Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Карышев Валерий. Записки "Бандитского адвоката" -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -
время и обратить его в свою пользу. Это во-первых. Во-вторых, все, что заказы- вал Солоник, в том числе и учебники, я передавал через администрацию следственного изолятора. Можете проверить. - Мы это знаем, - сказал генерал. Я отвечал еще на какие-то вопросы. Иногда раздавались телефонные звонки. Из разговоров я понял, что уже задержаны несколько работников следственного изолятора и доставлены в Большой Кисельный переулок для допросов. Когда генералу сообщали об их прибытии, он устанавливал оче- редь: - Этого мне сейчас, этого потом, - и так далее. После допроса генерал протянул мне листок бумаги с номером телефона и сказал: - Вы можете быть свободны, но я надеюсь, вы понимаете, что случилось чрезвычайное происшествие в масштабе страны. Мы этого дела так не оста- вим, мы найдем беглеца. Поэтому очень прошу вас, если будут какие-либо звонки от него, срочно сообщите. Я нехотя взял листок бумаги и сказал: - По-моему, таких звонков не будет. - Почему вы так думаете? - Для чего я буду ему нужен? Чтобы бронировать ему камеру? Думаю, что такой необходимости для него нет. - Все, вы свободны. Если что, мы вас вызовем. Как вас найти? - Через консультацию. Да и адрес вы знаете. - Конечно, - сказал генерал. В приемной я увидел двух посетителей в форме внутренних войск. Следом за мной должны были допросить сотрудников "Матросской тишины". Их расте- рянно-встревоженный вид можно было понять: беседа предстояла нелегкая и могла закончиться арестом. Я поймал такси и вернулся к зданию тюрьмы за своей машиной. По дороге домой я включил радио: через каждые пятнадцать минут все московские ра- диостанции передавали сенсационное сообщение о побеге из "Матросской ти- шины". Солоник не давал мне покоя: почему он убежал? А что, если его убили и пытаются инсценировать побег? Нет, все же, наверное, убежал. А что же будет со мной? Какие будут предприниматься действия? Само собой разуме- ется, что за мной будут следить. А могут ли провести обыск в доме? Но, собственно, чего я волнуюсь? Ничего такого у меня нет... Так-то оно так, но ведь подбросить могут... Им же стрелочник нужен. Я резко развернул машину, не поеду домой, лучше на дачу. Родные встретили меня с расстроенными и обеспокоенными лицами. Они обо всем уже знали. - Тебя уже допрашивали? - спросила жена. Известие о побеге Солоника они услышали где-то около полудня по ра- дио, а потом включили телевизор. На экране постоянно показывали фотогра- фию Солоника и Сергея Меньшикова, прапорщика следственного изолятора. Целый день на даче я перебирал в уме варианты, как работать дальше. В отпуск идти не имело смысла: меня бы достали и из отпуска, если б захо- тели. И я решил продолжить работу. В юридической консультации все мои коллеги сочувственно и с понимани- ем отнеслись к проблеме побега моего клиента, давали советы. Многие го- ворили, что надо исчезнуть, уехать куда-нибудь, другие - наоборот, сове- товали продолжать работу как ни в чем не бывало. Я последовал советам последних. Интерес к моей персоне появился, естественно, и у журналистов. Они меня разыскивали, хотели взять интервью. Но никаких заявлений, коммента- риев и интервью я не собирался давать и стал всех их избегать. Надежным убежищем для отдохновения я выбрал дачу. Но через три дня беспокойных и тщетных раздумий и мучительной неопределенности я прервал такой "отдых" и снова вышел на работу. В Москве меня ожидало очередное громкое дело. Взяли известного авто- ритета, и необходимо было с ним заниматься. Но, приступив к работе с но- вым клиентом, я почувствовал, что силы мои исчерпаны, - усталость одоле- вала. Появились еще и новые неприятности. Мне надо было увидеться с клиен- том, которого я консультировал по вопросам бизнеса. Встреча была назна- чена в Партии экономической свободы, недалеко от метро "Новослободская". Возглавлял эту партию в тот период известный предприниматель, в будущем депутат Государственной Думы Константин Боровой: Мы с ним лично были знакомы. Я приехал к офису точно в назначенное время. Когда я выходил из машины, то почувствовал спиной и затылком, что за мной следят. Я обернулся, но ничего подозрительного не заметил: выстро- ившиеся в ряд машины, рядом с некоторыми из них стоят владельцы, пешехо- ды на тротуаре. Но мои подозрения оправдались. После недолгой беседы с одним из руководителей партии в кабинет вошел высокий мужчина. Он наклонился и что-то прошептал ему. Тот вопросительно посмотрел на меня и кивнул. - Вы знаете, что вас "ведут"? - спросил лидер партии. - Откуда у вас такая информация? - удивился я. - Наши сотрудники службы безопасности в прошлом работали в седьмом управлении КГБ. Седьмое управление КГБ-это бывшая "наружка". Охрана офиса заметила машину со знакомыми номерами своих бывших коллег, нынешних фээсбэшников. Естественно, охранники сразу заинтересовались, позвонили на Лубянку и спросили, в чем проблема. Оттуда ответили, что они "ведут" адвоката. - Так что имейте это в виду, - повторил лидер на прощанье. - Бежевая "шестерка". Незаметно выйдя из офиса, я обнаружил недалеко от подъезда припарко- ванную бежевую "шестерку" с двумя мужчинами в салоне. Я отъехал, и вскоре "шестерка" пристроилась мне на "хвост". Слежка за мной должна была быть установлена на все сто процентов, и я в какой-то мере был к этому готов. Но я растерялся и недоумевал, потому что не сов- сем представлял себе, как это за мной постоянно и неотступно будет ез- дить машина с наружным наблюдением. БРЕМЯ ПОПУЛЯРНОСТИ НЕ БЕЗОПАСНО На следующий день я обнаружил нелады с моей машиной: что-то такое стало нагреваться на нейтральных оборотах. В небольшом автосервисе рабо- тал один мой хороший знакомый, и я заехал к нему попросить осмотреть ма- шину. Прогулявшись с полчасика по парку, я вернулся в гараж. Мой знакомый подвел меня к машине и сказал: - Смотри! Почти под капотом я увидел странную маленькую металлическую фишку. - Знаешь, что это такое? - спросил знакомый. - Нет. - Это радиомаячок. - Как это? - Специальный маячок, я еще в армии слышал, что ставится он для того, чтобы можно было определять, по какому маршруту движется объект. Ты как бы запеленгован, кто-то поставил тебе маяк. Может быть, клиенты? - Наверно, - ответил я. - Но это еще не все. Мы смотрели салон и нашли вот это. - И он пока- зал маленький предмет, напоминающий небольшой патрон. - А это что такое? - Это радиомикрофон. Кто-то за тобой активно наблюдает. Ну что ж, маячок и микрофон дело рук спецслужбы, которой приспичило прослушивать мои разговоры. - Слушай, а как мне дальше со всем этим быть? - Ну, это уже не по моей части. Я специалист по машинам, а не по ра- дио. К вечеру я отыскал специалиста и по радио. Мой старый школьный това- рищ был дока в радиоделе, и сейчас он работал на радиофирме, занимающей- ся шпионскими штучками. Я без труда нашел его телефон и договорился о встрече через несколько дней. Объяснив ему ситуацию, я спросил: - Как мне со всем этим обращаться? - Тебе надо приобрести рацию, нацеленную на милицейскую волну, скани- рующее устройство, а нечто типа глушняка я сделаю тебе сам. Через несколько дней после заказа такая аппаратура была готова. Те- перь я мог с помощью рации, которую купил на Тушинском радиорынке, без труда слышать все разговоры, которые велись в машине, следовавшей за мной по пятам. Специальный приборчик, вмонтированный под пепельницей ма- шины, включался и создавал сильные помехи на линии, когда я говорил по телефону. Кроме того, знакомый показал мне прибор, устанавливающий, нет ли в моей квартире радиомикрофонов. С такой шпионской техникой я вскоре понял, что меня, пожалуй, "ведут" все спецслужбы Москвы. Неприятности стали нарастать как снежный ком. Как-то я пришел в "Мат- росскую тишину" проведать своих клиентов. Вызвал одного, другого. Они и поведали мне, что к ним приходили чужие следователи и очень интересова- лись моей персоной: с какого момента я являюсь их адвокатом, кто меня нанимал, как они меня знают, нет ли у меня знакомых среди сотрудников "Матросской тишины" и прочее. Все уже были в курсе, что мой основной клиент совершил побег, и сообщали мне о слухах, которые ползли по "Мат- роске". А слухов было много. Одни говорили, что его на самом деле убили и инсценировали побег. Другие уверяли, что его выкрали. Третьим побег казался наиболее вероят- ным. Но более "острые ощущения", оказывается, ждали меня впереди. Однажды позвонила моя коллега, адвокат Ольга О., и сообщила, что меня срочно просил прийти в больницу Алексей, второй адвокат, работавший со мной по делу Солоника. - А что случилось? Ты не знаешь? - Он жестоко избит. - Как избит? - Приходи - узнаешь у него. Я сразу же выехал в больницу. Алексей лежал на койке весь перебинто- ванный, несчастный и удрученный. - Как все это произошло? - спросил я. Алексей стал рассказывать: - Примерно 13 августа я должен был ехать в отпуск в Германию, за- няться международным автотуризмом, посмотреть вместе с женой в Амстерда- ме парусную регату. 29 июля я ездил на своем "опеле" за покупками и око- ло 12 часов ночи вернулся домой в Митино. Когда я вошел в подъезд, из лифта вышли четверо парней лет двадцати - двадцати пяти, все на одно ли- цо, и начали молча бить меня каучуковыми дубинками со свинцовым наполни- телем. Такими пользуется спецназ. Я закрыл голову руками и пытался объяснить им, что они перепутали меня с кем-то, что я не коммерсант, а адвокат, предлагал им деньги - две тысячи долларов. Но они в разговор не вступали. Закончив бить меня, они даже не взяли мою сумку, а в ней были деньги, кредитные карточки международного банка, газовое оружие, ключи от машины, от квартиры, золотое кольцо с бриллиантом. Кое-как я сумел добраться до соседа, и мы вызвали милицию и "скорую помощь". - Как ты думаешь, кто это мог сделать? - Версий много. Может быть, это связано с Солоником? Но ведь я вышел из этого дела за месяц до его побега, ты же знаешь это не хуже меня. К тому же на бандитов они не были похожи. Мы долго обсуждали его состояние, возможные версии нападения. От вра- чей я узнал, что у Алексея были множественные переломы костей черепа, оскольчатые переломы рук. Ему провели операцию по шрифтованию переломов рук, и она прошла удачно. Алексей лечился еще целый год и все это время не работал. Те, кто его избил, пока не найдены. Я покинул больницу, в голове роились вопросы. Прежде всего, было не понятно, насколько избиение Алексея связано с делом Солоника? Получалась неувязка: то нас всячески контролируют и "ведут" спецслужбы, то вдруг человека, находящегося "под колпаком" спецслужб, подвергают избиению. Это очень странно. Я стал более предусмотрительным и осторожным, перестал пользоваться домашним телефоном, старался звонить из автомата. Сменил номер пейджера и сотового телефона. Стал более внимательно присматриваться к слежке. А слежка продолжалась. Многих людей, наблюдавших за мной, я уже знал в лицо. Рация моя постоянно работала, и то и дело было слышно: "Объект сдал", "Объект принял", так что я знал и какие машины были у меня на "хвосте", и когда их хозяева пересаживались с одного автомобиля на дру- гой. КАК Я ГОТОВИЛ СЕНСАЦИЮ Лето постепенно заканчивалось. Осень была на носу. Сенсация о побеге Солоника стихала, но время от времени появлялись новые известия: то его видели в Европе, то по телевидению выступал какой-то высокий чин из МВД. Где-то в начале сентября заместитель министра МВД генерал Колесников дал интервью, где снова упомянул о Солонике и в угрожающей форме намек- нул, что мы, мол, знаем тех, кто ему помогал, и в скором времени возьмем их и привлечем к ответственности. Я не сомневался, что эти намеки могли относиться и к нам. Так оно и вышло. В конце сентября я приехал в консультацию. Наш сек- ретарь Катя с бледным лицом подошла ко мне: - Вам повестка! Разворачиваю, читаю: вызвать такого-то на допрос в Региональное уп- равление по борьбе с организованной преступностью на Шаболовку, 6. Номер кабинета, дата, время приема. Вот и началось! Все в духе нашей правоохранительной системы: вызывают в понедельник, но сообщают об этом за два дня до назначенного срока, то есть за субботу и воскресенье тебе дают время хорошенько перенервничать, дескать, зачем и почему тебя вызывают, а кроме того, в выходные дни ты ничего и ни у кого не сможешь узнать. Вот и сиди и ломай голову. Хорошо знакомые психологические приемы. Но теперь они применялись не к моим клиентам, а ко мне самому. Ясное дело, что в РУОП вызывают не для того, чтобы объявить благодарность или выдать премию. Готовиться надо к худшему. Не исключены арест или задержание. К чему лукавить: есть у меня определенные связи в правоохранительных органах - не без этого! Мои знакомые делились со мной своей информацией. Одному из них я и позвонил, разъяснил ситуацию. - Что-нибудь можешь узнать? - спросил я. - Постараюсь, - пообещал он. К вечеру раздался телефонный звонок. Мы договорились встретиться в одном из укромных местечек Москвы. Соблюдая все правила предосторожности и конспирации, мы уединились в одном из кафе и постарались, чтобы никто не мог за нами наблюдать. Он сказал: - В отношении тебя ведется разработка: возьмут на беседу и могут за- держать. Планируется, что допрашивать тебя будет сам начальник РУОП Ва- дим Рушайло. Веселенькая новость, ничего не скажешь! Как же быть? Что делать? Как себя обезопасить? Я поехал в Президиум Московской городской коллегии адвокатов, написал заявление, что никакие наркотические средства и оружие на допрос в РУОП я с собой брать не собираюсь, зашил карманы своего пиджака, но потом ре- шил надеть свитер. Зашил карманы брюк. Пригласил знакомых адвокатов, за- ранее оплатив услуги, и попросил в случае моего задержания приехать по- мочь мне и вступить в дело. Для обеспечения полной безопасности предсто- яло позаботиться и о гласности, то есть созвать прессу. Смекалка моя должна была изощряться вовсю. Я позвонил в несколько ре- дакций газет, на телевидение. Представился, рассказал о себе - интерес вызвал громадный. Вокруг моей личности стал разгораться ажиотаж. Я зая- вил, что не исключаю возможности своего задержания прямо у здания РУОПа, поэтому и назначил свидание с журналистами на Шаболовке, 6, к моему при- бытию на допрос. В назначенное время я приехал со своим помощником, с коллегами-адво- катами. Журналисты меня уже ждали. Я дал интервью корреспондентам и те- левидения и прессы и только после этого отправился на допрос. Журналисты остались меня ждать, предвкушая сенсацию: а вдруг меня еще арестуют или задержат? Я поднялся на третий этаж РУОПа и вошел в обозначенный в повестке ка- бинет. Здесь уже сидело человек шесть-семь. В смежной комнате тоже были люди. Но все прикинулись, что шибко заняты и меня даже не замечают. На самом деле оперативники с большим интересом вглядывались в мое лицо, изучали мою реакцию, потом следили за ответами на вопросы. Худощавый русоволосый мужчина средних лет, в очках, назвался следова- телем, взял мою повестку и спросил, есть ли у меня с собой какой-либо документ. Я выложил ему свои документы. Он присел и предложил мне распи- саться в протоколе, что я допрашиваюсь в качестве свидетеля. Я сразу уточнил: - Свидетеля в отношении кого? Своего клиента Солоника? - Да, об этом тоже будет речь. - Но по закону я не могу быть свидетелем и давать какие бы то ни было показания, связанные с моим клиентом Солоником. - И я тут же положил на стол заранее написанное заявление. Следователь быстро ушел в соседнюю комнату, с кем-то, видимо, прокон- сультировался и, вернувшись через несколько минут, сказал: - Беседа будет касаться не самого Солоника, а его побега. - Но о побеге я знаю только из средств массовой информации. - Хорошо. Я проведу с вами допрос, а потом с вами побеседует один из руководителей РУОПа. Так, значит, встречи с Рушайло не миновать, и информация моего знако- мого оперативника была верной. Теперь оставалось только гадать: будет ли мне предъявлено какое-либо обвинение и задержат ли меня в качестве подозреваемого? Как бы там ни было, я старался держать себя в руках. Посыпались вопросы; когда я видел Солоника, знал ли кого-нибудь из его окружения, знакомых, друзей; когда видел в последний раз Наташу и прочее и прочее. Отвечал я односложно: ничего не видел, ничего не знаю, ничего конкретного сказать не могу. Время от времени кто-то звонил следователю, вероятно, наша беседа прослушивалась и по телефону он получал какие-то новые инструкции о том, как вести себя со мной. Мои ответы явно раздражали следователя. Он то бросал ручку, то начи- нал со мной спорить, то прямо намекал, что советует мне беречь свое здо- ровье, чтобы не потерять его так, как это случилось с моим коллегой Алексеем Загородним. Так вот оно что?! - какая наглость! Наконец он признался, что я уже давно "под колпаком". Я сделал удив- ленные глаза: - Не может быть! А зачем? - Ну как же! Нам интересна ваша судьба. Беседа продолжалась более двух часов. Я весь выдохся, устал, - и мне все было уже безразлично. Наконец-то протокол беседы был подписан, и я встал. - Куда мне идти теперь? - спросил я у следователя. - Я провожу вас домой. - Но вы же сказали, что со мной будет беседовать кто-то из руко- водства? - Вы знаете, он уехал на совещание. Значит, что-то произошло. Руководство не посчитало нужным со мной разговаривать, потому что меня внизу ждали журналисты и я мог сразу же дать им информацию, или же, возможно, были и другие причины. - Меня провожать не нужно, я сам могу дойти, - сказал я. - Нет, режимное учреждение не Ботанический сад, чтобы по нему спокой- но прогуливаться, я вас провожу до дверей. Следователь шел немного прихрамывая. Я молчал. У двери он неожиданно, как бы оправдываясь, сказал: - Вот видите - ранение... помоложе был, под пули лез... Хотелось спросить: "А сейчас что, поумнее стали?" - но сдержался. Я не знал, как мне с ним прощаться, но все же осторожно протянул ему руку: - До свидания. - До свидания, может быть, еще встретимся, - сказал он. Подобный финал беседы нисколько меня не обрадовал. Журналисты ждали меня. Я не скупился на интервью. А на следующий день я стал знаменитым адвокатом. Я БЕРУСЬ ЗА РАССЛЕДОВАНИЕ Допрос в РУОПе был последней каплей. Загадочный побег Солоника не су- лил ничего хорошего и в дальнейшем. Угроза опасности по-прежнему тенью следовала за мной. Надо было быть готовым ко всему. А что, если прежде всего самому разобраться в побеге Александра Солоника? Идея собственного расследования показалась мне очень даже заманчивой. Я приехал в "Матросскую тишину" и после ритуала всех формальностей стал вызывать к себе одного за другим клиентов. Надо было получить от них хоть какую-либо информацию. Но сведения у них были отрывочные: кто-то что-то знает, слышал - и никаких конкретных фактов. Полдня в следственном кабинете страшно меня утомили. Я вышел в кори- дор и заметил очень знакомое лицо. Это был сотрудник следственного изо- лятора. Я машинально двинулся за ним. Свернув в другое крыло, он вошел в свой кабинет и закрыл за собой дверь. Я пытался припомнить, кто же он. Ну конечно же я его видел в Большом Кисельном переулке. Он сидел в при- емной в ожидании допроса. Значит, мы с ним вместе были в роли подозрева- емых! Прекрасно! Можно попробовать что-нибудь узнать от него. Я постучалс

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования