Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Буковски Чарльз. Макулатура -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  -
н был хозяином полиграфической компании на севере. -- Джон, это Билейн... -- Рад слышать вас, Ник. Как продвигается дело? -- Не особенно, Джон. Мне нужна дополнительная информация об этом Красном Воробье. -- Мы хотим сделать Красного Воробья эмблемой нашей компании. Сделать его популярным. Но прошел слух, что где-то есть еще другой Красный Воробей. Нам надо выяснить, так ли это. -- И это все, на чем вы основываетесь? -- Да... ну, может, еще... какое-то предчувствие... -- Вы когда-нибудь видели этого Красного Воробья? -- Я слышал, что он был замечен. -- Вы слышали? Где вы слышали? -- Источники секретные. Я не могу их раскрывать. -- Допустим, я найду птицу. Что мне с ней делать? Посадить в клетку? -- Нет, просто представьте мне убедительные доказательства, что она aci%ab"c%b. Чтобы удовлетворить мое любопытство. -- А если я не смогу найти птицу? -- Если она есть, вы ее найдете. Я верю в вас. -- Слушайте, это самое мутное дело, с каким мне приходилось сталкиваться. -- Я всегда внушал людям, что вы великий детектив. Вы это докажете. Вы найдете Красного Воробья. -- Хорошо, Джон. Я займусь этим. Но я уже не юноша. Я просыпаюсь усталым. Хватка у меня уже не та. -- Вы в расцвете сил. Вы справитесь. -- Хорошо, Джон, попробую... -- Прекрасно! Я положил трубку. Так, понятно. Но с чего я начну? Я решил, что с ближайшего бара. Было часа 3 дня. Я нашел свободный табурет и сел. Подошел бармен. Какой- то неприкаянный. У него не было век. А на ногтях нарисованы маленькие зеленые крестики. Псих какой-то. Никуда от них не денешься. Мир по большей части безумен. А там, где не безумен, -- зол. А где не зол и не безумен, -- просто глуп. Никаких шансов. Никакого выбора. Крепись и жди конца. Тяжелая работа. Тяжелее не придумаешь. Я заставил себя поглядеть на бармена. -- Шотландского с водой, -- сказал я. Он ни с места. -- Шотландского с водой, -- повторил я. -- А, -- сказал он. И засеменил прочь. Я увидел, как она вошла, краем глаза. Почему говорят "краем глаза"? У глаза нет краев. Словом, я увидел, что она вошла. Старая подруга. Села справа от меня. -- Привет, растяпа, -- сказала она. -- Угостишь? -- Конечно, крошка. Это была Леди Смерть. -- Эй! -- крикнул я бармену. -- Сделай два! -- А? -- сказал он. -- Пожалуйста, два шотландских с водой. -- А, ладно, -- сказал он. -- Что поделываешь, толстяк? -- спросила Леди. -- Распутываю дела, как всегда. -- То есть медленно или безрезультатно. -- Нет, крошка, нет, понимаешь, я лучший сыщик в Лос-Анджелесе. -- Тоже не бог весть что. -- Да уж потрудней, чем масло левой рукой сбивать. -- Не похабничай со мной, толстяк, или я тебя вывинчу, как лампочку. -- Извини, крошка, нервы. Надо выпить. А бармен уже ставил перед нами стаканы. -- Что у тебя с веками? -- спросила его Леди. -- Газовая колонка утром взорвалась... -- Как же ты будешь спать сегодня? -- Обмотаю голову полотенцем. -- А сейчас не можешь ? -- спросил я. -- Зачем? -- спросил он. -- Да так... -- Я заплатил за виски. Я поднял стакан. Леди подняла свой. -- Будем здоровы, -- сказала Леди. -- Будем, -- сказал я. Мы чокнулись и выпили. Я заказал по второму... Мы просидели минут 30, прежде чем вошел новый посетитель. Тоже женщина. Она вошла и села на табурет слева от меня. Две женщины -- это значит вдвое больше неприятностей, чем одна женщина. Теперь неприятности у меня были с обеих сторон. А я посередке. В пролете. Второй женщиной была Джинни Нитро. Я заказал бармену еще одно виски с водой. -- Ники, -- шепнула она, -- мне надо с тобой поговорить. Что это за стерва с тобой сидит? -- Ни за что не догадаешься, -- сказал я. Тут мне зашептала Леди Смерть: -- Это что за стерва? -- Ни за что не догадаешься, -- сказал я. Подали стакан, и Джинни его осушила. -- Так, -- сказал я, -- кажется, пора вас представить... Я повернулся к Леди Смерти. -- Леди, это Джинни Нитро... Потом я повернулся к Джинни. -- Джинни, это -- Леди... Леди... -- Леди Кранк, -- подсказала Леди. Они уставились друг на дружку. А это может получиться интересно, подумал я. И сделал знак бармену, чтобы он нам налил... 39 Итак, я сидел, в сущности, между Смертью и Космосом. В форме Женщины. На что рассчитывать в такой позиции? А между тем мне предстояло разыскать Красного Воробья, возможно не существующего. У меня было очень странное чувство. В первый раз я попал в такой переплет. И непонятно, с какой радости. Что же мне делать? Не суетись, болван, -- родилось решение. Хорошо. Подали напиток. -- Ну, дамы, ваше здоровье! Мы чокнулись и засадили. Почему я не кто-то другой и не сижу на бейсбольном матче? Волнуясь за результат. Почему я не повар и не сбиваю омлет, как бы отстраненно? Почему я не муха на чьем-то запястье и не заползаю в рукав с затаенным волнением? Почему не петух в птичнике и не клюю зернышки? За что мне такое? Джинни толкнула меня локтем и шепнула: -- Билейн, мне надо поговорить с тобой... Я положил на стойку деньги. Потом посмотрел на Леди Смерть. -- Надеюсь, вы не заимеете на меня клык, если... -- Знаю, толстяк, ты должен поговорить с дамой наедине. С чего это мне заиметь на тебя? Я в тебя не влюблена. -- Но Bы всегда крутитесь около меня, леди. -- Я около всех кручусь, Ник. Просто ты чаще меня замечаешь. -- Да. Ну да. -- Ну, ты помог мне с Селином... -- Да, с Селином... -- Поэтому я пока оставлю вас с дамой наедине. Но только пока у нас с тобой одно незавершенное дело, так что увидимся. -- Леди Кранк, я в этом не сомневаюсь. Она допила свое виски и слезла с табурета. Потом повернулась и пошла к двери. Ее красота пробуждала суеверное чувство. Она скрылась. Бармен подошел за деньгами. -- Кто это такая? -- спросил он. -- Как она ходит! У меня прямо голова закружилась. -- Будь доволен, что только закружилась, -- сказал я ему. -- Как тебя понять? -- спросил он. -- Если скажу, все равно не поверишь, -- ответил я. -- А ты попробуй. -- Незачем. Слушай, освободи пространство, я хочу поговорить с дамой. -- Сейчас. Только скажи мне одну вещь. -- Ну? -- Почему это такому толстому уроду достается весь товар? -- Потому что у меня там медом намазано. А теперь исчезни. -- Не хами, приятель, -- сказал он. -- Ты же спросил. -- Но грубить не обязательно! -- Если ты думаешь, что это грубость, постой тут еще. -- Дурак, бля, -- сказал он. -- Очень находчиво, -- сказал я. -- А теперь отойди, пока не поздно. Он медленно отошел к краю стойки, остановился там на секунду, потом почесал зад. Я снова повернулся к Джинни. -- Извини, детка, чуть не с каждым барменом у меня получается такой конфликтный диалог. -- Можешь не извиняться. -- Вид у нее был грустный. -- Я должна тебя покинуть. -- Ну что ж. Тогда давай на посошок. -- Нет, понимаешь, совсем покинуть, я и все, кто со мной, мы должны покинуть... Землю. Не знаю почему, но я к тебе даже привязалась. -- Это понятно, -- засмеялся я, -- но почему вы собрались покинуть Землю? -- Мы все обдумали; здесь ужасно. Мы не хотим колонизировать вашу Землю. -- А что ужасно, Джинни? -- Земля. Смог, убийства, отравленный воздух, отравленная вода, отравленная пища, ненависть, безнадежность -- все. Единственное, что тут /`%*` a-., -- это животные, но их истребляют, и скоро все исчезнут, кроме прирученных крыс и скаковых лошадей. Это так грустно -- неудивительно, что ты пьешь. -- Да, Джинни. Ты еще забыла наши ядерные арсеналы. -- Да, кажется, вы сами себя хороните. -- Да, мы можем исчезнуть через два дня, а можем протянуть еще тысячу лет. Что будет, мы сами не знаем, и поэтому большинство людей на все махнули рукой. -- Я буду скучать по тебе, Билейн, и по животным... -- Вы правы, что улетаете, Джинни... На глаза у нее навернулись слезы. -- Джинни, не плачь, пожалуйста, черт возьми... Она взяла стакан, выпила залпом и посмотрела на меня такими глазами, каких я никогда и нигде не видел и никогда больше не увижу. -- Прощай, толстяк, -- сказала она с улыбкой. И ее не стало. 40 И вот новый день, и я у себя в кабинете. Осталось выполнить одно задание -- разыскать Красного Воробья. Никто не ломился ко мне в дверь с предложением новой работы. Прекрасно. Настало время систематизации, подведения итогов. В целом из того, что я намеревался совершить в жизни, я совершил довольно много. Я сделал несколько удачных ходов. Я ночевал не на улице. Конечно, на улице ночует немало хороших людей. Они не дураки, просто они не вписались в нужные механизмы эпохи. А механизмы эти постоянно меняются. Это невеселый расклад, и если оказывается, что ты ночуешь в собственной постели, -- одно это уже великолепная победа над силами. Мне везло, но и некоторые мои ходы были не совсем бестолковыми. Но в общем это довольно жуткий мир, и мне часто было жаль большинство людей, тут поселившихся. Ладно, к черту это. Я вынул водку и врезал. Лучшие периоды жизни зачастую те, когда ты совсем ничего не делаешь, а просто обдумываешь ее, размышляешь. Ну, скажем, ты решил, что жизнь бессмысленна, тогда, значит, она уже не совсем бессмысленна, потому что ты осознаешь ее бессмысленность, и твое осознание бессмысленности почти придает ей смысл. Понятно, о чем я говорю? Оптимистический пессимизм. Красный Воробей. Это все равно что поиски Святого Грааля. Может, мне это не по зубам и не по плечу. Я еще принял водки. В дверь постучали. Я снял ноги со стола. -- Войдите. Дверь открылась, и вошел мужичок, тщедушный, одетый в какую-то дрянь. От него попахивало. Каким-то керосином. Не то еще чем-то. У него были маленькие глаза-щелки. Он пошел ко мне бочком, потом остановился прямо перед столом, наклонился ко мне. И голова у него как-то подергивалась. -- Билейн, -- сказал он. -- Ну допустим. -- Я принес тебе известие. -- Хорошо, -- сказал я, -- а теперь унеси его к чертовой матери. -- Спокойно, Билейн. Я знаю слово. -- Ну да? Какое слово? -- Красный Воробей. -- Скажи еще что-нибудь. -- Мы знаем, что ты его ищешь. -- "Мы"? Кто это "мы"? -- Не могу сказать. Я встал, обошел стол, схватил его за грудки. -- А если я заставлю тебя сказать? Выбью из тебя? -- Не могу. Не знаю. Почему-то я ему поверил. Отпустил. Он чуть не упал на пол. Я вернулся, снова сел в кресло. -- Меня зовут Амос, -- сказал он, -- Амос Краснодол. Я могу вывести тебя на Воробья. Хочешь? -- Как? -- Адрес. Она знает о Воробье. -- Сколько? -- 75 долларов. -- Иди в жопу, Амос. -- Не хочешь? Ладно, мне надо идти, надо поспеть к старту. Я знаю сегодняшний дубль. -- 50 долларов. -- 60, -- сказал Амос. -- Ладно, давай адрес. Я вынул три двадцатки, а он сунул мне бумажку. Я развернул ее и прочел: "Дежа Фаунтен, кв. 9, Радсон-драйв, 3234. Зап. Л.А.". -- Слушай, Амос, ты мог написать здесь что угодно. Почем я знаю, что это не фуфло? -- Ты сходи туда, Билейн. Это хороший адрес. -- Ну смотри, Амос, если ты меня обманешь. -- Мне надо поспеть к старту, -- сказал он. Потом он повернулся и вышел за дверь. А я остался сидеть без 60 долларов и с клочком бумаги в руке. 41 Я дождался вечера, поехал туда, остановился возле дома. Район приличный. Определение приличного района: место, где жить тебе не по карману. Я глотнул водки, вылез из кабины, запер машину и пошел к подъезду. Нажал кнопку против фамилии Дежа Фаунтен. Раздался голос, приятный, но слегка раздраженный: -- Да? -- К Дежа Фаунтен. Насчет Красного Воробья. От Амоса Краснодола. Меня зовут Ник Билейн. -- Сэр, я ни черта не понимаю. -- Тьфу. -- Что? -- Ничего. Меня накололи... -- Я пошутила, Ники. Входите, пожалуйста. Послышалось громкое жужжание. Я толкнул дверь. Она открылась. Я прошел по плюшевому ковру к квартире 9. Что такое в цифре 9? В ней чувствовалась какая-то опасность. Но меня тревожат почти все цифры. Я люблю только 3, 7 и 8 и их сочетания. Я нажал кнопку. Послышались шаги. Потом дверь открылась. Красотка. В красном платье. Зеленые глаза. Длинные темно-каштановые волосы. Молодая. Класс. Анфас. Пахнет мятой. Ее губы улыбались. -- Заходите, пожалуйста, мистер Билейн. Я вошел за ней в комнату. В спину мне уперся твердый предмет. -- Замри, бледная немочь! Кроме рук! Руки кверху! Попробуй достать до потолка, поганка бледная! -- Ты черный? -- спросил я. -- Что? -- Почему ты назвал меня "бледным"? Он меня ощупывал. Нащупал пистолет, забрал. -- Ладно, можешь повернуться, мистер Билейн. Я повернулся и посмотрел на него. Большой. Но белый. -- Но ты белый, -- сказал я. -- Ты тоже, -- сказал он. -- Чтоб мне лопнуть, -- сказал я. -- Это твое дело. Пистолет получишь, когда будешь уходить. Дежа отвела меня в другую комнату, показала на кресло. Комната была большая. Холодная. В ней ощущалась опасность. Дежа разместилась на кушетке, вынула маленькую сигару, развернула, лизнула, откусила конец, зажгла, выдохнула соблазнительную голубую струйку. Уставилась на меня зелеными глазами. -- Насколько я понимаю, вы ищите Красного Воробья. -- Да, для клиента. -- Которого зовут?.. -- Это секрет. -- У меня такое чувство, что мы можем стать хорошими друзьями, мистер Билейн. Очень хорошими друзьями. -- Правда? -- Вы интересный мужчина -- в своем роде -- и сознаете это. У вас вид хорошо пожившего человека. Впрочем, вам идет. Большинство мужчин хорошо не живут, они просто изнашиваются. -- В самом деле? -- Можете звать меня Дежа. -- Дежа. -- Хм-м... может быть, перейдете сюда и сядете поближе? Я перенес его поближе и опустил на кушетку рядом с ней. Она улыбнулась. -- Хотите выпить? -- Конечно. Есть шотландское с содовой? -- Берни, -- сказала она, -- пожалуйста, шотландского с содовой. Прошло несколько секунд, и появился этот поганец, который взял у меня пистолет. Поставил передо мной стакан на кофейный столик. -- Спасибо, Берни. Он убрался. Я ударил по виски. Неплохое. Неплохое. -- Мистер Билейн, -- сказала она, -- меня просили передать вам, что вы должны забыть о Красном Воробье. -- Я никогда не бросаю дело, если того не пожелает клиент. -- Это вы должны бросить, мистер Билейн. -- Хм-м. -- Вам не противно, что я курю сигару? -- Хм-м. -- Не хотите затянуться? -- Ухм. Дежа передала мне сигару. Я как следует затянулся, выдохнул, вернул сигару ей. Сначала комната была ровной, потом стены стали немного сдвигаться, ковер приподнялся, опал. Перед глазами пролетела струя голубого света. Потом ее губы прижались к моим. Она поцеловала меня и отодвинулась. Засмеялась. -- Сколько времени у тебя не было женщины, Билейн? -- Не припомню... Она снова засмеялась, и снова ее губы прижались к моим. Надолго. Ее язык проскользнул ко мне в рот, как змея. Ее тело было как змея. Потом я услышал шаги, голос: -- КОНЧАЙТЕ! Это был Берни. Он стоял с пистолетами в обеих руках. В одном из пистолетов я признал свой. -- Ладно, Берни, ладно, -- сказал я. Берни тяжело дышал, словно в воздухе не было кислорода. Он смотрел на Дежа. Глаза у него были мутные. -- ДЕЖА, -- сказал он, -- ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! Я ТЕБЯ УБЬЮ! СЕБЯ УБЬЮ! Позиция у меня была идеальная. Я взмахнул правой ногой и заехал ему в мошонку. Он вскрикнул и упал, схватившись за промежность. Я подобрал пистолеты, вложил один в кобуру, а другой взял в правую руку. Левой поднял Берни и бросил в кресло. Оттянул его голову за волосы. Рот у него раскрылся, и я сунул туда дуло. -- Пососи его, мальчик, пока я думаю, что с тобой сделать. Берни забулькал горлом. -- Не убивай его! -- сказала Дежа. -- Пожалуйста, не убивай! -- Что тебе известно о Красном Воробье, поганец? -- спросил я его. Он не ответил. Я засунул ствол поглубже. Берни пернул. Громко. И навонял. Я убрал пистолет и швырнул Берни на пол. -- Это омерзительно! Больше никогда так не делай! Я повернулся и посмотрел на Дежа. -- У него здесь есть комната? -- Да. Я посмотрел на Берни. -- А теперь ступай в свою комнату и сиди там, пока не скажу тебе выйти! Берни кивнул. -- Ну пошел, -- приказал я. Он встал на ноги и поплелся прочь, свернул за угол. Вскоре я услышал, как закрылась дверь. Дежа потушила сигару. Она уже не улыбалась. -- Так, малышка, -- сказал я, -- продолжим с того места, где мы остановились. -- Не хочу. -- Что? Почему? Твой язык уже был у меня в пищеводе. -- Я тебя боюсь, ты жестокий. -- Он же сказал, что убьет тебя, ты не слышала? -- Может, он просто так сказал. -- "Может" -- слабая карта, когда на кону любовь и пистолеты. Дежа вздохнула. -- Я беспокоюсь за Берни. Он сидит там совсем один. -- Что, у него нет телевизора? Кроссвордов? Комиксов? -- Прошу вас, мистер Билейн, уйдите! -- Малышка, я должен докопаться до этого Красного Воробья. -- Не сегодня... не сегодня. -- А когда? -- Завтра вечером. В то же время. -- Отправь Берни в кино или еще куда-нибудь. -- Хорошо. Я схватил мой стакан, прикончил его. Она сидела на кушетке, уставясь на ковер; я закрыл за собой дверь, прошел по коридору, вышел из подъезда и направился к моей машине. Влез, запустил мотор. Посидел, пока он прогревался. Стояла теплая лунная ночь. И у меня все еще стоял. 42 Я поехал к бару, где у меня еще не было ссор, -- к Блинки. На первый взгляд место приятное: много кожаных сидений, дураков, полутьма, дым. Приятная мертвоватая атмосфера. Я нашел свободный отсек, сел. Появилась официантка в каком-то дурацком пляжном наряде -- шорты с рубашкой. Грудь подперта ватой. Она улыбнулась жуткой улыбкой, оскалив золотой зуб. Ее глаза показывали ноль. -- Что будем пить, дорогой? -- проскрипела она. -- Две бутылки пива. Без стакана. -- Две бутылки, дорогой? -- Да. -- Какого? -- Какого-нибудь китайского. -- Китайского? -- Две бутылки китайского пива. Без стакана. -- Можно у тебя спросить? -- Да. -- Ты оба пива выпьешь? -- Надеюсь. -- Тогда почему тебе не выпить одно, потом заказать другое? Холодненькое будет. -- Я так хочу. Наверно, есть причина. -- Когда найдешь причину, золотко, скажи мне... -- А зачем тебе говорить? Может, я хочу держать ее про себя. -- Сэр, вы знаете, мы не обязаны вас обслуживать. Мы сохраняем за собой право отказать в обслуживании кому угодно. -- Говоришь, ты не будешь обслуживать меня, потому что я заказываю два китайских пива и не говорю почему? -- Я не сказала, что мы вас не обслужим. Я сказала, мы сохраним за собой такое право. -- Слушай, причина -- безопасность, подсознательная потребность в безопасности. У меня было тяжелое д

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования