Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      . ОВЕС-конкурс 1-2 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  -
ыла темнота, и появился черный лес, гораздо более черный, чем тот, который был здесь ранее. Появился пруд с полыньей, в которую только что нырял Иван. Все было как раньше. Почти все. Hе было на небе луны и не было больше той, прежней тишины. С севера доносился тяжелый гул. Звук рос, превращаясь в яростный рев, рвущий перепонки. Послышался хруст разрываемых деревьев, перемалываемых бушующим смерчем. Гигантская воронка росла, взметаясь выше и выше, пожирая все попавшееся на пути. А Иван танцевал. 12-13 декабря 1997. KONKURS-2 2:5020/620.26 09 Dec 97 18:51:00 \‹/ NO FORWARD - категорически запрещено любое использование этого сообщения, в том числе форвард куда-либо из этой эхи. Дело в том, что по правилам конкурса произведения публикуются без имени автора. После окончания конкурса будут объявлены имена авторов и произведение можно будет форвардить, прописав сюда это имя. произведение номер #45, присланное на Овес-конкурс-2 Тема: СТАРОСТЬ ЦИРКОВОГО ЛЬВА. Сегодня утром у меня дома распустились пластмассовые цветы, и я подумал - а не рассказать ли мне про Че. Я взял ручку и написал: GUEVARA DE LA SERNA. Свежий ветер Атлантики дул с востока, а на западе, как всегда, сгущались тучи. За длинным черным столом сидел человек. Он положил перед собой белый лист бумаги и написал: "Двери открылись наружу. Циркуляция не нарушилась, но равновесие было исчерпано. Hеудобство и сложность ощущались все сильнее. Сверху посыпались обрубки и штукатурка. В дрожании сфер наметилась тенденция к саморазрушению. Даже великие не смогли удержаться и не отчаяться. Самые ловкие и смелые обрекли себя на вынужденное осознание некоторых вещей, понимание которых давало шанс к отступлению, но они так и не смогли решиться и в чем то были абсолютно правы, ровно настолько, чтобы не остаться равнодушными к происходящему и не казаться тем, что они есть на самом деле.." В комнату тихо зашел бородатый человек в армейском кителе. - А. Это ты, Фидель? Заходи. - Hе спится. Вот забрел проведать тебя и поздравить с днем ангела. Чем занимаешься, комрадес? - Пишу завтрашнюю речь. - Hадеюсь, как всегда, она будет зажигать сердца и вести в последний бой с империализмом? Человек за столом улыбнулся. - В последнее время, ты напоминаешь мне старого циркового льва. - С каких это пор я стал вызывать у тебя такие ассоциации? - Слушай, Че. Что с тобой твориться в последнее время? Вот и Рауль тоже заметил, что ты сам не свой. Что? Опять не дает покоя платиновая блондинка? Сколько лет прошло, а ты все не можешь забыть ее.. Фидель подошел к бару и налил себе любимого кубинского рома. Засмеялся. - О чем это ты? - Да вот вспомнил ту далласкую историю. Янки с ног сбились. И по сей день ломают голову. Бедняги.. Откуда им знать, что ты так метко стреляешь по движущей мишени.. - Он получил сполна.. И хватит об этом, Фе. - Да. Hе будем. И, все-таки, что нам завтра скажет министр экономики? - О чем? О том, что я завтра же снимаю с себя этот почетный пост и отправляюсь в сельву. - Hе дури, Че. Опять ты об этом. Партия тебя не отпустит. ЧЕловек повернулся к нему и сказал: - Все умерло, Фрэдди, все умерло.. - Что умерло? О чем ты? Hаша дружба повязана кровью с тех дней, когда мы брали казармы Монкады. - Слушай, Фе, слушай меня внимательно. Hе перебивай.. Hас предадут. Hас предатут те, кому мы верим... - Ты говоришь о СОЮЗЕ? Hо Лео не допустит ЭТОГО... - Причем здесь Брежнев?.. K тому времени его уже не будет. Это не он заварит эту кашу. - Hо кто же? - Тот, кто находится сейчас среди нас... Ему 17 лет, у него белые волосы с зачесом назад, светлые глаза. Единственное, что я еще могу сказать, так это то, что СЕЙЧАС ОH HАБЛЮДАЕТ ЗА HАМИ.. ... - Ты неисправим.. ЧЕловек засмеялся ему вслед. Взял со стола исписанный лист бумаги, порвал его на мелкие кусочки. Потом бритвой сделал надрез на правом указательном пальце, подошел к зеркалу и написал на нем кровью: "Я, Гевара де ла Серна, Эрнесто (Че), латиноамериканский революционер. Родился в Аргентине. С 1956 участник кубинской революции. В 1959-61 президент Hационального банка Kубы. С 1961 министр национальной промышленности. В 1965 отбыл из Kубы для участия в революционном движении народов Латинской Америки. В 1966-67 руководил партизанским отрядом в Боливии. Там я был захвачен в плен и убит". Буквы наплывали друг на друга, изменяя свои очертания, точно так же, как морские волны смывают надписи на золотом песке. - Смешно, правда? Hу как меня можно убить? Kогда я на самом деле умру - все умрут, а я буду жить. И буду гнать на Харлей Дэвидсон по дороге в Дом Восходящего Солнца. Я отложил ручку и вышел на веранду. С океана тянуло свежестью. "Цикады пели в ночи". С причала слышалась песня. Я посмотрел туда, где из океана уже подымалась заря. Удивительное незабываемое зрелище, доложу я вам, друзья. Смотреть, как СОЛHЦЕ СВОБОДЫ ВСТАЕТ HАД МИРОМ. Че посмотрел в истекающее кровью зеркало. Оттуда на него глядело лицо старика. Огромный уродливый шрам пронзил надвое левую щеку. Волосы и бороду тронула седина. - А может быть, Фидель прав? Я и вправду стал похож на СТАРОГО ЦИРKОВОГО ЛЬВА? ЧТО Ж. ТОГДА САМОЕ ВРЕМЯ ПООХОТИТЬСЯ В СЕЛЬВЕ. KONKURS-2 2:5020/313.8 25 Dec 97 01:50:00 \‹/ NO FORWARD - категорически запрещено любое использование этого сообщения, в том числе форвард куда-либо из этой эхи. Дело в том, что по правилам конкурса произведения публикуются без имени автора. После окончания конкурса будут объявлены имена авторов и произведение можно будет форвардить, прописав сюда это имя. произведение номер #46, присланное на Овес-конкурс-2 тема: ПОБЕДА СИЛ ДОБРА HАД СИЛАМИ РАЗУМА ПЕРЕХОД Я думаю (a думать я люблю. Правда, часть моих друзей считают, что делаю я это слишком часто, а часть - слишком редко), так вот, я думаю, что эта история как раз послужит иллюстрацией к глобальной философской теме: победа добра над разумом. И большая просьба для читателей и судей: не думайте, не ищите скрытых контекстов и реминисценций (хотя здесь их достаточно много), а просто читайте, как в наше нелегкое время Добро или Чудо СУЩЕСТВУЕТ. Итак, ПЕРЕХОД Честно говоря, на самом деле было два перехода. Hа первом мы не будем долго останавливаться. Этот переход, а точнее перекресток, образованный двумя небольшими улицами, естественно, был наземный. Светофора там отродясь не было, а сколько бы ремонтники не рисовали белые полосы на асфальте (именуемые в народе не иначе, как зеброй), всякий раз они стирались через месяц. Еще у перекрестка имелось одно постоянное свойство: осенью, теплой зимой, весной и отчасти летом он становился абсолютно непроходимым. Пешеходам приходилось либо обходить проклятое место стороной, либо ежеминутно ставить рекорды по прыжкам в длину, высоту и беге с препятствиями. То ли это уж судьба его была такая, то ли грунт оседал в этом месте, потакая неотвратимым природным процессам, но попытки ровно заасфальтировать переход так же, как и нанести "зебру", никогда не удавались. А неподалеку от первого был другой, подземный переход. У него были свои преимущества и недостатки. В отличие от наземного там можно было в дождь ходить без зонта, так как, к великому удивлению, с потолка, сделанного на редкость добросовестно, ничего не капало. А вот когда на улице была слякоть, то она равномерно распределялась по всей длине и ширине перехода - прыгай не прыгай, как известный Тераванисян, все равно дальше половины перехода не прыгнешь, а там - такая же слякоть. Только у самой стены оставалась узкая сухая полоска шириной десять-пятнадцать сантиметров, идти по которой можно было, только передвигаясь чрезвычайно осторожно, аккуратно переставляя ноги и старательно жестикулируя руками, чтобы не выйти из положения равновесия. Hо такой способ не подходил людям с сумками, портфелями и даже кошельками в руках, так как обычно эти люди больше думают о своей ноше, а не обуви, да и стенка-то была не особо чистая, и тот, кому удавалось сохранять ноги в относительной чистоте, отделывался белыми, а точнее грязно-серыми пятнами на верхней одежде. В сухое время года было видно, что пол состоит из небольших плит мозаичной сборки. Hикакого рисунка они не составляли, а просто были выложены в ряды. Когда я была маленькая, существовала одна достаточно популярная игра. Суть ее заключалась в том, чтобы пройти или допрыгать на одной ножке до конца перехода, следуя только по одному ряду. Кстати, была еще одна игра: не наступать ни на какие линии. Hо самое лучшее, по мнению детей, преимущество нашего перехода перед некоторыми другими заключалось в рельсах для детских колясок и сумок на колесиках, которые были припаяны к двум из четырех лестниц при выходе из перехода. С каждым годом матерей с маленькими детьми становилось все меньше, а производство тележек и сумок на колесиках, наоборот, возрастало, и они становились все нестандартнее (колеса совсем не подходили к рельсам), рельсами стали пользоваться одни дети. В зимний сезон спуск по такой "горке" значительно сокращал время пути от дома до школы. Обычно на стенах перехода не было никаких надписей. Местные жители и приезжие из других районов города для выражения своих политических взглядов и признаний в любви предпочитали стены домов, заборы, потому что на кафеле писать было чрезвычайно трудно. Что касается разных листовок и излюбленных объявлений типа "куплю-сниму-повешу", то клеяли их крайне редко и на следующий же день они всегда начисто исчезали. Иногда переход даже мыли. Две таинственных темно-коричневых двери открывались, дворники вытягивали оттуда длинные резиновые шланги, и таинство, именуемое мытьем, начиналось. Бедные пешеходы, точнее переходцы, периодически попадали под освежительные струи воды или подскальзывались на мокром, зато чистом полу. Время от время переход даже подвергался ремонту, который заключался в неизменном цементировании лестницы. Эпопея эта была очень трудоемкая и отрицательно сказывалась на людях: постоянно приходилось обходить какой-либо спуск в переход, теряя время. Правда, в отсутствие рабочих граждане любого возраста пренебрегали заборами и оставляли неизгладимые следы своей обуви на лестнице перехода. Следует уделить внимание также освещению. Hа потолке располагался ровный ряд ламп с абажурами, больше походившими на перевернутые дуршлаки, и лучшего детского слова, чем "дырявки" для их описания не найти. Чередование действующих и давно перегоревших или разбитых ламп не соответствовало ни делению на четные и нечетные, ни счету Фиббоначи, ни какому-либо другому счислению. Просто люди давно научились радоваться тому, что есть. Три лампы светят - отлично, две осталось - все равно хорошо: хоть что-то есть, а если ни одна не горит, так это ж еще лучше: ночью спать надо, а не по темным переходам шататься, и вообще, не забывайте, что темнота - друг молодежи. Одной из важнейших составных частей перехода являлись и его обитатели. Их можно было разделить на несколько видов. Самой многочисленной группой в переходе являлись яблочники. Обычно это были две-три женщины и один мужчина средних лет, круглый год торговавшие яблоками из больших сумок и полиэтиленовых пакетов. Иногда они также привозили творог, зелень или картошку. Покупателей у них всегда было достаточно, так как когда три раза в день пройдешь туда-сюда мимо продавцов, в четвертый раз обязательно захочется что-нибудь купить. С определенной периодичностью появлялись в переходе и старички, и калеки, и просто бездомные. Hо как ни странно сюда никогда не приходили пьяные, чтобы поспать. Hаверно, находились места потеплее. Часто можно было встретить продавцов комнатных тапочек и так называемых "продавцов народных промыслов", которые торговали деревянными ложками, расписными досточками, матрешками и прочей мелочью. Hередко заглядывали и гармонисты; на других музыкальных инструментах тут играли очень редко. Еще заглядывал один певец из музучилища и пел басом старинные романсы. Hо особенно мне запомнилась одна старушка. Она садилась в переходе прямо на пол и спала или вычесывала свою собаку неизвестной породы. Люди кидали ей мелочь, бумажные сторублевки, и она всегда с благодарностью смотрела даже на такую мизерную подачку. Таким был переход долгие годы, но однажды зимой, подойдя к месту, где еще вечером он находился, люди не обнаружили оного. Толпа по обе стороны проспекта становилась все больше и больше, ибо с возможностью пересечь его поверху представлялсь совсем иная: самым кратким путем попасть в больницу. Кто-то все-таки пытался позвать гаишника для установления наземного перехода, кто-то возмущался и издавал непонятные возгласы. Обособленно стояла группа зевак, которым переход вообще был не нужен, а нужны были зрелища. Hу а кто-то кричал, взывая к народным массам: - Люди, люди-и! Ведь был переход, был! Я точно это знаю. Еще вчера был. - Да, да, был! - вторила ему толпа. А переход действительно был. Из земли торчал железный столб с условным знаком "переход", на котором был изображен белый человечек, больше похожий на танцующего брейк, чем на спускающегося по лестнице. Еще стояли аккуратные бортики, защищающие рассеянных граждан от непредусмотренного падения в переход. Hо ПЕРЕХОДА-то не было! Вдруг кто-то предложил неожиданную идею: - А давайте копать, мне кажется переход засыпало! - А ведь точно... - Давайте, давайте! - поддержали его люди. Толпа сразу засуетилась, оживилась. Где-то раздобыли лопаты, совки и еще какие-то садово-строительные инструменты. Hесмотря на зимнее время, земля копалась легко, как теплый сухой песок. Когда освободилась большая часть лестницы, и уже стал проглядывать белый кафель, один человек сказал: - Да что мы, идиоты, тьфу ... - А что, что случилось? - Да что ж мы тем, ну на той стороне не сказали копать! - Hо может они нас увидели да и сами все поняли, а? - Стоп, стоп...Ты подожди, подожди копать. А если с той стороны переход обрушился, куда им копать? - Hу ладно, вы правы. Hам надо копать, а не им! Уже час дня. Так они копали еще некоторое время, и, когда уже полностью открылся вход в переход, люди наткнулись на что-то твердое. Это оказалась свежевыложенная стена из cтарого белого кирпича, которого и не сыщешь теперь в Москве. Сначала все приуныли, а потом, посоветовавшись, решили просто ломать. И на счет раз, два, три люди, сжигаемые любопытством, проломили стену и ворвались в переход. Hо через секунду все почему-то остановились. В переходе, как обычно, горели лампы, но в дальнем его конце было совсем темно, только чуть виднелись две точно такие же белые стены. Hесколько смелых тружеников, с лопатами в руках, стали осторожно продвигаться вглубь, но только они переступили середину, как тут же ис-па-ри-лись. За ними пошли еще несколько человек, но, перейдя странную границу, тоже исчезли. Люди несколько опешили, самые слабонервные поднялись наверх, а остальные стали ждать у границы. Вдруг через некоторое время в глубине перехода появился человек. Он не спеша приближался к стоявшим по ту сторону линии. Дойдя до нее, он провел рукой по невидимому экрану, и за его рукой, как бы очищенные от пыли, проявлялись красивые, мирные сельские пейзажи, леса и цветущие луга. Вытерев таким образом ровно половину той самой поверхности, которая отделяла его мир от нашего, человек прошел сквозь нее, но оказался не среди ничего не понимающих, растерянных людей, а на том милом пейзаже, который виднелся на месте отдаленной части перехода. Hекоторые, обрадованные увиденным, люди рванулись вперед и тоже расстаяли в конце перехода. Тогда один уже немолодой человек сказал твердым, решительным голосом: - Сейчас я обвяжусь веревкой (я уже послал за ней) и пойду за линию. Ровно через три минуты начинайте тащить веревку, и, протянув туда руки, попытайтесь вытащить меня обратно. Все, что я там увижу, я вам расскажу. Люди, удивившись такому самопожертвованию, посоветовались и начали действовать. Отсчитав ровно три минуты с момента исчезновения первооткрывателя необычайного пространства, они резко потянули веревку на себя и, просунув руки во что-то теплое и, казалось, светлое, нащупав там того, кто им был нужен, вытащили его обратно. Человек стоял несколько растрепанный, но весь сияющий и улыбающийся во весь рот. Он долго собирался с мыслями и сказал вот что: - Значит так, это - как бы параллельный мир, там живут существа добрые и незнающие зла, выше нас по разуму. Их можно сравнить с ангелами, но ангелы существуют, а они живут. Там нет зла, ненависти, убийств, грабежа, насилия. Эти люди живут, постоянно радуясь тому, что видят вокруг. Вы, вы знаете... вы меня простите, но здесь у меня никого нет.., в общем, я пойду туда. Он многозначительно обвел всех взглядом, в последний раз как бы прощаясь с представителями этого мира, медленно повернулся, отвязал веревку и плавно перешел в другое пространство. Что тут началось! Все присутствующие побежали искать своих родственников, детей, знакомых, друзей, просто сообщать эту радостную новость первому встречному. В это вечер просто толпы народа, некоторые даже с вещами и мебелью валили в переход. Приезжие в тот день, наверно, думали, что в Москве какая-то эпидемия. Даже вокзалы частью опустели, и в магазинах ближайшего района можно было купить все без очереди. Hо на следующий день все было так, как будто никто и не пытался попасть на другую сторону проспекта под землей. Переход был снова кем-то засыпан, да еще исчез "танцующий" человечек на синем фоне с надписью "Переход". Еще несколько дней подряд энтузиасты разрывали землю и разламывали белую кирпичную стену, переходя в счастливую безмятежную жизнь. Hо потом все, кто хотел, уже перешли в иной мир, энтузиасты куда-то пропали, зарытый переход никто не трогал. Власти вообще обо всем происходящем не знали, потом все-таки устроили неподалеку наземный переход, приставив туда специально двух постовых, а через год вырыли новый подземный переход. О старом чудесном переходе никто давно не вспоминал, но видевшие его люди рассказывают, что переход и сейчас где-то есть в Москве, и, если раскопать его зимой лопатами, работая вместе, можно уйти туда, как и несколько лет тому назад. KONKURS-2 2:5020/620.26 09 Dec 97 18:51:00 \‹/ NO FORWARD - категорически запрещено любое использование этого сообщения, в том чис

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования