Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Алешина Светлана. Ольга Бойкова 1-4 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  -
почти взял девушку на руки и уже лишенным эмоций голосом произнес куда-то мимо меня: - Сейчас я ее уложу и вернусь. Настя покорно позволила себя скорее унести, чем увести, а я села на табуретку, наконец поставив чашку обратно на стол. Визит производил очень тягостное впечатление. Почему-то я не могла воспринимать Настю как живого человека, мне все казалось, что я разговариваю с покойницей, настолько не от мира сего был у нее вид. Если срочно не вмешаться - и то я сомневалась, что это еще может что-то изменить, - то Насте осталось жить недолго. И странно, Алехин абсолютно не выглядит наркоманом, почему же он не заставит бросить и Настю? Хотя в данном случае сказать настолько легче, чем сделать... Из комнаты доносились тихий разговор и всхлипывания Насти, потом к увещевательно-успокаивающему тону Алексея прибавились жестковатые приказные нотки, девушка же горячо его о чем-то упрашивала. Потом возникла короткая пауза, которая завершилась очень эмоциональным, но непечатным выражением, и Алексей вернулся на кухню. - Вы ее расстроили, - заявил он. - Я тоже расстроена, или, по-вашему, это ненормально, что она оплакивает друга? Вы-то не слишком, я смотрю, огорчены этим известием. - Уж не хотите ли меня обвинить в убийстве? - Например, на почве ревности? - Настя правильно сказала, - зло произнес он. - У Степы не было врагов. Он был слабак, чмо, какие у такого враги? Надеюсь, я не оскорбляю ваших родственных чувств? Откровенно говоря, я получал гораздо больше удовольствия, высмеивая его перед Настей. К чему мне его смерть? Неинтересно. Так что здесь вы ничего не найдете, и лучше вам на самом деле попробовать обратиться к тому Сергею Батьковичу, о котором она упоминала. Это единственный человек, который ругался со Степой, - он ехидно сделал на имени ударение. - Всерьез. Так что, леди, попрошу вас больше не приходить и не беспокоить Настю. Она больна, так что не надо ее лишний раз расстраивать. - Значит, вы утверждаете, что Степану никто не желал зла, и вы в том числе? Вы постараетесь убедить в этом и следователя? - Голову бы ему собственными руками отвернула. - Только тогда почему же Степана все-таки убили? Какая загадочная смерть... - Ищите ответы на свои вопросы в другом месте, - угрожающе сказал он, недвусмысленно указывая на дверь. Перед уходом я заглянула в комнату. - До свидания, Настя. Если что, вы знаете номер моего телефона. Солнечный свет, птичий и детский гомон просто ошеломили меня после темноватой квартиры с затхлой, тягостной атмосферой. Я полной грудью набрала воздух и медленно выдохнула, пытаясь снять напряжение и избавиться от назойливого чувства, что я пропустила что-то важное. Не удавалось. Но тут я посмотрела на часы, моментально забыла о своих предчувствиях и рванула на работу. Глава 6 Недалеко от входа в редакцию, на улице, к моему удивлению, томился Ромка. Неужто Виктор и Маринка в целях его безопасности выставили парня за дверь, а сами теперь выясняют отношения и бьют компьютеры, мелькнула у меня мысль, настолько у Ромки было тоскливое выражение лица. Сердце мое ухнуло, и я, рванувшись к нему, едва не забыла запереть "Ладу". - Что случилось? - крикнула я еще издали. - Как ты догадалась? Я же ничего еще не успел сказать, - удивился он. - Интуиция. Ну? - Где была твоя интуиция, когда мы тебя искали? Звонили-звонили, провод весь оборвали, но только и слышали: "Абонент временно недоступен", - противно прогнусавил он. - Мобильник был отключен, - вспомнила я, доставая телефон из сумки и включая его. - Проклятая конференция, только время потеряла. Так что здесь произошло, говори давай, а не то я за себя не отвечаю. - У нас теперь тоже отпуск, - ехидно сказал он. - Прямо бархатный сезон, теперь все дружно на юг полетим, как утки. Я чувствовала, что сейчас потеряю терпение. - Пойдем, - быстро сказал он, видимо заметив нехороший блеск в моих глазах и решительно обрывая разглагольствования. - Сама увидишь. Откровенно говоря, до меня не сразу дошло, в чем дело. Дверь в офис была опечатана, и холодный ужас потек вниз по позвоночнику, предварительно перехватив горло. "Кряжимского вычислили!" - вне себя от расстройства подумала я. Хотя минуточку, при чем здесь редакция? Я резко обернулась к Ромке, начиная догадываться. - Стопорецкий? - Неофициально - скорее всего он, - ответил Ромка. - Благодаря его стараниям. А официально - инспектор пожарной безопасности. - Была же плановая проверка недавно, и ничего, все в порядке! - А это - внеплановая. И послушать его, так Москва горела из-за таких, как мы. Прямо-таки не редакция, а источник повышенной опасности, - мрачно изрек Ромка. - А где остальные? Давно это случилось? - Да нет, минут двадцать-тридцать, как инспектор ушел. А Виктор с Мариной - в кафе, ждут твоего появления. Действительно, там мы их и нашли. Нахохлившись, оба сидели за столиком, глядя каждый то в свою чашку, то в окно на прохожих, не обращая друг на друга ни малейшего внимания. - Маринка явно жаждет объяснений и не желает никаких извинений, Виктор же явно предпочитает извиниться, но ничего не объяснять, - пробормотала я. - Что? - переспросил не расслышавший меня Ромка. - Да так, не обращай внимания. Это все от недосыпания. - А... У вас у всех сегодня какой-то усталый вид, а про Виктора я бы вообще подумал, что он с похмелья, если бы это был не он, - завернул выдающуюся с точки зрения русского языка и здравого смысла фразу. - Так мало этого, эти двое еще и дуются друг на друга, а все шишки, как ты думаешь, на кого? Правильно, на меня. - Потому что я отсутствовала. - И Сергей Иванович на югах перекрывается... Лучше слова и не подберешь - "перекрывается", - невольно подумала я. - Ну, горемыки, рассказывайте, как защищали родное рабочее место, как грудью стояли за любимый компьютер, как били морду инспектору-интервенту. - Я уселась между Виктором и Маринкой, благо стол круглый и видно обоих, поставила локти на стол, подперев руками щеки. - А главное, к какому хану на поклон идти и какую дань нести, - в тон мне ответила Маринка. - Желательно, - вздохнула я. - Хотя, говорят,. меньше знаешь - крепче спишь. - Сидим мы себе, работаем, кофе пьем, - начал Ромка, - как вдруг в дверь заходит какой-то хмырь с упитанной мордой, представляется Никитой Сергеевичем Золой, предъявляет корочки пожарного инспектора и желает осмотреть помещение. - И в мыслях ничего плохого не держали, - подхватила инициативу Маринка. - Вот же была проверка совсем недавно, и все нашли в порядке. Ну пускай смотрит, жалко, что ли? Быстрее посмотрит - быстрее уйдет. Ничего подобного! Этот гад буквально обнюхал все, протыкался носом по всей проводке, ковырнул кусок обоев и якобы случайно задел ногой провод моего компьютера и выдернул штепсель из розетки! Как же, случайно! В гробу я видала такие случайности. Ты думаешь, он извинился? Он долго и печально созерцал нас, давая понять, насколько велики и серьезны наши проблемы, а потом заявил, что такого букета нарушений на таком маленьком пространстве он давно не встречал. - Виктор спросил, что он имеет в виду, - опять перебил Ромка. - И тот ответил, что пожарной безопасностью у нас и не пахнет и что мы в крайне грубой форме нарушаем все правила. У нас перегрузка сети, помещение загромождено столами, а на окнах решетки, так что людям, в случае чего, будет трудно выбраться наружу, стены отделаны легковоспламеняющимся материалом, а провода электроприборов просто сами кидаются и опутывают ноги. Неплохой список, правда? После чего он составил акт с указанием всей этой чуши, выгнал нас и опечатал помещение. Но я смиренно попросила разрешения вернуться за своей сумочкой на рабочем месте и, уронив тюбик с помадой на пол, ухитрилась водворить штепсель на место. - Представь, этот олух абсолютно не прореагировал и не пожелал объяснить, почему предыдущая проверка не пришла к такому же выводу, - добавила Маринка. - И теперь, пока мы не заплатим штраф, офис будет опечатан, и работать мы, соответственно, не сможем. - Думаю, мы все прекрасно знаем, кому обязаны внеочередной "объективной" проверкой, - процедила я сквозь зубы. - По-моему, кто-то перешел все границы. - О, не беспокойся. Больше Стопорецкий не будет насылать на нас проверки и жалобщиков, - спокойно сказала Маринка. - Я тут кое-что придумала... Интересно, она всегда способна выдавать такие идеи, или же ее так разозлил ночной звонок Виктору? Непривычно деловитая и холодная Маринка достала из сумочки зеркальце и, смотрясь в него, принялась поправлять прическу. Эффектно изогнула шею, рассчитанными движениями взбивая и без того пышные волосы, чуть прикусила губу. Ромка и Виктор прямо-таки прикипели к ней глазами. Вот это да, ошеломленно подумала я. Может быть, ее обычная суматошность и экзальтированность просто имидж? Как мало я знаю своих друзей! И тут в мою голову впервые закралась предательская мысль - а вдруг Кряжимский и в самом деле убил Степу? Я затрясла головой, вытряхивая оттуда эту нелепицу. Ну а если все же... *** Когда возвращалась с автостоянки, мне показалось, что в толпе прохожих мелькнуло знакомое лицо, не вызывающее приятных ассоциаций. Алексей? Я завертела головой, пытаясь снова отыскать его, но безрезультатно. Показалось? Оля, у тебя возникла мания преследования. Повздыхав над собственными раздерганными нервами, я зашла в подъезд. Неприятный сюрприз ждал меня и там - все лампочки были выкручены. Держа в руке зажженную зажигалку, я поднималась по ступенькам, как заблудшая душа со свечой по кругам ада, как, подойдя к двери, услышала телефонный звонок в своей квартире. А вдруг Кряжимский? Чертыхнувшись, я выронила зажигалку, содрогнулась от отвращения и судорожно стала шарить рукой по лестничной клетке, впервые задумавшись о том, что, может, и в самом деле существуют разные сглазы и проклятия. Наконец нащупав ключи и нервно фыркнув, я невольно представила себе дедулю со Стопорецким, проводящих спиритический сеанс и заклинающих злобных духов. Может, и нам попробовать вызвать дух Степы - сказал бы, кто его убил... Разумеется, к телефону я не успела. Явственно чувствуя, что начинаю злиться на весь белый свет, я села в кресло и несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь унять клокотавшую ярость. Тут телефон зазвонил опять. - Алло! - рявкнула я в трубку. - Оля? - с сомнением спросил знакомый голос. - Сергей Иванович! Слава богу, я уж думала, что вы никогда не позвоните! - Эх, тупица, не обратила внимания даже, что звонила междугородка. - Не выдержал, - сокрушенно вздохнул Кряжимский. - Не отпускает меня работа. Три дня крепился, а сегодня не смог. Я днем звонил в редакцию, но там не брали трубку, и по "мобильнику твоему не мог дозвониться. Решил - домой, и там сначала не отвечали. Что у вас там происходит? - Ужасные вещи, - заявила я. - Слушайте меня внимательно, не дай бог нас разъединят: Вы немедленно должны вернуться в Тарасов. Слышите? Убили Степу, и все улики против вас. Я нашла в его квартире вашу зажигалку, вас видела соседка, у ментов есть ваш фоторобот, чудо, что пока еще они не выяснили, кто вы такой. У вас замечательные шансы оказаться в розыске по подозрению в убийстве. Вам просто необходимо как можно скорее оказаться здесь и самому во всем разобраться. Судя по всему, вы последний, кто видел Степу в живых, кроме убийцы, конечно же. Я точно знаю, что вы там были. И скажите, на кой черт вы покупали наркотики? Некоторое время в трубке были слышны только посторонние шумы и треск, затем до меня донесся глухой голос Кряжимского: - Вы слишком много знаете, Оля. Это опасно... - А еще у нас опечатали редакцию "по протекции", догадайтесь, кого? Стопорецкого, - не могла остановиться я. - Ох, хотя все это не телефонный разговор. Возвращайтесь как можно скорее... Сергей Иванович! Ответом была тишина, затем в трубке оглушительно заскрежетало, раздался щелчок, и пошли короткие гудки. Все-таки разъединили. Но ничего, главное сказать я успела. Теперь остается только ждать. Я снова сняла телефонную трубку и позвонила в аэропорт. Там сообщили, что ближайший рейс из Сочи ожидается завтра в 15.10. Что ж, будем надеяться, что Кряжимский исхитрится достать билет. Минут через пятнадцать раздался звонок в дверь. Я впустила Маринку - сегодня она ночевала у меня. Для осуществления антистопорецкой акции по спасению газеты нам нужен был компьютер с выходом в сеть, который имелся у меня дома. Не тратя времени на бестолковый треп, а уж поверьте, это совсем не похоже на Маринку, она сразу села за работу. - Попался, - удовлетворенно сказала она примерно через полтора часа. - Теперь посмотрим, кто кого. Я еще никогда не была шантажисткой. *** Следующим утром я уже сидела в приемной Стопорецкого, ожидая своей очереди. Попасть к нему было не так просто, пришлось встать пораньше, чтобы попасть хотя бы не в самый хвост длинной череды людей, ожидавших своей порции внимания. Я огляделась и, кажется, уловила настроение толпы. - Как душно! Ну что же это такое? Сколько можно сюда приходить? За одной только подписью! - громко возмутилась я. - У меня ребенок маленький один дома! - Третий раз прихожу, - пробормотал мордастый мужчина в не по погоде плотной кожаной куртке. - Когда все это закончится? - Бюрократы! - С готовностью подхватила сидящая на стуле в обнимку со старомодным саквояжиком бабка. - Спасу никакого нет от этой волокиты. - Безобразие... - Издевательство над людьми... Зашумели со всех сторон, возмущенно восклицали, ругали власть, правительство, коммунистов, негров в Африке и зеленых человечков на Марсе. Знаменитый вопрос "Кто виноват?" был явно риторическим - уж кто-кто, а виноватые у нас всегда найдутся. Из кабинета выглянула секретарь и потребовала прекратить шум. Только после угрозы отменить прием люди немного поутихли. Счастье ваше, что я сюда пришла в самом начале рабочего дня, с вредностью подумала я. Народ наш пока еще добрый. Не прошло и двух часов, как наконец я была допущена в святая святых. - Ольга Юрьевна? - деланно удивился при виде меня Стопорецкий. - Какая неожиданность! С чем пожаловали? Чиновник прямо излучал заинтересованность и внимание; склонив голову, смотрел на меня с умеренным-таки сочувствием: мол, всем, чем сможем, поможем. "Поможешь, - мрачно подумала я. - В лепешку расшибешься, но поможешь". - У нас возникли некоторые затруднения, - начала я покаянно. Глаза его выдавали - просто горели злорадством. Неужто действительно подумал, что я к нему на поклон пришла? - Еще в конце позапрошлого месяца в "Свидетеле" стала пользоваться огромной популярностью наша новая рубрика "Черная дыра". Нет, не подумайте, это никак не связано с астрономией или пришельцами. Скажем, основная тема - это нецелевое использование ресурсов, в том числе и денежных, даже главным образом денежных, которые были направлены на выполнение строго определенных задач и программ. К ехидству в глазах Стопорецкого прибавилось легкое недоумение. - Дело в том, что огромная доля вышеупомянутых средств на пути к месту назначения теряется, исчезает, как в черной дыре. Отсюда, собственно, и название. Вы, наверное, помните, в середине августа был вынесен приговор по уголовному делу о присвоениях и растрате, а также нецелевом использовании государственных кредитов рядом должностных лиц города Тарасова. - Весьма печальная история, - насторожился Стопорецкий. - Именно из-за подобного поведения некоторых личностей и подрывается авторитет власти. Толпа добра, как известно, не помнит, а вот даже мелкими ошибками способна попрекать очень долго. - В том-то и дело, - грустно согласилась я. - При подготовке материалов для статей нам стали известны некоторые факты, доказывающие, что не все виновные по делу были наказаны. В частности... Впрочем, надо ли о частностях? - я многозначительно посмотрела на него. - Но, так как дело уже рассмотрено, мы встали перед дилеммой, а надо ли поднимать все это вновь. В некоторых случаях чужой пример того, что наказание все-таки настигает, действует предостерегающе и вызывает положительный результат. Тем более если вина не очень велика по сравнению с другими, конечно, а пережитые страхи и волнения очень не хочется пережить вновь. *** Теперь мы поменялись ролями, и сейчас я вся превратилась в сочувствие и сопереживание, полная трогательных забот о том, чтобы не помешать вступить на верный путь провинившимся, но страстно жаждущим реабилитировать себя гражданам. - И я полна сомнений, давать данному материалу ход или нет, - выдержав эффектную паузу, продолжала я. - Хотя все мои коллеги настаивают на этом, я тем не менее колеблюсь. Вам может показаться странным, но я не смогла придумать ничего лучше, как посоветоваться с вами. Вы все-таки вращаетесь в данных кругах, - ввернула я тонкий намек на толстые обстоятельства. Стопорецкий прокашлялся. - Насчет данных кругов я не стал бы утверждать, - произнес он. - А насколько вы уверены в верности подозрений? - О, у нас есть все доказательства, которые не оставляют и тени сомнений в справедливости высказанного мной обвинения. Нам даже удалось установить счет, на который переводились деньги. Не особенно крупные суммы, но все же... Я вытащила из сумки стопку листов, долго выбирала часть, затем протянула выбранное Стопорецкому. - Вот, например, некоторые распечатки. Он взял листы, просмотрел, задумался. - Действительно, суммы не очень крупные, - теперь в его глазах боролись отвращение ко мне и досада. - И поступления на счет с тех пор закончились? - Полагаю, да, - безмятежно ответила я. - Значит, человек исправился? - Или открыл другой счет. Я забрала у него документы и сказала: - Видите, сколько сомнений, тем более что нам в нынешних условиях работать невозможно. Представляете, вчера по результатам о-очень странной внеплановой проверки у нас опечатали помещение и назначили весьма ощутимый штраф. - Да? Это по какой же причине? - вяло поинтересовался Стопорецкий. - По причине несоблюдения правил пожарной безопасности, - ответила я и возмущенно добавила: - Несмотря на то, что совсем недавно мы благополучно прошли аналогичный осмотр. Представляете? - Попробую вам помочь, а то, действительно, непорядок. Мина у него была самая кислая, я даже испугалась, что схвачу оскомину. - Правда? - обрадовалась я. - Мы были бы так признательны! Я выжидающе смотрела на него и не двинулась с места, пока он не спросил у меня имя приходившего инспектора и не позвонил в пожарную инспекцию. Это был превосходно разыгранный фарс: по его просьбе ему позвали нужного человека, которому Стопорецкий, опять же от лица "возмущенной общественности", устроил грандиозный разнос. Держу пари, тот долго не понимал, почему чиновник так бушует. Я наслаждалась превосходной игрой и с трудом удерживалась от того, чтобы не разразиться овациями. - Уф! - Он положил трубку и вытер пот с раскрасневшегося лица. - Полагаю, мы смо

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования