Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Триллеры
      Ладлем Роберт. Рукопись Ченселора -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  -
да задание он выполняет? О'Брайен и Варак были друзьями. Два года назад Куин ради Варака пошел на огромный риск - он передал ему сведения, распространение которых запрещал сам Гувер. Это могло стоить О'Брайену не только карьеры. И вот теперь ему был нужен Варак, лучший агент Совета национальной безопасности. Его компетентность и связи были исключительными. Это был человек, которому О'Брайен хотел в первую очередь дать послушать запись с рассказом Ченселора. Уж Варак наверняка бы подсказал, что следует предпринять. Пока же Питер получил временную защиту. Его имя было исключено из журнала учета посетителей, и все запросы, связанные с ним, направляли О'Брайену. В то время, когда действовал запрет Гувера, Куин представлял кое-какую информацию людям из ЦРУ. Но когда он сообщил им, что в защите нуждается автор романа "Контрудар!", они практически отказались помочь, хотя трезвомыслящие люди обязаны были помогать друг другу, иначе власть оказалась бы в руках безумцев и это привело бы к катастрофе. Может, так оно и случилось? Может, катастрофа уже разразилась? Глава 24 Агенты ФБР доставили Питера в вестибюль отеля "Хей-Адамс". Там, слегка кивнув им и бросив короткое вежливое "О'кэй! Спокойной ночи", Ченселора принял под свое покровительство человек из ЦРУ. В лифте Питер попытался заговорить с ним. - Меня зовут Ченселор, - представился он с глуповатым видом. - Знаю, - ответил незнакомец. - Я читал вашу книгу. Вы исписали о нас изрядное количество страниц. Вряд ли можно было считать эти слова комплиментом. - Я не хотел причинять вам неприятности. У меня у самого есть друзья в ЦРУ. - Ну как же, как же... И в этих словах не было ничего одобрительного. - Некто Бромли летит сюда самолетом из Индианаполиса. - Да-да, ему шестьдесят пять лет, это больной человек. При досмотре в аэропорту у него нашли оружие. Он имеет разрешение на его ношение, а это значит, что после посадки самолета оружие ему обязаны возвратить. Но его не вернут, оно окажется пропавшим. - Он может приобрести другое. - Мало вероятно. О'Брайен приставил к нему своего человека. Лифт достиг нужного им этажа. Двери открылись. Человек из ЦРУ придержал Питера и вышел первым, засунув правую руку в карман пальто. Потом он окинул взглядом коридор, повернулся и кивнул Ченселору. - А утром? - спросил Питер, выходя из лифта. - Бромли может зайти в любой магазин, где продается оружие. - С разрешением, выданным в Индианаполисе? Никто не продаст ему огнестрельное оружие. - Кто-нибудь продаст. Есть обходные пути. - Но помешать этому проще... Они подошли к дверям номера. Человек из ЦРУ вынул правую руку из кармана пальто - он держал в ней небольшой пистолет. Левой рукой он расстегнул две средние пуговицы пальто и спрятал оружие. Питер постучал в дверь. Послышались быстрые шаги Элисон. Она открыла дверь и хотела было обнять Питера, но остановилась, увидев незнакомого мужчину. - Элисон, это... Простите, я не знаю, как вас зовут. - На сегодня - никак, - ответил человек из ЦРУ и поклонился Элисон; - Добрый вечер, мисс Макэндрю. - Привет! - Элисон была удивлена. - Входите. - Нет, спасибо. - Агент взглянул на Ченселора: - Я буду здесь в коридоре. Меня сменят в восемь утра. Придется разбудить вас, чтобы познакомить со сменщиком. - Я уже не сплю в это время. - Отлично. Спокойной ночи. - Минутку. - Питеру пришла в голову идея. - Если Бромли появится и вы будете уверены, что он не вооружен, может быть, я поговорю с ним? Я его совсем не знаю, и мне неизвестно, почему он охотится за мной. - Это ваше дело. Посмотрим по ходу событий, - сказал агент, закрывая дверь. *** - Как долго тебя не было! - Элисон обняла Питера и прижалась к нему лицом. - Я чуть с ума не сошла. - Теперь с этим покончено, - сказал он, нежно обнимая ее. - Уже никто не будет сходить с ума. Никто... - Ты им все рассказал? - Да, - он отстранился от Элисон, чтобы заглянуть ей в лицо, - все рассказал. Даже о твоем отце. Я вынужден был это сделать. Человек, с которым я разговаривал, догадался, что я пытаюсь кое о чем умолчать, и совершенно четко дал мне понять, что, если понадобится, они выяснят каждый наш шаг. Для этого им не придется идти слишком далеко. Стоит только перебраться на тот берег, в Пентагон... Она кивнула, взяла его за руку и повела от двери в гостиную: - Как ты себя чувствуешь? - Прекрасно. На душе стало легче. Выпьем? - Ты, наверное, устал. Я уж сама все приготовлю, - сказала она, направляясь к бару, заставленному бутылками. Питер опустился в кресло и вытянул ноги. - Я давно хотела тебя спросить, - продолжала Элисон, наливая виски и раскладывая лед по бокалам. - Ты всегда заказываешь бар, забитый до отказа? Я-то ведь столько никогда не выпью. - Несколько месяцев я ужасно пил, - засмеялся Ченселор и подумал: "Приятно сознавать, что все это уже в прошлом". - Тебе-то я могу рассказать, что эта прихоть появилась у меня после первого крупного аванса. В кинофильмах писатели, которые жили в отелях, всегда имели роскошные бары и носили домашние куртки. Куртки, правда, у меня до сих пор нет... Теперь рассмеялась Элисон. Она подала Питеру бокал с виски, села в кресло напротив и пообещала: - Куртку я куплю тебе к рождеству. - К следующему рождеству, - сказал он, заглядывая ей в глаза. - А на нынешнее подари мне лучше золотое кольцо. Буду носить его на безымянном пальце левой руки, как ты. Элисон сделала глоток из бокала и отвела взгляд в сторону: - То, о чем я говорила тебе раньше, остается в силе: я не требую никаких обязательств. Ченселор посмотрел на нее с тревогой. Потом поставил бокал с виски и, подойдя к ней, опустился на колени и погладил ее рукой по лицу: - Что мне сказать? "Спасибо, мисс Макэндрю. Это была неплохая интерлюдия"? - Но я этого не скажу. Мне и в голову не придет такое. Думаю, тебе тоже... Она остановила свой взгляд на Питере. Из глаз ее вот-вот готовы были брызнуть слезы. - Ты многого обо мне не знаешь. Питер улыбнулся: - Чего я не знаю? Ты что, дочь полка? Или батальонная проститутка? Ты, конечно, не девственница, но и не шлюха. Не тот характер, слишком независимый. - А ты слишком спешишь с выводами. - Ну и пусть. Впрочем, хорошо, что ты так думаешь. Как раз решительности мне долгое время не хватало. Пока я не встретил тебя. - Ты не успел поправиться после тяжелой болезни, а тут я со своими хлопотами... - Благодарю вас, мадам Фрейд. Но вы вскоре убедитесь, что я поправился и обрел решительность. Испытайте меня. Я понимаю, брак нынче не в моде, он все больше становится атрибутом буржуазии. - Питер подвинулся поближе к Элисон: Но все, о чем я Говорил раньше, остается в силе. Мне нужны обязательства. Я верю в брак и хочу прожить с тобой до конца дней своих. Ее глаза наполнились слезами. Она покачала головой и взяла в руки его лицо: - О, Питер, где ты был столько лет? - В другой жизни. - И я. Как это говорится в той глупой поэме? "Приди ко мне и будь моим любимым..." - Это Марлоу. И не так уж глупо. - Я приду к тебе, Питер, и буду твоей любимой. Так долго, пока это будет иметь смысл. Но замуж за тебя я не пойду. Он отодвинулся от нее, снова встревожившись - Мне нужно больше. - Больше я дать не могу, прости. - Это неправда, я чувствую, что неправда. Ты нужна мне так же, как... - Он вдруг замолчал. - Как кто? Как Кэти? - Да, о ней я забыть не могу. - А я и не требую, чтобы ты ее забывал. Может, наши отношения будут не менее возвышенными, но брак... невозможен. - Почему? Слезы потекли по щекам Элисон. - Потому что брак означает... Мне нельзя иметь детей, Питер. Ченселор понял, что Элисон намекала на что-то. Но на что? - Ты забегаешь вперед. Я и не думал насчет... - И вдруг ему все стало ясно. - Ты имеешь в виду свою мать? Вернее, ее болезнь? Элисон закрыла глаза, слезы текли по ее лицу ручьем. - Дорогой мой, попытайся понять... Питер заставил ее открыть глаза и взглянуть на него: - Послушай меня. Кое-что я еще понимаю. Ты никогда не верила тому, что говорил тебе отец. Будто мать заболела потому, что чуть было не утонула. Почему ты ему не верила? - И сейчас не верю... Это страшная, страшная история. - Почему ты не веришь? Почему думаешь, что отец лгал тебе? - Я слишком хорошо знала его, каждый звук его голоса, каждый жест. Он рассказывал мне эту историю раз пятьдесят и всегда требовал, чтобы я внимательно слушала его, будто от этого зависело, буду ли я любить мать так же, как он любил ее когда-то. Но всегда в его рассказе чувствовалась какая-то фальшь, какой-то пробел. Наконец я поняла. Она была обыкновенной сумасшедшей, заболела естественным путем. Понимаешь, естественным? А он не хотел, чтобы я знала об этом. Теперь тебе ясно? Он взял ее руку в свою: - Но он мог и скрыть от тебя кое-что, - Что?.. Зазвонил телефон. Питер взглянул на часы. Было половина четвертого утра. "Кому это, черт побери, вздумалось звонить в такое время? Неужели О'Брайену?" - подумал Ченселор и поднял трубку. - Вы думаете, что таким способом остановили меня? Глубоко ошибаетесь...Голос говорившего был скрипучим, дыхание тяжелым. - Бромли? - Вы - зверь, грязный подонок! - Теперь по голосу чувствовалось, что говорил пожилой человек. - Бромли, это вы? Что я вам сделал? Мы ведь никогда не встречались с вами. - В этом не было необходимости. Не обязательно лично знать человека, чтобы погубить его. Или ее, а лучше ее и ее детей. Он почему-то употреблял те же слова, что и Филлис Масквелл. А может, Бромли и имел в виду Филлис? Он о ней говорил? Но этого быть не могло. Да и детей у Филлис не было. - Клянусь вам, я не понимаю, о чем вы говорите. Кто-то обманул вас. Они и другим лгали... - Им не надо было лгать. Они прочли мне это. Вы откопали стенограмму суда, между прочим секретную стенограмму, и заключение психиатра и использовали это в своих гнусных целях. Использовали паши имена, наши адреса, ее адрес... - Все это ложь. Я не пользовался никакими стенограммами, никакими заключениями психиатра. Ничего подобного нет в моей рукописи, и я не имею ни малейшего представления о том, что все это значит. - Лживый подонок! - Злоба переполняла старика, и он подыскивал слова погрубее. - Вы считаете меня дураком? Думаете, они не представили мне доказательств? - Старик окончательно вышел из себя: - Мне дали номер телефона, и я позвонил по нему. Это была типография Бедфорда. Я разговаривал с хозяином. Он прочел мне то, что вы написали, то, что он набирал неделю назад. Питер был поражен. Действительно, его издатель пользовался типографией Бедфорда. - Это неправда. У Бедфорда нет моей рукописи. Она еще не закончена. На какое-то мгновение воцарилось молчание, и Ченселор начал было надеяться, что, может, ему удастся переубедить старика, но в следующую минуту понял, что это не так. - Зачем вы лжете? Дата издания - апрель. Вы всегда публикуетесь в апреле. - Но не в этом году... - Ваша книга напечатана. Однако теперь это не имеет значения. Вы не удовлетворились тем, что погубили меня. Вам нужна и она. Но я помешаю вам, Ченселор. Вы не скроетесь от меня. Я найду вас и убью. Мне уже все безразлично, жизнь моя кончена. Вдруг Питеру пришла в голову мысль: - Послушайте, то, что случилось с вами, происходило и с другими людьми. Позвольте спросить вас; они звонили вам по телефону? Зловещим, пронзительным шепотом? Связь прервалась. Ченселор посмотрел на аппарат и затем повернулся к Элисон. Ее лицо все еще было влажно от слез. - Он сошел с ума. - Сейчас это как раз кстати. - Не хочу больше слышать об этом, - сказал он, доставая из кармана листок, на котором был записан, номер телефона О'Брайена, и набирая нужный номер. - Говорит Ченселор. Мне звонил Бромли. Он в ярости. Убежден, что моя книга выйдет в апреле. Как и Филлис Масквелл, он считает, что в ней содержится какая-то компрометирующая его информация. - И он прав? - Нет, я никогда в жизни даже не слышал о нем. - Странно. Он служил чиновником в управлении общих служб, ревизовал документы министерства обороны по транспортным самолетам С-40. У него какие-то суммарные данные не балансировались. - Кажется, что-то припоминаю. - В памяти Ченселора действительно всплыло газетное сообщение. - Его дело слушалось в сенате. Если не ошибаюсь, Бромли никто тогда не поддержал. Ура-патриоты даже назвали его розовым, а потом загнали в угол. - Правильно. У нас он проходил под кличкой Гадюка. - Что же с ним случилось? - Его отстранили от ревизий, чреватых разоблачениями. Потом какой-то дурак в управлении общих служб попытался лишить его очередной прибавки к жалованью. Бромли возбудил гражданский иск. - Ну и что дальше? - А дальше никто не знает. Дело было прекращено, и Бромли исчез. - Но ведь мы-то знаем, не так ли? - уточнил Ченселор. - Ему позвонили зловещим шепотом и чем-то пригрозили. А потом был еще один звонок... Ему сообщили достаточное количество достоверной информации, чтобы убедить в том, что говорят правду... - Успокойтесь. Он не сможет добраться до вас. Что бы он ни думал о вашей роли в его судьбе... - Не в его, - прервал О'Брайена Питер, - а в ее. Он говорил о ней, о ее детях... О'Брайен молчал. И Ченселор догадался, над чем размышляет сейчас агент: у него тоже были жена и дети. Как у Александра Мередита. - Я попробую все выяснить, - сказал наконец агент. - Бромли остановился в отеле в деловой части города. Я приставил человека наблюдать за ним. - А ваш человек знает почему? Не может он... - Конечно нет, - прервал Ченселора Куин. - Ему назвали лишь кличку - Гадюка. В Индианаполисе при досмотре у Бромли было найдено оружие, и этого больше чем достаточно. За ним присмотрят. Спите спокойно. - О'Брайен? - Что? - Скажите мне вот что. Почему выбрали именно его? Почему выбрали этого старого, больного человека? Агент ответил не сразу, а когда ответил, Питер почему-то ощутил тупую боль в животе. - Старика мудрено заподозрить. На стариков обычно не обращают внимания. А потом, больного, отчаявшегося человека легче навести на мысль об убийстве... - Поскольку терять ему уже нечего? - Отчасти по этой причине. Но не беспокойтесь, до вас ему не добраться. Ченселор повесил трубку. Его клонило в сон. Хотелось многое обдумать, однако он был не в состоянии размышлять. Сказывалось напряжение, да и действие таблетки прошло. Питер почувствовал, что Элисон смотрит на него, ждет, когда он ей что-нибудь скажет. Он повернулся, и взгляды их встретились. Ченселор решительно направился к ней, с каждым шагом обретая все большую уверенность. И заговорил он почти спокойно: - Я приму любые твои условия, только бы мы были вместе. Я не хочу потерять тебя. Но и у меня есть одно условие, на соблюдении которого я настаиваю. Я не позволю тебе терзаться несуществующими тайнами. Думаю, с твоей матерью все-таки случилось что-то, оттого она и потеряла рассудок. Я никогда не слышал, чтобы здоровый человек ни с того ни с сего, без видимого потрясения заболел психически. Я хочу выяснить, что же произошло. Возможно, это будет мучительно, но мне кажется, ты должна знать все. Согласна? Питер задержал дыхание. Элисон кивнула. На ее лице появилась слабая улыбка. - Возможно, мы оба должны знать все. - Хорошо, - облегченно вздохнул Питер, - решение принято. Больше на эту тему я не хочу разговаривать, да и не нужно. Между прочим, я не желаю упоминать ни о чем неприятном еще много-много дней. Эдисон, по-прежнему сидя в кресле, бросила взгляд на Питера и спросила: - А твой роман - вещь неприятная? - Неприятная. Почему ты спрашиваешь? - И ты больше не будешь писать? Питер задумался. Странно, однако после того, как он принял решение, побывал в ФБР, рассказал там все, стресс прошел и на душе стало легче. И теперь в нем снова проснулся писатель, - Это будет совсем другая книга. Я заменю ряд персонажей, изменю фон, на котором разворачиваются события. Но, конечно, и сохраню многое. - А ты сможешь это сделать? - Надеюсь, что найду выход из положения. Какое-то время придется придвигаться вперед потихоньку, но мой час настанет. Элисон улыбнулась: - Я рада за тебя. - На сегодня это последнее решение. А теперь я хочу вернуться к тому, с чего мы начали. - То есть? Он улыбнулся: - Приди ко мне и будь моей любимой... *** Сквозь сон Питер услышал поспешный стук в дверь. Элисон, лежавшая рядом с ним, повернулась и поглубже уткнулась в подушку, а он вскочил с постели, схватил со стула брюки и вышел в гостиную, плотно закрыв за собой дверь. Неловко натянув брюки, он прошел в прихожую. - Кто там? - спросил он. - Восемь часов, - ответил из-за двери агент ЦРУ. Питер вспомнил, что в восемь часов должна поменяться охрана. Ему надо было познакомиться с новым охранником. Ченселор открыл дверь и даже зажмурился от неожиданности. Потом, чтобы скрыть свое изумление, он зевнул и стал тереть глаза. Новый охранник был агентом внутренней службы ЦРУ-это он дал Питеру материал для его романа "Контрудар!". Дал по собственной инициативе, будучи обеспокоенным тем, что ЦРУ занимается делами, не предусмотренными законом. - Представлять вас друг другу не обязательно, - сказал агент, сдающий дежурство. - Теперь он будет охранять вас. Питер понимающе кивнул: - Хорошо, обойдемся без представлений и рукопожатий. Не то, чего доброго, заразитесь от меня. - Что же, это вполне возможно, - сказал тихо, но столь же агрессивным тоном второй агент и повернулся к первому: - Он остается в отеле, не так ли? - Да, мы договорились, что на улицу он выходить не будет. Оба повернулись и, не обращая внимания на Ченселора, направились к лифтам. Питер вошел в номер, закрыл дверь и прислушался к слабым звукам движущегося лифта. Услышав, что лифт остановился, он немного подождал, а потом открыл дверь. Человек из ЦРУ проскользнул мимо него в прихожую. Питер закрыл за ним дверь. - Боже! - воскликнул агент. - У меня чуть сердце не остановилось, когда мне позвонили ночью. - У вас? Это я чуть не упал, когда увидел вас здесь. - Ничего, выдержали бы. Простите, но я побоялся звонить вам по телефону. - Как это случилось? - О'Брайен - один из тех людей в ФБР, с кем мы поддерживаем контакты. Когда Гувер порвал с нами все связи, О'Брайен и кое-кто еще продолжали сотрудничество и поставляли нам нужные сведения. И теперь с его стороны было бы нелогично звонить кому-либо другому. Ему могли бы и отказать, а в нас он не сомневался. - Вы обязаны ему... - сказал Ченселор. - В большей степени, чем вы можете себе представить. О'Брайен и его друзья ради нас рисковали не только карьерой, но и головой. Если бы они попались, Гувер бы их не пощадил. Он бы добился, чтобы их упекли в тюрьму лет на десять, а то и на двадцать. Питер вздрогнул: - Он мог это сделать? Мог, да? - Не только мог, но и делал. Даже сейчас кое-какие неопознанные скелеты догнивают в камерах тюрем в Миссисипи. А О'Брайен не испугался, и мы не забудем это

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования