Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детская литература
   Обучающая, развивающая литература, стихи, сказки
      Василенко И.. Рассказы о Артемке -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  -
- Вот пристал! Кто да кто! Я им подсунул книжку! А то кто ж! - Убрать этого мерзавца! - взревел полицмейстер, вскочив с кресла. - Вон! Вон его ко всем чертям! Кто-то сзади вцепился Артемке в плечо. "Вот когда пропал!" - подумал Артемка и вдруг так рванулся, что у городового остался в руке только клок рубашки. - Держи! - бросился секретарь. Артемка вскочил на подоконник, взмахнул руками, как птица крыльями, и полетел вниз со второго этажа. Когда полицейские выбежали на улицу, Артемка вздымал пятками пыль в самом конце квартала. АРТЕМКУ УЧАТ Леночка читала под старой грушей своего любимого Некрасова, когда кто-то осторожно звякнул щеколдой. Леночка подошла, открыла калитку - и ахнула: перед ней стоял Артемка. Он робко улыбался. - Выпустили? - вспыхнула от радости девушка. - Убежал... Артемка тяжело дышал, по лицу его катились горошины пота, изодранная рубашка обнажала загорелое тело. Леночка обеими руками схватила его за руку и потянула в калитку. Во дворе она усадила его на скамью, вытерла ему платочком лицо, пригладила волосы. - Как маленького! - засмеялся Артемка. Засмеялась и Леночка. Но сейчас же опять схватила его за руку: - Что с вами? В глазах у Артемки стояли слезы... Возвращаться в будку было опасно, и Леночка уговорила Артемку остаться пока в их дворе. Мать девушки, узнав, что в амбаре прячется бежавший арестант, страшно испугалась. Но, когда Леночка рассказала всю историю Артемки и показала его самого, старушка немного успокоилась, хоть и продолжала ворчать. Дело гимназистов продолжалось недолго. Отец Коли, известный в городе адвокат, пустил в ход свои связи и влияние, а Петин отец, рыбный промышленник, - деньги. Вышло так, что во всем оказался виноватым Артемка; он притащил запрещенную литературу, он подбил Колю и Алешу написать пьесу, а те и сами не понимали, что делали: молодые, увлекающиеся, глупые. Гимназистам было стыдно перед Артемкой. Они его тихонько навещали в амбаре и вс„ думали, как избавить его от беды. Артемка томился в чужом дворе и однажды ночью отправился к себе в будку. Он открыл дверь и осмотрелся: все па месте. Но все-таки отодвинул чурбан, слегка приподнял доску пола и просунул в отверстие руку. Рука сразу же нащупала круглую поверхность жестяной коробки. "Здесь!" - окончательно успокоился Артемка. В этой круглой коробке хранилось самое для него дорогое: часы с серебристым циферблатом - подарок Пепса, коричневый бумажник из мягкой шагрени, который Артемка с великой любовью сшил для своего черного друга, и шелковая, вся в золоте, парча. Из этой парчи юн сделает Лясе туфли, в каких не ходят и царевы дочки. Успокоившись, Артемка вернулся в амбар. На другой день во двор к Леночке пришли Коля, Алеша и белобрысый гимназист лет четырнадцати. Коля сказал: - Артемка, нам Леночка все передала: и про Пепса и про то, что ты хочешь стать артистом. Но без образования настоящим артистом быть нельзя. Ты это понимаешь? Вот мы и решили: Леночка будет заниматься с тобой по русскому, Алеша - по истории, Ваня (Коля показал глазами на белобрысого гимназиста) - по арифметике и алгебре, а я - по географии. Ты согласен? Потом мы соберем деньги и отправим тебя тайком в другой город. Усадив Артемку за стол, гимназисты принялись выяснять его знания. Увы, этих знаний было так мало, что Леночка даже расстроилась. Но и она не могла не рассмеяться, когда на вопрос о падежах Артемка ответил: - Сам не видел, а мужики на базаре говорили, что падежи в этом году большие были. Дроби он знал, но, когда Ваня спросил об отношениях между числами, Артемка обиделся: - Да какие же могут быть отношения между числами! Смеешься? Знал Артемка и о том, что Земля круглая, но был убежден, что только на Северном полюсе холодно, а на Южном жарища такая, что "аж трескается все". Услышав это, Алеша только прошептал: - Немыслимо! ПИСЬМО Дни мелькали быстро. Гимназисты задавали уроков много и были сначала очень требовательны, особенно самый младший из них - Ваня. Артемка старательно решал задачи, с величайшим удивлением узнавал, что можно складывать и вычитать буквы, даже деление и умножение отрицательных величин усвоил, хотя вначале и сказал Ване: - Что плюс на плюс дает плюс - это правильно; что плюс на минус будет минус - это может быть, но чтобы минус на минус давал плюс - это ты врешь! Грамматика давалась Артемке значительно легче, и Леночка с удовольствием слушала, как бойко он разбирал предложения по частям речи. Историю Артемка за урок не признавал. Учебник Иванова "Восток и мифы" он читал, как повесть, с историческими фактами обращался вольно и, отвечая Алеше, сдабривал прочитанное такой долей фантазии, что тот только качал головой да в ужасе шептал: "Немыслимо!" Засыпал Артемка усталый. Ночью ему снилось Москва, какой он ее видел на коробке от конфет - с зубчатыми стенами Кремля и золочеными макушками церквей, - и Пепс с Лясей Пепс слушал его рассказы о подвигах Геракла, качал черной курчавой головой и все допытывался, на какой минуте и каким приемом - тур-де-бра или двойным нельсоном - Геракл победил Антея, а Ляся смотрела Артемке в лицо своими сиреневыми глазами и чему-то улыбалась. И от этой улыбки улыбался и спящий Артемка. Но прошло немного времени, и интерес к Артемке начал спадать. То забудет прийти на занятия Ваня, то уедет на дачу Коля. Объясняя урок, гимназисты тревожно прислушивались к каждому звуку, доносившемуся с улицы, а уходили так торопливо, будто убегали от опасности. Артемка все это замечал и все сильнее чувствовал себя здесь чужим. Только Леночка была по-прежнему с ним ласкова. Однажды она читала вслух "Каштанку". Описание цирка всколыхнуло в Артемке свежие еще воспоминания. Ему стало грустно. - Не пишут, - сказал Артемка. - Ни он, ни она. - Кто это "она"? - с любопытством спросила Леночка. - Она? Ну Ляся. Разве я не говорил вам? И, как раньше о Пепсе, Артемка рассказал о девочке-канатоходце. - Странно! - сказала Леночка. - Вот и она не пишет, хоть и обещала. Ни он, ни она. Да хорошо ли они знают ваш адрес? - Ка... какой адрес? - с внезапной тревогой спросил Артемка, поднимаясь со скамьи - Ну, адрес, который на конвертах пишут. Улицу, номер дома, фамилию. - Улицу?.. Побледнев, Артемка смотрел на Леночку. Вдруг губы его задрожали. Он опустился на скамью, упал головой на руки и заплакал. Только теперь, впервые в жизни, дошло до его сознания, что никакого адреса у него не было. В самом деле, жил он не по улице, а на базаре, среди беспорядочного нагромождения лавок и лотков. Дом? Но дома не было, была будка. Что касается номера, то Артемка отроду не помнил, чтобы на этой будке висело что-нибудь, кроме вывески с изображением сапога. И что всего ужаснее - ни Пепс, ни Ляся никогда не спрашивали у него фамилию. Выпытав наконец, в чем дело, Леночка и сама огорчилась. Сначала она не могла даже найти слов для утешения, но потом сказала: - Может быть, еще не все потеряно. Не отчаивайтесь. Надо справиться на почте. Нам вот тоже письмо долго не приходило. А потом что же оказалось? оно лежало на почте. Адрес был неправильный. Почта помещалась далеко, в самом центре, да и опасно было выходить. Но Артемка тотчас же вскочил со скамьи. Оставив на столе тетрадь и книжки, с невысохшими полосками размазанных слез на щеках, он бегом бросился со двора. Почта была уже закрыта. Артемка принялся стучать в дверь. Сторож прогнал его. Артемка ушел в будку и всю ночь ворочался на своей скамейке, а утром, чуть свет, опять явился. В ожидании, пока открыли дверь, он измучился. Почтовые чиновники сидели за решетками, как звери в клетках, и к какому окну подойти, Артемка не знал. Выбрав наконец старичка, по виду самого доброго, Артемка спросил: - Дедушка, мне письмеца нету? Старичок записывал что-то в толстую конторскую книгу и не ответил. Артемка подождал и опять повторил вопрос. - Пишут, - сказал старичок, не отрывая глаз от книги. Артемка вздохнул и пошел к другому окошку. Там сидел чиновник помоложе, но с такой страшной бородавкой под носом, что Артемка решил лучше его не трогать. В третьем окне ему тоже сказали, что пишут, а в четвертом ничего не сказали. Увидев на двери эмалированную дощечку с надписью: "Начальник почтовой конторы", Артемка в отчаянии нажал ручку и оказался в кабинете. За столом сидел человек в форме и поверх очков смотрел на вошедшего. - Дяденька, - попросил Артемка, - ну хоть бы вы помогли. Прямо хоть помирай! - Короче, - сказал начальник. - Письма я жду. Целый год уже. - Так что же ты хочешь? Чтобы я тебе его написал? - Да нет, дяденька! Я говорю, номера на моей будке нету, вот в чем запятая. - Как это номера нет? - заинтересовался начальник. - Так и живешь без номера? - Так и живу. И Артемка рассказал про свою беду. - Да, - согласился начальник, - без номера жить невозможно. Он вызвал чиновника с бородавкой и приказал ему разобраться в Артемкином деле. Чиновник оказался не сердитым. Он подвел Артемку к длинному, под проволочной сеткой ящику, висевшему на стене, и долго перебирал пожелтевшие уже письма и открытки. Потом сказал: - Нету. Никаким Артемкой и не пахнет. Ты приди часа в три, когда почтальоны вернутся. В три часа чиновник послал сторожа за каким-то Первухиным. Первухин долго не приходил, а когда пришел, то оказался тем самым старичком, которого Артемка не раз видел на базаре с палкой в руке и кожаной сумкой на боку. - Вот, - сказал чиновник, - из твоего участка. Артемкой зовут. Целый год ждет письма. Вспомни-ка. - "Вспомни-ка"! - усмехнулся почтальон. - Разве за год все упомнишь? А номер какой? Артемка рассказал все сначала. - Теперь вспомнил, - сказал спокойно старик. - Было два письма без фамилии и номера. Одно в Москву вернули, другое - в Астрахань. У Артемки что-то в груди стукнуло и занемели ноги. - Что ты? - спросил старик. - Губы как посинели! Ясно, вернули, чего же Им тут лежать! И третье б вернули, кабы не ваш базарный сторож. Один он только и догадался, что тебе оно написано. Уж больно адрес смешной. Получил? - Нет, - прошептал Артемка, еще больше бледнея. - Дедушка, родненький, где ж оно? - А тут уж я не виноват. Будка была заперта, я в щелку и сунул. Поищи, может, завалилось куда. Кажись, тоже штемпель московский был. Артемка не помнил; как он выскочил на улицу, как добежал до будки. Сундук, лохань, деревянную скамью-лежанку - все сдвинул с места, все перевернул и обшарил. Письма не было. И, когда, без всякой уже надежды, Артемка приподнял висевшую на стене рамку с зеленой картинкой Святогорского монастыря, что-то, прошелестев по стене, упало на пол Артемка нагнулся, схватил серый от пыли конверт и проворно разорвал его. На листке линованной бумаги круглыми, почти детскими буквами стояло: "Артиомка, где есть ти? Я очень писал тебе письмо. Письмо много ходил и кэм бэк1 моя квартира. Я очень жду тебя Москва..." Дальше Артемка читать не стал. Он выскочил из будки, подпрыгнул и колесом проехал между рядами ошарашенных торговок. А немного спустя он уже бежал на вокзал, крепко прижимая к груди круглую жестяную коробку с шагреневым бумажником и золотистой парчой. 1944 1 Кэм бэк - пришло обратно (англ.). Иван Василенко. Артемка в цирке. ПРИЛИЧНОЕ ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ Началось это у Артемки с того, что нашел он пантомиму. Шел от моря, где ловил бычков, и нашел. Лежала пантомима в песке, недалеко от берега, только уголок высовывался. Взял Артемка за уголок, потянул - книга; развернул, а печать какая-то странная: буквы крупные, редки и не черные, а синие. "Что такое? - подумал Артемка. - Книга какая-то не такая..." Взял под мышку и принес к себе в будку. Артемкина будка стояла на базаре среди таких же покосившихся и закоптелых будок. На ней еще сохранилась отцова вывеска - сапог и надпись от руки: "Мастер Никита Загоруйко, прием Заказов и Пачинка". Но все знали, что Никита Загоруйко умер два месяца назад, и обувь носили чинить в другие будки. Если же случались такие, что не знали о смерти Никиты, то постоят, посмотрят, покачают головой - дескать, еще испортит малец - а уйдут. Досадно было: ведь Артемка мог не только латку поставить, но даже новые головки притачать, а вот не доверяют. Если бы не удочка, хоть умирай. Артемка почистил бычки, вывалял их в муке и положил на сковородку. И тут, нагнув голову, чтобы не набить шишку, вошел учитель Борис Николаевич, у которого Артемка обучался в приходской школе: - Косячки на каблуки поставить можешь? Обрадовался Артемка, но виду не подал. Взял туфли, повернул вверх подошвой и деловито оглядел. - Это можно, - сказал он, как говорил отец. - А долго будешь делать? - Да сейчас же при вас и сделаю. Артемка обстругивал острым ножом подошвенную кожу, а учитель сидел на чурбане и дымил папироской. - Так, значит, и живешь один? - спросил учитель. - Так, Борис Николаевич, и живу. - Ну, а зарабатываешь как? На жизнь хватает? Артемке хотелось пожаловаться на недоверчивых заказчиков, но не позволила гордость. - Сами знаете, какие нынче времена: здорово не разживешься. Ну, а все-таки жить можно. Кому раз починю, тот уже другому не понесет. - Да-а... - сказал учитель раздумчиво. - Ты скорей подрастай да женись. А то что ж так... Артемка промолчал. Учитель взял со стола запыленную книжку и вслух прочитал: - "Тарас Бульба. Пантомима по повести Н. В. Гоголя". Что такое? Пантомима? - удивился он. - Откуда это у тебя? - А это я в песке нашел. Возле моря. Хотел было почитать, да разве за работой успеешь. - Подожди, - сказал учитель. - Что это я недавно читал? Ну да, так и есть, в газете объявление было от цирка: "Утеряна пантомима "Тарас Бульба". Нашедшего просим вернуть за приличное вознаграждение". Ясно, это и есть она. Тащи ее в цирк, да смотри не продешеви. Артемка с интересом взглянул на книжку. - А какое это такое - приличное? - Приличное? Ну, значит, хорошее, не обидное для той личности, которая принесет. Рублей пять, а то, может, и десять. Когда учитель ушел, Артемка достал с полки маленькое зеркальце и долго рассматривал себя: зеленые, как у кошки, глаза, нос гургулькой и желтые, выцветшие на солнце волосы, - нет, десять не дадут. Артемка причесался, аккуратно завернул в газету книжку, как делал это с башмаками, когда отец посылал отнести их заказчику, и пошел к цирку. Цирк был круглый, деревянный, большой. Оттого, что на всей площади, кроме него, не было других построек, он казался важным. На стенах, около входа, висели афиши, а на афишах боролись полуголые люди со вздувшимися мускулами, стояли на задних ногах лошади, кувыркался рыжий человек в пестром капоте. Ворота цирка оказались раскрытыми, и Артемка вошел в помещение, где стояли буфетные столики с досками под мрамор. Малиновая бархатная портьера прикрывала вход куда-то дальше. Артемка постоял, прислушался. Никого. Даже окошечко кассы задвинуто. Тихонько приподнял портьеру - запахло свежими стружками и конюшней. Шагнув вперед, Артемка увидел круглую площадку и невысокий круглый барьер, а за барьером вокруг площадки поднимались деревянные скамейки все выше, выше, чуть ли не к самому потолку. У Артемки даже в глазах зарябило - так их было много. А над. кругом, высоко, как в церкви, на толстых голубых шнурах висела трапеция. "Вот это самое и есть цирк, - подумал Артемка, - Огромнющий!" Напротив распахнулась портьера, и оттуда выскочил маленький лысый человек. Он ударился ногами о барьер, подскочил, перевернулся в воздухе и сел на древесные опилки, которыми был усыпан круг: - Добрый вечер! Как вы поживаете? Артемка удивился: был ведь еще день. Но все-таки ответил: - Ничего. Помаленьку. Человек быстро повернул в его сторону голову, встал и сердито сказал: - Дурак! Артемка обиделся: - Я не дурак. Я пантомиму принес за приличное вознаграждение. - Какую пантомиму? - нахмурился лысый человек. Он подошел, взял из рук Артемки книгу и развернул ее: - Ага! Вот оно что. Нашлась, значит. Ну, неси ее хозяину. Вон туда, - показал он на портьеру. Артемка пошел к портьере, а лысый человек быстро просунул голову и руки себе под ноги, заквакал и по-лягушечьи запрыгал по кругу. "Вот чудак!" - усмехнулся Артемка. Он уже протянул руку, чтобы раздвинуть портьеру, но в это время она распахнулась сама и, чуть не сбив Артемку с ног, на арену промчалась огромная бело-розовая свинья. Лысый взвизгнул, вскочил на свинью верхом, а руками схватил ее за уши. Пронзительно вереща, свинья помчалась по кругу, а лысый залаял так, что Артемка даже оглянулся - не гонится ли за ним собака. "Ну, цирк!" - удивился Артемка. Он раздвинул портьеру, сделал несколько шагов и остановился. Направо и налево, закругляясь, шел коридор. Откуда-то скупо пробивался дневной свет. Подумав, Артемка повернул направо. По одну сторону смутно вырисовывались деревянные переборки, как в конюшнях; другая стена была глухая. Артемка остановился, прислушался. За одной из переборок он услышал сдержанный говор. Думая, что здесь и находится хозяин, Артемка осторожно приоткрыл дверь и очутился в небольшой разукрашенной афишами комнате. На топчане, лицом вниз, лежал огромный человек в желтых ботинках на толстой подошве и всхлипывал. Шея и руки его были иссиня-черные, а волосы курчавые и тоже черные. Чуть поодаль на табуретке сидел дед с большой розовой шишкой на лысой голове и утешающе говорил: - А ты не обращай внимания, не расстраивай себя. Все они жулики и фараоны. Плюнь! "Наверно, американские", - подумал Артемка про ботинки. А о самом человеке решил так: "Какие-то жулики и фараоны вымазали ваксой ему руки и шею, оттого он и плачет. А деду шишку набили". Мужчина повернулся, и Артемка увидел, что и лицо у него было черное. - Он мне сказал: "Ти черный дьявол. К твой черний морда никакой белий краска не ляжет. Это, - сказал, - нигде не бил, чтоб черний рожа играл белий человек". "Негр!" - догадался Артемка. - Дурак он, потому так и говорит, - отвечал дед. - Плюнь! - Он мне сказал: "Ти борец, ти не есть актер. Публик смеяться будет". - Ну и дурак! Другие же борцы играют! - Я сказал: "Другие борци играют". Он сказал: "Другие борци белий, а ти - черний". После этих слов негр опять всхлипнул и горестно, как-то по-старушечьи, закачал головой. Артемке стало жалко его. - Эх, - сказал он, - как обидели человека! Дед и негр одновременно повернулись к дверям. - Чего тебе, хлопчик? - спросил дед. - Пантомиму принес, - сказал Артемка. - За приличное вознаграждение. - Пантомиму?.. - Дед подумал и решительно сказал: - Не требуется. Неси в театр. Там, может, примут. - Зачем в театр? - поднялся негр. - Ти "Бульба" нашел? - "Бульбу". - Эта пьяная Самарин потеряла. - А-а, - догадался дед, - это про которую в газете объявляли? Где же ты нашел? - В песке, на берегу. - Ишь, куда его нелегкая носила! Это он угорел от водки и полез ночью в море. Ну, неси хозяину. Пойдем, я покажу где. - А вы не хозяин? - спросил Артемка. - Я? - удивился дед. - Нет, хлопче, я не хозяин, я сторож. А хозяин сбоку кассы сидит.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования