Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Алешина Светлана. Ольга Бойкова 1-4 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  -
я душа - потемки. К тому же было высказано мнение, что муж Юлии Николай Пузанов был мужем довольно-таки ревнивым, и у них часто происходили ссоры, и довольно громкие, по поводу ее гуляний и развлечений, так сказать. Вполне реально, что, увидев эту статью, ревнивый Отелло-Пузанов мог посчитать, что задета фамильная честь, и устроить супруге маленький скандал с заходом на неделю. Газета же, напоминаю, недельной давности. Ну вот, вследствие скандала она и не выдержала. Собственно, на этом соображении следователь и построил основную версию. Вот и все. Фима замолчал, взял бокал и начал пить сок. Мы тоже молчали, переваривая услышанное. Наконец Маринка спросила: - А что известно об этой Юлии? Сколько ей лет, чем занималась, ну и так далее. Может, она была психически неуравновешенной или алкоголичкой? Фима кивнул. - Я, разумеется, поинтересовался, но прежде всего хочу сказать однозначно. Оля, - Фима наклонился вперед и проникновенно взглянул мне в глаза, - никто, ты понимаешь меня, никто из работников отдела даже и не думает предъявлять тебе никаких обвинений, потому что сами они считают и статью безобидной, и причину, мягко говоря, не совсем адекватной для такого рода деяния. - Успокоил, - призналась я, - спасибо. - Я же понимаю, почему ты вдруг заинтересовалась этим случаем. Какие-то слухи дошли? - спросил Фима. - Дошли, - доложила Маринка, хотя Фима спрашивал меня, а не ее. - В буквальном смысле слухи дошли. Сегодня к нам завалился муж, сам Пузанов, и устроил погром в редакции. - Погром? - поморщился Фима. - Это нехорошо. Погром, - повторил он. - Много чего погромил? - Много-немного, а селектор он разбил и телефон почти разбил, - Маринка даже начала загибать пальцы и опростоволосилась - кроме двух пунктов, ничего больше назвать не могла. - Ты-то сама как, Оль? - спросил Фима, и впервые за все время в его голосе прозвучали нормальные человеческие нотки. - Виктор спас, - просто ответила я и, взглянув на Маринку, поспешно добавила, чтобы она потом не начала кровь пить: - С помощью Марины. Если бы она не позвала Виктора, не знаю, что и было бы. - Нужно быть осторожней, - выдал Фима бесполезный совет, - я и не думал, что такое может произойти. А что он хотел конкретно? Или это был всплеск эмоций? - Напрямую обвинял меня в смерти жены, - я развела руками, - представляешь? - Ка-ак?! - Фима был настолько потрясен этой новостью, что замолчал почти на целых полминуты. - Он это всерьез?! - Ну, в том смысле, что моя статья ее подвигла на этот поступок, - объяснила я. - Чушь, - отрезал Фима, - чушь обыкновенная. И куда он потом делся? - Виктор сдал его в милицию. Ты лучше расскажи нам про Юлию, - напомнила я. - Да нечего практически рассказывать, - Фима пожал плечами и сморщил губы, демонстрируя свое отношение. - Двадцать четыре года, детей нет и не было. Работала секретарем директора небольшой фирмы. Название фирмы, кажется, "Скат". Да, точно "Скат". Фирма занимается посредничеством при продажах больших партий продовольственных товаров. Одним словом, никелирует и хромирует детали для автомашин, гвозди, шурупы и прочие железяки. Небольшая фирма. Я не удивлюсь, если узнаю, что она еще, помимо работы секретарем, была там и уборщицей на полставки. На работе характеризуется нормально. Спокойная, уравновешенная, серьезная, ответственная... Стандартный набор для отписки. Ничего, за что можно было бы зацепиться. - Уравновешенная? - переспросила я. - Ну да, - подтвердил Фима, - я тоже обратил внимание, но это же женщина, а ты сама знаешь, какие они бывают. - Какие же? - с навязчивым кокетством спросила Маринка. - Какие бывают женщины, скажите нам, Ефим Григорьевич. - На работе - одни, дома - другие, в гостях - третьи. Вполне возможно, что на работе она и была тихой, а это назвали уравновешенностью. Вот, собственно, и все. Наша беседа закончилась, и мы всей дружной компанией поехали в РОВД на мою встречу со следователем. Поднялись к нему мы, разумеется, только вдвоем с Фимой; Маринка с Виктором остались ждать меня около выхода. Встреча со следователем прошла приблизительно так, как Фима и предсказывал, за одним только исключением: этот молодой, но уже уставший от жизни человек - я говорю про следователя - большую часть нашего получасового разговора посвятил выспрашиваниям у меня имен моих тайных недображелателей. Он был склонен в смерти Юли Пузановой, на всякий случай, увидеть еще и проявление козней против меня, но, к нашему взаимному облегчению, я никого назвать не смогла. Повторив на прощанье пожелание быть в следующий раз осторожней в выборе персонажей для статей, следователь заявил, что претензий ко мне не имеет. Когда я выходила из здания РОВД, Фима еще раз твердо заявил мне, что я ни в чем не виновата и абсолютно нет причин грызть себе печень. На том мы с ним и расстались. Глава 3 Мы расстались с Фимой. Не знаю, как Маринка, а я была все-таки достаточно успокоенная. Фима рассказал мне в подробностях, что я не могу себя считать виновницей самоубийства Юли Пузановой, а следователь подтвердил эту точку зрения с высоты своего официального положения. От этого стало легче, но ненамного. В глазах Коли и всех его соседей я была виновата и с этим мириться не хотела. - Я утешил тебя, мечта моя? - спросил Фима перед расставаньем. - Почти, - призналась я. - Ну смотри, ты знаешь, что всегда можешь рассчитывать на меня. Будь осторожна. Если этот парень окажется упертым, он сможет и еще раз прийти. - Ты услышишь обо мне в вечерних новостях как-нибудь, - пообещала я. - Ты это про что? Типун тебе на язык! - крикнул Фима и тут же выдернул из жилетного кармана свои часы. - Ну ладно, Оль, мне пора. В случае чего - звони. Но лучше звони без случая, а просто потому, что видеть меня захочешь. Я ничего не ответила и только молча кивнула, но Фима, похоже, и не ждал от меня ответа. Через секунду он уже убегал к своей ядовито-зеленой "Ауди", а, наш отряд направился к "ладушке". Виктор осмотрелся, открыл машину, заглянул в салон и только после этого пригласил нас с Маринкой на свои места. Я закурила и опустила стекло со своей стороны. Маринка, повертевшись, стукнула кулаком в спинку переднего сиденья. - Почему не едем, шеф? Или попутного ветра ждешь? Виктор поймал Маринкин взгляд в зеркале заднего вида и кивнул ей вправо. Мы обе повернулись и поняли, куда показывал Виктор. Около фонарного столба, буквально в двадцати шагах от нас, стоял Николай Пузанов собственной персоной и смотрел в нашу сторону. - Вот, блин, так и будет, что ли, теперь следить целыми днями? - прошипела Маринка. - И почему, интересно, его так быстро отпустили из милиции? Он же общественно опасный! Виктор медленно стронул "Ладу" с места, и мы, проехав немного по Радищевской улице, свернули направо на Советскую. При повороте мы с Маринкой обе оглянулись. Николая уже не было видно. - Ну вот, пусть походит пешком, полезно для здоровья, - зло пробормотала Маринка. - Зря ты так, - вздохнула я, - ему же кажется, что я на самом деле виновата в смерти его жены. - Ты мне это прекрати, - Маринка погрозила пальцем. - Ему кажется! А мне кажется, что у него просто чердак слетел на фиг! И что теперь? Если будем перечислять, кому что кажется, то никогда конца этому не будет. А вот что есть на самом деле, это важно. А есть то, что этот придурок довел своими истериками жену до самоубийства, а теперь, похоже, доводит и тебя. Только знаешь что, подруга, - Маринка положила руку мне на колено и похлопала несколько раз. - Что еще? - спросила я, подозревая какую-то гадость, и не ошиблась в предчувствии. - Когда решишь.., того, суицидной практикой побаловаться, - громким шепотом проговорила Маринка, - то я тебя очень прошу: не оставляй никакой записки про меня, а то твой Фима начнет за мной бегать и... - Маринка замолчала, обдумывая то, что она только что сказала. - А, впрочем, пусть бегает, - подумав, с напускным равнодушием сказала она. - А почему же Фима мой? - завозмущалась я. - Он не мой, он свой собственный и своей жены. - Ага, - кивнула Маринка, - рассказывай, как будто я ничего не вижу, ничего не слышу, и так каждый день! Виктор кашлянул, взглянул на меня через зеркало заднего обзора и спросил: - Куда? - В редакцию, - сказала я. - Ну и правильно, - мерзким ехидным тоном одобрила мое решение Маринка, - как раз к окончанию рабочего дня и успеваем. Все люди как люди, уже с работы собираются уходить, а мы на работу, как рыжие. Правильно, молодец, Ольга Юрьевна! - Если хочешь домой, можешь выходить прямо сейчас, - резко бросила я. Мне уже начали надоедать Маринкины замечания. И с Фимой она вела себя слишком уж бесцеремонно. Как говорится: на чужой.., но не буду об этом. - Короче, я попрошу Виктора остановиться, - сказала я. - Ты что, шуток не понимаешь, что ли? - засуетилась Маринка, поняв, что немного перегнула. - Я просто так сказала. А зачем мы едем на работу? - Я хочу узнать подробности про фирму "Скат", и если получится, то, может быть, уже сегодня встречусь с директором. - С директором "Ската"? - переспросила Маринка. - Ну ты даешь! - А что такое? - Да ничего, ничего. - Маринка решила больше не давить и стала разговаривать со мною ласково, как с дурочкой. - Ты, похоже, до того прониклась всей этой херью, что решила заняться расследованием причин самоубийства этой истерички? Тебе самой не смешно, Оль? - Не смешно, - сухо ответила я. - Ну-у давай, флаг тебе в руки. То есть я имею в виду - успехов тебе! - пожелала мне Маринка, отворачиваясь к своему окну. В это время Виктор, снова поймав мой взгляд в зеркале заднего обзора, качнул головой. Давно уже привыкшая к его языку, даже не жестов, а, точнее было бы сказать, трех жестов: кивку, пожиманию плечами и еще раз кивку, я внимательно посмотрела на него и тут же повернулась к заднему стеклу. - Что ты там увидела? - Маринка лениво покосилась на меня. - Разминаешься? Профилактика остеохондроза? Не поможет, если шея скрипит и заклинивает, это навсегда. Мне так по ящику доктор Брандт объяснил. Правда, он классный? Такой пухленький... - Виктор, - не обращая внимания на Маринкины вялые приколы, позвала я, - ты имеешь в виду вон ту белую "девятку" или бежевую "десятку"? - Слежка? - встрепенулась Маринка и тоже повернулась. Виктор снова сделал малоуловимый жест головой, и я поняла, что его интересует вторая из названных мною машин. - Слежка или нет? - Маринка потребовала от нас ясности, да где ж мы ее возьмем? - Дожили! - сказала она. - Вот теперь и глюки уже пошли! Поздравляю, господа! Когда вешаться начнете, не забудьте предупредить! Я срочно возьму отгулы, чтобы не видеть вас. - Прекрати немедленно! - не выдержала я. - Человек погиб, а ты так легко об этом говоришь! - Она сделала свой свободный выбор! - крикнула Маринка. - Ее только уважать за это нужно! Не всякий решится, между прочим, не всякий! Мы повернули направо, потом снова направо. Бежевая "десятка" не отставала, и сомнений больше не оставалось - точно следят. Но кто? - Самоубийство - это ведь такая сложная штука, - начала развивать свою мысль Маринка, - думать об этом можно, а вот когда действительно дойдет до дела, то тут ты и.., озябнешь. А ведь, похоже, и на самом деле следит, сволочь! - заметила она, прерывая саму себя. Виктор, плавно увеличивая скорость, резко свернул под запрещающий знак, въехал на какую-то строительную площадку и развернулся на ней. Не теряя времени, он сразу же выехал обратно на дорогу. Теперь мы уже ехали навстречу бежевой "десятке". Стекла у нее были тонированные, и как я ни старалась рассмотреть того, кто в ней ехал, но, увы, увидела только, как за окном водителя мелькнул мужской силуэт, но кто это был, я не поняла. - Пузанов, - убежденно сказала Маринка, - больше просто некому. Точно, он. - Ты разглядела? - засомневалась я. - А что мне глядеть? Делать, что ли, больше нечего, как только высматривать этого полудурка? - гордо заявила Маринка. - Точно, этот псих сидел за рулем, я тебе говорю. Точно. Больше некому. Мы переглянулись с Виктором. Было ясно, что он, как и я, не успел узнать водителя. Виктор свернул еще раз, убеждаясь, что мы оторвались от хвоста, и повел "Ладу" к редакции. Не доезжая до нее нескольких кварталов, я позвонила по сотовому и спросила у Сергея Ивановича, все ли нормально. - Все в порядке, Ольга Юрьевна, - сказал он, - никто не приходил, никто не звонил, все тихо. Вот сейчас собираемся с Ромкой кофе пить. Вы нам разрешаете это? - в шутку спросил он, голосом имитируя неуверенность. - Пока нет, - серьезно сказала я, принимая игру, - мы будем через несколько минут, вот тогда вместе и попьем. Виктор поставил "Ладу" на обычное место, и мы поднялись в редакцию. Пройдя в свой кабинет, я подошла к окну и выглянула. Так и есть. Получилось то, что я и ожидала. Вычисленная нами бежевая "десятка" проехала мимо здания редакции и, прижавшись к бордюру, остановилась у перекрестка. В это время открылась дверь кабинета сзади меня, и я оглянулась. Зашла Маринка. - Ну что, вумен-босс, кофе пить будем? - спросила она. - Будем, - сказала я, снова поворачиваясь к окну. Рядом с "десяткой" стоял Николай Пузанов и смотрел на дорогу перед собой. Пропустив мимо себя несколько машин, он перешел дорогу и направился к зданию редакции. - Зови Виктора! - в панике крикнула я Маринке. - Он снова сюда идет! Маринка уже почти вышла из кабинета, но при этих словах словно подпрыгнула и вцепилась обеими руками в косяк. - Кто идет? Псих?! - взвизгнула она. - А кто же еще! - разозлилась я. Тут снова намечается встреча с сумасшедшим, а она еще информацию скачивает в полном объеме! - А ты думала, Санта-Клаус?! Где Виктор?! - Он здесь! В редакции! - ответила Маринка и крикнула, оборачиваясь: - Виктор! Псих опять идет! Мы его из окна увидели! Я услышала торопливые шаги по комнате редакции, потом хлопок закрывающейся входной двери. Это Виктор вышел на перехват. Я подошла к столу, взяла из сумки сотовик и, развернув его, вышла из кабинета. Мне навстречу снова попалась Маринка с кофеваркой в руках. - Куда это ты собралась, мать? - спросила она и загородила мне дорогу. - Оставь, пусть мужики сами между собой разбираются, нечего туда лезть! - А вдруг он Виктора ударит чем-нибудь или выстрелит? - спросила я. - Пусти! Посмотрю, что там, и вызову милицию, если будет нужно. Обойдя Маринку, я направилась к выходу, чувствуя, что моя решимость заколебалась. Однако виду я не подала. - Подожди меня, Оль! - крикнула Маринка, поставила кофеварку на стол и скомандовала Ромке: - Ты, сын полка, все ставь в кабинет, мы сейчас придем! - И я с вами! - Ромка выпрыгнул из-за своего стола и подбежал ко мне. - И я с вами, Ольга Юрьевна! - Я сказала: все ставь в кабинет и жди руководство! - совсем по-офицерски рявкнула Маринка и, наверное, даже сама растерялась от того, как это у нее грозно получилось. - Извини, Ромка, - пробормотала она, - но ходить никуда не нужно. Сергей Иванович, проследите за подростками! - и побежала вслед за мной. Я уже успела выйти в коридор и быстро шла к лестнице. Виктора здесь не было. Маринка мчалась за мной, для чего-то вооружившись длинной линейкой, словно она собиралась здесь устроить ристалище, сиречь побоище или, как сейчас говорят, мочилово. Дождавшись Маринку, я крепко взяла ее за руку и спустилась вниз. Виктор стоял в тамбуре около закрытой двери, ведущей на улицу, и курили - Ну что? - спросили мы у него одновременно. - Где он? Виктор сделал знак, означающий, что ничего не произошло и все пока тихо. Мы помолчали и попереминались рядом с ним. - Ну его к черту! - наконец сказала я. - Пойдемте обратно. Если он пока не пришел, значит, или не придет, или придет позже. Так и будем, что ли, его ждать? Запремся у себя в редакции, и пусть дверь сокрушает, а мы тем временем милицию вызовем. - Правильно, - одобрила меня Маринка, - перспективное предложение, точно говоришь. - Она взяла Виктора под руку и потянула его к лестнице. - Пошли, пошли, нечего здесь торчать тополем на Плющихе. Может, он и не придет еще, а там у нас кофе остывает. Мы потоптались еще в нерешительности несколько секунд и, постоянно оглядываясь, но не от страха, ни в коем случае, а так, на всякий случай, вернулись обратно в редакцию. Маринка сама заперла входную дверь и вздохнула с облегчением. Мы все собрались в моем кабинете, чтобы обсудить сегодняшние события за чашкой горячего кофе. Я вкратце пересказала Сергею Ивановичу и Ромке наш разговор с Фимой, а также поведала им о маленьком приключении около дома, где повесилась Юля Пузанова. - Не знаю, что вы скажете, Сергей Иванович, - такими словами я закончила свой рассказ. - Мнение Маринки мне уже известно, она его высказала, но я решила покопаться немного в этом деле. Если все окажется так, как оно представляется, ну что ж, будем считать, что Юля на самом деле была неуравновешенной истеричкой. Хотя после общения с Пузановой в ночном клубе она показалась мне нормальной девчонкой. Короче, я решила взяться и попробовать нарыть все, что возможно. Для очистки совести. - Это опасная мотивация, - заметил Сергей Иванович, - можно увидеть и то, чего и в помине не было. - Не обижайте меня, Сергей Иванович! Не обижайте! - сказала я. - Несколько человек или даже несколько десятков человек: сам Николай и его соседи, похоже, на самом деле считают меня виновной в смерти Юли. Мне нужно доказать им всем, что я тут ни при чем, или... - я задумалась, - или, по крайней мере, то, что моя вина минимальная. - Да какая там минимальная! - воскликнула Маринка. - Козе понятно, что ты ни при чем, и если ты собираешься тратить время и нервы, главное нервы, на всякого психа, то никакой жизни не хватит! - Одним словом, я решила, - твердо заявила я. - Ну, значит, и говорить больше не о чем, - подвел итог Сергей Иванович. - Я думаю, вы понимаете, что и в этом деле мы ваши верные помощники. Обвиняя вас, обвиняют и нас, и мы тоже этого терпеть не собираемся. Верно я говорю, Мариночка? - Да верно, верно, - проворчала Маринка, - хотя и зря! Не переубедите вы меня. Все это пустая трата времени. - Пусть так, - неожиданно вылез мне на защиту Ромка, - но надо же разобраться! - В чем?! В чем разобраться?! - вскричала Маринка, не выдерживая и начиная немного нервничать. - Ой, отстань ты от меня, пионер - всем ребятам пример, туда же лезешь! Маринка, очень недовольная, встала со стула и подошла к окну. - Вон он, ваш придурок, на той стороне улицы сшивается. Кто хочет поглядеть? Можете ему еще и ручкой помахать! - Желающих нет, - сказал Ромка, - эту рожу я видел и, кажется, сегодня. Маринка вернулась и села на свой стул. - Ну и какая будет диспозиция, фельдмаршал? - обратилась она ко мне. - Фирма "Скат"! - сказала я. - В этой фирме из милиции никого не было, это точно. Если следователь решил, что это самоубийство, то глубоко не копал. Запросил характеристики, поморщился на то, что Юлия была нормальным человеком, и обвинил во всем Николая. - Он псих, - упрямо повторила Маринка, - его обвиняй, не обвиняй, один черт - изолировать нужно. И кормить через решетку, а то укусит. - Ну и пусть. Он псих, а мы не будем дураками. Одним словом, навещаем фирму "Скат". Кто со мною? - Ну, кто с тобою? - переспросила Маринка. - Угадай с трех раз! Наверное, с тобой потащится твоя лучшая подруга и твой верный бодигард. Кто же еще? Я удовлетворенно кивнула. Маринка, конечно, любит поскандалить и пошуметь, но это не со зла и не от вредности характера. Просто у нее такой стиль поведения. Но ког

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования