Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детская литература
   Обучающая, развивающая литература, стихи, сказки
      Власов Александр. Армия трясогузки -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -
- Спасибо, ребята! - сказал Николай. - Выручили!.. Может, ког- да-нибудь сквитаемся. - Сейчас сквитаемся! - ответил мальчишка во френче, закручивая обмотку. - Гони чайник в подарок! Николай отцепил от связки самый красивый чайник. - Получай! Ну, а сахар у вас у самих есть - видел! Не знаю только откуда? - Много будешь знать - скоро состаришься! - отрезал старший бесп- ризорник. - За чайник мерси! - И, кивнув головой на прощанье, он при- казал своему дружку: - За мной! Мальчишки быстро пошли по кучам мусора, а Николай остался у забо- ра. С базара долетали испуганные вопли. Контрразведка есаула Благова продолжала искать виновников крушения. БАРОН БЕРГЕР Они обедали вдвоем - полковник и барон. - Не печальтесь, барон! - покровительственно произнес полковник. - Мы еще все с вами вернем! Барон поднял бокал с вином. - Я понимаю!.. Кстати, вот и ответ на ваш вопрос: почему я, ба- рон, решил пойти на такую должность. Я не хочу ждать сложа руки! Пока мы не победили, я не барон, я слуга доблестной армии и готов выполнять самую черную работу! - Вы настоящий патриот! - воскликнул полковник. Они выпили. - Как вы считаете, с чего мне начать? - спросил барон. - С самого главного - с ремонта бронепоезда. Им интересуется ад- мирал Колчак! - полковник помедлил и сказал: - Простите, но я буду откровенным до конца... Вашего предшественника пришлось расстрелять за нераспорядительность. Рабочие разбежались из депо. Остался какой-то пяток посредственных слесарей. Им не осилить ремонт бронепоезда. - Тогда я начну с рабочей силы, - задумчиво произнес барон. - Вы мне не откажете в солдатах для этой акции? - Берите хоть роту! - Достаточно пока троих... Через час новый начальник железнодорожного депо прошел в сопро- вождении трех вооруженных солдат по главной улице города. Богатые дома не интересовали барона Бергера: он искал рабочих. Дойдя до окраины, он зашел в несколько хибарок. Солдат он оставлял у дверей и всякий раз приказывал: - Никого не впускать и не выпускать! Долго барон не задерживался - выходил из дома через две-три мину- ты, ворчал довольно громко: "Попрятались проходимцы!" - и шел с солда- тами дальше. Так они оказались у пустыря, где стояла мастерская жес- тянщика. Барон свернул к ней. В двухэтажном доме заплакала гармошка. Девичий голос тоскливо за- тянул: Догорай-гори, моя лучинушка... У крыльца барон оставил солдат и вошел в мастерскую. Николай и Кондрат Васильевич были заняты своим делом: один лудил медную кастрюлю, другой вырезал ножницами большой круг из жести. - Что вам угодно? - любезно спросил Кондрат Васильевич и улыбнул- ся как радушный хозяин. Барон неторопливо оглядел мастерскую. - Зажигалку починить можешь? Кондрат Васильевич перестал улыбаться. - Покажите. Бергер вынул из кармана замысловатую серебряную зажигалку без колпачка. Кондрат Васильевич придирчиво повертел ее в руках, придвинул к себе какую-то коробку, порылся в ней и вытащил из груды мелких ме- таллических деталей серебряный колпачок. Приладив его к зажигалке, он крутанул колесико. Вспыхнул огонек. Барон вопросительно скосился на Николая. - Свой! - успокоил его Кондрат Васильевич. Бергер пожал ему руку, кивнул Николаю и представился: - Платайс, из латышских стрелков. Прислан разведотделом фронта с документами захваченного в плен барона Бергера. - Это вы отправили под откос карателей? - быстро спросил Кондрат Васильевич. - Нет. У меня другое задание. Официально я - барон Бергер, новый начальник железнодорожного депо. Прошу вас, товарищ Крутов, собрать вечером самых верных людей - потолкуем. Приду опять с охраной, не пу- гайтесь. Надо будет... Снаружи снова донеслось тоскливое пение гармошки. Кондрат Васильевич прервал Платайса. - Осторожно - чужие! - Выйдите со мной! - приказал Платайс. Они вдвоем вышли на крыльцо. Солдаты почтительно вытянулись. Один из них доложил: - Господин начальник! Есаул едет! - Вижу. К мастерской ехали верхом на лошадях три всадника. Впереди - еса- ул Благов. За пустырем, на улице, виднелись солдаты. Обыски в городе продолжались. Николай, наблюдавший из окна, встревожился. Он вытащил из кучи жестяных обрезков пару самодельных гранат, похожих на ржавые консерв- ные банки, засунул их в карманы и тоже вышел на крыльцо. Когда есаул подъехал, Платайс вежливо сказал: - Прошу вас мастерскую не трогать. Этот человек, - он кивнул на Кондрата Васильевича, - мне нужен. - Кому? - насмешливо спросил есаул. - Мне! - твердо повторил Платайс. - Начальнику железнодорожного депо. - Плевал я на твою должность! Ты лучше скажи: где я тебя видел? - Рекомендую запомнить, - спокойно произнес Платайс, - обращаясь ко мне, следует говорить "вы". Это во-первых. А во-вторых, немедленно уезжайте отсюда и молите бога, чтобы я не сообщил полковнику о приеме, который оказала мне ваша контрразведка утром. - Я з-запомню! - заикаясь от ярости, крикнул есаул. - Вот и превосходно! Платайс повернулся к есаулу спиной и сказал Кондрату Васильевичу: - Делай, как договорились: кого удастся, собери сегодня вечером, на остальных заготовь список с адресами. Я приду в восемь часов. И не вздумай обмануть! Тогда мне придется обратиться за помощью к господину есаулу. Платайс сошел с крыльца. Сопровождавшие его солдаты двинулись за ним. Благов долго и злобно смотрел ему вслед, потом перевел взгляд на Кондрата Васильевича и Николая, которые продолжали стоять на крыльце, и вдруг взмахнул нагайкой. Конь понесся прочь от мастерской. Пришпори- ли коней и солдаты из контрразведки... Ровно в восемь в мастерской жестянщика началось совещание. Открыл его Кондрат Васильевич, проводил Платайс, а охраняли три колчаковских солдата. Старший сказал, сворачивая длинную самокрутку: - Такого не расстреляют! Двое других поняли, к кому относятся эти слова. - Въедливый! - произнес рябой солдат. - У меня ноги гудят - устал таскаться за ним по городу! - А как он есаула отбрил! - подхватил третий. - Благов еще припомнит это! - отозвался старший. Пока солдаты толковали между собой у крыльца, подпольщики быстро обсудили главный вопрос - как помочь Платайсу выполнить задание, с ко- торым он прибыл в город. Осталось уточнить некоторые детали. Внимательно оглядев собрав- шихся, Платайс спросил Крутова: - Кого пошлем в партизанский отряд с нашим планом? - Я пойду. Мне тут оставаться нельзя, - ворчливо произнес Тимофей Егорович. - Подвела меня Трясогузка под самый монастырь! Все заулыбались. - Найдем мы твоего обидчика! - сказал Кондрат Васильевич. - Найти, конечно, надо, - согласился Платайс. - Но основное не это. Сейчас все силы нужно направить на бронепоезд. Мы должны действо- вать без осечки! Платайс встал, попрощался и пошел к дверям. Здесь он остановился, и Кондрат Васильевич впервые увидел на его лице нерешительность. - У меня к вам, товарищ Крутов, личная просьба, - начал Платайс. - Много у вас в городе безродных ребятишек? - Хватает. - Полгода назад... - продолжал Платайс, но так и не закончил фра- зу, махнул рукой, будто отрубил что-то, и произнес совсем другим то- ном: - Нет! Не время... Простите. ВЕРБОВКА Было совсем темно. Улицы опустели. Невесело светились в окнах редкие огоньки. Посвистывал холодный ветер. За железнодорожным депо, в тупике между сложенными в штабеля шпа- лами, мелькнули две тени. - Здесь должен быть. Больше негде! - прошептал беспризорник в английском френче и заботливо предупредил своего дружка: - Не упади - проволока! - Не упаду! Беспризорники пробирались к выгребным ямам. В холодные ночи ямы служили для бездомных спальней. Днем туда выгребали горячий шлак из паровозных топок. Спекшаяся гарь и пепел долго хранили тепло. В самые трескучие морозы в ямах можно было отлично выспаться. Мальчишкам повезло: в первой же яме они нашли того, кого искали. В темноте слышалось спокойное посапывание. На рогоже, брошенной поверх шлака, кто-то спал. Рядом лежала гитара. - Он! - шепнул старший беспризорник. Младший бросил вниз горсть песку. Жалобно зазвенели струны. Пар- нишка проснулся, сел и испуганно уставился на непрошеных гостей. - Вылазь! - строго приказал старший беспризорник. Квартирант выгребной ямы поднялся, схватил гитару, выпрыгнул на- верх и припустился со всех ног по путям. Он подумал, что пришли посто- янные хозяева "спальни". Мальчишки догнали его. Старший подставил ногу, и паренек упал. - Бейте... Только гитару не троньте! - Жрать хочешь? - неожиданно спросил старший беспризорник. Парнишка недоверчиво поглядел на мальчишек. Только сейчас он уз- нал их: это они дали ему кусок сахару! Он робко улыбнулся и коротко произнес: - Ага! Хочу! - Еще раз побежишь - догонять не будем! Останешься голодным! - пригрозил старший беспризорник. - Иди за нами. Молча дошли до сада, чуть освещенного окнами трактира, в котором каждую ночь пьянствовали колчаковские офицеры. Старший беспризорник приказал пареньку с гитарой сесть на скамей- ку, на самое светлое место, а сам устроился в тени, заложил ногу на ногу, важно закачал носком ботинка и сказал: - Начинай допрос, Мика! Услышав про допрос, парнишка прижал к себе гитару и съежился. - Не бойся! - покровительственно произнес младший беспризорник. - Отвечай: где жил? - В Чите. - Отец, мать есть? - Нету, - всхлипнув, ответил парнишка и взмолился: - А пожрать-то когда дадите? Старший беспризорник нахмурился. - Спрашиваем мы! - одернул он паренька и еще чаще закачал ногой. - Продолжай, Мика, допрос. - Что с ними? - Колчаковцы замучили... Парнишка заплакал. Заморгал глазами Мика. У него запершило в гор- ле, и он никак не мог задать следующий вопрос. - Ну! - поторопил его старший беспризорник. - Годен он, Трясогузка! Сразу видно - годен! - вырвалось у Мики, и он тотчас получил затрещину. - Кличку командира вслух не произносят! - назидательно сказал старший и, снова заложив ногу на ногу, закачал носком ботинка. За эту привычку он и был прозван Трясогузкой - пичугой, которая всегда покачивает хвостом. Мика насупился, упрямо поджал губы, но пререкаться с командиром не стал и продолжал допрос: - Как звать? - Ленькой! - соврал паренек. Горький опыт научил его скрывать настоящее имя. Обычно, узнав, что он цыган, беспризорники охотно брали его в компанию, заставляли плясать и петь без отдыха, а вечером отнимали и делили между собой все, что он получал за день. Но смуглый цвет лица и черные курчавые волосы часто подводили паренька. - Цыган? - спросил Трясогузка. - Нет! - Врешь! Вижу, что цыган! - Не цыган! - паренек соскочил со скамейки. - С голода сдохну, а цыганом не буду! Трясогузка удивленно спросил: - А чем плохо, если цыган? - А чем хорошо? - горячился паренек. Трясогузка пожал плечами. - Ни плохо ни хорошо... Обычно! Ответ получился неубедительный. Трясогузка почувствовал это и рассердился. - Есть у меня начальник штаба или нет? - повысил он голос. - Есть! - отозвался Мика. - Я, что ли, должен за тебя работать?.. Разъясни ему! Мика взял цыганенка за руку, усадил на скамейку и с детской прос- тотой сказал: - А нам все равно - кто ты. Лишь бы не белый, не трус и не вор! - Будем звать тебя Цыганом, чтоб привык! - категорически заявил Трясогузка. Парнишка промолчал. - А теперь поклянись! - потребовал Мика. - Если струсишь, - гроб тебе сосновый, если тайну выдашь, - гроб осиновый, а если украдешь без разрешения командира, - жевать тебе сырую землю три дня и три ночи! Цыган с дрожью в голосе повторил страшную клятву и добавил от се- бя: - Чтоб мне сорваться в тройном сальто с поворотами! Трясогузка выслушал его и встал с такой торжественностью, что и Цыган поднялся со скамейки. - Принимаем тебя в нашу армию! - произнес Трясогузка и протянул новобранцу руку. ПОДВАЛ За городом, на берегу реки, чернели развалины сгоревшего дома. Когда-то тут жил богатый купец. После революции он сжег свой дом, а сам уехал в Японию. В сухую погоду ветер поднимал над пепелищем тучи черной пыли и нес их в лес. Обугленные бревна торчали, как ребра ске- лета. Уродливо скрученные железные балки топорщились в разные стороны. Никому и в голову не приходило, что под обгоревшими остатками до- ма в каменном подвале сохранился склад. Очутившись зимой в незнакомом городе, Трясогузка набрел на пепе- лище, переночевал за грудой кирпича, а наутро случайно обнаружил лаз, который вел в подвал. Там лежали мешки с сахаром, крупой и сухарями, валялись рулоны белого батиста, висели копченые колбасы, а в дальнем углу высилась пирамида небольших бочек с порохом. Не рассчитал купец. Он надеялся, что огонь доберется до пороха - и тогда от склада не останется ничего. Но каменные своды подвала не обрушились от пожара. Два дня не вылезал Трясогузка из подвала - отъедался и отсыпался. На третий день он решил создать армию из беспризорников и отомстить за отца, расстрелянного белыми под Харьковом, за мать, умершую от тифа на далеком безымянном полустанке. Беспризорников в городе было много. Одни уезжали в поисках хлеб- ных и теплых мест, другие приезжали в теплушках, в угольных ящиках, а то и прямо на буферах товарных вагонов. Трясогузка не торопился. Он долго и тщательно выбирал будущего помощника. Однажды Трясогузка бродил по путям на станции. - Папа! Па-а-па! - долетело до него. У платформы на деревянном сундучке стояла девчонка и испуганно звала отца. А рядом дрались беспризорники. Двое колотили третьего - самого маленького. Увертываясь от ударов, он не выпускал из рук не- большой пакет, перевязанный веревкой. - Папа! - еще раз крикнула девчонка. - Скорей! К платформе спешил мужчина. Два беспризорника исчезли, а третий почему-то не побежал. "Растерялся! - подумал Трясогузка. - Ох, и будет ему!" Мужчина схватил мальчишку за шиворот и выхватил пакет. Девчонка соскочила с сундука. - Отпусти его, папа! Если б не он, они уворовали бы весь наш хлеб. Отец отпустил мальчишку. Беспризорник подтянул штаны, окинул муж- чину оскорбленным взглядом и молча пошел прочь. - Хочешь хлеба? - крикнул мужчина. Беспризорник не оглянулся. - Мальчик! - позвала девчонка. Но беспризорник так и ушел. Он очень понравился Трясогузке. Это был Мика. Ему первому коман- дир будущей армии доверил свою тайну и назначил его начальником штаба. Они вдвоем подготовили крушение поезда. Конечно, ни тот ни другой не знали, что под откос свалится состав с карательным отрядом. Но они не боялись ошибиться: по железной дороге ездили только колчаковцы. Флажки придумал Трясогузка. Надписи делал Мика. Им хотелось, что- бы самому Колчаку донесли о существовании новой армии, которая объяви- ла беспощадную войну всем белякам. Третьим в армию был принят Цыган. Его привели к сгоревшему дому, втолкнули в темный лаз, и он полз вперед, пока не провалился в какую-то дыру. Удар был мягкий - под лю- ком на полу подвала лежала охапка соломы. Даже гитара не сломалась. Цыган услышал, как один за другим спрыгнули Трясогузка и Мика. - Это наш штаб! - послышался голос командира. Вспыхнула спичка. Загорелась свеча. Цыган огляделся. Развешенные по стенам гирлянды баранок и связки копченых колбас ошеломили его. Он, как слепой, начал ощупывать и нюхать колбасу. Наконец он вцепился в нее зубами, откусил, сколько мог, подпрыгнул, ударил по струнам гитары и пустился в пляс. - Парад алле! - кричал Цыган. - Оркестр - туш! Командир и начальник штаба с опасением смотрели на своего бойца: не сошел ли он с ума? Но Цыган плясал от неудержимой радости, которая охватила его, когда он понял, что больше голодать не придется. Не переставая бренчать на гитаре, он вскочил на мешки с сахаром, перепрыгнул на ящик, а оттуда - на бочонок. - Стой! Не двигайся! - завопил опомнившийся Трясогузка. - Там по- рох! Цыган посмотрел вниз и чуть не выронил гитару: его босые ноги по щиколотки погрузились в мелкозернистый темный порошок. Подбежал Трясогузка, снял его с бочки и дал крепкий подзатыльник. - Если б взорвался, я б тебе голову открутил! Цыган смущенно шмыгнул носом, но не обиделся. - Это все ваше? - спросил он. - Нашей армии! - ответил Трясогузка. - А сколько в армии едоков? - Дура! - добродушно выругался командир. - Не едоки в армии, а бойцы! Ты третий будешь... Начальник штаба! Накормить бойца Цыгана!.. Пока Цыган пальцами вытаскивал из кастрюли куски вареной колбасы, Трясогузка и Мика пили чай из жестяных банок, по очереди наливая его из чайника, подаренного Николаем. Рядом весело потрескивала печка, сделанная из ведра. Дым шел прямо в подвал, скапливался у потолка и постепенно уходил в люк. Рот у Цыгана был занят, а глаза продолжали шарить по мешкам и ящикам. - Видать, давно не ел! - произнес Трясогузка, подмигнув Мике. Цыган прошамкал набитым ртом: - С позавчера... Как спер у солдата краюху хлеба, так и все! - Спер? - переспросил Трясогузка. - Спе-е-ер! - хвастливо повторил Цыган. - Забудь это слово! - вскипел Трясогузка. - Хорошо! - согласился Цыган. - Это был номер иллюзиониста Брам-Пур-Пура! - Бестолочь! - прикрикнул Трясогузка. - Клятву не воровать давал? - Это до клятвы было, - возразил Мика. Трясогузка немедленно наградил его подзатыльником. - Не защищай! Пусть запомнит - воровать нам незачем. Еды у нас хватит до самой до коммунии! - До чего? - не понял Цыган. - До коммунии! - А что это такое? - Коммуния - это... - Трясогузка запнулся, с надеждой посмотрел на Мику. - Сейчас тебе начальник штаба скажет! И Мике пришлось выручать командира. - Коммуния - это когда не останется ни одного живого беляка. - Мика мечтательно посмотрел в потолок и продолжал, взволнованно потирая худенькие ручонки: - Тогда Ленин скажет: "Все, товарищи! Война закон- чена! Поезжайте кто куда хочет - хоть на Черное море! И ешьте кому что вздумается - хоть ананасы!.." Доктор всегда говорил маме... На глазах у Мики навернулись слезы. - Хватит! Ясно! - сердито произнес Трясогузка. - Понес про свои ананасы! Командир не любил, когда вспоминали прошлое. ЦЫГАН-РАЗВЕДЧИК Ранним утром Трясогузка выдал всем "сухой паек" - по три баранки и по куску колбасы и сахару. В свой бездонный карман он дополнительно сунул четверть головки сахару и огласил приказ, который состоял из че- тырех пунктов: до вечера в штаб не возвращаться, весь день шнырять по городу, смотреть во все глаза и думать, как бы навредить колчаковцам. Расходились по одному. Первым влез в люк Цыган. Гитару он оставил в подвале. Выйдя к речке, мальчишка увидел перекинутое с берега на бе- рег бревно. Они переходили здесь вчера. Левее за кустами виднелся ста- рый мостик. Там была дорога. Цыган свернул влево. Холодная роса обжи- гала босые ноги. Они посинели. Цыган потер их о штаны, и ноги стали красные, как клешни рака. Теперь холод не чувствовался. Трясогузка сказал: "Иди и ищи, как навредить колчаковцам". А что искать и где? Цыган пожалел, что не расспросил команд

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования