Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Кристи Агата. Человек в коричневом костюме -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  -
Агата КРИСТИ ЧЕЛОВЕК В КОРИЧНЕВОМ КОСТЮМЕ ONLINE БИБЛИОТЕКА http://www.bestlibrary.ru ПРОЛОГ Надина, русская танцовщица, покорившая Париж, вновь и вновь выходила на поклоны. Ее узкие черные глаза сужались еще больше, длинная линия ярко-красного рта слегка изгибалась кверху. Восхищенные зрители еще продолжали шумно выражать свою признательность, когда с шуршанием упал занавес, скрыв причудливые декорации, в которых преобладали красный и синий цвета. Танцовщица в своем развевающемся голубом с оранжевым одеянии покинула сцену. За кулисами ее восторженно принял в объятия бородатый господин - директор театра. - Великолепно, малышка, великолепно! - вскричал он. - Сегодня ты превзошла себя. - Он галантно расцеловал ее в обе щеки. Мадам Надина не обратила внимания на уже привычную для нее похвалу и прошла в свою туалетную комнату, где повсюду были небрежно расставлены многочисленные букеты, на плечиках висела одежда в футуристических узорах, а воздух был горяч и сладок от запаха множества цветов и других тонких ароматов. Костюмерша Жанна прислуживала своей хозяйке, болтая без умолку и изливая поток неискренних комплиментов. Стук в дверь прервал ее излияния. Жанна пошла открывать и вернулась с визитной карточкой. - Мадам примет? - Дай-ка взглянуть. Танцовщица устало протянула руку, однако при виде имени на карточке - граф Сергей Павлович - огонек любопытства зажегся в ее глазах. - Я приму его. Подай мне палевый пеньюар, и побыстрее. А когда граф войдет, уйдешь. - Хорошо, мадам. Жанна принесла изысканный пеньюар из шифона, отделанный горностаем. Надина надела его и села, улыбаясь своим мыслям, выбивая пальцами длинной белой руки медленную дробь по стеклу туалетного столика. Граф не заставил себя ждать. Это был человек среднего роста, стройный, изящный, очень бледный и чрезвычайно утомленный. В его лице не было ничего примечательного, и раз увидев, его трудно было узнать вновь, если бы не его манеры. С преувеличенной учтивостью он наклонился к руке танцовщицы. - Мадам, я счастлив вас видеть. Это было все, что услышала Жанна, закрывая за собой дверь. После того как Надина осталась с гостем наедине, ее улыбка неуловимо изменилась. - Хоть мы и соотечественники, я думаю, мы не станем говорить по-русски, - заметила она. - Поскольку ни один из нас не знает ни слова по-русски, это, вероятно, будет разумно, - согласился гость. Они перешли на английский, и теперь, когда граф перестал манерничать, никто не усомнился бы в том, что это его родной язык. Действительно, когда-то он начинал как артист-трансформатор в лондонском мюзик-холле. - Сегодня вы имели большой успех, - сказал он. - Поздравляю. - Тем не менее, - заметила Надина, - я расстроена Мое положение сейчас не такое, как раньше. Подозрения, возникшие на мой счет во время войны, так и не рассеялись. За мной постоянно следят. - Но ведь обвинение в шпионаже против вас никогда не выдвигалось? - Нет. Наш шеф составляет свои планы крайне осторожно. - Да здравствует "полковник"! - произнес граф, улыбаясь. - Кстати, поразительная новость - он собирается в отставку. Уйти от дел! Как какой-нибудь доктор, мясник или водопроводчик... - Или любой другой деловой человек, - закончила Надина. - Это не должно удивлять нас. Ведь "полковник" всегда был настоящим человеком дела. Он организовывал преступление так обстоятельно, как другой - производство ботинок. Оставаясь в тени, он задумал и отрежиссировал серию в высшей степени удачных дел во всех областях, которые только может охватить его специальность. Похищения драгоценностей, подлог, шпионаж (очень выгодный в военное время), диверсии, убийства - едва ли найдется нечто, чем бы он не занимался. Мудрейший из мудрых, он знает, когда остановиться. Игра становится опасной? он изящно выходит из нее - с огромным состоянием! - Гм! - произнес граф задумчиво. - Но это весьма огорчительно для всех нас. Ведь мы остаемся без дела. - Однако с нами сполна расплачиваются - и самым щедрым образом! Едва уловимая насмешка в ее тоне заставила графа пристально посмотреть на нее. Она улыбалась своим мыслям, и особенность ее улыбки вызвала его любопытство. Тем не менее он дипломатично продолжал: - Да, "полковник" всегда был щедрым хозяином. Залог успеха, пожалуй, в этом, а также в умении заранее найти подходящего козла отпущения. Великий ум, несомненно великий ум! И приверженец принципа "если хочешь сделать что-нибудь с гарантией безопасности, не делай этого самостоятельно!" На это есть мы, каждый из нас увяз по уши и полностью в его власти, но ни один не располагает ничем компрометирующим его. Он сделал паузу, как будто ожидая, что она что-нибудь возразит, но она молчала, продолжая улыбаться своим мыслям. - Ни один из нас, - повторил он задумчиво. - И все же, знаете, старик суеверен. Много лет назад, насколько мне известно, он пошел к одной из предсказательниц судьбы. Она напророчила ему жизнь, полную успеха, но заявила, что он будет разорен женщиной. На сей раз его слова заинтересовали ее. Она нетерпеливо посмотрела на графа. - Странно, очень странно! Женщиной, вы говорите? Он улыбнулся и пожал плечами. - Конечно, когда он уйдет в отставку, он женится. На какой-нибудь юной красавице из высшего света, которая растранжирит его миллионы быстрее, чем он их приобрел. Надина покачала головой. - Нет, нет, дело не в этом. Послушайте, друг мой, завтра я еду в Лондон. - А ваш контракт здесь? - Меня не будет только одну ночь. И я еду инкогнито, как член королевской семьи. Никто никогда не узнает, что я покидала Францию. И зачем, думаете вы, я уезжаю? - Вряд ли ради удовольствия. Особенно в это время года. Январь отвратительный месяц. Месяц туманов! Должно быть, вы едете ради выгоды, а? - Совершенно верно. - Она поднялась и встала перед ним, каждая линия ее тела была преисполнена гордости и высокомерия. - Вы только что сказали, что ни один из нас не располагает ничем компрометирующим шефа. Ошибаетесь. Я располагаю. Я, женщина, проявила сообразительность и храбрость - да, ибо, чтобы перехитрить его, нужна храбрость. Вы помните дело с алмазами "Де Бирс"? - Да. В Кимберли, перед самой войной? Правда, я не имел к этому никакого отношения и никогда не слышал о деталях. Дело было замято по какой-то причине, не так ли? А улов был прекрасный. - Камни на сумму сто тысяч фунтов стерлингов. Мы сделали это вдвоем, разумеется, по указаниям "полковника". И именно тогда у меня появился свой шанс. План состоял в том, чтобы подменить несколько алмазов, привезенных из Южной Америки двумя молодыми старателями, которые случайно оказались в это время в Кимберли. Подозрение тогда должно было пасть на них. - Очень умно, - вставил граф одобрительно. - "Полковник" всегда действует умна. Я выполнила свою роль.., однако сделала еще то, что "полковник" не предусмотрел. Я сохранила несколько южноамериканских камней - один или два из них уникальны, и легко можно доказать, что они никогда не проходили через руки "Де Бирс". Поскольку эти алмазы у меня, мой уважаемый шеф полностью в моей власти. Как только два молодых человека будут оправданы, подозрение падет на него. Все эти годы я молчала, мне было достаточно знать, что у меня в запасе есть это оружие. Но сейчас положение изменилось. Я хочу получить свою цену - и это будет большая, можно сказать, потрясающая цена. - Удивительно, - сказал граф. - И вы, конечно, всюду возите эти алмазы с собой? Он осторожно пробежал глазами по неприбранной комнате. Надина тихо рассмеялась. - Зачем же делать подобные предположения? Я не дура. Алмазы находятся в безопасном месте, где никому не придет в голову искать их. - Я никогда не считал вас дурой, моя дорогая, однако осмелюсь заметить, что ваша храбрость граничит с безрассудством. "Полковник", знаете, не тот человек, который может легко позволить себя шантажировать. - Я не боюсь его, - рассмеялась она. - Только одного человека я когда-то боялась, но он - мертв. Граф посмотрел на нее с любопытством. - Тогда будем надеяться, что он не воскреснет, - заметил он беспечно. - Что вы хотите сказать? - резко вскрикнула танцовщица. Граф взглянул на нее с некоторым удивлением. - Я только хотел сказать, что его воскресение из мертвых поставило бы вас в затруднительное положение, - объяснил он. - Глупая шутка. Она облегченно вздохнула. - О, нет, он действительно мертв. Убит на войне. Это был человек, который некогда.., любил меня. - В Южной Африке? - спросил граф небрежно. - Да, в Южной Африке, если вас это интересует. - Это ваша родина, не так ли? Она кивнула. Ее гость встал и протянул руку за шляпой. - Ну, - заметил он, - вы лучше всех знаете свое дело, но на вашем месте я опасался бы "полковника" гораздо больше, чем разочарованного любовника. "Полковник" - это человек, которого недооценить особенно легко. Она презрительно рассмеялась. - Как будто я не знаю его после стольких лет! - А вы его знаете? - сказал он мягко. - Мне очень интересно, знаете ли вы его по-настоящему. - О, я не дура! В этом деле я не одна. Завтра в Саутгемптоне швартуется южноафриканское почтовое судно, на борту которого находится человек, который специально едет из Африки по моей просьбе и который уже выполнил некоторые мои распоряжения. "Полковнику" придется иметь дело не с одним из нас, а с обоими. - Это разумно? - Это необходимо. - Вы уверены в этом человеке? Необычная улыбка мелькнула на лице танцовщицы. - Я совершенно уверена в нем. Он незадачлив, но абсолютно надежен. - Она сделала паузу, а затем добавила безразличным тоном: - Между прочим, он мой муж. Глава I Все были в моем распоряжении при написании этой истории - от великих (представленных лордом Нэсби) до малых (в лице нашей бывшей служанки Эмили, с которой я виделась во время последней поездки в Англию. "О боже, мисс, какая расчудесная книга, должно быть, у вас получится из всего этого - прямо как кино!"). Я допускаю, что у меня есть определенные качества для выполнения поставленной задачи. Я была замешана в этом деле с самого начала, все время находилась в самой гуще и "торжественно присутствовала при завершении событий". К счастью, пробелы, которые я не могу восполнить за недостатком собственной осведомленности, дополняются престранными выдержками из дневника сэра Юстаса Педлера, который он любезно предоставил мне. Итак, в путь. Энн Беддингфелд начинает повествование о своих приключениях. Я всегда страстно мечтала о приключениях. Дело в том, что жизнь моя была ужасно однообразна. Мой отец, профессор Беддингфелд, был одним из самых известных в Англии антропологов. Он был просто гением - все признают это. Его разум пребывал в палеолитическом периоде, и неудобство жизни для него заключалось в том, что его тело существовало в современном мире. Папа не интересовался современным человеком - даже человека неолитического периода он считал недостойным своего внимания и начинал испытывать прилив энтузиазма, только достигнув мустьерской эпохи. К несчастью, совершенно обойтись без современных людей невозможно. Вы вынуждены поддерживать какие-то отношения с мясниками и булочниками, продавцами молока и зеленщиками. Папа был погружен в прошлое, мама умерла, когда я была ребенком, поэтому взять на себя практическую сторону жизни выпало мне. Откровенно говоря, я ненавижу человека палеолита, будь он представителем ориньянской, мустьерской, шелльской или еще какой-нибудь эпохи, и, хоть я и отпечатала и откорректировала большую часть папиного труда "Неандертальский человек и его предки", сами неандертальцы вызывают во мне отвращение, и я всегда думаю о том, какое счастье, что они вымерли в далекие времена. Не знаю, догадывался ли папа о моих чувствах, вероятно нет, но в любом случае это бы его не волновало. Мнение других людей никогда не интересовало его ни в малейшей степени. Думаю, это действительно было признаком величия. Таким образом, он жил совершенно обособленно от настоятельных потребностей повседневной жизни. Он самым примерным образом съедал то, что ему подавали, но, казалось, испытывал тихое огорчение, когда вставал вопрос о счетах. Кажется, у нас никогда не водились деньги. Его известность была не из тех, что приносят денежный доход. Хоть он и состоял членом почти всех видных обществ и за его именем следовала куча научных титулов, публика едва ли знала о его существовании, и пусть его пространные ученые книги внесли выдающийся вклад в общую сумму человеческих знаний, широкие массы они не привлекали. Только однажды папа оказался предметом общественного внимания. Он прочел доклад в каком-то научном обществе о детенышах шимпанзе. Человеческие детеныши обладают некоторыми антропоидными чертами, тогда как детеныши шимпанзе более сходны с человеком, чем взрослые особи. Это, по-видимому, свидетельствует о том, что наши предки стояли ближе к обезьянам, чем мы, а предки шимпанзе, напротив, были более высокого типа организации, чем существующие виды, другими словами, шимпанзе - продукт вырождения. Предприимчивая газета "Дейли баджет", усиленно выискивавшая сенсации, немедленно отреагировала, выйдя с огромными заголовками: "Мы не произошли от обезьян, но произошли ли обезьяны от нас? Видный профессор говорит, что шимпанзе - это выродившиеся люди". Вскоре после этого к папе пришел репортер и попытался уговорить его написать серию популярных статей по данной гипотезе. Я редко видела папу столь рассерженным. Он выпроводил репортера из дома без особых церемоний, во многом к моей тайной печали, поскольку в то время нам особенно не хватало денег. У меня даже в первый момент возникла мысль, не побежать ли вдогонку за молодым человеком и сообщить ему, что мой отец передумал и вышлет требуемые статьи по почте. Я легко могла бы их написать сама, и вероятнее всего, папа никогда не узнал бы о сделке, не будучи читателем "Дейли баджет". Однако я отвергла этот ход как слишком рискованный, а просто надела свою лучшую шляпку и грустно побрела в деревню на беседу с нашим бакалейщиком, преисполненным праведного гнева. Репортер из "Дейли баджет" был единственным молодым человеком, когда-либо посетившим наш дом. Временами я завидовала Эмили, нашей молоденькой служанке, которая, как только предоставлялась возможность, "шла гулять" со здоровенным моряком, с которым была обручена. Иногда, чтобы, как она выражалась, "держать его в руках", она ходила гулять с приказчиком из зеленной лавки или с помощником аптекаря. Я с грустью размышляла, что мне некого "держать в руках". Все папины друзья были пожилые профессора, обычно с длинными бородами. Правда, однажды профессор Петерсон нежно обнял меня, промолвив, что у меня "изящная маленькая талия", а затем попытался поцеловать меня. Одна эта фраза показала, что он безнадежно старомоден. С моих младенческих лет ни одному уважающему себя существу женского пола не говорили об "изящной маленькой талии". Я тосковала по приключениям, любви, романтике, но, кажется, была обречена на однообразное утилитарное существование. В деревенской библиотеке, где выдавали книги на дом, полно зачитанных до дыр романов, и я, насладившись чужими опасностями и любовью, шла спать, мечтая о суровых молчаливых родезийцах, о сильных мужчинах, которые всегда "сбивали своего противника с ног одним ударом". В деревне не было никого, кто хотя бы отдаленно напоминал героев, способных "сбить" противника с ног одним ударом или даже несколькими. В деревне имелся и кинематограф с еженедельными сериями фильма "Памела в опасности". Памела была восхитительная молодая женщина. Ничто ее не устрашало. Она выпадала из аэропланов, рисковала жизнью на подводных лодках, карабкалась на небоскребы и опускалась в преисподнюю, не моргнув глазом. На самом деле она не была умной, так как "Великий преступник преисподней" всякий раз ловил ее. Поскольку он, по-видимому, не хотел просто убить ее, а всякий раз приговаривал к смерти в газовой камере или умерщвлению с помощью каких-либо новых удивительных средств, герою всегда удавалось спасти ее в начале каждой следующей серии. Я обычно выходила из кинематографа, полная бредовых мыслей, а придя домой, находила послание от газовой компании, угрожавшей отключить газ, если мы не оплатим просроченный счет! И все же, хоть я и не подозревала ни о чем каждая минута приближала меня к приключениям. Вероятно, в мире найдется много людей, которые никогда не слыхали о находке древнего черепа на прииске Брокен Хилл в Северной Родезии. Однажды утром я спустилась к завтраку и нашла папу в состоянии почти апоплексического возбуждения. Он выложил мне все. - Ты понимаешь, Энн? Несомненно, там есть определенное сходство с яванским черепом, но поверхностное, только поверхностное. Нет, здесь мы имеем, я всегда утверждал это, последовательную форму неандертальской расы. Ты считаешь само собой разумеющимся, что гибралтарский череп наиболее примитивен из найденных неандертальских черепов? Почему? Колыбель человеческой расы находилась в Африке. Они перешли в Европу... - Не мажь мармелад на копченую рыбу, папа, - сказала я поспешно, останавливая руку моего рассеянного родителя. - Да, ты говорил?.. - Они перешли в Европу на... Здесь он ужасно поперхнулся, так как во рту у него было полно рыбьих косточек. - Но мы должны сейчас же ехать, - заявил он, вставая по завершении трапезы. - Нельзя терять время. Мы должны быть на месте, там, в окрестностях, нас, несомненно, ждут бесчисленные находки. Мне будет интересно отметить, является ли найденное типичным для мустьерского периода - и я полагаю, там мы найдем останки первобытного быка, а не волосатого носорога. Да, скоро туда отправится целая маленькая армия. Мы должны опередить их. Ты напишешь сегодня в Бюро Кука, Энн? - А как насчет денег, папа? - намекнула я деликатно. Он укоризненно посмотрел на меня. - Твоя приземленность всегда угнетает меня, дитя мое. Мы не должны быть корыстны. Нет, нет, человек науки не должен быть корыстен. - Я полагаю, что Бюро Кука должно быть корыстно, папа. Его лицо выразило страдание. - Моя дорогая Энн, заплати им наличными. - У меня нет наличных денег. Папа был явно раздражен. - Дитя мое, я действительно не могу отвлекаться на эти вульгарные денежные подробности. Вчера я получил какую-то бумажку от управляющего банком, он сообщает, что у меня есть двадцать семь фунтов стерлингов. - Полагаю, что на эту сумму превышен твой кредит в банке. - А, я нашел деньги! Напиши моим издателям. Я молча согласилась, не без сомнений, поскольку папины книги приносили больше славы, чем денег. Мне чрезвычайно понравилась идея путешествия в Родезию. "Суровые, молчаливые люди", - в экстазе бормотала я себе под нос. Вдруг что-то необычное во внешности моего родителя привлекло мое внимание. - Ты надел разные ботинки, папа, - сказала я. - Сними коричневый и надень черный. И не забудь шарф. Сегодня очень холодно. Через несколько минут папа прошеств

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования