Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детская литература
   Обучающая, развивающая литература, стихи, сказки
      Власов Александр. Армия трясогузки -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -
л у девчонок: - Вам кого? Нина попятилась, но Варя взяла ее за руку и поклонилась. - Мы хотели познакомиться с вами, только собаки боимся. - Она не тронет! - пробурчал Мика. - А познакомиться - это можно. Меня зовут Мэри. Он присел, как учила тетя Майя, и обмахнулся веером. Ему и в са- мом деле было жарко. Девчонки тоже назвали себя. Варя - громко и важно, Нина - чуть слышно. - Как хорошо вы свистите! - воскликнула Варя. - И собака вас слу- шается превосходно! - В Японии все хорошо свистят! - ляпнул Мика и подумал, что опять получилось плохо. Но врать - так врать! И он продолжал: - Там даже совсем могут не говорить: просвистят - и все понятно! - Он вытянул гу- бы в трубочку и засвистел: - Фи-фу-фи-фи-фу... - Что же вы сказали? - спросила Варя. - Я сказал... Тьфу! Отвыкла от русского!.. Я сказала: очень при- ятно видеть вас! Идемте! Девочки радостно заулыбались, а Мика яростно размахивал веером и ругал себя за эту оговорку. Они подошли к флигелю и сели на скамейку. - Какая чудесная вещь! - прощебетала Варя, зачарованная ярким ве- ером. - Дарю! - Мика сунул веер ей в руку и спросил у Нины: - А тебе подарить? - Что вы! - А ты не бойся! - Мика полез в карман, вынул небольшое зеркальце с перламутровой ручкой. - Держи! Девочки восторженно рассматривали подарки. - Вам не жалко? - робко спросила Нина. - Ха! - вырвалось у Мики. - У меня этой дряни по горло! - Какая вы счастливая! - Варя с завистью посмотрела на Мику. - И все-то у вас есть! И все такое дорогое! И шляпка, и платье, и туфель- ки! Мика подтянул ноги под скамейку, но Варя со скрытым злорадством успела отметить, что туфли у этой богачки больше, чем у нее. Невинно улыбнувшись, она спросила: - Скажите, Мэричка! Правда, что у японок ножки малюсенькие? - Было! - сказал Мика. - Что было? - Мода такая была... А потом император запретил! Теперь все нао- борот! - Разве это красиво - когда большие ноги? - удивилась Варя. - Зато удобно! - ответил Мика и, чтобы навсегда покончить с опас- ным разговором, сказал: - У женщин они еще не очень выросли, а у муж- чин - во какие! - Он развел руки на целый метр. - Лыж не надо! Забира- ются на Фудзияму... Это гора такая со снегом... И шпарят вниз без вся- ких лыж - на сапогах с толстыми подметками. Нина наивно заморгала глазами, а Варя не поверила. - Я видела японских солдат - у них... - То солдаты! - перебил ее Мика. - А я про богатых говорю! Теперь Варя поверила. Богатые - не как все люди! Чего только не придумают! Ей даже стало обидно, что ее собственные ноги такие малень- кие, бедняцкие. Она позавидовала большим туфлям Мэри. Везет же бога- тым: побывала в Японии и - пожалуйста - какие ноги отрастила! - А вы долго жили в Японии? - Родилась там! - Мэричка! - Варя стыдливо потупилась. - А мальчики там красивые? Умеют они ухаживать? - Мальчики? - переспросил Мика, не ожидавший такого вопроса. - Дрянь. - Что вы говорите? - Дрянь! - повторил Мика. - И девчонки русские лучше японских! Варя подумала, что эта похвала в первую очередь относится к ней, и с благодарностью чмокнула Мику в щеку. Он вскочил и промычал какую-то неразбериху. Боясь выдать себя, он побежал к дому и уже с крыльца, одумавшись, крикнул: - Ждите! Принесу кое-что! Ждать пришлось довольно долго. - Странная она и очень добрая, - сказала Нина. - Все богачи странные! - пояснила Варя. - Ты бы посмотрела, что они в трактире делают! Лампы побьют и жгут деньги, чтобы светло было! С ума сойдешь!.. Или карнавал устроят: женщины - в мужских брюках, а мужчины - в платьях. До того перепутаются, что и не разберешь!.. Мика вернулся с тремя куклами. Девчонки дружно ахнули. Это было чудо! Не куклы, а маленькие гейши с настоящими черными волосами, с закрывающимися глазами и с мелодичным перезвоном. Нарядные, стройные, высокие - Мике по колено. Живые феи из волшебной страны прекрасных карликов. - Вам на память! - объявил Мика. - По штуке! Он надеялся, что, получив эти подарки, девчонки убегут домой. Но они закружились с куклами в руках по двору. И Мике пришлось включиться в этот танец. Он прыгал, сердито подталкивал куклу коленом, и она зве- нела громко и жалобно. Этому веселью, от которого Мику мутило, как от касторки, не видно было конца. "ПТИЧКА" НА ЗАБОРЕ Конопатый хорошо знал город и гордился этим. - У меня глаз - как шило! - хвастался он. - Тык - и насквозь. Тык - и запомнил! - Хватит! - одергивал его Трясогузка. - Веди и не болтай! - А я что? Не веду, что ли? - обижался Конопатый. - Самой корот- кой дорожкой! Раз - и там! У меня глаз - как шило! Кто бы другой этих ощипанных птах заметил?.. Я и сейчас их вижу! А вы, слепухи, видите? Цыган и Трясогузка не видели никаких рисунков! Поблизости не было даже ничего такого, на чем можно нарисовать птичку. Улица кончилась. Дома остались позади. По бокам дороги - ровное поле без столбов и де- ревьев. Впереди - колокольня и старый двухэтажный дом с забором. До него еще шагов пятьсот. - Не ври! - сказал Трясогузка. - Слепухи! - повторил Конопатый, и веснушки на его щеках поползли к ушам. - А я вижу! Глаз - как шило! - Врешь! - обозлился Трясогузка. Конопатый гордо задрал голову и пошел к старому дому. Когда они приблизились, Трясогузка переглянулся с Цыганом. Теперь и они увидели на заборе трех белых птичек. - Стой! - скомандовал Трясогузка. - Давай пять! - Он крепко пожал Конопатому руку, похвалил: - Глаз у тебя - ничего!.. Дуй назад! Хрящу привет передавай! Скажи: за нами не пропадет! Законы знаем! - Лады! - Конопатый подмигнул рыжими ресницами. - Ни пуха... Мо- жет, покараулить? У меня глаз - как шило! - Справимся! - сказал Трясогузка. Оставшись вдвоем, мальчишки подошли к забору. Три Микины птички, радостно раскрыв клювы, смотрели на ребят меловыми точками глаз. Со двора долетали веселые возгласы. Восторженно визжала девчонка, а дру- гая напевала какой-то вальс и сама же отсчитывала такт: - Раз-два-три... И раз-два-три... - Мэричка! Душечка! - услышали мальчишки. - Как у тебя весело! - В детдом попали в девчонкин! - прошептал Цыган. Трясогузка не ответил и пошел вдоль забора к воротам. Дверь была приоткрыта. Во дворе три девчонки танцевали с большими куклами: две увлеченно, а третья - так, для вида. Ноги ее куклы волочились по зем- ле. - Мэричка! Вы не так! - поправила Мику Нина. - Ей же больно - ку- колке! - Ничего ей не будет! - огрызнулся Мика, готовый натравить на девчонок овчарку. Он не мог больше терпеть, но не знал, как избавиться от них. Хо- рошо, что ударил колокол. Нина сразу заторопилась, стала прощаться. Варе не хотелось уходить, но и оставаться было неудобно. Эта богачка может подумать, что она плохо воспитана. Девчонки подошли к воротам, прижимая к себе бесценные подарки. - Спасибо, Мэричка! - сказала Нина растроганно. - Я не забуду!.. Я буду самой верной тебе подругой! - И я! - подхватила Варя. - Ладно! - выдохнул Мика. - Заходите, реб... Тьфу! Вы же не знае- те! Реб по-японски - девочки!.. Заходите, заходите, девочки! Мальчишки не слышали этого разговора. Когда Мика провожал подру- жек, Цыган и Трясогузка спрятались за угол забора. Здесь лежали брев- на. Забравшись на них и встав на цыпочки, они увидели весь двор. Девчонка в шляпе, опустив голову, устало шла от ворот. Кукла, ко- торую она все еще тащила за собой, царапала по земле ногами. Дойдя до флигеля, девчонка широко размахнулась, швырнула куклу в открытую дверь и села на скамейку. Трясогузка подал Цыгану сигнал. Они оба, стараясь не шуметь, пе- релезли с бревен на забор, оседлали его и спрыгнули во двор. Им каза- лось, что они проделали все это бесшумно, как привидения. Но Чако в привидения не верил. Он выскочил из флигеля и, обнажив клыки, ринулся к мальчишкам. Мика заметил налившиеся яростью глаза овчарки, успел крикнуть: "Место!" - и бросился наперерез. Послушный команде, Чако хотел остано- виться, но не мог. Мика и овчарка столкнулись. Чако виновато проску- лил, а Мика упал. Шляпка слетела с головы, волосы, завязанные на за- тылке в узел, рассыпались. Только теперь Трясогузка и Цыган узнали своего дружка. И Мика, расплывшись в счастливейшей улыбке, узнал их. Сколько нежных, ласковых слов было у него припасено для друзей, но он не произнес ни одного. Подошел, обнял их и спросил обыденно: - Есть хотите? - и сам же ответил: - Чего спрашивать? Ясно - хо- тите! Бегу! Подхватив шляпу, он вбежал в дом. Мальчишки услышали, как весело захлопали двери внутри особняка. - Чего это он вырядился? - спросил Цыган. - А ты забыл? - ответил Трясогузка. - Платайс сам сказал: нужно, чтоб был похож на девчонку... Задание, значит, такое! Мика вернулся с хлебом и колбасой. Сели на скамейку у флигеля, обменялись короткими деловыми фразами. - Без нас не зашились? - поинтересовался Трясогузка. - Ничего и не начинали! - признался Мика. - То-то! - самодовольно произнес командир. - Сейчас дело двинется! - сказал Цыган. - Только скажи, что надо? Мика вздохнул. - Если б я знал... Вожусь с девчонками! - Это не трудно! - заметил Трясогузка. - Не трудно? А ты попробуй! - возмутился Мика. - Они с поцелуями лезут! - Дай по шее - и все! - посоветовал командир. - Нельзя! Я же сам вроде девчонки! У них это не принято! - А отец что делает? - спросил Трясогузка. - Он-то хоть не в платье бабском ходит? - Нет... Гоняет на извозчике. Утром уедет - и до вечера! А я в куколки играю!.. Чтоб они сгорели!.. - Невесело! - посочувствовал командир и хлопнул Цыгана по плечу: - Влипли мы с тобой! Придется тоже в куклы играть!.. Вся армия Трясогузки теперь была в сборе. Не хватало одного - стратегического плана. И мальчишки долго обсуждали вопрос: с кем и как воевать их армии. Можно было вредить семеновцам так же, как они вреди- ли колчаковцам. Но Платайс? Ради него и Мики спрыгнули они с поезда, плыли ночью на сосне и с таким трудом пробрались в Читу. Для чего все это? Чтобы помочь Платайсу! Но как? И решили мальчишки выждать, притаиться. Ведь не могло так быть, чтобы они никогда не потребовались ему! А пока они не должны показываться Платайсу на глаза. - Я придумаю, куда вас упрятать! - пообещал Мика. - Будете до- вольны и сыты. Они договорились о тайной сигнализации. Мика повел друзей к воро- там, распахнул дверь и... увидел управляющего. Ицко был уже совсем близко: ни спрятаться, ни убежать. И тогда Мика отчаянно замахал рука- ми и закричал противным визгливым голосом: - Алексей Петрович! Скорей! Скорей!.. Воры забрались! Воры! Ско- рей! - Бегите! - шепнул он остолбеневшим ребятам и снова завопил: - Чако! Чако! Возьми их! Возьми! Трясогузка понял. Он оттолкнул Мику, перескочил через высокий по- рог. Цыган - за ним. Они побежали вдоль забора к пустырю. Сзади про- должал кричать Мика. Неуверенно лаял Чако, совершенно сбитый с толку противоречивыми командами. Мика кричал: "Возьми!" а шепотом приказы- вал: "Место!" - Успокойся, Мэри! Успокойся! - сказал Ицко, подходя к воротам. - Это не настоящие воры. Это беспризорники... Ты знаешь, кто такие бесп- ризорники? Видела их в Японии? Мика не собирался вступать в разговоры с управляющим. Это тебе не девчонки. Ему много не наврешь. Прислонившись к воротам, Мика обмахнул лицо платком. - Я так испугалась... пойду полежу! Он медленно направился к крыльцу. - Мэри! Мике пришлось оглянуться. Управляющий стоял в дверях флигеля и держал в руке куклу. - А-а!.. Уберите, пожалуйста! - попросил Мика. - Это мы играли с Ниной и Варей. - С кем? - Вы их не знаете?.. Нина - из церкви, а Варя - дочь трактирщика. НА ИСХОДНЫХ ПОЗИЦИЯХ Платайс был настолько занят, что виделся с Микой лишь поздно ве- чером в спальне, но и тогда они мало разговаривали, потому что управ- ляющий мог подслушать. Платайс заметил, что Мика повеселел, приобод- рился и больше не жаловался на скуку. Отец объяснял это тем, что у сы- на появились подружки - Нина и Варя. Знакомство с девочками шло Мике на пользу. Он старался подражать им и в жестах, и в словах, и во мно- гих других мелких деталях, отличающих девочку от мальчика. Другой по- мощи от сына Платайс и не требовал. Мика, как и Чако, был всего лишь своеобразным паролем, пропуском на въезд в Читу. Ни в какие секретные дела Платайс и не думал посвящать сына. После встречи с друзьями у Мики завелись и собственные секреты. Он ничего не сказал отцу о Цыгане и Трясогузке. Мальчишки наивно боя- лись, что Платайс немедленно отошлет беглецов в детдом. Они и не поду- мали, как мог сделать это Платайс, находясь в Чите, в тылу у семенов- цев? Чтобы пристроить друзей, Мика несколько раз встретился с Ниной и Варей. Он неплохо сыграл роль взбалмошной, странной, богатой девчонки, на которую нашла этакая жажда благотворительности. Мика вздыхал, то и дело вспоминал о несчастных беспризорниках, которые от голода пытались забраться в особняк за куском хлеба и, наконец, он попросил подружек помочь хотя бы двум бездомным мальчишкам: взять одного в церковь, а другого в трактир. Девчонки не могли отказать Мэри... Пока Варя вела Цыгана к отцовскому трактиру, она успела ему надо- есть. - Ты хоть что-нибудь умеешь делать, черномазый? - брезгливо спра- шивала она. - Ложку от вилки можешь отличить? - Могу! - отвечал Цыган, - А гитара зачем у тебя? - Играть. - Неужели научился? - Научился. - Придется переучиваться! Теперь на грязных тарелках играть бу- дешь! Перед входом в трактир Варя еще раз окинула Цыгана брезгливым взглядом и бросила: - Жди тут, черномазый! Цыган присел на ступеньку. Перед трактиром на площади маршировали солдаты. Губастый офицер надрывно подавал команды, заставляя солдат то рассыпаться в цепь, то выстраиваться в шеренгу, то сдваивать ряды. Слева от трактира, отделенный от него узким тупиком, забитым дро- вами, стоял дом с решетками на окнах. У входа - два солдата. "Тюрьму к_раулят!" - подумал Цыган и удивился, что ее устроили рядом с тракти- ром. А в трактире решалась судьба Цыгана. Отец Вари, узнав, что это просьба дочери купца Митряева, сказал: - Если б сам просил, а то - дочка!.. Варя вздернула плечики. - Какая разница!.. Мэри обязательно скажет отцу, что ты отказал! - И мы потеряем богатого клиента! - вставила свое слово мать Ва- ри. - Клиента! - возмутился трактирщик. - Да я от него и гроша еще не получил! - И не получишь! Клиентов нужно приманивать, а ты... - Что я? Что? - гаркнул на жену трактирщик. - Этот подкидыш обво- рует нас, а то и прирежет ночью! Перебранка происходила с переменным успехом. Трактирщица совала мужу в лицо подаренную Варе японскую куклу, и обе хором кричали, что Митряевы могут их озолотить. Не выдержав этой атаки, трактирщик гро- мыхнул кулаком по груде подносов и пролаял дочери: - Зови! Цыган вошел в комнату и смиренно остановился у дверей. Шесть глаз впились в него. За годы бродяжничества он научился разгадывать людей. Цыган и сейчас почувствовал, что трактирщика не проймешь ничем, а на трактирщицу можно подействовать. Неуловимым, как у фокусника, движени- ем он перекинул гитару из-за спины в руки и запел романс про душистые гроздья белой акации. И попал в цель. Трактирщица как-то заколыхалась всем своим тучным телом, чувствительно вздохнула и сказала мужу: - Видишь?.. Он нам подходит! Трактирщик выругался, дал Цыгану подзатыльник и проревел: - Распелся, подкидыш!.. Ать - на кухню! Цыгана приняли на работу... Трясогузке повезло больше. Его не обозвали подкидышем и ни разу не стукнули по голове. Нина заранее поговорила с отцом, и тот не уди- вился, увидев перед собой мальчишку с кое-как приглаженными волосами, в рваных, но только что почищенных ботинках. - В господа нашего Иисуса Христа веруешь, отрок? - баском спросил священник. - Еще как, батюшка! - елейным голосом ответил Трясогузка. - Врешь небось? - усомнился священник. - Вот те крест, не вру! - Трясогузка обмахнул себя крестом, будто отогнал комариную тучу. - Я и сны-то одни божественные вижу. Нина стояла сзади отца и грозила пальцем: не болтай лишнего. Но священник заинтересовался снами отрока. - Это какие же божественные? Трясогузке пришлось врать до конца. - А такие, батюшка... То богородица подойдет - одеяльце поправит, то божья матерь с облачка спустится - в лобик поцелует, а то и сама царица небесная по головке погладит... Нина зажмурилась, присела и спряталась за спиной у отца. В глазах у священника промелькнуло что-то непонятное, а голос вроде помолодел. Прикрыв рот ладонью, он произнес в бороду: - Да-а-а... Снизошла на тебя, отрок, божественная благодать!.. Но запомни: ежели просвиры или свечи пропадать будут, я тебя по головке не поглажу... Иди с богом... Нина все тебе покажет. Когда они вышли, Нина прислонилась к церковной ограде и рассмея- лась до слез. - Чего? Чего ржешь-то? - сердито спросил Трясогузка, но, узнав, что богородица, божья матерь и царица небесная - одно и то же, рассме- ялся и сам. - Почему же он меня не выгнал? - Папа добрый, - просто сказала Нина. - Он ко всем относится оди- наково. Говорят, без веры жить нельзя, а во что верить - это уж пусть каждый сам для себя выбирает. - Что ж, он и к красным хорошо относится? - ввернул Трясогузка каверзный вопросик. - Наверно, - так же просто ответила Нина. - А японцев не любит. Говорит, они готовы всю Россию в вагоны запихать и к себе увезти. Не- навидит грабителей!.. Я тебя прошу... Ты свечи будешь продавать... Не воруй деньги! Ладно? Трясогузка только фыркнул с презрением... Познакомив Трясогузку с несложными обязанностями церковного служ- ки, Нина свела его на колокольню. Это было самое высокое в Чите строе- ние. Внизу и чуть в стороне лежал весь город с кривыми улочками, с иг- рушечным вокзалом, с тонкой серебристой ниточкой реки Читы. - А я видела, как она вас кормила! - неожиданно похвасталась Ни- на. - Кто? - вырвалось у Трясогузки. - Мэри... Вы вон на той скамейке сидели. С колокольни был виден и флигель, и скамейка, и крыльцо особняка. Присмотревшись, Трясогузка заметил и овчарку, лежавшую у ворот. - Дура - потому и кормила! - Зачем ты так! - Нина укоризненно покачала головой. - Она хоро- шая, а ты ругаешься! - С жиру бесится? - проворчал Трясогузка и отвернулся от особня- ка. - А там чего? - Там склад. За болотистой луговиной начиналась березовая роща. Среди низко- рослых деревьев виднелись крыши навесов, под которыми лежали ящики. По углам забора из колючей проволоки стояли на высоких столбах сторожевые будки. От склада к железнодорожной станции шла хорошо наезженная доро- га. Трясогузка сел на перила и небрежно свесил вниз ноги... - Упадешь! - Нина схватила его сзади за ремень. - А тебе, что - жалко? - усмехнулся Трясогузка. Эта девчонка начинала ему нравиться все больше. - Мне всех жалко, - сказала Нина. БЕДА Работы в трактире было много. Цыгану не приходилось скучать от безделья. Он убирал со столов грязную посуду, носил дрова на кухню, обеспечивал судомоек и поваров чистой водой. Хорошо еще, что и вода и дрова были рядом: колодец - во дворе, а

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования