Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Безуглов Анатолий. Следователь по особо важным делам -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  -
до академиков вырос. Понимает землицуто... Или вот, к примеру, у нас: нет чтобы добротный мост через Чарысуйку раз и навсегда поставить. Из бетону, там, не знаю. Нет, кажный раз деревянный лепят. А весной его обязательно сносит. А вот нынче и осенью... Вы ехали, отремонтировали у"ке? - Да. Перед нашим приездом закончили. - Эхе-хе. Разве это годится? Надежда Максимовна ехала обратно, Николай Гордеич вез, у самого их носа снесло. Сами едва не попали в крутизну... Это сообщение мне не понравилось. Нехорошо, что Ил:эин оказал услугу Наде. А Савелий Фомич продолжал: - Николай Гордеич трактор вызвал. Хорошо, Пескове рядом. Вытащили машину. Слава богу, доставили Надежду Максимовну в Североозерск целую и невредимую. Говорят, помог ей с билетом на самолет. И проводил сам... То, что я узнал от Савелия Фомича, меня расстроило. Подробности Надиного пребывания в Крылатом меня интересовали, но расспрашивать старика я не решился. У меня даже мелькнула мысль отправиться к Серафиме Карповне, чтобы узнать получше, как это Ильин провожал мою Надю, но решил подождать до утра. Не стоило поднимать панику на ночь глядя... Я еле дождался утра и пошел к Ищенко. Стучать не пришлось. Пес, привязанный у крыльца, поднял такой лай, что тут же открылась дверь и появилась старший лейтенант. - Серафима Карловна, здравствуйте. - Проходите, Игорь Андреевич. Она угомонила собаку, затолкав ее куда-то под крыльцо. Я прошел в сени. - С приездом, - сказала Ищенко. - Заходите. Хозяева на работе. Что случилось? - спросила она, когда мы присели на стулья в комнате. - Вы давно вернулись? - Третьего дня. А что? - Ко мне приезжала... - я стал подыскивать определение для Нади. - Слыхала, - кивнула Ищенко, - Что там произошло? - А вы разве не знали? - Мы с ней не встретились, - сказал я. - Обидно. - Почему обратно она ехала с Ильиным? Ищенко пожала плечами: - Наверное, Ильин как раз ехал в район. Вот и взялся подбросить. - В общем, мне как человеку, который ведет сейчас здесь расследование, не хотелось бы давать повод кривотолкам... - Я думаю, все произошло случайно, без умысла. - Дай-то бог. Ну что у вас новенького? - Кое-что разузнала. - С Залесским встречались? - Привезла протокол допроса. Я с ним тут же ознакомился. "...Вопрос. По каким мотивам вы уехали из Вышегодска в Крылатое? Ответ. Хотел написать роман из жизни целинников. О том, как и чем живут люди сейчас. Интересная тема... Вопрос. Вы раньше писали книги? Ответ. Может показаться, конечно, странным, что подобное желание возникло у непрофессионального писателя. Но я позволю себе надеяться стать таковым. Вопрос. У вас есть изданные работы? Ответ. Я печатался в газетах. Со стихами и очерками. Но, повторяю, профессиональным писателем еще не стал. И вообще, литература, проза то есть, требует жизненного опыта. Вопрос. Значит, никаких- других побуждений у вас не было? Ответ. Пожалуй, нет. Вопрос. Ни семейные дела, ни то обстоятельстве, что вы сошлись с женой спустя четыре года после рождения вашего сына, не влияли на ваше решение? Ответ. Ни в коей мере. Вопрос. А у вашей жены не было возражений против такого шага? Ответ. Конечно, сразу решиться на это ей было трудно. Она прожила в Вышегодске всю жизнь. Пугало то, что придется оставить насиженное место, работу. Но потом она согласилась. Вопрос. С охотой? Ответ. Как сказать? Наверное, поняла, что мне, а значит, нам всем так будет лучше. В Вышегодске я ничего не смог бы сделать. Вернее, мои планы реализовать там было бы трудно. Потом она сама поддерживала эту идею. Вопрос. Может быть, ей по каким-то причинам было там плохо? Ответ. Я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Конечно, Аня пережила в Вышегодске много горя. И перемена места пошла бы на пользу. Вопрос. Вы дружили в институте с Ильиным? Ответ. Одно время - довольно близко. И разошлись изза Ани. Он был в нее влюблен до того, как мы стали с ней встречаться. Вопрос. Вы знали об этом? Ответ. Нет. Вопрос. Ильин разве не делился с вами? Ответ. Он скрытный человек. И познакомил нас сам. У Ани после смерти отца жила одна девушка с ее курса. Мне казалось, Ильин ходит туда из-за нее... А сердцу, как говорят, не прикажешь. У нас, можно сказать, все началось с первого взгляда. И вот тогда я понял, что Ильин ухаживал за Аней. Вопрос. И разорвали с ним дружбу? Ответ. Я хотел сохранить прежние отношения. Но Ильин не такой человек. Вопрос. Между вами возникали ссоры? Ответ. Нет. Он просто перестал меня замечать. Впрочем, вскоре я уехал из Вышегодска. Вопрос. Пытался ли он вернуть любовь вашей жены? Ответ. Не знаю. Но любви с ее стороны, по-моему, никогда не было. Вопрос. А когда он приехал в Вышегодск на защиту диссертации, осенью прошлого года, как он вел себя по отношению к Ане? Ответ. Простите, в то время я там не был и не могу гадать. Вопрос. Она вам не говорила? Может быть, друзья? Ответ. Я вообще не имел права ни о чем спрашивать. Потому что до сих пор чувствую себя перед ней виноватым. Но жизнь - сложная штука. Годы, проведенные без нее, многому меня научили. Правда, у сына несколько раз вырывалось: "А дядя Коля то-то говорил. Дядя Коля мне тото сделал..." Из этого я могу заключить, что Ильин общался с моим сыном, естественно, и с Аней. Но дядя, как вы сами понимаете, только дядя. Он никогда не заменит родного отца..." Я сказал вслух: - Да, дядя есть дядя. - И подумал о Кешке. - Смотря какой. Есть неродные отцы - получше родных относятся к детям, - возразила Серафима Карповна, явно имея в виду своего мужа. Я снова углубился в чтение. "...Вопрос. Как сложились у вас отношения с Ильиным в Крылатом? Ответ. Никаких отношений не было. Здоровались. Вот и все. Вопрос. Вас удивил его приезд в Крылатое? Ответ. Немного. Вопрос. А вашу жену? Ответ. Мы это не обсуждали. Я знал, что вспоминать и говорить с ней об Ильине нетактично. Она многие вещи воспринимала очень болезненно. Вопрос. Что, например? Ответ. Чью-то беду, напоминание о родителях. Как-то призналась мне, что, когда умер отец, а матери она лишилась еще девочкой, ей не хотелось жить. Так и сказала, что, если бы не Анфиса Семеновна, эта одинокая старушка, очень близкая их семье, крестная Ани, она не знает, что бы с собой сделала. И, чувствуя ее такую повышенную восприимчивость, я старался беречь ее. Если случалось, что надо было что-то отметить, я даже избегал выпивать при ней - она всегда огорчалась, когда я пил. И все-таки не уберег. Вопрос. В предсмертном письме она пишет, что провинилась перед вами в Крылатом. Вы знаете, что она имела в виду? Ответ. Я никогда не контролировал ее поступки и поведение. Может быть, она с кем-нибудь и встречалась. Я не знаю с кем..." - А где же он обретался последние полгода, пока снова не вернулся к семье? - спросил я. - Перед самым возвращением в Вышегодск Залесский жил в Москве месяца четыре. - В Москве? Любопытно. Не связано ли это с женщиной? - По поводу женщин я поинтересовался так, наобум. - Говорят, было что-то в этом роде. - И все же вернулся к Ане... - Тянуло, наверное, к ней. - О сыне он действительно не знал? - Не знал. Родители виноваты. Очень уж они не хотели иметь в снохах девушку из простой семьи. - Аристократы? - усмехнулся я. - Отец Валерия - крупный адвокат. Ныне персональный пенсионер местного значения. Оказывается, кто-то из института написал им письмо, что Аня родила и ей трудно одной учиться и растить ребенка. Они скрыли это письмо от Валерия. Думали, шантажируют. Так, во всяком случае, объясняют. Но мне кажется, дело было не в этом. - И как же они все-таки примирились с этим браком? - Когда к ним привезли внука - спохватились. Души теперь в маленьком не чают. Это всегда бывает: сначала отбрыкиваются, а когда почувствуют свое, родное-все забывается. Сейчас у них одна забота: вторично женить Валерия. Конечно, мальчику нужна мать. Только не знаю, быстро ли Залесский оправится от горя. - Переживает? - Все говорят, просто подменили человека. - Да, случай трагический... А мальчик? - Ему пока не говорят. Я считаю-зря. Только настраивают ребенка на ожидание. Тут лучше сразу... Погорюет, конечно, но в этом возрасте легче воспринимаются разные перемены. А старики, судя по всему, заботливые... - К сожалению, Серафима Карловна, детская психология для меня штука абстрактная, - признался я. - Без детей нельзя, - коротко сказала Ищенко. Но тему эту развивать не стала. - Да, надо бы и мне встретиться с Валерием Залесским, - сказал я. - Но как это лучше сделать? И где? Серафима Карловна ответила просто: - Здесь. Он собирался в Крылатое в самое ближайшее время. - Зачем? - удивился я. - Говорит, хотел бы поставить памятник Ане... Я подумал, что смогу сам допросить его. А сейчас мне надо было вызвать на допрос Ильина. Вид у него был несколько усталый. Если прежде он держался напористо, то теперь передо мной сидел человек с задумчивым взглядом. Его сильные, широкие в кисти руки свободно лежали на коленях. Кожанка застегнута на все пуговицы... - Николай Гордеевич, а ведь в прошлый раз вы мне сказали далеко не все о ваших взаимоотношениях с Залесскими и, в частности, с Аней. - Я сказал все, что может вас интересовать. - Хорошо. Давайте выясним и вспомним кое-какие подробности вашей жизни в Вышегодске. - Он поднял на меня глаза. Пожал плечами. Может быть, играл в равнодушие? - Между прочим, забор, который вы помогли поставить Сергею Петровичу, я имею в виду отца Ани, стоит до сих пор. Добротно сделано. Вы не припомните, когда это было? - Я помню, когда это было, - ответил он, нахмурившись. - На каком курсе вы учились? - На третьем. - А Аня? - На втором. - Вы что, дружили с Сергеем Петровичем, бывали у них дома? - Он промолчал. - Зачем вы к ним ходили, знают все... - Ну и что? - Я видел, что он снова превращается в того Ильина, которого я помнил по первому допросу. Противодействие, раздражение... - Я не понимаю одного, из каких соображений вы скрываете, что добивались любви Ани. До того, как она сошлась с Залесским, и потом, когда приехали в Вышегодск на защиту диссертации. Вы можете обьаснить? - А я не понимаю, зачем вам надо копаться в моих личных чувствах! - почти выкрикнул он, И спохватился. Потом добавил уже спокойнее: - Я не знаю, чего вы от меня хотите? - Истины. - Какой истины? - Ваших истинных с ней отношений и намерений. - Вы же знаете правду! Больше ничего нет. Уж если про забор узнали... - он махнул рукой. - Значит, все-таки у вас были интимные отношения с Залесской? - Нет. - Случалось вам не ночевать в общежитии института, когда вы учились в аспирантуре? - Не помню. - Зато вахтеры помнят. Вы иногда не ночевали. - Возможно. - Вы часто бывали дома у Залесской перед защитой? - Бывал. - Оставались ночевать? - Нет. - Никогда? - Никогда. - Вы умываетесь по утрам два раза? - Я не идиот. Умываюсь, как все, один раз. - А как объяснить тот факт, что Анфиса Семеновна пришла в прошлом году 7 ноября к Ане и застала вас на кухне за утренним туалетом? Ильин задумался. Передернул плечами: - Что-то не припомню. - Хорошо, допустим... Зачем вы приехали в Крылатое чуть ли не следом за супругами Залесскими? Он на мгновение растерялся. И пробормотал: - Может быть, действительно этого не стоило делать... - Вы признаете, что ваше появление здесь создало определенную ситуацию между вами и Залесскими? - Мне было хуже! - вырвалось у Ильина непроизвольно. - В каком смысле хуже? - По-моему, ваш вопрос бестактен. - Я обязан вас спрашивать, потому что Ани Залесской нет в живых. Итак, продолжил я, - ваш приезд был связан с тем, что сюда приехала Залесская? - Он был связан с наукой, которой меня учили столько лет. И они могли к моему приезду относиться спокойно. - А относились как? - Не знаю. Не интересовался. - Вы избегали встреч с Залесскими? - Не прятался. Но встреч, во всяком случае, не искал. - В Крылатом. А в Североозерске? - Равным образом. - И с Аней не были вместе в районе? Он промолчал. - Я спрашиваю, в Североозерске вы с Аней не встречались? Ильин сухо проговорил: - Я ничего *у них не украл. И поэтому не бежал при встречах. - Значит, встречались? Не вспомните, где? - Как-то в кафе. - Кафе, выходит, помните? - Случайно оказались вместе... Как я и предполагал, он объяснил это случайностью. - И о чем вы беседовали с Залесской? - Выясняли, почему она работает воспитательницей, а не агрономом. - Ну, и что она говорила? - Так,говорит, надо. - А вы уговаривали ее работать по специальности? - Мне до сих пор непонятно, как Аня, - он поправился, - как Залесская могла наплевать на диплом. Потом, не забывайте, я главный агроном и должен заботиться о кадрах в совхозе. Человек с высшим сельскохозяйственным образованием совсем не лишний здесь. - Значит, разговор был сугубо деловой? - Я вам еще раз говорю, во-первых, он был случайный. Надо же кому-то излить свою душу... - Вы имеете в виду себя или Залесскую? - Мы не были врагами... - Николай Гордеевич, - сказал я, - теперь давайте подумаем. Проанализируем то, что мы выяснили. Постараюсь быть точнее. Итак, вы были влюблены в Аню еще со второго курса. Затем случается так, что ее чувства отданы другому. Я не анаю, что у вас происходило в душе, забыли вы ее или нет, но, во всяком случае, приехав в Вышегодск защищать диссертацию, вы снова, возможно по-прежнему, любите ее. И довольно часто встречаетесь. У многих возникает мысль, что вы поженитесь. Вы делали предложение Ане? - Это не имеет никакого отношения к делу, - резко оборвал он. - Вы не желаете отвечать на этот вопрос? - Не желаю. - Итак, Аня сходится с мужем, уезжает в Крылатое. Вы приезжаете следом. Если вам дорого спокойствие любимого человека, почему вы все-таки приехали сюда? - Я приехал сюда работать. - Но ведь имеется много других мест, где вы отлично применили бы свои знания, воплотили бы свои идеи. - Между прочим, если хотите, меня сюда направили. Вы удовлетворены? - Николай Гордеевич, я вижу, у вас и сегодня нет настроения говорить со мной в спокойном тоне... - У меня вообще нет настроения встречаться с вами. Я не знаю, почему это желание возникает у вас... Я хотел ответить колкостью, но сдержался. Ничего бы это не изменило. Ильин упорно избегал любого контакта. Каждое утро в мой кабинет являлся Савелий Фомич, ожидая указаний, кому отнести очередную повестку. Выглядел он при этом очень серьезно и торжественно. Словно не существовало наших сидений за чаем в моей гостиничной комнате, простых и непринужденных бесед по вечерам. Весь его вид говорил: дружба дружбой, а дело делом. Как-то старик посоветовал вызвать на допрос по делу некоего Шавырина, жителя Крылатого. - Он хорошо знал Залесских? - поинтересовался я. - Вроде нет... - Тогда почему именно его? - Вы же вон сколько народу опросили. И с ним потолкуйте. От него ведь не убудет. - Я, Савелий Фомич, вызываю только тех, чьи показания могут помочь следствию. Так просто беспокоить людей мы не имеем права. Да и не хватит ни времени, ни сил поговорить со всеми. - Оно конечно, со всеми не хватит времени... - Лучше вы мне подскажите, с кем из районного начальства, которое бывает у вас, чаще всего общается Ильин? - Про то не ведаем. Мы люди маленькие. Вам сподручнее у Емельяна Захаровича узнать. Как раз у директора совхоза насчет Ильина я не хотел ничего узнавать. Мне казалось, что Мурзин относился к главному агроному необъективно. Благоволит к нему. И не скрывает этого, - Впрочем, когда жалует к нам Павел Евдокимович Зайцев, зампредрайисполкома, Ильин завсегда с ним обчается, - сказал сторож. - Намедни опять приезжал. Главный агроном его зачем-то по совхозу возил. - На своем мотоцикле? - удивился я. - Зачем, - усмехнулся старик, - на мотоцикле он в хорошую погоду разъезжает. А теперь "газик" у главного механика берет. - Странные у вас порядки: у главного агронома - мотоцикл, а у главного механика - машина. - "Газик" - то старый. День ездит, а неделю чинит. Вот Ильин и взял себе мотоцикл, новенький "Урал", а машину отдал главному механику. Губа не дура, а? Но ежели ему понадобится машина - он то на мурзинской, то на "газике" главного механика. Выходит, все к рукам прибрал... - Хорошо, Савелии Фомич, - прервал я его. - Попрошу вас, если здесь опять появится зампредрайисполкома Зайцев, дайте мне знать. Я бы хотел с ним побеседовать. - Как прикажете... На несколько дней я отлучился в Барнаул. Побеседовать с медэкспертом, который обследовал труп Залесской. Он подтвердил еще раз то, что изложил в своем первоначальном заключении. Когда я вернулся в совхоз, Савелий Фомич сказал мне: - Тут без вас Зайцев наезжал. Я сделал так, как вы приказали. Он обещал с вами встретиться. Помимо Зайцева у меня была запланирована беседа еще с секретарем райкома Червонным. Но застать его на месте, когда я бывал в Североозерске, все не удавалось. И вот как-то я позвонил в райком и попал на самого секретаря. Он предложил встретиться в тот же день. Как назло, Мурзина в совхозе не было. Попросить машину больше не у кого. Не у Ильина же. И я решил добираться до Североозерска общественным транспортом. Автобусная остановка (деревянный навес) пустовала. Я потоптался на холодном ветру и зашел в чайную. Так, оказывается, поступили все пассажиры. Их набралось порядочно. Сидели за столами в одежде. Кое-кто из мужчин курил, пряча цигарку в кулак. Торговля шла вяло. Да и ассортимент был невелик. Зашли трое парней. У одного топорщился карман брюк. Они направились было к стойке за стаканами, но потом, пошептавшись и бросив на. меня испуганные взгляды, ретировались. Время тянулось медленно. Автобус все не шел и не шел, хотя по расписанию давно должен был прибыть из района. Люди терпеливо ждали. В деревнях привычны к ожиданию. Потом, кто-то сказал, что с машиной, наверное, что-нибудь случилось, потому что они часто выходят из строя. Я с беспокойством поглядывал на часы. Если тут ещ„ немного задержаться, не успеть мне в райком в назначенный срок. Вышел на улицу. На дороге, уходящей далеко в степь, автобуса видно не было. Пришлось голосовать. Остановился самосвал. По номеру - не совхозный. Молодой водитель открыл дверцу, улыбнулся: - В район? - Так точно. - Садись скорей... В кабине было тепло. Тихо играл транзисторный приемник, вмонтированный в панель. - Что возите? - поинтересовался я машинально. - Цемент для геологов. Нефть и газ ищут. Через Крылатое прямиком. - Из района? - удивился я. - Ближе цемзавода нету. - Значит, заночевали сегодня у геологов? - Зачем. Я со вчерашнего вечера уже две ездки сделал. У них аврал... - Сколько ты уже сидишь за рулем? - полюбопытствовал я. - Бог его знает. Сутки будет. Аврал. Ребята задыхаются без цемента... - А где же сменщик? - У него три положенных по случаю свадьбы дня. Раз в жизни случается... Можно было только поражаться беззаботности, с которой он говорил об этих сутках. - Не устал? - Малость имеется. Закуришь - вроде ничего. - Вроде... Поберечься бы не мешало. - Молодой. Сдюжу. - А если авария? Он покачал головой: - Подзагореть можно и на свежую голову. Что, боязно ехать со мной? - - Нет... Я пожалел, что заговорил на эту тему. Еще посчитает за труса. Да и кому охота думать о неприятном, когда впереди длинные километры по заснеженной степи... Не знаю, чем руководствовался он.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования