Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Буковски Чарльз. Женщины -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  -
о просто. У меня было два номера телефонов Джоанны Довер. Я попробовал тот, что в Галвестоне. Она ответила. - Это я, Генри. - У тебя голос пьяный. - А я пьян. Я хочу приехать повидаться с тобой. - Когда? - Завтра. - Хорошо. - Ты меня в аэропорту встретишь? - Конечно, малыш. - Куплю билет и сразу тебе перезвоню. Я заказал билет на 707-й рейс, вылетавший из Лос-Анжелеса-Международного на следующий день в 12.15. Передал информацию Джоанне Довер. Она сказала, что будет меня ждать. Раздался звонок. То была Лидия. - Я подумала, что тебе нужно сказать, - сказала она. - Я продала дом. Уезжаю в Феникс. Утром меня здесь не будет. - Хорошо, Лидия. Удачи тебе. - У меня был выкидыш. Я чуть не умерла, это было ужасно. Я столько крови потеряла. Я не хотела тебя беспокоить. - Сейчас с тобой вс в порядке? - Вс нормально. Я только хочу убраться из этого города, он мне осточертел. Мы попрощались. Я открыл еще одно пиво. Распахнулась входная дверь, и зашла Тэмми. Она начала метаться по комнате дикими кругами, глядя на меня. - Валери вернулась? - спросил я. - Ты вылечила Бобби от одиночества? Тэмми продолжала вить петли. В своей длинной хламиде смотрелась она очень эффектно, выебали ее или нет. - Убирайся отсюда, - сказал я. Она сделала еще один круг по комнате и выбежала вон, к себе. Спать я не мог. К счастью, пиво еще оставалось. Я продолжал его пить и закончил последнюю бутылку около половины пятого утра. Потом сидел и ждал 6 часов, а затем вышел и купил еще. Время шло медленно. Я ходил по квартире. Чувствовал я себя неважно, но начал петь песни. Я пел песни и ходил по квартире - из ванной в спальню, оттуда в переднюю комнату, в кухню и обратно, горланя песни. Я взглянул на часы. 11.15. Аэропорт в часе езды. Я одет. И обут, но чулков на мне не было. Я взял с собой только очки для чтения, которые запихал в нагрудный кармашек рубашки. Выскочил из квартиры я без багажа. Фольксваген стоял перед домом. Я влез в него. Солнечный свет был очень ярок. Я на минутку опустил голову на руль. Со двора донесся голос: - Куда это, на хуй, он собрался в таком состоянии, интересно? Я завел машину, включил радио и отъехал. Рулить оказалось не просто. Машина норовила заехать за двойную желтую линию на полосу встречного движения. Оттуда дудели, и я сворачивал обратно. Я добрался до аэропорта. Оставалось 15 минут. Я гнал на красный, на стоп-сигналы, превышал скорость, причем грубо, всю дорогу. Осталось 14 минут. Стоянка переполнена. Ни единого места. Потом увидел одно прямо перед лифтом, как раз для фолька. Знак гласил СТОЯНКА ЗАПРЕЩЕНА. Я поставил машину. Когда запирал дверцу, очки выпали у меня из кармашка и разбились на мостовой. Я помчался по лестнице и через дорогу к стойке бронирования. Мне было жарко. С меня лило. - Бронь на Генри Чинаски.... - Служащий выписал мне билет, и я заплатил наличными. - Кстати, - сказал служащий, - я читал ваши книжки. Я подбежал к охране. Звонок взорвался. Слишком много мелочи, 7 ключей и карманный нож. Я выложил вс на тарелочку и прошел еще раз. Пять минут. Выход 42. Все уже уселись. Я вошел. Три минуты. Я нашел свое место, пристегнулся. По внутренней связи вещал командир корабля. Вырулили на взлетную полосу - и вот мы уже в воздухе. Мы вымахнули над океан и сделали гигантский разворот. 54 Я вышел из самолета последним, и там стояла Джоанна Довер. - Боже мой! - рассмеялась она. - Ты выглядишь ужасно! - Джоанна, давай выпьем Кровавой Мэри, пока багаж выгрузят. О черт, у меня же нет багажа. Но все равно давай выпьем Кровавой Мэри. Мы вошли в бар и сели. - Так ты никогда до Парижа не доедешь. - Меня французы мало колышут. Я ведь в Германии родился, знаешь ли. - Надеюсь, тебе у меня понравится. Очень простое жилье. Два этажа и много воздуха. - Если только мы будем в одной постели. - У меня есть краски. - Краски? - То есть, ты сможешь писать, если захочешь. - Вот говно, но все равно спасибо. Я ничему не помешал? - Нет. Был один механик из гаража. Но он ссохся. Не смог выдержать темпа. - Пощади, Джоанна, лизать и ебаться - это еще не все. - Вот для этого как раз у меня есть краски. Когда будешь отдыхать, то есть. - Ты просто куча женщины, даже если не считать 6 футов. - Господи Боже мой, как будто я не знаю. Мне у нее понравилось. На каждом окне и двери висели экраны. Окна распахивались, огромные окна. На полах никаких ковриков, две ванных, старая мебель и множество столов везде, больших и маленьких. Просто и удобно. - Прими душ, - сказала Джоанна. Я рассмеялся. - Вся моя одежда - на мне, у меня больше нет ничего. - Завтра еще купим. Сначала примешь душ, потом поедем и хорошенько наедимся даров моря. Я знаю одно неплохое место. - А там выпить дают? - Осел. Я не стал принимать душ. Я принял ванну. Мы ехали довольно долго. Я раньше и понятия не имел, что Галвестон - остров. - Торговцы шмалью угоняют сейчас рыбацкие лодки. Убивают всех на борту и ввозят свою дрянь. Одна из причин, почему цены на креветки растут: ловить их стало опасным занятием. А твои занятия как? - Я не писал. Думаю, у меня уже вс кончилось. - И сколько ты так не пишешь? - Дней шесть или семь. - Здесь самое место.... Джоанна заехала на стоянку. Ездила она очень быстро, но не настолько, чтобы нарушать правила. Она ездила так, будто ей было дано такое право. Разница есть, и я ее оценил. Мы взяли столик подальше от толпы. Прохладно, спокойно и темно. Мне понравилось. Я согласился на омара. Джоанна же пустилась в нечто странное. Заказывала она его по-французски. Она была изощренна, много путешествовала. В некотором смысле, как бы я ни недолюбливал образование, оно помогает, когда смотришь в меню или ищешь работу - особенно когда смотришь в меню. С официантами я всегда ощущал собственную неполноценность. Я появился слишком поздно и со слишком немногим за душой. Все официанты читали Трумэна Капоте. Я читал результаты скачек. Обед был хорош, а в заливе стояли рыбацкие лодки, патрульные катера и пираты. Омар во рту был вкусен, и я запивал его тонким вином. Хороший ты парень. Ты мне всегда нравился в своем красно-розовом панцире, опасный и медлительный. Вернувшись к Джоанне Довер, мы распили восхитительную бутылочку красного вина. Мы сидели в темноте, наблюдая, как по улице под нами проезжают редкие машины. Сидели тихо. Потом Джоанна заговорила: - Хэнк? - Да? - Тебя сюда какая-то женщина пригнала? - Да. - С нею все кончено? - Мне хотелось бы так думать. Но если бы я сказал нет... - Значит, ты не знаешь? - Не совсем. - А кто-нибудь когда-нибудь вообще знает? - Не думаю. - Вот поэтому от всего этого такая вонь. - Нет тут никакой вони. - Давай поебемся. - Я слишком много выпил. - Давай ляжем. - Мне еще выпить хочется. - Ты тогда не сможешь... - Я знаю. Надеюсь, ты позволишь мне остаться еще дня на четыре, на пять. - Это будет зависеть от того, как у тебя получится, - ответила она. - Справедливо. К тому времени, как мы допили вино, я едва мог доползти до постели. Я уже спал, когда Джоанна вышла из ванной.... 55 Проснувшись, я встал и почистил зубы щеткой Джоанны, выпил пару стаканов воды, вымыл руки и лицо и вернулся в постель. Джоанна повернулась, и мой рот нащупал ее губы. Хуй начал вставать. Я положил на него ее руку. Схватил ее за волосы, отгибая назад голову, целуя ее жестоко. Я играл с ее пиздой. Я терзал ей секель довольно долго. Она вся повлажнела. Я оседлал ее и похоронил его. Я держал его внутри и чувствовал, как она мне отвечает. Проработать мне удалось долго. Наконец, сдерживаться более не было сил: я был весь в поту, и сердце билось так, что я его слышал. - Я в не очень хорошей форме, - сказал я ей. - Мне понравилось. Давай раскурим косячок. Она вытащила кропалик, уже замастыренный. Мы передавали его друг другу. - Джоанна, - сказал я ей, - мне до сих пор спать хочется. Еще часок бы не повредил. - Конечно. Вот докурим только. Мы прикончили косяк и снова растянулись на кровати. Я уснул. 56 В тот вечер после ужина Джоанна достала мескалин. - Когда-нибудь пробовал? - Нет. - Хочешь немного? - Давай. У Джоанны на столе лежали какие-то краски, кисти и бумага. Тут я вспомнил, что она коллекционирует живопись. И уже купила несколько моих картин. Почти весь вечер мы пили Хайнекен, но до сих пор были трезвы. - Это очень мощная дрянь. - А что она делает? - От нее торчишь очень странно. Тебе может стать плохо. Когда поблюешь, торчишь еще сильнее, но я предпочитаю не блевать, поэтому вместе с ним мы примем немножко соды. Наверное, самое главное в мескалине - то, что от него испытываешь ужас. - Я его испытывал и без всякой помощи. Я начал рисовать. Джоанна включила стерео. Играла была очень странная музыка, но мне понравилось. Я оглянулся - Джоанны нигде не было. Плевать. Я рисовал человека, только что совершившего самоубийство: он повесился на стропилах, на веревке. Я брал много желтых красок, покойник был таким ярким и хорошеньким. Затем что-то произнесло: - Хэнк... Оно стояло у меня прямо за спиной. Я вскочил со стула: - ГОСПОДИ ТЫ БОЖЕ МОЙ! ОХ, ГОСПОДИ ГОВНО ТЫ БОЖЕ МОЙ! Крохотные ледяные пузырьки побежали у меня от запястий к плечам и по спине. Я дрожал и трясся. Я оглянулся. Там стояла Джоанна. - Никогда так больше не делай, - сказал я ей. - Никогда так не подкрадывайся ко мне, или я тебя убью! - Хэнк, я просто выходила купить сигарет. - Посмотри на эту картину. - Ох, здорово, - сказала она, - мне очень нравится. - Это по мескалину, наверное. - Да, по нему. - Ладно, дай покурить, леди. Джоанна рассмеялась и зажгла нам две. Я снова начал рисовать. На этот раз у меня по-настоящему получилось: громадный зеленый волк ебет рыжую, ее огненные волосы отлетели назад, а зеленый волчище засаживает ей меж задранных ног. Она была беспомощна и покорна. Волчище пилил, себя не помня, а над головой пылала ночь, дело происходило под открытым небом, и длиннорукие звезды с луной смотрели за ними. Было жарко, жарко и полно цветом. - Хэнк... Я подскочил. И обернулся. За спиной стояла Джоанна. Я схватил ее за горло: - Я же велел тебе, черт бы тебя побрал, не подкрадываться... 57 Я прожил у нее пять дней и ночей. Потом не выдержал. Джоанна отвезла меня в аэропорт. Она купила мне новый чемодан и кое-что из одежды. Я терпеть не мог их аэропорта Даллас-Форт Уорт. Самый бесчеловечный аэропорт в США. Джоанна помахала мне рукой, и я поднялся в воздух.... Путешествие до Лос-Анжелеса прошло без приключений. Я сошел с самолета: что там с моим фольксвагеном. Поднялся на лифте к стоянке и не увидел его. Наверное, оттащили. Потом перешел на другой край - вот он. Получил я лишь штрафной талон за неположенную парковку. Я поехал домой. Квартира выглядела как обычно - везде бутылки и мусор. Надо прибраться. Если бы кто-нибудь увидел ее в таком состоянии, меня бы упрятали в дурдом. Раздался стук. Я открыл дверь. Там стояла Тэмми. - Привет! - сказала она. - Здравствуй. - Ты, должно быть, ужасно спешил, когда уезжал. Все двери открытыми оставил. Черный ход вообще настежь. Слушай, пообещай, что никому не скажешь, если я тебе кое-что расскажу. - Хорошо. - Сюда приходила Арлина, звонить с твоего телефона, по межгороду. - Хорошо. - Я пыталась ее остановить, но не смогла. Она была на колесах. - Хорошо. - Где ты был? - В Галвестоне. - Чего ради ты так сорвался? Ты ненормальный. - Мне в субботу опять улетать надо. - В субботу? А сегодня что? - Четверг. - Куда поедешь? - В Нью-Йорк. - Зачем? - На чтения. Мне прислали билеты две недели назад. И я получу процент со сборов. - О, возьми меня с собой! Я Дэнси у мамы оставлю. Я тоже хочу! - Тебя брать мне не по карману. Это съест мой заработок. У меня в последнее время большие траты были. - Я буду хорошей! Я буду такой хорошей! Я ни на шаг от тебя не отойду! Я по тебе очень скучала. - Я не могу, Тэмми. Она подошла к холодильнику и взяла пиво. - Ты просто на меня хуй клал. Все эти твои стихи про любовь - сплошной треп. - Они не треп, когда я их пишу. Зазвонил телефон. Мой редактор. - Где ты был? - В Галвестоне. Материал собирал. - Я слышал, у тебя чтения в Нью-Йорке в эту субботу. - Да, и Тэмми хочет поехать тоже, это моя девушка. - Ты ее с собой берешь? - Нет, я не могу себе этого позволить. - А сколько? - 316 долларов туда и обратно. - Тебе в самом деле хочется ее с собой взять? - Да, наверное. - Ладно, бери. Я вышлю тебе чек. - Ты это серьезно? - Да. - Прямо не знаю, что сказать.... - Не стоит. Вспомни только Дилана Томаса. - Меня им не убить. Мы попрощались. Тэмми потягивала пиво. - Ладно, - сказал я, - у тебя есть дня два-три на сборы. - Ты хочешь сказать - я еду? - Да, за тебя платит мой редактор. Тэмми подпрыгнула и облапала меня. Она целовала меня, хватала за яйца, дергала за хер. - Ты славнющий мой старый ебила! Нью-Йорк. Если не считать Далласа, Хьюстона, Чарльстона и Атланты - наихудшее место, где мне доводилось бывать. Тэмми кинулась на меня, и мой хуй восстал. Джоанна Довер не вс себе оттяпала.... 58 Вылет из Лос-Анжелеса в ту субботу был у нас в 3.30 дня. В 2 я поднялся и постучал к Тэмми. Дома ее не оказалось. Я вернулся к себе и сел. Зазвонил телефон. Тэмми. - Послушай, - сказал я, - нам уже подумывать об отлете надо. Меня в Кеннеди люди встречать будут. Ты где? - Мне 6 долларов на рецепт не хватает. Я куаэлюды покупаю. - Где ты? - Сразу за углом Бульвара Санта-Моника и Западной, примерно в квартале. Аптека называется Сова. Мимо никак не пройдешь. Я положил трубку, залез в фольксваген и поехал за ней. Остановился в квартале от угла Бульвара Санта-Моника и Западной, вышел и огляделся. Аптеки там не было. Я снова забрался в фольк и поехал дальше, ища глазами ее красный камаро. В конце концов, я его увидел - пятью кварталами дальше. Я остановился и зашел в аптеку. Тэмми сидела в кресле. Дэнси подбежала и скорчила мне рожу. - Мы не сможем взять с собой ребенка. - Я знаю. Мы ее высадим у моей мамы. - У твоей мамы? Это же 3 мили в другую сторону. - Это по пути в аэропорт. - Нет, это в другом направлении. - У тебя 6 баксов есть? Я дал Тэмми шесть. - Встретимся у тебя. Ты собралась? - Да, я готова. Я поехал обратно и стал ждать. Наконец, я их услышал. - Мама! - говорила Дэнси. - Я хочу Динг-Донг! Они поднялись по лестнице. Я стал ждать, когда они спустятся. Они не спускались. Я поднялся. Вещи Тэмми сложила, но сама стояла на коленях перед чемоданом, то открывая, то закрывая ему молнию. - Слушай, - сказал я, - я отнесу остальные твои вещи в машину. У нее было два больших бумажных пакета, набитых под завязку, и три платья на вешалках. И это - помимо чемодана. Я снес пакеты и платья в фольксваген. Когда вернулся, она чиркала молнией чемодана взад и вперед. - Тэмми, поехали. - Подожди минутку. Она стояла на коленях, дергая зиппер взад-вперед, вверх и вниз. Внутрь не заглядывала. Она просто дергала зиппер вверх и вниз. - Мама, - сказала Дэнси, - я хочу Динг-Донг. - Пошли, Тэмми, поехали. - О, ладно. Я поднял чемодан на молнии, и они вышли из дому следом за мной. Я поехал за битым красным камаро домой к ее матери. Мы зашли внутрь. Тэмми встала перед маминым комодом и начала дергать ящики, туда-сюда. Всякий раз, вытаскивая ящик, она засовывала в него руку и вс внутри ворошила. Затем захлопывала и переходила к следующему. То же самое. - Тэмми, самолет скоро взлетит. - О нет, у нас еще много времени. Ненавижу болтаться по аэропортам. - Что ты собираешься делать с Дэнси? - Я ее тут оставлю, пока мама с работы не вернется. Дэнси испустила вой. Наконец-то она поняла и взвыла, и потекли слезы, а потом она вдруг перестала рыдать, сжала руки в кулачки и завопила: - Я ХОЧУ ДИНГ-ДОНГ! - Слушай, Тэмми, я подожду в машине. Я вышел и начал ждать. Ждал пять минут, потом снова зашел. Тэмми по-прежнему выдвигала и задвигала ящики. - Прошу тебя, Тэмми, поехали! - Хорошо. Она повернулась к Дэнси. - Слушай, сиди тут, пока бабушка не придет. Запри дверь и никого не впускай, кроме бабушки! Дэнси снова взвыла. Затем завопила: - Я ТЕБЯ НЕНАВИЖУ! Тэмми вышла следом за мной, и мы сели в фольксваген. Я запустил мотор. Она открыла дверцу и пропала. - МНЕ НАДО ИЗ МАШИНЫ КОЙ-ЧЕГО ВЗЯТЬ! Тэмми подбежала к камаро. - Ох, черт, я ж ее заперла, а ключа нет! У тебя есть вешалка? - Нет! - заорал я. - Нет у меня никакой вешалки! - Щас приду! Тэмми вновь заскочила в мамину квартиру. Открылась дверь. Дэнси выла и орала. Потом я услышал, как дверь захлопнулась, и Тэмми вернулась с вешалкой. Подошла к камаро и поддела дверцу. Я подошел к ее машине. Тэмми забралась на заднее сиденье и теперь рылась в этом невообразимом хламе: в одежде, бумажных пакетах, картонных стаканчиках, газетах, пивных бутылках, пустых коробках, - что был там навален. Потом нашла свою камеру - Поляроид, который я подарил ей на день рождения. Когда я ехал в аэропорт, погоняя фольксваген так, словно собирался выиграть заезд на 500, Тэмми наклонилась ко мне. - Ты меня точно любишь, правда? - Да. - Когда прилетим в Нью-Йорк, я тебя так выебу, как тебя никогда не ебали! - Серьезно? - Да. Она схватила меня за член и прижалась ко мне. Первая и единственная рыжая моя. Мне повезло. 59 Мы бежали по длинной рампе. Я тащил ее платья и бумажные пакеты. На эскалаторе Тэмми вдруг увидела страховой автомат. - Прошу тебя, - сказал я, - у нас до взлета пять минут. - Я хочу, чтобы Дэнси получила деньги. - Ладно. - У тебя двух четвертачков не найдется? Я дал ей два четвертачка. Она засунула их в машину, и оттуда выскочила карточка. - У тебя есть ручка? Тэмми заполнила карточку - к ней полагался еще и конверт. Она вложила карточку в конверт. Потом попыталась засунуть его в щель автомата. - Эта штука не влазит! - Мы опоздаем на самолет. Она все пыталась запихнуть конверт в щель. Тот не проходил. Она стояла и просто-таки вколачивала его в щель. Теперь конверт совершенно согнулся напополам и все края у него измялись. - Я сейчас озверею, - сказал я. Я этого не вынесу. Она пихнула его еще несколько раз. Тот не влезал. Она взглянула на меня. - Ладно, пойдем. Мы поднялись на эскалаторе вместе с ее платьями и бумажными пакетами. Нашли выход на посадку. Заняли два места ближе к концу салона. Пристегнулись. - Вот видишь, - сказала она, - я же тебе говорила, что у нас еще куча времени. Я посмотрел на часы. Самолет покатился.... 60 Мы летели уже двадцать минут, когда она вытащила из сумочки зеркальце и начала краситься - главным образом, глаза. Она трудилась над глазами маленькой кисточкой, сосредоточившись на ресницах. При этом очень широко их распахивала и открывала рот. Я наблюдал за нею, и у меня началась эрекция. Ее рот был настолько полон, и кругл, и открыт - а она красила ресницы. Я заказал нам выпить. Тэмми прервалась на выпивку, затем продолжила. Молодой парень, сидевший справа, начал играть с собой. Тэмми продолжала глазеть на свое лицо в зеркальце, не закрывая при этом рта. Похоже было, что этим ртом она действительно может отсосать. Она продолжала так целый час. Затем убрала зеркальце и кисточку, облокотилась на меня и уснула. Слева от нас сидела

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования