Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Булычев Кир. Река Хронос 1-2 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  -
- Что мы могли сделать? Никто ей, разумеется, не ответил, даже эхо молчало. Лидочка быстро шла к набережной, с каждым шагом все более оказываясь во власти воображения, рисовавшего ей картины пустого города, подобно умершим городам будущей Земли, как описывал их Герберт Уэллс. Сейчас начнет темнеть, и изысканные, слабые, изнеженные элои спрячутся в развалинах своих замков, отдав землю во власть страшных морлоков. А она? Беззащитная, никому не нужная, никому не известная... Захотелось спрятаться - в теплом, темном углу, где тебя никто не отыщет до тех пор, пока не придет мама и не велит идти ужинать. Лидочка даже оглянулась в поисках убежища, но за исключением заколоченного на зиму киоска с плохо, но весело нарисованным белым медведем, держащим в когтях стаканчик с мороженым, никакого иного убежища поблизости не было. Но может быть... может быть, спаси Господи и помоги, Пресвятая Дева, не оставь меня здесь одну, я же ни в чем не виновата... В ушах звенело от страха, и потому пожилой женщине, что подошла совсем близко, пришлось раза три окликнуть Лидочку, прежде чем та услышала. - Не бось, не бось, - сказала женщина, сама отступив назад от перепуганного взгляда девушки. - Я тебя не трону, я только спросить хотела - ты дубков не возьмешь? Глянь, какие дубки, розовые, желтые, пышные, как хризантемы, - дешево отдам, домой пора... Да ты не бось, не бось... - Ой, - сказала Лидочка, готовая расплакаться от благодарности к этой женщине, - я не боюсь, я от неожиданности. Давайте я вам корзинку донесу, помогу... - Не надо, - твердо ответила женщина, сообразившая, что с Лидочкой лучше дела не иметь. - Иди куда знаешь. - Я могу купить, - нашлась Лидочка. - Сколько за букет? - Купишь? - недоверчиво спросила женщина. - А как же? Лидочка открыла свою сумку, большую, набитую, сразу запуталась в плотности переплетенньк вещей, но, к счастью, быстро отыскала кожаный кошелек. - За рубль, - сказала женщина твердо. - За рубль букет. - Что же так дорого? - удивилась Лидочка. - А где ты дешевые видала? Деньги-то чего стоят? Деньги ничего не стоят. Женщина поставила корзинку на скамейку и поправила серый платок. Щеки и подвижный от постоянного шмыганья длинный нос были красными. Лидочка нашла серебряный рубль и протянула женщине как раз в тот момент, когда та, отобрав два хилых дубка, размышляла, добавить ли ей третий. Женщина увидела серебряный рубль и была поражена этим настолько, что не могла скрыть удивления. - Вы что? - спросила Лидочка. - Если не хотите серебряный, тогда разменяйте, у меня только пятерка - и вот рубль. - Беру! - крикнула женщина, словно прикрикнула на кошку. - Давай! Она выхватила рубль, потом вытащила из корзины, не глядя, еще несколько дубков и протянула Лидочке. - На счастье, - сказала женщина. - Дай Бог тебе жениха хорошего. - Ой, спасибо! Глядя вслед женщине, Лидочка с наслаждением ощущала, как узлы, в которые собрались ее нервы, расслабляются и становится легче дышать... - Морлоки цветов не покупают и цветами не торгуют, - сказала вслух Лидочка, - значит, это не далекое будущее, а наше. Лидочка шла дальше, и вскоре перед ней открылась вся длина вогнутой набережной и на ней точками и блошками раскиданы неспешные человеческие фигурки. Город был жив, а это главное... Проходя мимо <Ореанды>, возле которой, как обычно, дежурили извозчики и стоял закрытый черный автомобиль, Лидочка пожалела, что не спросила у торговки цветами о сегодняшней дате. Только Лидочка так подумала, как увидела, что по набережной, волоча ноги, бредет мальчишка, прижимая к груди пачку сложенных газет. Он был прислан свыше, чтобы избавить Лидочку от терзании. Пожалуй, газетчик менее всего удивился бы, если б Лидочка спросила у него, какое сегодня число, нежели тем, что девушка скупила по штуке все оставшиеся у него газеты: и <Таврию>, и <Русское слово> двухдневной давности, и газету <Ялтинский вестник>, и новую - <Таврическую правду>, доставленную вчера из Симферополя. Мальчишка долго еще смотрел, как жадно эта странная девушка впилась глазами в газеты. Словно из тюрьмы сбежала, подумал мальчишка, потому что у него старший брат и отец были в Сибири за контрабанду и теперь в семье надеялись, что революция их скоро выпустит, как выпустила тех, кто был в ялтинской тюрьме. Девушке не грех бы причесаться. А то стоит как чучело гороховое, не замечает, что шляпа у нее на ухо съехала... Лидочка чувствовала невысказанные мысли мальчишки, не зная, что чувствует их, - само путешествие во времени не проходит бесследно для организма, попавшего в поток и пересекающего, обгоняющего время. Мало кто еще, даже за пределами Земли, задумывался о конкретных проявлениях этих перемен, но те, кто начал путь раньше, кто прошел через несколько прыжков, уже догадывались о приобретении особых качеств, в том числе умения угадывать мысли - не читать, но именно угадывать. Но ни Лидочке, ни Андрею никто не успел и не смог рассказать о цели их путешествий и, конечно, об их новых качествах или ощущениях. Проглядывая первую страницу <Таврии>, Лидочка поправила шляпку и заправила под нее выбившуюся прядь волос. Она уже поняла, что совершила ошибку, но ошибку, пожалуй, выгодную для себя, - она прилетела в день 5 марта 1917 года, то есть на несколько месяцев позже, чем нужно. Значит, Андрюша, если у него все в порядке, уже давно ждет ее, может, всю зиму, коли не догадался сделать новое движение в будущее, чтобы догнать Лидочку. Сегодня 5 марта, воскресенье, до вечера время есть, можно осмотреться и понять, что произошло за два с лишним года ее отсутствия в городе. Лидочка аккуратно сложила газеты и отправилась искать публичный туалет - раньше ей там бывать не приходилось, мама полагала это заведение негигиеничным! Старухе, похожей на престарелую императрицу Екатерину Великую, Лидочка заплатила полтинник (как поднялись цены!) за бумажную салфетку и мыло. И увидела себя в зеркале. Она долго и внимательно разглядывала свое лицо в поисках морщинок - ничего не отыскала, хотя цвет кожи ей не понравился - можно подумать, что она выбралась из подземелья. И глаза лихорадочно блестят, словно поднялась температура. Как только Лидочка умылась и причесалась, тут же вернулся интерес к газетам. Лидочка уселась в сквере на лавочке и погрузилась в чтение. Больше всего ее волновало, кончилась ли война. Она почти не сомневалась в том, что война кончилась - войны не бывают такими долгими. Важно было, кто победил и что сделали с побежденными. Хотя и здесь особых сомнений у Лидочки не было - победят <наши>, Антанта, потому что противники окружены со всех сторон, лишены топлива и припасов. Это было известно уже осенью четырнадцатого года и потому должно было быть втрое более очевидным весной семнадцатого. Но узнать о войне Лидочке не пришлось, потому что первым большим заголовком в <Таврии> были слова: <ЗАСЕДАНИЕ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА. РЕЧЬ МИНИСТРА КЕРЕНСКОГО>. ...Ты идешь в лес, ты рассчитываешь найти белый гриб. Ты не очень удивишься, если узнаешь, что другие грибники тебя обогнали и все белые грибы собраны. Ты согласен даже собрать свинушки или сыроежки. Но если вместо белых грибов в лесу ты видишь маленькие мотоциклы, ты, наверное, решишь, что сошел с ума. Нечто подобное пережила Лидочка, поняв через несколько минут чтения, что в России свергнут законный император. Разумеется, не надругательство над священной особой потрясло ее - в ее круге о Николае никогда не говорили иначе, как с презрением, она была страшно разочарована, что не присутствовала при этом событии, что оно разворачивалось и происходило - как и вся революция - без ее участия. Это было подобно тому, как проспать приход Деда Мороза. Оказалось, что теперь в России есть Временное правительство князя Львова, а государь заточен с семьей в Царском Селе. Люди празднуют свободу и ждут выборов в Учредительное собрание, а Лидочка из-за этой проклятой табакерки, которая не может толком отправить человека в будущее, пропустила самое главное событие в жизни страны. Все видели революцию, все участвовали в ней... Все, кроме Лидочки. Теперь выгонят генерала Думбадзе, решила Лидочка. Он типичный угнетатель и царский сатрап. И тут же взгляд Лидочки упал на сообщение: ОТЪЕЗД ГЕНЕРАЛА ДУМБАДЗЕ В СИМФЕРОПОЛЬ Известного ялтинского градоначальника, с именем которого связаны как светлые, так и многочисленные темные страницы в истории нашего города, вызывают наверх - возможно, в Петроград, где он должен будет дать ответ перед народными избранниками о своих сомнительных деяниях, - смело утверждала газета, и Лидочке было приятно сознавать, что ее позиции и позиции газеты совпадают. Лидочка перевернула газету, поглядела на последнюю страницу, где большую часть текста занимали объявления, а над ними несколько кратких колонок - куда более кратких, чем в 1914 году: <Вести с полей боев>. Война все шла и шла, война еще не кончилась... Это было второй невероятной новостью после пропущенной революции. До темноты, до редких фонарей и холодных звезд, Лидочка просидела на набережной, глядя издали на платан. В восемь часов Андрюши все не было, и окоченевшая Лидочка побежала по набережной, совсем забыв о том, что ее могут увидеть и узнать, ведь половина Ялты - ее знакомые. Но уже темнело, народу на набережной было мало, да местные жители и не ходят на набережную - что там делать? Надо было думать о ночлеге, и хоть более всего ей хотелось вернуться домой и увидеть маму, именно этого делать не следовало, пока она не отыщет Андрея и не узнает, что за это время произошло дома. Добежав до ряда гостиниц, Лидочка замерла, не в силах решить вопрос, куда идти дальше. За свои восемнадцать лет она в гостинице никогда не останавливалась и даже толком не знала, как это делается. Уже обнаружилось, насколько непродуманно и неподготовленно было ее путешествие. А ведь Андрюше, понимала Лидочка, куда хуже, потому что у него совсем нет денег - она даже забыла ему передать. Когда одна мысль подавляет все прочие, о деньгах забывают. К примеру, в настоящем душераздирающем романе у героини никогда не заболит живот. Лидочка решила выбрать гостиницу чистую и имеющую хорошую репутацию. Это было несложно, потому что репутации гостиниц были всем известны. Сначала она зашла во <Францию>, но там у нее потребовали документы - а какие могут быть документы у вчерашней гимназистки, которая живет со своими родителями? Остановилась Лидочка в номерах <Мариано>, где было тихо, пустынно, холодно, а портье долго разглядывал Лидочку. Лидочка вписала фамилию - Берестова. Портье - желтый, скучный, цветом и блеском лысины как старый бильярдный шар - прочел фамилию, и она ему ничего не сказала. Потом получил деньги за три дня вперед (как же иначе, если мадемуазель без багажа?), кинул на стойку ключ с большой деревянной грушей и сказал: - С водой перебои, повар уволился - кушать будете в кафе, но если скажете мне или горничной - принесем чаю. Глаза у портье были шоколадные, непроницаемые, будто взболтали какао без молока. Лидочка поднялась на второй этаж - номер был длинный, как пенал. У двери был прикреплен рукомойник, в котором не было воды. Потом был шкаф, кровать и столик - все это вытянулось в струнку, иначе по ширине аршинной комнаты ничего бы не поместилось. И окно было узкое и выходило на двор. Лидочка стояла у темного окна, глядела в ночь, в тщании понять - что же с ней происходит. Ее не было в этом городе - несколько мгновений? Или два с половиной года? Угадать, сколько же в самом деле прошло времени, было невозможно. Сама она не постарела - по крайней мере так сказало зеркало. Значит, для нее прошло несколько секунд - ну ладно, пускай день... А здесь же в самом деле минуло два с половиной года. И никуда от этого не денешься. Значит, получается, что Лидочка как бы была в летаргическом сне или заколдована злой мачехой. Она спала, прекрасная и неподвластная времени, а весь мир катился вперед по своим законам - умирали и рождались люди, играли свадьбы и погибали на войне - сколько же людей погибло на войне, если война, оказывается, идет уже три года! А чем это кончится? Как мы учили в гимназии - Тридцатилетняя война, Столетняя, война Алой и Белой розы? Лидочка пыталась вызвать горничную звонком, но никто не откликался, хотя Лидочка слышала, как где-то в конце коридора ссорились женские голоса. Лидочка пошла туда и нашла сразу двух горничных, но они не хотели носить воду, а собирались на заседание женского совета, потому что женщины должны участвовать в революции и бороться за свои права. За водой Лидочка ходила на кухню и оттуда принесла целое ведро. Она тащила это ведро и думала, как быстро люди ко всему привыкают - еще день назад (а для остальных два с половиной года назад) никому и в голову не пришло бы идти на кухню за водой. Нет воды - мы покидаем вашу паршивую гостиницу, и ищите клиентов где-нибудь в другом месте!.. Лидочка понимала, чувствовала, что жизнь изменилась, потому что теперь некому жаловаться. Лидочка беззащитна - и все обыкновенные люди потеряли свои права. Они получили свободу, которую дают людям революции, но это великое право совсем не означает свободы в повседневной жизни - они лишь делают эту жизнь хуже, а людей злее, так что правами могут пользоваться лишь сильные и плохие, а остальные лишаются и тех прав, что происходили у них от существования порядка. Вымывшись холодной водой, Лидочка пошла на набережную - она проголодалась и надеялась, что ей удастся чего-нибудь купить, если не в кафе, то в магазине, и принести с собой в номер. Магазин Тарасова, что выходил фасадом на набережную, оказался закрыт, зато по вкусному запаху Лидочка отыскала чебуречную на улице и стоя съела, штука за штукой, пять чебуреков, чем вызвала уважение чебуречника. - Ты ешь, - сказал он, - а я буду тебя показывать - какие у меня вкусные чебуреки, какие хорошие чебуреки! Старик говорил добродушно, и Лидочка не обиделась. А торговцу было скучно, потому что никто, кроме Лидочки, к нему не шел. На удивление мало встретилось Лидочке на набережной знакомых. Почему-то ей казалось, что каждый второй будет узнаваем, - но нет, встретилась ей одна соученица по гимназии, которая шла с подпрапорщиком и, конечно же, никого вокруг не видела, встретился пожилой мужчина из соседнего дома - Лидочка с ним и в старой жизни не здоровалась, а сейчас - тем более. Лидочка дошла по набережной до платана-свидетеля, но никого там не было, и ноги незаметно привели ее к родному переулку. Я только погляжу на окна, уговаривала себя Лида, и сразу уйду. Сначала надо найти Андрюшу. Ведь если мне придется снова уплывать в будущее, мама этого не переживет. Окна на втором этаже не горели, значит, родителей не было дома. Может, они ушли куда-то в гости. Почему-то это показалось обидным, будто родители все эти годы должны были сидеть вечерами дома, слушая, не звякнет ли звонок, не вернется ли единственная дочь. Впрочем, вернее всего, мать задержалась в госпитале, а отец - в порту. Тогда Лидочка решилась - она быстро взбежала наверх и, достав из сумочки ключ, сунула его в замочную скважину. Но ключ не повернулся. Он вошел до половины и не повернулся. Лидочка замерла в растерянности - ключ должен был повернуться легко, но не поворачивался. Она начала дергать его, стараясь повернуть, и тут услыхала изнутри коридора шаркающие шаги - шаги дошли почти до двери и замерли. Таких шагов в доме быть не могло. - Кто там? - донеслось изнутри - и голос был совершенно чужим, старческим, совершенно чужим. В доме жили другие люди. Вернее всего, другие. Лидочка вытащила ключ и сбежала вниз по лестнице. Звонить к соседям внизу и спрашивать их, где Иваницкие, она не посмела. Лидочке не хотелось думать, что за эти годы дома случилось что-то плохое. Такое она просто изгнала из головы. Лида вернулась в гостиницу, ничего не узнав и никого не найдя. А устала так, словно весь день таскала дрова. Портье дремал за стойкой, обратив к подходившим сверкающую под многоламповым бра лысину. Лидочка попросила ключ - лысина ушла назад - появились шоколадные глаза. - Мадемуазель Берестова? - сказал он. - Вас спрашивали. - Кто? - Сердце от неожиданной радости пропустило удар. - Немолодой мужчина, - сказал портье, - очень худой, но, по всему судя, солидный господин. Может, Андрюша так переоделся и замаскировался? - Плешивый, худой и весь в черном - и с такой эспаньолкой - как у Мефистофеля, простите, в опере. - Портье постарался улыбнуться, но мышцы его лица были к такому не приучены, и потому вместо улыбки вышла гримаса. - Спасибо, - сказала Лидочка, забирая ключ. - Я знаю. Она ничего не знала и не понимала - конечно же, это был не Андрюша, по описанию тот человек не мог походить и на отца, даже если тот каким-то чудом узнал, что Лидочка в Ялте... Да и кто знал, что Иваницкая и Берестова одно лицо? Значит, ошибка. Лидочка поднялась по скрипучей лестнице на второй этаж - зеленые стены коридора были изукрашены водорослями и лотосами. Дверь была коричневая. Лидочка открыла ее, зажгла свет. В номере было, разумеется, пусто, но у Лидочки тут же возникло ощущение, что в номере либо кто-то есть, либо кто-то был недавно. Трудно объяснить такую уверенность, но ничего мистического в ней не было - следы чужого запаха, неладно поправленное покрывало на кровати, на полу обнажился квадратик, обрамленный пылью, под сдвинутой ножкой кресла... кто-то наверняка был в номере и осматривал его, трогал и передвигал вещи, что-то искал. Лидочка нервно схватилась за сумку, которую держала под мышкой, - все ее ценности - и деньги, и бумаги Сергея Серафимовича - были с собой, она не смела расстаться с ними ни на секунду. Так что грабитель или сыщик, что осматривал комнату, ушел ни с чем. Вот так-то, сказала себе Лидочка, почему-то обрадовавшись, что обхитрила жулика. Но тут же испугалась - ведь человек, обыскивавший ее номер, если он искал что-то ценное или известное ему самому, также понял, что Лидочка унесла ценности с собой. И если он в самом деле что-то знает или подозревает, то вернется ночью, когда она будет спать, или нападет на нее на улице, чтобы вырвать сумку. Но такого человека быть в Ялте не могло - разве кто-то отправился в путешествие во времени следом за Лидочкой! Но могло быть другое, и куда более страшное - Андрюша, прибывший сюда раньше, попал в руки к преступникам, которые пытали его и выманивали из него тайну, а теперь ищут Лидочку, чтобы отнять у нее деньги. Нет, сказала она себе, эта история слишком романтическая, из приключенческого романа. Надо искать более простое объяснение. А более простое означает, что Лидочку приняли за кого-то другого. Мало ли Берестовых на свете... Лидочка попробовала замок - замок был самый простой - его ничего не стоило отжать ножом. И крючок болтался без дел

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования