Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Карышев Валерий. Записки "Бандитского адвоката" -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -
орил к четырем годам лишения свободы. В августе того же года Московский военный суд снизил срок наказания до трех лет, сняв с Попова ряд обвинений. Марик Мильготин после освобождения под подписку о невыезде поселился на квартире у своей дочери в центре Москвы. В том же подъезде жил из- вестный ассирийский авторитет Эдуард Хачатуров, по кличке Крыса. Вскоре Хачатуров был застрелен прямо рядом с дверьми квартиры Мильготина. В связи с этим Марика несколько раз вызывали на допрос в качестве свидете- ля по делу об убийстве Хачатурова. ЦАРЕКОВ Делом Игоря Царекова я занимался летом 1996 года. Он приехал в Москву из Донецка и начал пробовать себя в бизнесе, но с предпринимательской деятельностью у него ничего не получилось. Прежние судимости и неплохие связи в преступном мире позволили ему тесно общаться и поддерживать дру- жеские отношения со многими московскими группировками. Однако их пригла- шения работать вместе Игорь отвергал: он способен был самостоятельно подняться не хуже их, кроме того, будучи намного старше лидеров бригад и структур, не хотел быть у них в подчинении. Характер у Игоря был заносчивый и высокомерный. Он попробовал вначале заняться вышибанием чужих долгов в жесткой форме. Поскольку это принесло Царекову ощутимый успех и он остался безнаказанным и неуязвимым, то сра- зу почувствовал себя уверенно. Для полной безопасности Игорь отправил жену и двоих детей в один из курортных городков Испании, снял для них виллу на побережье. В Бутырке Игорь любил показывать сокамерникам фотографии своей виллы и не предпо- лагал, какую злую шутку сыграет с ним судьба из-за снимков и разговоров в СИЗО. Сколотив маленькую и мобильную бригаду из четырех человек, Цареков стал усиленно искать объекты для своего "наезда", рассчитывая поработать в столице два-три года, а затем окончательно переехать к семье и завя- зать со своим "бизнесом". Он решил продать свою трехкомнатную квартиру и купить однокомнатную, а разницу перевести в Испанию семье. Квартирный обмен он проводил через одну из питерских фирм, с владели- цей которой, Еленой Т., у него сложились довольно неплохие отношения. Игорь стал часто бывать у нее дома, познакомился с ее семьей. А через некоторое время предложил Елене Т. свою "крышу". Она согласилась, но по- том по непонятным причинам у них начались конфликты. Вскоре Игорь начал требовать от коммерсантки 30 - 50 тысяч долларов. На следствии он мотивировал этот свой поступок тем, что она его обманула при обмене квартир. - Такие "наезды" становились все грубее, коммерсант- ка не раз предупреждала, что у нее есть покровитель, генерал МВД, кото- рый также был ее квартирным клиентом. Но со своим неуправляемым характе- ром Игорь не придал значения ее словам, а наоборот, стал более требова- тельным. В очередной раз приехав со своей бригадой, он заставил Елену Т. срочно выдать деньги. При этом он достал пистолет и, угрожая оружием, поставил Елену Т. и ее сотрудников на колени с требованием немедленно открыть сейф, и они вынуждены были подчиниться. Получив 30 тысяч долла- ров, Игорь приказал подготовить еще 20 тысяч долларов к следующему его приезду. Как утверждали на следствии Елена Т. и ее сотрудники, страх и нена- висть к такому наглому вымогательству побудили их обратиться за защитой и помощью к знакомому генералу. Написав соответствующие заявления, Елена Т. получила от оперативников инструкцию, как себя вести при появлении людей Царекова. Муровцы начали активный поиск Игоря и его бригады. Но тот со своими людьми неожиданно исчез. И не куда-нибудь, а на юг отдыхать. После возвращения Игорь Цареков не исключал возможности, что Елена дала "заяву" и его ищут. Но, как он мне объяснил, то ли желание получить еще денег, то ли уверенность в собственной неуязвимости заставили его пойти на встречу с Еленой. После нескольких переговоров из телефонных автоматов Игорь решился увидеться с ней, но заранее толково подгото- виться. Он выбрал небольшое стеклянное кафе, которое просматривалось со всех сторон, предварительно познакомился с одним из официантов с тем, чтобы тот, заметив что-либо подозрительное, сразу предупредил его об опаснос- ти, подав условный знак. Игорь со своими людьми приехал раньше, за два часа до встречи. Они расположились недалеко от кафе и стали наблюдать за обстановкой. Чтобы подстраховаться, Игорь даже посадил в кафе одного из своих людей. - У меня было дурное предчувствие, да и нервы были на пределе, - рассказывал мне Цареков. - Нутром чуял, что сегодня нас примут (принять - арестовать, жарг.). - Почему же ты не уехал? - спросил я. - Нельзя было отступать: перед пацанами было неудобно, подумали бы, я сдрейфил. А мне нужно было авторитет держать. Я шел, так сказать, ва-банк. Приближалось время встречи, но Цареков не замечал ничего подозри- тельного. Вскоре появилась и Елена. Прождав еще минут десять, Игорь пос- лал одного из ребят на разведку. Тот вскоре вернулся и сказал, что часть денег она принесла, но передаст их только Игорю. - Я перекрестился и пошел, - вспоминал Игорь. - Подходя к столику Елены, я попытался понять ее душевное состояние. Я наивно думал, что ес- ли она обратилась к ментам, то будет держаться уверенно и спокойно, а если нет, то опять будет нервничать и волноваться от страха. В общем, я заметил, что Елена сильно нервничала и сразу стала протягивать десять тысяч баксов, обещая остаток отдать через неделю. Я огляделся, мой чело- век, сидевший недалеко, подал условный знак, что все нормально. Официант тоже кивнул утвердительно. Но лаве (лаве - деньги, жарг.) я все же брать не решился и сказал, что на выходе деньги возьмет мой человек. Я рассчи- тывал, что, если меня сейчас возьмут менты, я буду без груза. Мы вышли из кафе и остановились на тротуаре у входа, договариваясь о следующей встрече. Ребята мои сидели недалеко в "мерседесе" и ждали моего сигнала: в случае опасности я приказал им стрелять. Цареков попрощался с Еленой и медленно направился к своей машине. Когда до нее оставалось метра два, он вдруг заметил, как одновременно с двух сторон навстречу ему движутся две машины. Белый джип шел на таран сбоку, а "ауди" перегородила путь к отступлению. - Как ни странно, но я сразу подумал, что это не менты, а бандюги, к которым, видно, обратилась Елена. Но машины одновременно резко затормо- зили, и из них выскочило человек восемь со стволами. Раздался резкий крик: "Всем стоять! МУР!" Я даже не заметил, как меня быстро повалили на землю, и только успел увидеть, как ребят выволакивали из машины. Мне за- ломили руки за голову и тотчас же стали бить ногами по лицу и телу. Подъехали еще две машины с ментами из соседнего отделения милиции, и нас увезли туда на допрос. На мои крики, что я пустой, без денег и оружия, никто не реагировал. В отделении всем нам устроили экспресс-допрос, тре- буя указать, кто где живет. Я вынужден был назвать свой адрес, тем более что квартира у меня была "чистая" (чистая - без компромата, жарг.). Когда мы приехали ко мне на квартиру и начался обыск, меня снова ста- ли бить, требуя, чтобы я добровольно выдал стволы и деньги. Но ничего этого у меня не было. Я даже пытался как-то защищаться, но это только усиливало их агрессию. Когда мы все ушли, квартира почти вся была в кро- ви. Меня доставили на Петровку и стали настойчиво допрашивать, но, пони- мая, что передо мной опера, я только твердил, что буду давать показания следователю в присутствии моего адвоката. Меня перевели в ИВС, где я провел два выходных дня. В понедельник к Игорю Царекову пришли следователь и адвокат. Он зая- вил следователю, что не доверяет их адвокату и хотел бы связаться со своими знакомыми и попросить найти ему надежного защитника. Только после этого он согласится давать" показания. Хотя следователь и записал теле- фон и фамилию приятеля Игоря, но все же не преминул заметить, что даже самый лучший адвокат ему уже не поможет. В мою юридическую консультацию приехал солидный мужчина лет пятидеся- ти, сказал, по чьей он рекомендации, и попросил взять защиту его близко- го знакомого Царекова, которого прямо сейчас "прессуют" на Петрах. Я согласился, совершенно не подозревая, с какими трудностями и непри- ятностями мне предстояло столкнуться. Когда на следующее утро я приехал в Следственное управление ГУВД и узнал, что делом Царекова занимаются в отделе по борьбе с организованной преступностью, понял, что ничего хорошего от этого ждать не придется. Следователь попался неприятный, на мое вполне законное требование предоставить встречу с клиентом ответил, что завтра на допросе и очной ставке я и смогу побеседовать с ним. - Да при чем тут завтра и ваши планы, - запротестовал я, - когда мне сегодня нужно увидеться с подзащитным. Но следователь был неумолим. Это только в Уголовно-процессуальном ко- дексе декларируется равенство сторон на следствии, а реально хозяином положения оказывается следователь. Я понял, что к этому делу враждебно настроены. Следствию нужно было еще продержать обвиняемого в изоляции от адвоката с целью психологического воздействия на него. На следующий день в назначенное время я пришел на Петровку. За мной уже была установлена "наружка", о чем я, естественно, не имел понятия. На Царекова жутко было смотреть, его безжалостно избили, особенно болез- ненные удары пришлись на грудную клетку. Мы стали готовиться к предстоя- щему допросу и очной ставке. Цареков настаивал на версии, что он требо- вал и получил деньги, которые, по его словам, принадлежали ему после сделки с обменом его квартиры. Подобные действия можно было в лучшем случае квалифицировать как самоуправство, за которое полагалось два-три года лишения свободы. Статьи по самоуправству и вымогательству, как пог- раничные, легко переквалифицировать из одной в другую. Хотя за вымога- тельство можно схлопотать срок до 10 - 12 лет. Опытные клиенты и адвока- ты стараются этим воспользоваться. Но и следователи по-своему пытаются взять в оборот "погрешности" в букве закона. А наш следователь еще и был агрессивно настроен против об- виняемого и, задавая свои вопросы, пытался поймать его на ответах, кото- рые подвели бы Царекова под статью "вымогательство". Но Цареков умело парировал. Наступил черед очной ставки. Вошла пострадавшая Елена Т. По ее версии, Цареков приехал к ней с бандитами и, угрожая оружием и изнасилованием, заставил отдать ему из сейфа деньги. Когда она подробно расписывала угрозу изнасилования, я по бурной ре- акции Игоря предположил, что пострадавшая явно сгущает краски. Наконец можно было задавать вопросы и со стороны адвоката. Я сразу обратился к пострадавшей с вопросом-ловушкой. И в случае удачи думал пе- ревести обвинение Царекова на самоуправство. Начал я издалека, как бы интересуясь, в каких купюрах были деньги, и между прочим уточнил, а была ли это валюта? Елена, ничего не подозревая, ответила: - Конечно валюта. - А как вы можете доказать, что эта валюта принадлежит именно вам? - спросил я. - Мои сотрудники могут это подтвердить, - ответила она. - А каково их происхождение, как они были получены вами? Может, вы их взяли у моего клиента? - с подвохом спросил я. Следователь удивленно посмотрел на меня, потом на нее, словно угадав мои намерения. Но уже было поздно. - Да, эти деньги я получила за обмен и продажу квартир через мою фир- му, - ответила она. - Иными словами, вы утверждаете, что валюта была получена вами за со- вершение операций с квартирами? - Конечно, - утвердительно ответила Елена Т. Все, мне это-то и нужно было. Я стал требовать от следователя внести ее слова в протокол допроса. И тут же стал писать ходатайство на имя следователя о возбуждении уголов- ного дела в отношении потерпевшей за участие ее в валютных операциях (тогда статья "валютные операции" действовала). Потерпевшая покраснела и стала волноваться. Следователь пришел просто в ярость. Неожиданно он потребовал от меня дать подписку о неразглашении следственных действий, рассчитывая запугать меня и отсечь мое стремление в дальнейшем ходатайстве о возбуждении уголовного дела. А когда начались допросы других свидетелей по делу, сотрудников фирмы Елены Т., то с помощью нехитрых вопросов мне удалось зафиксировать рас- хождение в их показаниях против Игоря и его людей. Кроме того, я обратил внимание, что все сотрудники Елены Т. зависят от нее как владелицы фирмы и, следовательно, в объективности их показаний можно усомниться. Мое за- явление вызвало еще большее негодование следователя. Он стал настаивать на вышеуказанной подписке. Но мне и здесь удалось себя обезопасить: я как бы случайно на обороте этой расписки стал запи- сывать свои вопросы и ответы свидетелей по делу. Теперь я мог сослаться на это как на важный для меня документ, который я намерен использовать в суде. Следователь еще больше завелся и перешел к прямым угрозам в мой ад- рес: - Да мы вас сами можем задержать и допросить на предмет общения с бандитами и подельниками Царекова, с которыми вы встретились перед доп- росом в Успенском переулке. И сейчас проверим, что вы передали дежурному по ИВС для Царекова, а вдруг там наркотики? Я понял, что был "под колпаком". Ни с какими бандитами я не встречался, просто знакомый Царекова приг- ласил меня взяться за это дело. Что касается продуктов и сигарет, кото- рые я передал дежурному по ИВС, то их проверили и, естественно, ничего не нашли. - Все, допрос окончен. Я лишаю вас возможности общаться с клиентом, - сказал следователь, - и выношу постановление о выводе вас из этого дела, одновременно пищу на вас докладную записку. На следующий день я пришел на работу в подавленном настроении и стал, в свою очередь, писать жалобу на следователя. А чтобы обеспечить Цареко- ву защиту, сам нашел ему другого адвоката. Но вскоре я узнал новые подробности по этому делу. Следователь гро- зился неспроста, как я узнал, именно он вел дело в отношении Андрея Чу- вилева - адвоката, обвиняемого и впоследствии судимого за передачу нар- котиков своему клиенту. Кроме того, позже оперативникам удалось найти в гараже Царекова целый арсенал оружия, в том числе и противотанковое ружье. За мной некоторое время ездил "хвост", были небольшие неприятности. Но прошло время, я почти забыл эту историю, как вдруг в Бутырке неожи- данно столкнулся с этим самым следователем. Встреча была неожиданной для нас обоих, и мы, кажется, оба вначале растерялись, не зная, как вести себя. Не знаю почему, но я вдруг улыбнулся и протянул ему руку. Он тоже заулыбался и пожал мне руку. - Ну что, воевать не будем? - спросил я первый. - Да нет, каждый из нас выполняет свои служебные функции, - ответил он. Секунду помолчав, добавил: - Когда я узнал про ваши неприятности, ну, когда бежал Солоник, то мне как-то даже стало вас жалко. Думаю, ра- ботает, старается адвокат, не чурается опасных и трудных дел, а тут та- кие вот неприятности случаются, - уточнил он. Я узнал от следователя о дальнейшей судьбе Царекова. Его дело было под контролем высокого милицейского начальства. Оформили его на полную катушку Уголовного кодекса, включая бандитизм, вымогательство, незакон- ное хранение оружия и прочие статьи. Суд приговорил его к девяти годам лишения свободы. Но и Цареков сам себе оказал медвежью услугу. Когда его поместили в СИЗО, то в его камере то ли была оборудована прослушка, то ли "наседку" посадили к нему, но много он лишнего наговорил. Правда, не все вошло в уголовное дело. Но он разболтался, сказал, что в Испании жи- вет его семья. В то же самое время в испанские газеты каким-то образом попала информация о привлечении Царекова к уголовной ответственности. По всей вероятности, постарались тут компетентные органы, так как сообща- лись подробности из его уголовного дела и даже фотография была напечата- на. Испанцы по-своему воспользовались этим фактом, и в курортном местеч- ке развернулась кампания борьбы с "засильем русской мафии". Семья Царе- кова оказалась в безвыходном положении. Жена бросила всю недвижимость, забрала детей и срочно вернулась в свой родной город на Украине. А пострадавшая Елена тоже решила не испытывать больше судьбу: распро- дала все свое имущество и фирму и покинула Россию, выехав в Америку. Вот так закончилась эта история. МАНСУР На Сергея Мансурова (Мансура) я вышел потому, что найти его меня поп- росил Александр Солоник, когда переживал тяжелые минуты в "Матросской тишине" после того, как в прессе его объявили ликвидатором известных ли- деров воровского мира и появился смертный приговор - малява четырнадцати законников. ...Сергей Мансуров рос в благополучной семье военных. Его дед был во- енным разведчиком, занимал высокий пост в разведке, отец был контр-адми- ралом, мать преподавала в одном из престижных вузов. Ко времени своего первого ареста Мансуров учился в вузе. Как знать, может, иначе бы сложи- лась его судьба, не попади он в 1990 году на нары в Бутырку, где провел почти два года под следствием... В 1990 году он со знакомым коммерсантом Витей. К. через коммерческую фирму "Осмос" начал заниматься торговлей компьютерами. Проблем никаких у них не было, пока как-то один из их команды под кличкой Банан не попался по пьянке в руки милиции. В багажнике мансуровского "мерседеса", на ко- тором в отсутствие его владельца ездил Банан, сотрудники милиции обнару- жили автомат. Допрос, учиненный Банану, закончился тем, что милиция за- интересовалась также и фирмой. Основные учредители фирмы, двое бизнесменов из Австрии, пытались тог- да провернуть большую аферу и продать на российском рынке 10 тысяч по- держанных компьютеров. Под эту сделку фирма взяла несколько миллионов рублей в кредит по безналичному расчету. Сергей Мансуров, как коммерчес- кий директор фирмы, с помощью подставных фирм определенную часть этих денег обналичил. Все тогда сошло с рук. Однако после ареста Банана были проведены обыски в "Осмосе", на квар- тирах некоторых сотрудников, в том числе у Мансурова. Следователи изучи- ли торговую схему фирмы и выяснили, что фирма закупала за наличные у частных лиц компьютеры и продавала их госпредприятиям по безналичному расчету, а затем незаконно обналичивала часть денег и присваивала. Сер- гея Мансурова привлекли за мошенничество, и он оказался в Бутырке. В следственном изоляторе Сергей встретился со своим главным наставни- ком, крупным уголовным авторитетом Леонидом Завадским, по кличке Батя, Ленчик, который имел несколько судимостей и в местах лишения свободы провел четырнадцать лет. Трудно сказать, почему Сергей Мансуров приоб- щился к преступному менталитету, во всяком случае, в 1992 году из СИЗО он вышел на свободу уже Мансуром. Завадский помог Мансуру сформировать бригаду в 15 человек, в основном из спортсменов и качков из Люберец. К тому времени предприниматель Витя К. со своими друзьями открыл фирму "Пирс" и первый крытый вещевой рынок в ЦСКА. Он пригласил Мансура в качестве "крыши". По рассказам Вити К., тогда и началось криминальное восхождение Мансура. Вначале Мансур решил создать нечто вроде охранной фирмы "Секьюрити Форд", а затем предложил через своих людей "охранные" услуги почти каж- дому продавцу на рынке. Шальные легкие деньги опьянили Мансура. Он пристрастился к наркотикам, не отдавал отчета своим поступкам. Участились его "наезды" на администрацию рынка. Например, закроет ко- го-нибудь в отдельной комнате, приставит к горлу нож или пистолет к вис- ку и спрашивает: "Сколько воруешь у меня? " Мансур без конца увеличивал свою долю. О

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования