Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Домик драматург. Ландскрона (сборник современной драматургии) -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  - 116  - 117  - 118  -
119  - 120  - 121  - 122  - 123  - 124  - 125  - 126  - 127  - 128  - 129  -
Петербургский "Домик драматургов" Ландскрона (сборник современной драматургии) _ПРЕДИСЛОВИЕ_ *Современный отечественный театр с непонятным и самоубийственным упорством пытается убедить сам себя в том, что современной драматургии быть не может и не должно.* *Современные драматурги ответно утверждают, что никакого театра в России нет. Есть госучреждения, сосущие бюджетные деньги для удовлетворения собственных вожделений, не всегда безопасных для общества.* *Истина посередине. Прежде всего, драматургия никуда не пропадала. Она давно перестала "шить на заказ" проблемные пьесы. Она ушла в личностные драмы. Она должна была пройти этап погружения в литературу, чтобы выйти в театр в новом качестве. И сегодня мы наблюдаем как раз момент выхода.* *Другим стал и театр. На периферии больших городов возникли в громадном количестве различные студии и тут же большинство из них погибло. Но не напрасно. Те, что выжили, уже сейчас определяют новое лицо отечественного театра. Думается, что государственные монстры очень скоро распадутся на мелкие образования.* *Петербургский "Домик драматургов", возникший в мае 1995 года, выпускает книгу "Ландскрона", куда вошли драматические произведения и проза семи петербургских драматургов.* *Мы не стали ограничивать сборник одной лишь драматургией, поскольку авторов ограничивать в их творчестве невозможно, да и не нужно. Общеизвестно, что наибольшее разнообразие форм жизни наблюдается на границе двух сред - воды и суши, леса и луга, и, возможно, прозы и драматургии.* *Согласно историческим документам на берегу Финского залива, на месте современного Петербурга располагалась маленькая деревушка с названием Ландскрона. С нее и началась история Петербурга и Новая история России.* *Мы назвали свой сборник "Ландскрона" в надежде на то, что может быть, с него начнется новый этап петербургской литературы.* *Среди участников сборника очень разные люди. В составлении его был применен принцип широкого жанрового и стилистического захвата. Это своеобразный Ноев ковчег, где по морю российской словесности плывут:* *- фантасмагория Олега Ернева "Плата за перевоз";* *- интеллектуальная драма Наталии Бортко "Варвара";* *- фарс Игоря Шприца "На донышке";* *- философская драма Станислава Шуляка "Книга Иова";* *- комедия из германской жизни Сергея Носова "Берендей";* *- сказка для повзрослевших детей Андрея 3инчука "31 декабря";* *- фантастическая комедия Александра Образцова "Магнитные поля".* *- миниатюры* _Александр Образцов_ СОДЕРЖАНИЕ: Дорогая Елена Сергеевна Андрей Зинчук: Игра в DOOM Андрей Зинчук "ГРИБАБУШКА" Леонид Кудряшов ПЯТЬ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ Андрей Зинчук "Малыш и Мама" Андрей Зинчук "Зеленый Марабу" Андрей Зинчук "С ВОЛШЕБНЫМ УДОВОЛЬСТВИЕМ!" Сергей Носов ДЖОН ЛЕННОН, ОТЕЦ Александр Образцов САД ВЕТРА Олег Ернев ПЛАТА 3А ПЕРЕВОЗ Станислав Шуляк КНИГА ИОВА Людмила Разумовская ВЛАДИМИРСКАЯ ПЛОЩАДЬ Макс Биттер-младший НА  ДОНЫШКЕ Наталья Бортко ВАРВАРА Игорь Шприц ИОСИФ ПРЕКРАСНЫЙ Андрей Зинчук "31 ДЕКАБРЯ" Людмила Разумовская БИОГРАФИЯ Александр Образцов МАГНИТНЫЕ ПОЛЯ Сергей Носов БЕРЕНДЕЙ Алла Соколова ЛИБЕРТЭ... ЭГАЛИТЭ... Игорь Шприц НЕ ВЕРЬ, НЕ БОЙСЯ, НЕ ПРОСИ... Сергей Носов ВРЕМЕНИ ВАГОН Андрей Зинчук БЕЗЫМЯННЫЙ ПРОСПЕКТ Олег Ернев БОЛЬШОЙ УК-УК Станислав Шуляк НАВАЖДЕНИЯ Александр Образцов ВСЕ КОШКИ СЕРЫ Андрей Зинчук "Вперед, Котенок!" Александ Образцов ПРИГОРОД Алла Соколова РАНЬШЕ --======-- _Олег Ернев_ _ПЛАТА 3А ПЕРЕВОЗ_ _Повесть_ Уже полдня Х-арн с Лидией ждали переправы на тот берег. Уже более полусотни раз перевозчик сплавал на лодке туда и обратно, перевозя массу людей. И каждый раз на вопрос Х-арна: "А когда же мы?" - он отвечал: "Ждите". Или вообще ничего не отвечал. Лето было в зените своего цветения (если только это было лето). Зной был такой, какой бывает в городах, расположенных в пустыне. Х-арн хорошо знал такие города и не думал, что когда-либо (и где-либо) ему придется снова испытать их эмоциональное воздействие. То, что воздействие эмоциональное, ему пришло в голову только сейчас: слишком уж не соответствовало место, где люди ждали переправы, пустынному зною. Разумеется, атмосферные явления нельзя причислять к эмоциям. Впрочем, почему нет? Хотя сразу возникает вопрос: чьи эмоции, почему эмоции? То есть все то, во что в свое время не верил Х-арн. Теперь же ему казалось, и даже он был убежден, что зной, которым был напитан дрожащий над рекой воздух, содержал в себе чью-то волю, страстную, раскаленную и, скорее всего, враждебную. Судя по лицам людей, ожидавших переправы, они чувствовали то же самое. Нельзя сказать, чтобы лица эти выражали какой-то особый страх, хотя были среди них и такие, но в основном лица эти отличала странная глубокая сосредоточенность. И покорность всему, что бы с ними ни случилось. Будут ли их бить цепями, или рвать крючьями, или сажать на кол, или жарить живьем - они ко всему заранее приготовились. Впрочем, это субъективный взгляд Х-арна, а от долгого пребывания под солнцем... Но надо быть откровенным до конца: не очень-то он и вглядывался в эти лица, ни до автомобильной катастрофы, ни после. Он разволновался. Так ему казалось. На самом деле он нервХничал. То, что вначале было воспринято как краткая заминка, стало длительным болезненным ожиданием. Он понимал, что волноваться глупо. Даже тогда, когда мы знаем свою судьбу (словно мы когда-нибудь ее знаем), когда нами рассчитан до минуты завтрашний день (кто запрещает нам играть в детские игры?). Даже тогда, думал Х-арн, волноваться смешно и глупо, потому что в этом волнении теряется большая часть удовольствий. Но не глупее ли волноваться, когда каждый твой шаг ведет тебя к гибели? Волноваться из-за того, что кто-то шаг этот замедлил, продлил. Да и что влечет нас к гибели - наша природа или отклонение от природы? Место, где совершался перевоз, было лесистым. Лес покрывал и склоны холмов, откуда спускались к реке люди, и тот берег реки, куда люди переправлялись и где исчезали. И среди этой зелени только дорога белела, как посыпанная мелом. Говорят, что раньше вся дорога была усыпана щебенкой известняка, но босые ноги людей истерли щебень в порошок. Бессчетные количества людей прошли этой дорогой, дошли до этого места, переехали на ту сторону и спустились дальше. Куда? Этого Х-арн не знал. Он старался не думать об этом. Он лежал на песке, отбиваясь от слепней и мух, и смотрел на воду. Темно-коричневая, с цветом ржавчины по краям, вода слегка отдавала тухлым запахом сероводорода, и, как бы ни хотелось пить, запах этот отвращал от воды. Х-арн не заметил в ней никаких признаков жизни. Похоже, вода была мертвой, как, впрочем, и следовало ожидать. Искупаться бы!.. Лидия словно уловила его мысли. - Почему нельзя купаться в реке? - спросила она Х-арна. Тот пожал плечами. - Откуда я знаю. Ты же слышала, лодочник запретил. - Если и дальше так будет печь, я пошлю твоего лодочника... - Лидия... - И тебя пошлю вместе с ним. - Это я знаю, - вздохнул Х-арн, - это ты умеешь. - Это я умею, - подтвердила Лидия, на всякий случай, чтобы Х-арн не сомневался. Она села на песок и, смачивая слюной палец, стала втирать слюну в трещины на ступнях. "Словно ничего не произошло,- думал Х-арн, глядя на Лидию,- словно всю жизнь этого и ждала. Я не удивлюсь, если она сейчас запоет". Но Лидия петь была не настроена. - Не понимаю, - сказала она, закончив процедуру с пораненными ногами, - не понимаю, почему нельзя купаться в реке. "Это хорошо, что не понимает, - подумал Х-арн, - если бы понимала, обязательно полезла бы либо в воду, либо в драку. Впрочем, предчувствую, что в драку она рано или поздно все равно полезет. Где Лидия, там заварушка". А вслух он сказал: - У тебя нос есть? Понюхай, чем пахнет вода. - Смотри-ка, какой ты стал разборчивый. Не поздно ли? Подумаешь, пахнет. Я знала одно подземное озеро с таким же запахом, а там все купались, и вода была такая же точно, как здесь, только другого цвета. - То было Там, а это Здесь. - Ладно, не спорю. Ну, и долго мы так будем сидеть? - Ты же знаешь, что это зависит не от меня. Не пойдем же мы обратно. - Так сделай что-нибудь. Испугай, пригрози. Нет, лучше я сама... - Прекрати, пожалуйста, мы не у себя дома. Мы даже не знаем, что нас ожидает. Снова подъехала лодка. Прошуршав по песку днищем, она стала. - Эй! - крикнула Лидия лодочнику и приветливо помахала ему рукой. Лодочник даже не взглянул в ее сторону. - Сейчас мы, да? Лодочник положил весло на дно лодки и оглядел собравшихся на берегу людей. - Хам! - негромко сказала Лидия, и снова лодочнику: - А купаться можно? - Я же сказал - нет. Это относится ко всем. - А я искупаюсь, - шепнула Лидия Х-арну. - Вот увидишь. - Глупо, - ответил Х-арн и боязливо повел плечами. - Не советую. - Потому что ты трус. А я искупаюсь. А что мне будет? - Не знаю, - сказал Х-арн. - Вот и хорошо. И я не знаю. - И посмотрела на лодочника. - Хам, - снова сказала она, не отрывая от него взгляда. - Но очень красив. - И спросила задумчиво: - Интересно, здесь все такие или он один? - Ты про хамство? - сказал Х-арн, чуть подмазав голос ехидством. - Ты тоже хам, - сказала Лидия и снова улеглась на песок. - Всю жизнь терпела хамов, красивых и некрасивых - один черт. Все вы хамы. - А вы дуры, - обиделся Х-арн. - Вот и прекрасно. А никуда от дуры не денешься. Людей, скопившихся у перевоза, было шестеро: двое мужчин, две пожилые женщины, одна старуха и мальчик. Женщины завистливо поглядывали на обнаженную Лидию, развалившуюся, как ящерица на горячем песке, блаженную и разнеженную, а старуха плюнула себе под ноги (если бы она не боялась, она бы плюнула, конечно, на Лидию) и, отвернувшись, забормотала какие-то проклятия, которые, кроме нее, никто не слышал. Мужчины же, как ни странно, слабо реагировали на представшую их глазам нагую женщину. Они только мельком отметили этот факт (если только отметили, а не скользнули рассеянно взглядом), и оба, тяжело вздыхая, что-то шептали про себя. И в глазах их была тоска, отчаяние и страдание. Один бил себя исхудалыми руками по голове, а другой, не замечая боли, выщипывал из отросшей неопрятной бороды волоски и бросал их на землю. Все люди, как давно уже заметил Х-арн, и те, что ушли вперед, и те, что плетутся сзади, - были одеты в одинаковую одежду. Даже если покрой отличался (впрочем, отличие было незначительно), то сама одежда была сшита из грубой мешковины. Такая же одежда была и у Х-арна с Лидией. Правда, Лидия, когда становилось очень жарко, самовольно сбрасывала с себя этот декоративный холст, весь пропитанный солью и запахом тела. А сегодня и вовсе в него не облачалась. Но, по наблюдению Х-арна, Лидия была единственной среди мужчин и женщин, кто на это отважился. И у Х-арна все время ныло сердце от предчувствия, что Лидины, как он называл, "выкидоны" приведут их к какой-нибудь беде. Но беды с ними пока не случилось, за все время их длительного, тяжелого маршрута, вот только разве эта заминка на перевозе. Х-арн встал и подошел к лодке. - Значит, так, - сказал он, стараясь, чтобы голос звучал не слишком робко. - Сейчас наша очередь. - Лодочник посмотрел на него как на какое-то насекомое и ничего не ответил. Это было возмутительно. Даже не верилось, что эта глыба раскрашенного в телесные цвета мрамора умеет говорить человеческим голосом. Но Х-арн сам слышал, своими ушами низкий, хриплый и - да, это надо признать - мужественный голос красивого рослого лодочника. "Ненавижу!"- подумал Х-арн. А вслух сказал: - Но почему? Лодочник выскочил на берег и пальцем пересчитал столпившихся. Х-арн решил, что торопиться пока не следует, и отошел в сторону. Лидия насмешливо наблюдала за ним. Его взбесил ее изучающий взгляд. "Сучка голая!" - выругал он ее про себя, чтобы только оскорбить. Вслух он этого не скажет. А почему? Почему бы и не сказать? Но пока все нормально. Лодочник на нее не смотрит. А это самое главное для Х-арна. Лодочник - вот в чем загвоздка. - Вы! - ткнул пальцем лодочник в собравшихся на берегу. - Полезайте в лодку. - Все шестеро, не исключая мальчика, порывшись в карманах, вытащили каждый по железному рублю и приготовились влезать в лодку. Первыми полезли мужчины. Они отдали каждый свою монету и, не переставая тяжело вздыхать, уселись на скамье. Вслед за ними - женщины. Последними - мальчик и старуха. У перевозчика на широком поясном ремне висел кожаный небольшой мешок. Все принятые деньги он ссыпал в этот мешок и взялся за весло. Мешок, видимо, был полон, потому что оттягивал ремень, и лодочник дважды его поправлял. - А нам, значит, что же? Ожидать? - спросила Лидия лодочника. Он и в этот раз ничего не ответил, но оглядел вопрошавшую уже не ядовитым презрительным взглядом, как вначале, а долгим, внимательным и даже удовлетворительным. Лидии показалось, что он погладил ее взглядом. И ей это понравилось. - А я все-таки искупаюсь, - весело крикнула она ему. Лодочник усмехнулся в колечки усов, уперся веслом в берег и легко, как игрушку, стронул с места тяжело нагруженную лодку. Он греб плавными широкими взмахами, почти не оставляя брызг. Искусством гребли он владел в совершенстве. И это тоже понравилось Лидии. И вообще настроение ее переменилось к лучшему, но, видя надутую физиономию Х-арна, она скрыла свою веселость. Все сидящие в лодке смотрели в ту сторону, куда лежал их путь, только старуха обернулась на Лидию, сделала ненавидящие глаза, чуть было не сплюнула в воду, да вовремя спохватилась. - Как ты думаешь, я могу еще нравиться мужчинам? - спросила Лидия. - Почему ты об этом спрашиваешь? - Так. Хочу знать. Как ты считаешь, я понравилась этому типу? - Какому? - не понял Х-арн. - Лодочнику. Х-арн подозрительно посмотрел на Лидию. Начинаются какие-то женские штучки. Опять начинаются эти женские штучки. Он-то думал, что все эти штучки навсегда уже позади, а штучки начинаются опять. Женщины не могут без этих штучек. - Зачем тебе знать, понравилась ты ему или нет. Ты разве не видишь, что это робот какой-то, а не человек. - Роботы не бывают такими красивыми, - улыбнулась Лидия. "Ну конечно же, я прав - начинаются Лидины штучки". - Мне кажется, что ему уже ничто и никто не может понравиться, - буркнул Х-арн. - Ты считаешь? А ты видел, как ловко он набивает мешок деньгами? У тебя так никогда не выходило. - Профессия, - сказал Х-арн. - Ремесло. Я занимался другими делами. - Это точно, - подтвердила Лидия. - Твоей профессией была я. "В сущности, она права, - грустно подумал Х-арн. - Иногда она метко шутит. Женщина существо диалектическое, борьба самых немыслимых противоречий слилась в очаровательное единство. Не знаю, прав ли Гегель, но Лидия права: диалектике нас учит женщина". - Ты права, - сказал он ей. - Ты мое ремесло. - Которому ты так и не научился, - со смехом добавила Лидия. - Не огорчайся, впереди еще много времени. - Меня успокаивает одно, что у меня была одна из самых красивых профессий, - мягко сказал Х-арн. - О! - глубокомысленно оценила Лидия. - Еще не все потеряно. - Все, - упрямо сказал Х-арн. Мимолетное чувство облегченности покинуло его, и снова им овладела злость. "Упрямая тупица, - подумал он, - откуда такой бравый оптимизм? Неужели она не хочет видеть, что теперь все кончено, все, все, все". Х-арн был в отчаянии. Эта куриная слепота тоже свойственна женщинам. Сколько раз его подводила их куриная слепота, пока окончательно не погубила. И каждый раз он попадался на ее ловко закинутый крючок. Ловко закинутый! Что ты врешь, Х-арн. Просто ты глупый сом, который, обожравшись, все равно ищет чего бы еще пожрать. Тоже мне, нашел профессию, приручать бабу. Доприручался, пока не сообразил, что сам уже давно ею приручен. Все позади. Все рухнуло. Катастрофа. Помпея их жизни, все под пеплом, раздавлено обломками, а она: "Как ты считаешь, Х-арн, я могу еще нравиться мужчинам? Как ты считаешь, Х-арн, понравилась я этому типу? Не огорчайся, милый Х-арн, впереди еще много времени". Конечно, много. Впереди - целая вечность. Подарок богов или бога. Вот вам, дорогие Х-арн и Лидия, от нас подарок в день вашей катастрофы - вечность. Нет, она не желает явно, упорно не желает понимать, она не видит этих смиренных отчаянных людей, идущих бесконечной цепочкой по этой черт знает какой дороге, она не понимает, что само это отчаяние входит в программу этого ритуального предварительного шествия. Куриная слепота: она ничего не боится. "Как ты считаешь, Х-арн, мужчины на меня смотрят? Как ты считаешь, Х-арн, у меня будет что-нибудь с лодочником? Как ты считаешь, Х-арн, мне лучше быть голой или одетой? Как ты считаешь, Х-арн, отдаться ему сразу или попозже? Как ты считаешь, Х-арн... как ты считаешь, Х-арн, как ты считаешь. Х-арн, как ты считаешь, милый Х-арн..." - Как ты считаешь. Х-арн, - услышал он голос Лидии, - мне выкупаться сейчас или попозже? - Х-арн расхохотался: неожиданное совпадение? Как же - совпадение. Для дураков. Телепатия? Фигулечки вам телепатия. Просто Х-арн - это вторая Лидия. Точнее - просто Лидия. Они одно целое. Вот что я вам скажу. Мы - давно одно целое. Вот почему я не смог бы никогда ее бросить, вот почему даже погибнуть мы могли только вместе, вот почему, даже сейчас, даже потом, никогда Х-арн не есть нечто отдельное от Лидии, а Лидия - не есть нечто отдельное от Х-арна. Они - одно целое. Нечто неделимое. Вот почему у них и детей не могло быть и не будет, чтобы ничто их не разделяло. Потому что они неделимы. И глупость Лидии, и сумасшествие Лидии. Они - одно. Не смешно ли? Смешно. Не глупо ли? Глупо. Как ты считаешь, Х-арн? Сейчас или позже? Тем не менее, как ты считаешь, Х-арн? Правда, мило? Не Х-арн ли ей сказал совсем недавно: не советую. Это не было сказано категорично, но ведь умный человек поймет, что значит слово: не советую. Вы думаете, Лидия об этом помнит? Вы думаете, она слышала это слово? О единство противоречий, единство противоречий! О дорогие противоречия - источник развития... чего? Ах, Лидия, Лидия. Как ты считаешь, Х-арн? А ведь если Х-арн скажет: "Искупайся сейчас", - она лениво ответит: "Лень вставать, после". А скажет Х-арн: "Искупайся потом", она ответит: "Чего ждать, жарко", - и полезет в воду. Вот вам и второй закон диалектики, которую всецело и красноречиво воплощает женское существо: закон отрицания отрицания. Лидии тезис. Х-арн отрицает этот тезис, а Лидия отрицает отрицание Х-арна. Синтезирование по методу Лидии. Синтез налицо: Х-арн промолчал. Мгновенно синтезировав, то есть восприняв молчание как знак согласия и одновременно как одобрение самостоятельности решения, Лидия встала и пошла к воде. У воды она нерешительно остановилась. Ага, побаивается. - Так, ладно, - сказала Лидия и, тряхнув волосами, вошла по щиколотки в темную, банно-пахучую воду. На этом пока дело кончилось. Лидия снова остановилась и крикнула Х-арну: - Здесь никакой гадости не водится? - Не знаю, - рассеянно сказал Х-арн. - Не водится, не водится, - услышал он чей-то насмешливый голос и, оглянувшись на него, увидел двух вновь подошедших мужчин. - Вы уверены? - спросил Х-арн, чтобы определить вмешавшегося. Оба с интересом наблюдали за Лидией. Скорей всего - вот этот, веселенький толстячок, очень уж голос был жизнерадостный. Второй мужчина был с впалой грудью и изможденным испитым лицом. Х-арн не ошибся. Жизнерадостный толстячок сказал: - Поверьте мне, первая гадость, которая здесь заведется, будет женщина. - Кха! Кха! Кха! - в приступе смеха закашлялся второй мужчина. Х-арн нахмурился. Ему неприятен был взгляд этих дураков, как неприятна была шутка жизнерадостного толстячка. "Кстати, - подумал Х-арн, - как это он сумел остаться таким толстым, когда даже Лидия при всем ее умении потеряла килограммов пятнадцать? Но это е

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  - 116  - 117  - 118  -
119  - 120  - 121  - 122  - 123  - 124  - 125  - 126  - 127  - 128  - 129  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования