слышишь? "Слышать-то слышу, да что с того? Все воруют, а я что, божий агнец В конце концов я обыкновенный пес",- возразил про себя Мурада. -- Ладно, иди к себе и не вздумай убегать со двора, не то поколочу, сукин ты сын! -- сказал я и легонько пнул собаку ногой. "He ругайся!" -- огрызнулся Мурада и, поджав хвост, побрел восвояси. Илларион скрутил самокрутку, затянулся и сказал: -- Утром обошел я колхозные поля, побеги сои сплошь обглоданы, не иначе, как зайцы шалят... Следы видел... Не мешало бы пройтись завтра утром с ружьем... -- Знаю я твоих зайцев! Прошлый раз ты тоже потащил меня, а заячьи следы оказались козьими. -- А сейчас, говорю тебе,- заячьи! Кроме того, помет заячий! -- Ну ладно, пойдем. Смотри только, как бы заячий помет тоже не оказался козьим! -- Не учи меня, сопляк! Приготовь-ка к утру ружье да захвати своего глупого пса, авось пригодится...- сказал Илларион, нахлобучил мне по самый нос фуражку и ушел. На другое утро, чуть свет, мы пробирались сквозь высокую -- по колено -- росистую траву. Впереди шагал Илларион, за ним -- я, за мной трусил весь мокрый, облепленный репьем Мурада. -- Вот это собака! -- насмехался Илларион.- Никак за зайцев нас принимает -- по следу идет. Скажи ей, пусть бежит вперед! -- Марш вперед! -- приказал я собаке. Мурада послушно сел. -- Устал пес. Может, и нам отдохнуть и перекусить чero-нибудь, а? -- спросил Илларион и опустился на землю. -- Что ж, отдохнем,- согласился я и уселся рядом. Илларион извлек из сумки вареную курицу, мчади, ,молодой сыр, бутылку виноградной водки и разложил все это на большом круглом камне. Я, со своей стороны, прибавил к столу пхали (блюдо из травы с острой приправой) из крапивы, лобио, вареную картошку, соль. И пиршество началось. -- Смотри, Илларион, не чавкай громко, зайцев распутаешь! -- предупредил я. -- Ты над кем смеешься, урод? Зайцев здесь хоть пруд пруди, только искать их нужно с головой! -- рассердился Илларион. Он наполнил стакан водкой и, произнеся обычное "будем здоровы", осушил его. -- Будем здоровы! -- сказал я и тоже выпил. -- Закуси чем-нибудь, сгоришь! -- Подумаешь! Не видал я сивухи! -- Мерзавец! Сивуху поищи у своей бабушки! .. Ну, давай по второй! -- Давай! -- охотно согласился я, выпил и вдруг развеселился.Ну и пробирает! Бьет прямо в почки! -- Еще бы -- чистая чача (по-грузински и "почка" и "виноградная водка".)! -- Выпьем по третьей,- предложил я. -- Выпьем! Илларион быстро опрокинул в рот стакан и достал кисет с табаком. -- На вот, возьми мой кисет, табак у меня знатный: стамбульский! -- сказал я, протягивая полный кисет. Илларион взял кисет, понюхал табак, подозрительно взглянул на меня, но все же скрутил козью ножку, зажег, затянулся и... опрокинулся на спину. -- Что с тобой, Илларион?! -- кинулся я к нему. Илларион лежал побледневший, с закатившимися мазами и молчал, -- Мурада, скорей воды! -- крикнул я. Илларион отрицательно покачал головой, медленно приподнялся, долго смотрел на меня покрасневшими глазами, потом глубоко вздохнул и спросил голосом приговоренного: -- Откуда у тебя этот табак? -- Илико подарил. А что? Илларион наполнил стакан, смахнул слезу, потом простер руку к небу и медленно, торжественно произнес: -- Боже всесильный, покарай всех жуликов и подлецов на свете! Ниспошли на Илико Чигогидзе кару, чтобы корчился он в адских муках и некому было бы подать ему руку помощи, кроме меня! Аминь! -- В чем дело, дядя Илларион?! -- К табаку примешан перец! -- Ну, тогда выпьем по четвертой, и пусть бог накажет Илико! -- сказал я, выпил, и вдруг мне захотелось поцеловать длинный нос Иллариона. -- Дядюшка Илларион, дорогой мой, ты лучше всех на свете! Если б ты знал, как я тебя люблю! У тебя длинный нос и доброе сердце. Если бы не ты, мне б вообще незачем жить на этом свете. Поверь мне, дядюшка Илларион! Дай-ка я тебя поцелую! -- Ну, говоря откровенно, Зурико, дорогой, другого такого мальчика, как ты, и свет не рожал! Это пустяки, что я старше тебя на тридцать лет! Был я твоим ровесником! Был. Будешь ты моим ровесником! Будешь. Спрашивается, какая между нами разница? Никакой. Разве имеет значение, у кого больше волос на голове? Не имеет. Мы друзья! А потому -- выпьем... ...Средь друзей хожу печальный, Я, Симона, эх, долидзе... затянул я песн

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования