Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Карышев Валерий. Записки "Бандитского адвоката" -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -
ы, случайно, не майор Голубев? - Да, это я, - сказал он и удивленно посмотрел на меня. - Мне надо с вами поговорить. - Пойдемте. Мы вошли в его просторный кабинет, напоминающий нечто среднее между номером гостиницы и офисом. Он пригласил сесть. Я предъявил удостовере- ние и объяснил, что я по вопросу Павла Зелянина и Андрея Т. - Да, действительно, такие люди у нас задержаны, - сказал он. - Но в настоящий момент я ничего не могу вам сказать. Сейчас я разберусь. Он стал кому-то звонить по телефону, что заняло у него минут пять. Потом предложил выпить с ним чаю. Вот это неожиданный жест. Мне часто приходилось бывать в отделениях милиции, но еще ни один его начальник не предлагал незнакомому адвокату почаевничать с ним. Мы разговаривали ми- нут десять - пятнадцать: и о преступности, и о милиции, и о роли адвока- тов. Как только я старался заговорить о моих клиентах, майор Голубев не- ожиданно развивал новую тему. У меня запищал пейджер. Я посмотрел на экран. Там было сообщение: "Ваших клиентов только что вывезли в отделение милиции на Ярославском шоссе". Теперь я понял, что чаепитие для начальника милиции ЦМТ было отвлекающим маневром, хитрым трюком, позволившим, чтобы моих клиентов вывезли в другое отделение милиции и спрятали от меня. Что ж, наступил мой черед словчить. Я ударил себя по голове: - Господи, по-моему, я забыл закрыть машину! Начальник отделения милиции поинтересовался: - А где вы ее оставили? - Да вот, возле гостиницы. Надо пойти проверить. Я скоро вернусь. Хо- рошо? Я быстро выскочил, сел в машину и рванул к Ярославскому шоссе. По до- роге я позвонил с мобильного в справочную и узнал о местонахождении это- го отделения милиции. Чтобы в очередной раз не угодить в ловушку, устраиваемую для адвока- тов, я решил разыграть из себя коллегу-оперативника. Небрежным движением вытащил мобильный телефон с антенной, повернув его так, будто это была рация, и совершенно спокойно, немного развязной походкой подошел к де- журному. - Послушай, командир, - сказал я, - куда доставили этих злодеев, Пав- ла Зелянина и Андрея Т.? - Так их опера допрашивают, на втором этаже, - бросил дежурный, даже не спросив никаких документов. Так, подумал я, хитрость моя сработала! Поднявшись на второй этаж и проходя мимо каждой комнаты, я стал прислушиваться, где идет допрос. Но никаких громких разговоров не услышал. А время уже было девять часов ве- чера, и практически во всех комнатах горел свет. Тогда я стал обследо- вать те кабинеты, из-под дверей которых не видно было света. Их оказа- лось четыре. Прислушиваюсь - ни звука. Тогда я подошел к одному из щитов и прибег- нул еще к одной хитрости. Я нажал на рычаг, отключив электричество в од- ном из кабинетов, и тут же вышел на лестницу. Вскоре появился недоумева- ющий оперативник. Из соседнего кабинета послышался крик: - Посмотри, может, опять пробки выбило! Оперативник направился к щиту. Я быстро двинулся по коридору, делая вид, что ищу какойто кабинет, и прошел в тот самый, откуда вышел его хо- зяин. Оперативник тем временем поднял рычаг, и свет зажегся. Я увидел, что в кабинете двойные двери, поэтому и не слышно было разговора. За столом сидели какие-то испуганные ребята, и несколько человек с кобурой на поясе вели допрос. Я сразу представился: адвокат такой-то по делу таких-то, указав на ребят, в глазах которых сразу уловил луч надежды. Оперативники не ожидали такого поворота дела. - Послушайте, - сказал один из них, - вы не имеете права сейчас с ни- ми разговаривать! - Это на каком же основании? - Вы допускаетесь только с момента, когда в деле участвует следова- тель. Так вот, ваш следователь, вернее, их следователь, - поправился он, - в настоящее время свою работу закончил и придет только утром. А мы яв- ляемся оперативниками. - Ну так тем более вы их допрашиваете! - Нет, мы их не допрашиваем, мы с ними только беседуем. Да, вот оно, наше неравноправие, подумал я. Если за границей человека задерживают, то не важно, кто его допрашивает: оперативники, следовате- ли, сыщики, какие-то другие лица, - всегда там должен присутствовать ад- вокат, и мы часто слышим в фильмах фразу: "Я не буду разговаривать, пока не приедет мой адвокат". В нашей же стране получается наоборот. Опера- тивники могут разговаривать с твоим клиентом, могут его запугивать, чуть ли не применять физическое или психологическое воздействие, а ты, адво- кат, не имеешь права общаться с ним. Такая возможность представляется нам в присутствии официального следователя. Что и говорить, неравноправ- ное положение! - Хорошо. Но могу я сказать несколько слов моим клиентам, раз уж я приехал? К тому времени в кабинете появился отлучившийся оперативник. - А как же вы так быстро приехали? - сказал он, выдав тем самым, что в курсе того, что сначала я был в Центре международной торговли. - Да вот так и приехал. За мою оперативность меня и уважают мои кли- енты. Главное, я успел сообщить своим клиентам, что у них есть адвокат. Это возымело на них важное психологическое действие. Они будут знать, что теперь не одни и есть на кого опереться. Вернуться домой в тот день мне не удалось. Позвонил Виктор и попросил встретиться с женой одного из задержанных. Через полчаса я был уже в ус- ловленном месте. Она попросила, чтобы я помог ей доставить еду для мужа. Дело в том, что в отделении милиции не предусмотрено кормление арестованных, как, скажем, в СИЗО или ИВС. Мы подъехали к отделению милиции почти в полночь. В окнах второго этажа свет не горел. Значит, оперативники уже ушли. У выходящего из от- деления милиционера мы узнали, что задержанных поместили в камеры. С ним же мы договорились, чтобы им передали еду, соки. Заодно я узнал, когда будет следователь. На следующий день в десять утра я был уже в отделении милиции. Следо- вателем оказалась молодая девушка лет двадцати пяти - двадцати восьми. Она проверила мои документы, ордер, выписанный юридической консультаци- ей. Я поинтересовался у нее, в чем обвиняются мои клиенты. - Они обвиняются в угоне автомобиля. - А можно мне посмотреть протокол их задержания? Она протянула мне протокол. Из него стало ясно, что, со слов гражда- нина С., мои клиенты вертелись на стоянке около одной из машин, которая через несколько дней была угнана оттуда. - Ну, это не обвинение, - сказал я, - а подозрение, не имеющее ника- кого юридического основания. Она согласилась: - Пока еще рано о чем-то говорить. Но следственные действия продолжа- ются. Сейчас мы проведем опознание с человеком, который видел их на сто- янке. Если он опознает, то мы их задержим на основании санкции прокуро- ра. - Хорошо. Но могу я присутствовать на опознании? - Конечно. Это ваше право. Вы же адвокат. Вскоре приехал работник стоянки, пожилой человек лет пятидесяти - шестидесяти. Не исключено, что в отделении милиции он получил инструктаж у оперативников, мол, покажи на того-то и того-то. Надо их опередить, и я напомнил следователю, что при опознании должны быть так называемые статисты, то есть совершенно посторонние лица. В их присутствии свиде- тель и должен показать на потенциальных преступников. Она согласилась со мной. Вскоре такие люди нашлись. Это были то ли какие-то задержанные, то ли граждане, обратившиеся в паспортный стол. Я опять попросил следователя уточнить, что лица должны быть между собой схожи и одного и того же по- ла, поэтому женщины, которые присутствовали среди статистов, исключаются из опознания. Следователь не возражала, но, как мне показалось, ее стала раздражать моя активность. Когда мы, наконец, подобрали более или менее похожих статистов и по- садили их на лавочку, ввели моих клиентов. Я прекрасно понимал, что сейчас опознающий, по подсказке оперативни- ков, укажет на Павла Зелянина и Андрея Т. У меня был единственный шанс воспрепятствовать лжеопознанию до появления свидетеля. Неожиданно я пот- ребовал, чтобы мои клиенты поменялись пиджаками и куртками со статиста- ми. Ни следователь, ни оперативники не ожидали такого поворота. Они удив- ленно переглянулись, но я настаивал и свое требование обосновывал тем, что, скорее всего, сотрудники уже предупредили свидетеля, какая одежда у моих подзащитных. Работникам правоохранительных органов ничего не оста- валось, как подчиниться. Мои клиенты быстро поменялись пиджаками и куртками со статистами и сели в разные ряды. Я сразу вышел за дверь, чтобы собственными глазами видеть, как войдет свидетель, и чтобы оперативники не успели бы предуп- редить его о непредвиденной рокировке. Дверь открылась, и вошел пожилой мужчина. Он расписался в протоколе, ознакомившись со своими правами. Следователь спросила, может ли он уз- нать людей, которые крутились около угнанной впоследствии машины. Чело- век внимательно оглядел присутствующих, вероятно ориентируясь на одежду, и указал на тех, кто только что обменялся пиджаками и куртками с моими клиентами. Хитрость оперативников была разгадана, а моя - удалась. Следователь и оперативники нервничали. Один из оперативников попытал- ся сориентировать деда, мол, хорошо ли он разглядел, но тот стоял на своем: "Да вот же их одежда! Я их одежду хорошо запомнил! " - Прошу занести эти слова в протокол опознания, - сказал я. - Встаньте и назовите свои имена, - сказала следователь. Растерянные статисты встали и назвались и тут же добавили: - Да мы вообще не были на той стоянке, мы сегодня в паспортном столе паспорта меняли! Было, конечно, над чем торжествовать, я подошел к следователю и ска- зал: - В связи с тем, что мои клиенты не опознаны как подозреваемые в со- вершенном преступлении, прошу их немедленно освободить. - Сейчас пойду доложу руководству, там решат, - ответила следователь. Через полчаса она вернулась и сказала, что начальник принял решение об освобождении, но произойдет это только часа через два-три, поскольку необходимо соблюсти формальности. Я сказал, что буду ждать, пока их не выпустят. Однако следователь заметила, что мое присутствие в отделении милиции крайне нежелательно, но, судя по ее раздраженному тону, я был не угоден именно ей. Ничего не поделаешь, придется удалиться, и я сказал своим клиентам, что через два часа жду их звонка. - Если вы на свободу не выйдете, то я поеду в прокуратуру, - громко произнес я, как бы пригрозив следователю. Когда я отъезжал от отделения милиции, то заметил, что за мной резко рванула красная "девятка". Понятное дело: оперативники проявили бди- тельность и снова прицепили мне "хвост", полагая, что я могу поехать на встречу с подозрительными лицами. Ну что, проверим, - и я резко свернул в переулок. Красная "девятка" последовала за мной. Я въехал во двор. Она притормозила. Выехав со дво- ра, я снова повернул в переулок и, оказавшись на проспекте, стал наби- рать скорость. "Девятка" не отставала от меня. Я решился на дерзкий шаг. Дождавшись зеленого сигнала на перекрестке, я рванулся и резко остано- вился. Красная "девятка" тоже притормозила. Я выскочил из машины и под- бежал к преследователям. - В чем дело? - спросил я. В "девятке" сидели два молодых пацана лет двадцати - двадцати четы- рех. Один из них тут же вышел с телефоном и, отойдя в сторону, стал ко- му-то звонить. У другого было растерянное лицо - моя реакция шокировала их. - Вы из милиции? - спросил я. - Предъявите ваши документы! Молодой парень, как бы извиняясь, сказал: - Да нет, мы не из милиции, как раз наоборот. - А что вы делаете? - Мы? Ничего. Мы за вами ехали. - Зачем? - Мы хотели найти нашего друга. - Какого друга? - удивился я. - Витю Курганского. И Олега Нелюбина. - Никакого Вити Курганского и Олега я не знаю. - Как же не знаете? Подошел второй парень, который говорил по телефону. - Сережа, - обратился он к водителю, - нам нужно ехать. Давай изви- нимся перед господином адвокатом. Я понял, что это не милиционеры и не оперативные работники, а скорее всего конкуренты из враждующей группировки. В тот же вечер я встретился с Виктором. Теперь я уже знал, что он и есть Витя Курганский. Виктор приехал на дорогом "гранд-чероки". Он был опять в приподнятом настроении, вежливо благодарил меня за проведенную работу и сказал, что ребят действительно выпустили через два часа. Во время нашей беседы перед нами затормозил еще один джип. Тонирован- ные стекла опустились, и русоволосый мужчина обратился к Виктору: - Витюха, ты?! - О, привет, Игорек! Сколько лет, сколько зим! - обрадовался Виктор. Знакомый Виктора вышел из машины. Он был высокий, симпатичный, лет тридцати - тридцати пяти. Они обнялись, похлопали друг друга по плечу: наверное, действительно давно не виделись. Потом Виктор мне сказал, что это был Малахов. "Неужели тот самый Малахов, - подумал я, - который подозревался в убийстве певца Талькова и в интриге с эстрадной певицей Азизой? Навер- ное, это он". Они о чем-то говорили. Я расстался с ними и уехал. Прошло время. Курганские больше меня не трогали, не беспокоили. Я уже начал о них забывать, когда в ноябре снова позвонил Виктор и попросил проконсультировать по одному из коммерческих контрактов. ПЕРЕСТРЕЛКА У "САДКО-АРКАДЫ" Встреча была назначена в баре Торгового центра "Садко-Аркада". Часов около пяти вечера я уже подъехал туда. "Садко-Аркада" находится на Крас- нопресненской набережной, примерно напротив гостиницы "Украина". Около комплекса раскинулась большая автостоянка, где я и оставил машину. Я прошел в бар, который был переполнен посетителями, и сразу увидел поднятую руку. За столиком сидели Олег, Виктор и еще какой-то незнако- мец. Они приветливо помахали мне и пригласили подойти. Я присел за их столик. Виктор улыбнулся и сказал: - Мы вас снова побеспокоим, но на сей раз уже не по уголовным делам. Вот контракт, который нам предлагают заключить. Вы не могли бы посмот- реть, насколько он правильно составлен, есть ли в нем подводные камни для нас. Я принялся изучать контракт, составленный на двенадцати страницах, отпечатанных на машинке. Подробно разъяснялись права сторон. С одной стороны фигурировало какое-то предприятие, с другой - совместное предп- риятие или иностранная фирма, не помню уже. Я внимательно прочел доку- мент и никаких юридических изъянов не обнаружил. - Контракт составлен совершенно верно, и никаких претензий к нему у меня нет, - сказал я. Виктор взял салфетку и стал рисовать мне схему коммерческой сделки, обводя кружочками и соединяя стрелками стороны и движение товара. Я все внимательно посмотрел и сказал, что каждая стрелка и каждый кружочек от- ражен в пунктах контракта. Когда мы разговаривали и пили кофе, я по- чувствовал на себе чей-то взгляд и внимательно оглядел переполненный зал. Почти у всех были мобильные телефоны, которые время от времени зво- нили. Недалеко от нас за столиком сидели молодые ребята. Я догадался, что это охрана Олега и Виктора. Видимо, многие новые русские назначали здесь свои встречи, вели деловые переговоры. Меня по-прежнему не покидало ощущение, что за нами кто-то наблюдает. Минут через двадцать - тридцать наша беседа закончилась, мы втроем вышли из "Садко-Аркады" в сопровождении телохранителя. На автостоянке мы за- держались, прощаясь друг с другом. Виктор приехал на большом белом "лин- кольне", который по своим габаритам совершенно не вписывался в стоянку. За рулем сидел молодой парень. Я направился к своей машине. Не успел я отъехать и нескольких метров, как услышал скрежет тормозов. Из подъехавших "Жигулей" - номера я уже не помню - выскочил какой-то человек в темной куртке, достал автомат и стал стрелять в сторону автомобилей на стоянке. Я видел, как пули летели к "линкольну". Виктор и Олег среагировали молниеносно: в своих дорогих пальто и костюмах они тут же бросились на грязную землю и стали ползти, прячась от пуль, которые, видимо, предназначались им, так как стреляющий все время целился в них. Казалось, что стрельбе не будет конца. Многие люди, находившиеся око- ло комплекса, тоже попадали на землю и стали ползти к своим автомобилям. Многие машины резко рванули с места. Я услышал крики, видимо, кого-то ранили. Вдруг из Торгового центра выскочили несколько молодых ребят и стали стрелять из пистолетов в автоматчика. Завязалась перестрелка. Ав- томатчик вынужден был пригибаться. Наконец он вскочил в машину, что была рядом с ним, и она сорвалась с места. За ней внезапно понеслись нес- колько автомобилей. На набережной остался поврежденный "линкольн". Я решил уехать восвояси. В тот же день в теленовостях и в "Дорожном патруле" передали подробности перестрелки у "Садко-Аркады". Я узнал, что произошла разборка между неизвестной группировкой и курганскими, что один из лидеров курганской группировки-фамилия не называлась - тяжело ранен и что убит случайно водитель черной "Волги", а на месте перестрел- ки обнаружено примерно шестьдесят гильз различных видов оружия, включая автомат и пистолеты. Прибывшая милиция никого не задержала, потому что все разбежались. На следующий день многие газеты вышли с подробными комментариями вче- рашнего инцидента. Несколько статей было посвящено курганской группиров- ке. Она заявила о себе в Москве в начале 90-х годов. Сначала курганцы работали с ореховским авторитетом Сильвестром, но после его гибели ближе сошлись с коптевской группировкой, постепенно осваивая столицу. В этот же день мне позвонил неизвестный человек и сказал, что Виктор тяжело ранен, находится в больнице и очень просил, чтобы я к нему прие- хал как адвокат. По дороге в больницу я невольно размышлял о превратностях судьбы: ехал на встречу консультировать по бизнесу, казалось бы, какая может быть опасность, и вдруг - угодил в перестрелку! Вот они, потаенные рифы нашей профессии! Приближаясь к палате Виктора, я сразу увидел у ее дверей дежуривших вооруженных милиционеров. Я предъявил свое удостоверение, показал ордер. Они сказали, что вопрос моего свидания надо решить с начальством, а пока пропустить меня они не могут. Я заметил, что Виктор в палате не один, и поинтересовался, кто там с ним. Милиционеры ответили, что идет допрос. - Вот видите! Раз идет допрос, значит, я должен войти. - Нет, мы ничем вам помочь не можем. Вам необходимо ехать к нашему начальству. Я узнал, что дело ведет Краснопресненская прокуратура, и отправился туда. Следователь сообщил, что Виктор в тяжелом состоянии. В него попало несколько пуль, а одна задела голову. - Сейчас вы с ним никак не сможете разговаривать, - объяснил мне сле- дователь. - Но вы не волнуйтесь, мы выставили охрану, и никто к нему близко не подступится. Почти каждый день я либо приезжал в прокуратуру, либо звонил туда. Иногда наведывался в больницу. Охрана по-прежнему никого не пропускала. Оперативные работники все же допрашивали Виктора, но он ничего толком сказать не мог, кто и почему в него стрелял. Хотя легко было догадаться, что цель перестрелки была одна - убить его. Примерно через неделю Виктору стало лучше, и я снова настаивал на встрече с ним. Но следователь опять мне отказал по той причине, что Вик- тор проходил по этому инциденту как свидетель, а значит, адвокат ему не положен. - Но не исключено, что он будет подозреваемым, - сказал следователь. - Подозреваемым в чем - в собственном убийстве? - съязвил я. - Нет, наверное, есть что-то еще. Спустя несколько дней я все же получил возможность пройти к Виктору. Подъезжая к больнице, я увидел нескольких молодых людей с рациями

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования