Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Алешина Светлана. Ольга Бойкова 1-4 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  -
вет много, коммуналка все-таки. Погибнуть не дадут! Маринка остановилась и внимательно осмотрела нас Виктором, оценивая впечатление от своей микроречи. Не знаю, что она ожидала увидеть. Не знаю. Может быть, открытые рты, заплаканные глаза и полуоткрытые губы, с трудом шепчущие: "Гениально, гениально, та chere amie!" Допускаю такое предположение, но посудите сами: у меня только-только искры из очей наконец-то все вылетели и вместо них в мозгах стал подниматься несильный однотонный гул, вроде того, как бывает на аэродроме во время захода на посадку старенького АНТа. Ясно, да? Мне было не до экспрессии и не до оценки Маринкиных речей. А про Виктора и вовсе говорить смешно: с его невозмутимой флегматичностью даже при извержении Везувия ни фига бы не случилось. А станцуй тут пред ним Маринка хоть стриптиз, хоть изобрази строевой шаг Отдельной роты почетного караула - один черт, реакция его была бы обычная: смотрел бы спокойно и думал непонятно о чем, а Маринка чувствовала бы себя круглой дурой, если бы у нее фантазии хватило, конечно. - Виктор! Сворачивай палатку! - крикнула Маринка и потащила Виктора за руку. Тот не сопротивлялся, но это и не означает, что подчинился. Просто пошел, куда повели. Толку от такого послушания мало, это только еще больше бесит. Маринка, подавая пример активности и полезной деятельности, начала закидывать в сумки наши тряпочки, ворча, урча и ругаясь. Виктор покосился на меня и выдернул первый колышек из крепления палатки. Я подумала кое-как и, признав Маринкину правоту, хоть и не хотела никуда тащиться на ночь глядя, стала помогать ей собирать наши вещички. Тащиться не хотелось, но и ожидать нового нападения не хотелось тоже: Пузанов-то скрылся и наверняка сшивался где-то рядом. А может быть, и за подкреплением побежал, ведь нашел же он где-то себе одного подельника, следовательно, мог найти и второго. Виктор бросил заниматься палаткой на третьем колышке, отошел и присоединился к нам только после того, как подтащил бездыханного бандита совсем близко к ближайшему дереву, крепко связал ему руки и второй конец веревки привязал к стволу дерева. Как раз в этот момент успокоившийся браток и пошевелился, но глаз не открыл. Я сразу же поняла, что он уже начал притворяться. Ну-ну, попритворяйся дальше. Я почему-то переполнилась вдруг такой гордыней, словно это я одна только что раскидала двоих мужиков. Одного вырубила, и это от меня теперь скрывался тот второй тощий недоумок с не подходящей ему фамилией Пузанов. - Кстати, а куда делся Пузанов? - спросила я, утрамбовывая свою сумку. - Убежал, я же тебе сказала, - ответила Маринка, копошащаяся тут же рядом. - А в какую сторону? - не унималась я. Не одной же Маринке иногда хочется поговорить, и у меня бывают такие же мелкие слабости. Маринка подняла на меня глаза и задумчиво сказала: - На все четыре стороны он убежал, Оля, на все четыре, собирайся быстрее! Виктор свернул палатку, мы с Маринкой упаковали наши тряпочки в сумки. В последний раз оглянувшись и наброшенный лагерь, и на Волгу, которой было абсолютно плевать на то, что здесь произошло, мы направились напрямик через заросли к гужевой дороге. Она должна была нас вывести к деревне, где мы оставили машину. До дороги мы не дошли, потому что справа, сквозь прореженные заросли, увидели качающуюся на воде яхту. Мне показалось, что она находится так близко, что через три-четыре шага можно подойти к ней вплотную. Виктор, шедший впереди, резко остановился, Маринка ткнулась ему в спину, я - в Маринку. - Что? - начала было Маринка, но Виктор, резко обернувшись, приложил палец к губам. Так Маринка и осталась стоять с открытым ртом и только спустя несколько секунд очень-очень медленно закрыла его. Я еле сдержалась, чтобы не рассмеяться. Бывают у моей Маринки такие бзики на послушание, что она становится похлеще иного солдафона. Сказано молчать - она и молчит, и даже рот старается закрыть как можно тише. Мне кажется, что в такие моменты Маринка необычайно близко подходит к самым пошлым мужским идеалам. Может быть, потому и личная жизнь у нее бурная. Временами. Виктор сбросил с плеча на землю палатку, знаком приказал нам оставаться там, где мы стоим, и, пригнувшись, легкими прыжками побежал к яхте. Мы с Маринкой остались стоять одни в темноте, в лесу, беззащитные, брошенные нашим единственным мужчиной, и тесно-тесно прижались друг к другу. Так было спокойнее. И теплее, кстати. Виктор вынырнул рядом с нами, как мне показалось, прямо из-под земли. Это, конечно же, не так, но он так неслышно и, главное, незаметно подошел, что я этого и не заметила. Снова подняв палатку, Виктор направился к яхте. Самое интересное, что на нас он вообще не обратил никакого внимания. Хоть бы кивнул, что ли, или рукой махнул... Мы с Маринкой потрусили за ним, надеясь, что Виктор, как всегда, прав и никто на нас не выпрыгнет с соседней ветки и не огреет дубиной по башке. Судя по поведению Виктора, яхта была пустой, но лучше было бы знать это наверняка. Маринка не промолчала. Для нее неизвестность хуже всего, и я ее понимаю. - Виктор, - позвала она, догоняя нашего проводника, - а там точно никого нет? Виктор отреагировал только легким поворотом головы влево, и Маринка успокоенно пробормотала: - Так бы сразу и сказал. Я всегда удивлялась тому, как она приспособилась и научилась четко и однозначно понимать все жесты Виктора. Идеальная была бы пара, если бы Маринка не... Но не будем об этом. Виктор привел нас к берегу и коротким движением не перекинул, а переложил палатку на палубу яхты. Яхта стояла в двух или трех метрах от берега, привязанная нетолстым канатом к стволу ближайшего дерева. Виктор нагнулся и подтянул канат, яхта, покачиваясь на воде, подплыла. Берег в этом месте резко уходил вниз, осадка у яхты была небольшой, и она, даже задевая бортом берег, все равно не касалась дна. Подав руку сперва Маринке, которая с испугом оглянулась на меня, но послушалась и первой залезла на борт, потом подсадив меня, Виктор отвязал яхту, кинул на нее веревки и сильно оттолкнул от берега. Запрыгнул сам и сел рядом с нами на палубу. - Как пираты, - прошептала Маринка и прижалась к Виктору, - а тут точно никого нет? Ты проверял? Виктор кивнул и встал. Он подошел к корме, подобрал длинное весло и оттолкнулся им от берега еще раз. Яхта, покачиваясь все сильнее, медленно, но уверенно стала отходить от берега. Я осмотрелась. Яхта была небольшая. Даже очень небольшая. Не будь у нее высокой мачты, ее можно было бы назвать даже моторкой, но наличие мачты и флажка на ней заставляло все-таки уважительно именовать сию посудину яхтой. Я встала и, пройдя два шага к носу яхты, спустилась вниз по трапу - кажется, так называется лестница на кораблях и пароходах - и заглянула в маленькую каюту. Две узкие лежанки располагались здесь слева и справа, проход между ними был не шире полуметра. Над лежанками располагались встроенные шкафчики. В общем-то, миленько, но не для такой большой и смешанной компании, как наша. Ну вы меня понимаете. - Здорово как, - послышался голос за моей спиной. Это вошла Маринка, - Смотри-ка, тут и шкафчики есть! - Она, подтолкнув меня, прошла, потянулась, раскрыла дверки и заглянула в левый. - Ну понятно. Мужики катаются, и у них тут одни бутылки и даже банка чего-то стильного, - Маринка вынула из шкафчика банку консервов, - килька в томате! Круто! Бросив банку обратно, она села на левую койку и потянулась. - А я уже думала, что все, кранты моему отдыху, нашему то есть, а тут совсем даже неплохо. Верно, Оль? Я не успела ответить, мы услышали, как ворчливо заработал мотор яхты. Переглянувшись с Маринкой, мы вышли из каюты. Виктор, сидя около мотора, смотрел на проплывающий мимо берег. Мы сели с ним рядом. - Классно, - сказала Маринка, она свесила ноги с бор га, заболтала ими и рассмеялась. - Почти как в Калифорнии, - сказала она, - тепло, яхта и тишина. - Почему как в Калифорнии? - не поняла я. - А не знаю, просто так подумалось, - беспечно произнесла Маринка, - а ты бы хотела жить в Калифорнии, Оль? - Нет, - ответила я, - ты что, телевизор не смотришь? Там у них веерное отключение электричества. Такая же бодяга. - Да? - удивилась Маринка. - Жаль! А точнее, ни фига не жаль, даже хорошо, что у них там тоже проблемы есть. Не так обидно. Виктор вывел яхту почти на середину Волги, пришвартовал к гладкому пеньку на маленьком островке, высовывающемся посередине фарватера, и, найдя на яхте удочки, занялся рыбалкой. Мы с Маринкой переглянулись и пошли умываться. Рыбная ловля - вещь занимательная, но только если она спать не мешает. Ночь пролетела незаметно, и, когда я проснулась, солнышко уже вовсю светило в иллюминатор. В этом спичечном коробке, в котором я спала, еще и иллюминатор был! Все как на настоящих лайнерах! Маринка, каким-то чудом или по ошибке сумевшая встать раньше меня, уже загорала на палубе. Виктор лежал рядом с нею, прикрыв лицо рубашкой. Рядом стояло ведерко, в нем били хвостами несколько рыбок. Одна из них была даже весьма приличного размера. - Присоединяйся, мать, - позвала меня Маринка, - лови загар, а то так и останешься бледной спирохетой. - От спирохеты слышу, - вежливо ответила я, устраиваясь рядом с нею. Я наступила на горло собственной песне и запретила себе думать о Тарасове и редакции. Какая еще может быть работа?! Глава 6 Приключение троих в лодке, не считая пойманной рыбы, продолжалось. Мы позагорали с полчасика, потом попили чаю, позагорали еще. Затем пожарили на керосинке рыбу, наловленную нашим добытчиком, после завтрака честно вымыли посуду и начали выяснять с Маринкой, где находится моя "Лада". Сперва мы с нею переругались, выясняя, на каком берегу, потом, когда выяснили про берег, стали приводить разные доводы. Мне казалось, что "наша" деревня находится справа, а Маринка выкрикивала, что слева. Или наоборот, неважно. Пока мы с нею перекрикивали друг друга, Виктор молча вел яхту вверх по течению, и через триста или четыреста метров - сколько это будет в кабельтовых, понятия не имею, не служила я во флоте ни юнгой, ни коком - мы уже увидели сами широкий покосившийся причал, уходящий одной своей стороной в воду. Здесь у причала толпились лодки, лодчонки и два облезлых катера. Дальше на высоком берегу начинались постройки населенного пункта. Чуть правее причала, стоя по колено в воде, мотали хвостами две пестрые коровы. - Точно, - одобрила Маринка молчаливую работу Виктора, - яхту здесь оставим, а потом отправимся искать твою, Оль, машинешку, мне кажется, я уже вижу... - Не машинешку, а лимузин, - кротко поправила я Маринку. Что она там видит, интересно, кроме старикана в кепке, дремлющего с удочкой на причале? - Что? А, поняла. - Маринка почему-то даже не стала спорить, что было странно. Я лениво покосилась на нее, а она, оказывается, в это время втихомолку делала себе бутерброд из экспроприированной кильки. - Мадам, а это не перебор ли? - спросила я. - Вы только представьте себе: сначала несчастных мужиков избили какие-то городские хулиганки, потом забрали у них яхту погонять, а под конец и кильку сожрали! Не жалеете вы людей, мадам. Один бутерброд мне. - Это за моральный ущерб, - прожевывая кусок, сказала Маринка, - не надо было нападать на несчастных беззащитных девушек... - Ага, которые сначала избили, потом забрали яхту и так далее, - рассмеялась я. Засмеялась и Маринка, да так, что закашлялась, и пришлось ее простучать по спине. - Спасибо, - сказала она, отплевываясь. Какая подлая килька, вся в своих хозяев. Будешь? - Уже нет, спасибо, - отказалась я и растянулась на палубе. Лучше бы я занялась кругосветными путешествиями, а не этой дохлой журналистикой. Приятного больше, хлопот меньше, а статейки можно будет пересылать бутылочной почтой... Правда, так и спиться можно, значит, придется брать с собою и Виктора для контроля за мной... И Фиму для души... И... - Про что думаешь? - грубо прервала мои мечты Маринка. - Все про кильку? - Все про работу, - сурово ответила я, - день уже в разгаре, мне нужно быть в кабинете, тебе уже пора начинать варить кофе, а мы здесь прохлаждаемся! - Знаешь что, - промурлыкала Маринка, - есть деловое предложение. Заказывай мне серию статей с борта яхты "Прекрасная Марина", и я тебе не спеша, по одному подвалу в неделю, буду отсылать с нарочным. Или с голубями. - Или с голубчиками, - добавила я. - Или с голубчиками, - согласилась Маринка. - Согласна? - Нет, и по вопросу принципиальнейшему статьи с борта яхты "Прекрасная Марина" мне на фиг не нужны, и моей газете они тоже на фиг не нужны, и вообще, прекрасных Марин история не знает! - Еще узнает! - Маринка, улыбаясь, зевнула и погрозила мне пальцем. - Ты потому и бесишься, что сама понимаешь: узнает еще история про прекрасную Марину, и какой-нибудь великий поэт сделает меня героиней своих сонетов... Так ты будешь кильку или я ее выбрасываю? - Кидай, - разрешила я и посмотрела на приближающийся берег. Виктор выключил мотор яхты и ловко, управляясь длинным веслом, подошел к пристани и, держа в руке конец троса, перепрыгнул мостки. Они зашатались, притопленный их угол глубже ушел в воду, медленно возвращаясь в прежнее положение. Дедуля с удочкой покачнулся вместе со своей пристанью и не изменил своей позы. Мне даже показалось, что он спал и не проснулся от укачивания. Виктор подтянул яхту, крепко привязал ее тросом к столбу, вбитому прямо в воду, и подал нам руки. - Эта палка называется "кнехт", - зачем-то бросилась объяснять мне Маринка. - Правильно, Виктор? Виктор кивнул и ловко поймал палатку, брошенную мною. Мы взгрузили на себя сумки и спрыгнули на мостки, снова закачавшиеся. Маринка вскрикнула и прижалась к Виктору, как маленькая девочка к былинному герою, увидев злого Бармалея или кого там... Мне это уже стало надоедать: ну сколько можно отрабатывать один и тот же прием! Визг - прижимание, еще визг - еще прижимание. Никаких запасов в арсенале, все один и тот же дебют и, между прочим, не ехидничаю, ни-ни, всегда один и тот же финиш. Другая бы уже выводов понаделала на всю жизнь, а эта все за свое: визг - прижим, визг - при.., тьфу, даже не смешно ни капельки. Маринка, обеспечив себе условную безопасность, не забыла и о культурном развитии своей подруги. - А этот процесс, который только что произвел Виктор, называется "принайтовить", - доложила она. - Это сейчас-то? - спросила я. - Это когда Виктор привязал канат к кнехту, - тоном нудного препода сказала Маринка, снисходительно взглянув на меня. - А "пришвартовать" что такое? - Я взвалила на себя сумку и пошла по качающейся пристани к берегу. - То же самое, - громко ответила Маринка, догоняя меня, - любопытная ты какая. Прямо не похоже на тебя. - А что такое "отдать концы"? - спросила я, резко останавливаясь. - То же самое, что сделал Виктор, только наоборот. Вот он сейчас привязался - это не то, а если бы он отвязался, то получилось бы "отдать концы". Поняла? - Примерно, - буркнула я, решив, что для ссоры слишком тяжелая сумка, и она отвлекает от всего остального. - Пошли, отвязанный Виктор! Виктор забросил весло на яхту и потопал за нами. Вот тут-то дедуля с удочкой и поднял голову. Он, наверное, опасался, что мы на него наступим, проходя мимо, или в воду столкнем, поэтому и поднял голову, сдвигая на затылок засаленную до последнего безобразия кепку. Окинув нас хитрющим взглядом, дедуля спросил: - A где же Сашка? - А он чуть раньше вышел, - небрежно сказала я, - на предыдущей остановке. А нас попросил пришвартоваться здесь. Или принайтовиться. - Чего? - переспросил дедок. - Короче, он сказал, чтобы мы привязали байдарку здесь! - крикнула ему Маринка. - Поняли теперь? - Еще он просил передать Григорьевичу, что все путем. Это ведь вы - Григорьевич? - спросила я. - Петрович я! - обиделся дедуля и высморкался в воду. - Ну точно, а я сказала Григорьевич? Ошиблась, извините. - Мы с Маринкой переглянулись, остановившись около дедули. Виктор прошел дальше. - А ты не потеряла бумажку-то? - рассеянно спросила я у Маринки. - Какую бумажку? - опешила Маринка, моргнула и сунула руку в карман курточки. - Какую? Я покачала головой и нахмурилась. - Потеряла? Так и скажи, если потеряла! Коля же дал тебе бумажку с его адресом на всякий случай, где она? Маринка еще раз задумчиво моргнула, глядя на меня так, как будто я привидение, не очень уверенно сказала "ага" и уже более осмысленно и целеустремленно начала шарить по карманам. Виктор остановился на берегу и без интереса смотрел на Маринку, ожидая, когда она закончит "ревизию". Я тоже ждала. Дедуля, заинтересованный поисками мифической бумажки, еще раз высморкался и с увеличивающейся хитринкой начал смотреть на Маринку. Он явно ждал, что она ничего не найдет по причине неизбывной бабьей глупости и рассеянности. Ну что ж, если ждет, то и дождется. Порадуется дедуля, а потом будет всем рассказывать, что городские барышни такие же маши-растеряши, как и свои, местные. Маринка сперва спокойно обшарила свои карманы и сумку, затем стала делать это нервно. - Да здесь же она была, неужели потеряла? - бормотала она. - Да не может быть. - Ну ладно, - недовольно поморщившись, сказала я, - кажется, я помню, где он живет, хорошо, что прочитала, перед тем как тебе дать. В Заводском районе на Крымской. Вот где. Можешь больше не искать. - Нет, на Кавказской, - твердо заявила Маринка, - я прекрасно помню. Коля написал улицу Кавказскую.., или Мичурина... - Маринка растерялась и посмотрела на меня, пожимая плечами. - Я же тебе говорю: Крымская! - сказала я. - И не спорь со мной. Петрович, посмотрев на нас и послушав наши пререкания, снял кепку и почесал огромным синим ногтем правой руки затылок. - Вы про хату Сашки, что ли, все спорите, девки? - спросил он. - Ну, - повернулась я к нему, - на Крымской же, скажи, Петрович! - Нет, - сказал Петрович и довольно ухмыльнулся, - ни на Крымской, ни на другой какой. А живет он около крытого рынка, рядом с самим крытым рынком. Поняли? - Нет! - в один голос воскликнули мы с Маринкой. - Ну как выйдете сбоку-то на Чапаевскую, тут дом его и стоит, вот так вот, - дедок показал рукой, - балкон еще Сашкин выходит на самый крытый, у него еще на балконе антенна-тарелка, вот так вот. - Дед снова ткнул пальцем в пространство. - Значит, улица Чапаева, - сказала я, - спасибо. - Да ладно, ничего, - отмахнулся дедуля, ласково поглядывая на покрасневшую от собственной пантомимы Маринку, - а ты найди, девка, бумажку-то и посмотри, кто прав - я или ты. Хе-хе, как ты там показала-то? - Не помню, - буркнула Маринка. Мы попрощались с речным сторожем и направились к сторожу сухопутному, выручать из гостей мою "Ладу". - Ну какую мы мизансцену разыграли! - сияла Маринка. - Как я искала ту бумажку! А дедок все взял и рассказал! - А кто срежиссировал? - поинтересовалась я. - С полпинка, на одном вдохновении! - Да ладно, режиссер! Без гениального артиста ничего никогда не получится! Будь ты хоть семи пядей, а если тебе вручат совхозную самодеятельность, то получится у тебя вместо "Гамлета" "Три замеса за смену", и хоть ты тресни. - Гениальность ты действительно показала, - улыбнулась я, вспомнив Маринкины жесты и мимику, - вот теперь и думай: стоит ли тебя брать в приличное общество или нет? - Ты лучше о себе подумай, - огрызнулась Маринка. Она надулась, догнала Виктора и пошла рядом с ним. "Лада" стояла там же, где мы ее и оставили. Сказав сторожу "спасибо" и подкрепив наше спасибо еще и полтинничком, мы погрузились

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования