Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Булычев Кир. Река Хронос 1-2 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  -
кий поднялся и подошел к Андрею, который стоял опершись о ствол тополя. - Что знала Глафира такого, что напугало убийцу? Зачем надо было убивать ее? Ответьте мне - зачем? - Честное слово, не знаю. - А убийца боялся. Боялся, что она запомнила его? Или он уничтожал соперницу? - Какую соперницу? - Соперницу по завещанию? Ведь дом по завещанию отходит ей. И я имел неосторожность вам об этом проговориться. - Прошу вас, хватит, Александр Ионович, - взмолился Андрей. - Вы же на самом деле меня преступником не считаете, так не лучше ли потратить время на поиски настоящего убийцы?.. Ее зарезали ножом? - Смерть наступила, как утверждает доктор, мгновенно. - Значит, - сказал Андрей, обретая решительность, - это те же люди, что напали на отчима и Глашу на той неделе? - Почему? - Вревский поднял светлые брови. - Нож - самое удобное оружие, когда нужна тишина. Убийце главное было - не поднять шума. А что у вас с руками? - Это? Оцарапал о кусты. - Где же вы отыскали кусты? Вчера этого не было. - Уж отыскал. Клянусь вам, это не имеет отношения к делу. - Что имеет, что не имеет, решать буду я. - Глашу надо похоронить. - Сначала будет вскрытие. Вы уже видели, как это делается... Не отворачивайтесь. Теперь я понимаю, почему вы не в действующей армии. Вы не выносите вида крови, господин студент? - Глаша была близким мне человеком, я очень любил ее. - Что за любовь у молодого человека к служанке отчима? - Можно, я уйду? - Отлично, - Вревский поднялся первым, словно идея уехать принадлежала ему, - я вас подвезу куда надо. - Спасибо, я сам. Мне надо побыть одному. - Или встретиться с сообщниками? Не морщитесь, я шучу. Честно говоря, когда урядник сказал мне, что видел вас возвращающимся домой ранним утром, я счел было вас убийцей. Семейные отношения - замечательная питательная почва для убийств. Но если вы не великий актер, то, по моим наблюдениям, у вас духу не хватило бы всадить ножик в покойницу. Вревский стоял наступив на подножку пролетки. Он не намерен был щадить Андрея - видно, таков был его следовательский метод. А Андрей думал - только не вывести его к дому Иваницких. Вроде бы он о них пока не подозревает. - Так куда вы намерены? - Мне хотелось бы отыскать моего друга. - Ахмета Керимова? Не советую с ним знаться - это человек темный и с очень плохими товарищами. Не исключено, что он имеет отношение к этому преступлению. Как видите, я очень разговорчив, потому что испытываю к вам некоторую симпатию. Иной бы следователь связал вас с Керимовым в одну банду. И дело сделано... Садитесь. Я вас довезу до набережной, Керимова разыскивайте сами. На набережной Андрей попросил остановить пролетку, солгав, что намерен позавтракать в кафе. - Отлично, - сказал Вревский. - Но предупреждаю - никаких попыток убежать из Ялты. Это будет воспринято мною как признание вины. Учтите, что косвенные улики и логика следствия работают против вас. Не хватает детали, толчка, чтобы я в вас окончательно разочаровался. Так что в значительной степени ваша судьба в ваших руках. Вы будете ночевать у себя? - Где же еще? - Вечером я нанесу вам визит. Тогда же сообщу, как распорядиться с похоронами госпожи Браницкой. Андрей глядел, как удаляется пролетка. Обернется или нет? Вревский обернулся почти сразу и сказал, не стесняясь того, что на улице было немало прохожих: - С этого момента за вами установлено наблюдение, учтите это, господин Берестов. И уехал. Завтракать Андрей, конечно, не стал. Как и не стал искать Ахмета. Надо было добраться до Иваницких так, чтобы шпики и соглядатаи его не выследили. * * * Путешествие до Иваницких в лучших традициях шпионских романов заняло еще полчаса. Андрей нырял в тихие переулки, выстаивал за углами оград, неожиданно поворачивал назад... Он был так занят этими маневрами, что не оставалось времени думать. Да и так не хотелось думать! При мысли о Глаше его снова начинало тошнить... Убедившись окончательно, что за ним не следят, Андрей вошел в подъезд дома Иваницких. Дверь открылась ему навстречу - Лидочка снова услышала, почуяла его приближение заранее. - А я в окно не выглядывала, - сказала она, - потому что полиция может следить за тобой. - Почему ты так подумала? - изумился Андрей. Лидочка пожала плечами и пропустила его в коридор. - Мама ушла на спевку. Она у меня в церковном хоре, папа на службе. Так что мы с тобой одни. Андрей вошел в комнату. - Господи, на тебе лица нет! - воскликнула Лидочка. - Что еще случилось? - Глашу убили, - сказал Андрей. - Дай мне холодной воды, очень холодной. Меня вырвало. - Сейчас. - Лидочка, ничего больше не спрашивая, побежала на кухню, а Андрей обессиленно сел на ее узкую кровать и тут же лег на спину, свесив ноги на пол. Лидочка вошла со стаканом воды и спросила: - Может, тебе ботинки снять? Отдохнешь? Давай сниму? - Не надо. - Он приподнялся, взял стакан. Вода была ледяной, родниковой и сказочно вкусной. Он даже не заметил, как Лидочка присела у его ног. - Не надо снимать ботинки! - Но Лидочка так споро расшнуровала их, что Андрей не успел воспротивиться. - А теперь говори, - сказала она. - Тебе будет легче, если ты расскажешь. Андрей рассказал скупо, коротко, даже нехотя. - И тебя не выследили? - спросила Лидочка, когда он закончил. - Нет. Лидочка подошла к окну. - Пусто, - сказала она. - Никто не дежурит. - Ты хорошо умеешь слушать, - сказал Андрей. - Ты совсем не ахала и не падала в обморок. - Я уже отплакала, когда ты ушел, - ответила Лидочка. - А потом стала думать. И мне все это не нравится. - А мне даже некогда было думать. Андрей допил воду. Горло саднило, будто он надорвал его. - Заходил Ахмет, - сказала Лидочка. - Искал тебя. - Он мне нужен. - Я знаю, я сказала, что он тебе нужен. Хотя, в отличие от тебя, я ему не верю. - Что он сказал? - Он сказал, что разговаривал с нужными людьми. Что есть подозрения. Что он обещает - за три дня он найдет тех, кто убил Сергея Серафимовича. - Он оставил свой адрес? - Нет. Он зайдет в шесть часов вечера. - Ты ему не сказала, где я? - Сказала, что обещал прийти. Я не могла с ним разговаривать! Ты ведь веришь ему, он твой друг. Но он не мой друг. - И что же ты надумала? - Кровать чуть покачивалась, будто корабль. Андрей закрыл глаза. Было очень приятно закрыть глаза. - Я надумала, что Глашу убил тот, кто испугался, что она видела убийцу. - Наверное. Вревский тоже так думает. - Но даже Вревский не знал, что на самом деле Глаша пришла в себя и лишь притворяется, опасаясь повредить твоему отчиму. И никто не знал. Только ты! - Что ты хочешь сказать? - Андрей открыл глаза и увидел Лидочку как в тумане. Она стояла над кроватью, сжав кулачки. - Я хочу сказать, что об этом знала и я, и главное, самое главное - ты вчера в Массандре рассказывал, что Глаша очнулась! Ты рассказывал, как проникал к ней через окно? Ты рассказывал, что она не успела назвать убийц, но назовет их завтра? А рядом сидел Ахмет! Понимаешь, тот же самый Ахмет, который знал про шкатулку. - И ты, и я, и Коля. Все там были. - Коля ни при чем. Он приехал после убийства и не знал о шкатулке. А Ахмет знал. Есть два подозреваемых. Ты и Ахмет! Я не хочу, как ты понимаешь, подозревать тебя. - Ну слава Богу! А теперь, если ты успокоишься, я тебе объясню, как все было на самом деле. Постарайся встать на место грабителей. Они жили в постоянном страхе перед разоблачением. Они должны были охотиться за Глашей. А я не подумал. Просто не подумал. Вот в этом я виноват! <Как я устал, - подумал Андрей, - сейчас закрыть глаза и поспать хоть немного, хоть десять минут!> - Андрюша, - сказала Лидочка, - я бы на твоем месте немного поспала. Ты сейчас не можешь толком соображать - тебе просто необходимо немного поспать. А то сердце разорвется. Она наклонилась и нежно поцеловала его в лоб. - Подчиняюсь, - сказал Андрей. Она угадала его самую главную мечту - самую главную. Пускай приходит Вревский, пускай придут бандиты - кто угодно... он скажет им: дайте поспать немного. И Лидочка никого не пустит... - Никого не пускай, - прошептал Андрей. - Я никого не пущу, - сказала Лидочка. - Я буду возле тебя сидеть, ты не думай. Она сидела рядом и глядела на него и думала, какой он красивый. Какое у него умное и доброе лицо, и какой смешной хохолок, и как ей повезло, что она встретила его у киоска с сельтерской водой. И сразу влюбилась. Тогда и десятью минутами позже. Впрочем, в масштабе жизни, которую им предстояло прожить, это не играло существенной роли. * * * Лидочка разбудила Андрея в половине второго. - Хватит, - сказала она, - ты проспал больше часа. - Я заснул? И не заметил. - Андрей влюбленно улыбался, потом потянулся к Лидочке. Она вскочила с края постели, отчего взвизгнули пружины. - Приди в себя! - сказала она голосом старшей сестры. И тут же все рухнуло - ощущение безмятежного счастья, близость Лидочки, сладкий запах ванили и лаванды... - Черт побери! - Андрей вскочил, и его сразу повело - так закружилась голова. - Сколько времени? Он взглянул на часы. - Сначала выпей чаю, - сказала Лидочка, показывая на поднос с чайником, чашкой и сахарницей, стоявший на столе. - Сахар я не клала, потому что еще не знаю, сколько кусков ты любишь. - Два, - сказал Андрей и шагнул к столу. Ему пришлось опереться на край. - Садись, пей, а я тебе расскажу, о чем я думала, пока ты спал, - сказала Лидочка. <Господи. Глаша погибла. Глаша мертвая лежит в морге... а отчим мертвый лежит в доме. Так не может быть! Я пью чай и слушаю Лидочку, а они лежат мертвые...> - В любой момент Вревский может заявиться к тебе домой. Он тебя подозревает. Он захочет осмотреть твою комнату. Ты уверен, что в ней нет следов крови? - Вроде бы не должно быть - я пододеяльник снял... - И куда положил? - Кажется, под кровать... - Это и есть улика против тебя! - В чем? - В том, что ты убийца. - Лидочка, мне и без того худо. - Я не хочу, чтобы было еще хуже, - сказала Лидочка. - Теперь ответь мне еще на один вопрос: наверху, в кабинете, ты уверен, что нет никаких твоих следов? - Не знаю... не должно быть... - Ты что-нибудь трогал пальцами? - При чем тут мои пальцы? - При том, что Вревский умеет отличать людей по отпечаткам пальцев. В Петербурге давно уже так ловят преступников. - Правильно, я слышал. - Там могут быть следы твоих пальцев? - Могут... - Андрей представил себе кабинет и понял, насколько права Лидочка. Он ответил ей: - Я скажу, что это давно... В мой прошлый приезд. - Разве они сохраняются так долго? Представив себе кабинет, Андрей понял, что не закрыл ящик письменного стола, в котором есть потайное отделение. И где-то он бросил ключи от сейфа... Картину он подвинул на место... Но если хорошо посмотреть, на ней наверняка есть отпечатки его пальцев, может даже кровавых пальцев... А следы его на ковре? Наверняка он в темноте наступал в кровь - там всюду была кровь... - Там много следов, - сказал наконец Андрей. - Я тоже так думаю, - сказала Лидочка. - Значит, у нас с тобой один выход: как можно скорее ты должен вернуться в дом и все прибрать. Потом ты сам обнаружишь тело отчима. - Что сделаю? - Обнаружишь тело отчима. - Лидочка, я не знаю, смогу ли... - Не будь тряпкой. Я выбрала тебя из всех мужчин на свете. И ты должен быть лучшим. - Свежо предание... Два портсигара лежали на столе перед Андреем. Почему-то Лидочка их не спрятала. Андрей дотронулся до потертой поверхности ближайшего из них. - Я их рассматривала, пока ты спал, - сказала Лидочка. - Они оба старые. Тот, который достался тебе от отчима, старше... Смотри. Лидочка показала пальцем на выгравированные мелкие буквы, почти стершиеся оттого, что портсигар долго носили в кармане, не разберешь даже, на каком языке надпись. - Да, он старый, - согласился Андрей. Он подошел к окну, стараясь рассмотреть надпись. - Скорее это табакерка, а не портсигар, - сказал Андрей. - Просто мы называем новым словом незнакомую вещь. Он словно оттягивал необходимость решать. - Если ты сам позовешь Вревского, поднимешь тревогу - пускай тебя снова вырвет, пускай у тебя будет истерика, что угодно, - у них будет меньше подозрений. Надо только сделать это так, чтобы они не успели первыми, - сказала Лидочка. Какое-то движение на улице попало в поле зрения Андрея. Он посмотрел туда. В переулке, не таясь, стоял молодой человек в пиджаке и татарских штанах. Рубаха на нем была несвежая, распахнутая почти до пояса, из-под нее видна смуглая грудь. Черные глаза шарили по окнам, и Андрей отшатнулся от окна. Успел ли? - Что с тобой? - удивилась Лидочка. - Там кто-то есть? - Да. - Чувствуя себя обнаженным под взглядом преследователя, Андрей сунул табакерку в карман брюк и отступил от окна. - Кто там? - Он следил за мной вчера, а ночью приходил к дому. Лидочка осторожно отстранила Андрея, но к окну не подошла, а посмотрела сквозь кисейную занавеску. - Ты думаешь, это шпик? - А ты? Вревский не скрывает, что за мной следят. - Может, это не полицейский, - сказала Лидочка. - Если полицейский, зачем он следил за тобой ночью? - Но кто его мог послать? - Я не знаю. Может, бандиты, - сказала Лидочка. - Они нашли твой дом! - Он тебя видел? - Кажется, нет. Но он смотрел по окнам. - И отлично. Пускай смотрит. Я выведу тебя через сад. - Ты подвергаешься опасности! Если они узнают, что мы знакомы, то тогда... - Иди, не задерживайся, - сказала Лидочка. - Я все спрячу. Так, что ни один Вревский не отыщет. Я бы пошла с тобой... - Нет, нельзя. - Знаю. Но очень хотела бы. Тебе будет трудно... Андрей поцеловал Лидочку. Она прижалась к нему - и это был их первый настоящий поцелуй, когда раскрываются губы, когда встречаются языки, когда закрываешь глаза, чтобы ничего не осталось в мире, кроме этого бесконечного поцелуя. Лидочка первой оторвалась от Андрея. И пошла к двери. Андрей еще раз осторожно выглянул в окно. Преследователь был там, но он отошел к следующему дому и теперь разглядывал его окна. И это Андрея успокоило. Через черный ход Лидочка вывела его в сад. - Я буду ждать, - сказала она. - Хоть тысячу лет. - Ты прощаешься, будто меня сегодня же посадят в тюрьму. - Я бы не хотела, - сказала Лидочка. - Не дай Бог. * * * Андрей быстро дошел до Никитской улицы. Час сна помог ему - хоть голова и болела, ногам вернулась сила. Лидочка была права, понимал он: если Вревский увидит Сергея Серафимовича первым, он никогда не поверит Андрею. Любое его слово покажется ложью - и будет ложью. Ведь он провел час со Вревским и умудрился ни слова не сказать о трупе на втором этаже. Конечно же, Вревский ничему не поверит... А если поднять тревогу самому, можно потянуть время. Зачем? Да потому, что теперь надежда на Ахмета. Он многих знает. У него все татары здесь знакомые. Конечно же, он поможет... он же обещал. Надо продержаться три дня. Поднявшись к последнему повороту, Андрей замедлил шаги. Он почувствовал тревогу. Прижавшись к каменной ограде, он осторожно выглянул из-за угла. У дома стояла пролетка Вревского. Рядом с ней полицейский. Оставалась еще маленькая надежда, что Вревский ждет Андрея в связи со смертью Глаши. И ждет его в саду или на первом этаже. Андрей осматривал дом и молил Господа, чтобы тяжелая фигура Вревского появилась между деревьев. У калитки стоял стул, на стуле тульей вниз лежала полицейская фуражка, полная куриных яиц. Андрей перевел взгляд чуть выше и увидел, что на веранду второго этажа вышел Вревский. Он что-то держал в руке. И было не важно, что он держал. - Урядник! - крикнул он. - А ну-ка сюда! Андрей отпрянул за угол. Обернулся. Надо бежать. Но куда бежать? Там, внизу, у поворота улицы стоял, улыбаясь, ночной преследователь. Он не делал попытки приблизиться к Андрею, он был как волк, ждущий, когда загипнотизированный заяц сам побежит к нему. Куда тебе, заяц, деваться? Андрей инстинктивно сделал шаг вперед, забыв, что его будет видно от калитки. Но его увидели не от калитки. Вревский видел улицу как на ладони. И конечно же, растерянную фигуру в студенческой тужурке. - Господин Берестов! - закричал он. - Вас-то мне и нужно! Пожалуйте сюда. Андрей начал отступать. Забор, возле которого он стоял, был слишком высок и гладок, чтобы через него перебраться. Бежать вниз? Оглянувшись, Андрей столкнулся взглядом с ночным преследователем. Тот манил Андрея к себе. И улыбался. Андрей сунул руку в карман, чтобы взять что-нибудь тяжелое. В кармане была только табакерка отчима. И тут же мысли, несшиеся в голове, подобно падающему с неба аэроплану, буквально закричали: <Можно убежать! Можно убежать!> До этого мгновения Андрей воспринимал табакерку и ее свойства условно, куда менее реально, чем Лидочка. А сейчас - сейчас ему нужно было три дня. Три дня, чтобы все улеглось, чтобы Ахмет нашел убийц, чтобы избежать неминуемого позора тюрьмы и допросов. <Тетя Маня не переживет>, - пролетела в мозгу нелепая фраза. Пальцы сами шарили по ребру портсигара. Вот она, кнопка... Раз! Андрей нажал на кнопку портсигара. Два! Он нажал еще раз. Три! Портсигар чуть щелкнул. Андрей знал - с другого торца выскочила реечка с тонкими делениями. Из-за поворота донесся топот сапог. Андрей кинул взгляд в другую сторону. Ночной преследователь стоял на месте. - Беги! - крикнул он. Андрей нажал на шарик в конце реечки, и тот послушно утопился в металле. Касаясь очередной рисочки, шарик чуть слышно вздрагивал, и странно было, что сквозь шум и крики, сквозь стук собственного сердца Андрей слышит эти щелчки и старается считать их. Сколько их было? Два? Четыре? Из-за угла выскочил полицейский. Преследователь что-то тащил из кармана. Андрей нажал на шарик. Он знал, что все сделал правильно. Собственная рука и табакерка, зажатая в ней, исчезли. Все исчезло. Наступила ночь. Кончился мир, и было лишь стремительное падение в бескрайнюю черную бездну... Глава 5 ОКТЯБРЬ 1914 г. Андрей ударился. Больно ударился. Кто-то спросил: - Молодому человеку плохо? - Это был мужской голос. - Ты готов обниматься с каждым пьяницей! - ответил женский на повышенных тонах. Андрей постарался открыть глаза и ответить. Удалось это не сразу. Наконец он сказал: - Спасибо, все хорошо. - Он увидел лишь спины прохожих - солидной пары: он в сюртуке, она в длинном приталенном пальто. Андрей сидел на мостовой, привалившись спиной к каменной изгороди. Рука затекла. Он хотел помахать ею, но шестое чувст

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования