Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Фрэнсис Дик. На полголовы впереди -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -
ал в трубке голос Билла. Я проглотил комок, стоявший в горле. - Ваша мама была... замечательная женщина. "Он по голосу услышит, что я едва сдерживаю слезы, - подумал я. - Он решит, что я ненормальный". - Если вам от этого станет легче, - сказал он, - могу сообщить, что она была о вас примерно такого же мнения. Вы помогли ей хорошо провести ее последнюю неделю. Она хотела жить, чтобы узнать, что произойдет. Перед смертью она сказала: "Я не хочу уходить, пока не кончится эта история. Я хочу увидеть этого молодого человека-невидимку". Ей становилось хуже и ху- же... все это время. Спешить не надо в эту ночь покоя, Под вечер надо биться, горевать И возмущаться тем, что свет уходит... - Тор? - произнес Билл. - Мне очень жаль, - сказал я, немного взяв себя в руки. - Очень жаль. - Спасибо. - Вы, наверное, сейчас... - начал я и беспомощно умолк. - Ошибаетесь, - мгновенно ответил он. - Я ждал здесь вашего звонка. Мы с вами не оправдаем ее надежд, если не станем действовать дальше. У меня было много часов, чтобы об этом подумать. Меньше всего она хотела бы, чтобы мы сдались. Поэтому я начинаю с того, что сообщаю вам: мы получили телекс от Филмера, где он объявляет, что стал единственным владельцем Лорентай- дского Ледника. Но мы намерены уведомить его, что Скаковая комиссия провин- ции Онтарио лишает его лицензии на владение лошадьми. Мы сообщим ему также, что он не будет допущен на прием в Выставочном парке. - Я бы... э-э... предпочел сделать это иначе, - сказал я. - Что вы хотите сказать? Я глубоко вдохнул, заговорил и снова говорил долго. Он слушал так же внимательно, как и генерал, время от времени покашливая, и в конце концов сказал только: - Хотел бы я, чтобы она была еще жива и могла все это слышать. - Я тоже. - Ну что ж... - Он помолчал. - Я поддерживаю. Главная проблема - вре- мя. - Да. - Вам лучше самому поговорить с Мерсером Лорримором. - Но... - Никаких "но". Вы там. Я не смогу попасть туда раньше, чем завтра к вечеру, хотя бы потому, что по вашему плану я много чего должен сделать здесь. Незамедлительно переговорите с Мерсером - нельзя, чтобы он вернулся в Торонто. - Ладно, - неохотно ответил я. Впрочем, я так и знал, что сделать это придется мне. - Хорошо. Вы наделяетесь всеми полномочиями, какие вам только понадо- бятся. Мы с Вэлом вас поддержим. - Спасибо. Большое спасибо. - Увидимся завтра, - сказал он. Я медленно положил трубку. Смерть бы- вает невероятно несправедлива, все это знают, но как обидно, как обидно... Не только горе, но и возмущение охватило меня. "Спешить не надо в эту ночь покоя..." По-моему, если я правильно помню, то последними словами, которые она мне сказала, были: "Спокойной вам ночи". Спокойной ночи вам, дорогая миссис Бодлер. Идите спокойно. Идите радостно в эту ночь покоя. Некоторое время я сидел без сил, невыспавшийся, терзаемый болью и унынием, навеянным ее смертью, чувствуя, что на предстоящие два дня меня просто не хватит, пусть даже я сам все это задумал. Долгое время спустя я заставил себя позвонить в отель "Четыре времени года" и попросить Мерсера. Но вместо него трубку взяла Нелл. - Все звонки переключают на меня, - сказала она. - Бемби лежит. Мер- сер и Занте сейчас летят в Хоуп на вертолете, который для них арендовали, чтобы опознать тело Шеридана, которое доставят туда на машине. - Все это выглядит как-то очень по-деловому. - Власти хотят убедиться, что это Шеридан, прежде чем что-то предпри- нимать. - Вы не знаете, когда Мерсер и Занте вернутся? - Они надеются, что около шести. - Хм-м... Жокейский клуб просил меня провести небольшое совещание. Как вы думаете, Мерсер согласится? - Он ужасно любезен со всеми. Чересчур спокоен. Я задумался: - Вы не сможете связаться с ним в Хоупе? Она нерешительно ответила: - Вероятно, смогу. У меня есть адрес и телефон того места, где он бу- дет. Только я думаю, что это полицейский участок... или морг. - Не сможете ли вы... не сможете ли вы передать ему, что, когда он вернется в отель, его будет ждать автомобиль, который доставит его прямо на небольшое совещание с руководством Жокейского клуба? Скажите ему, что Жо- кейский клуб выражает ему свое глубочайшее соболезнование и просит уделить ему совсем немного времени. - Наверное, смогу, - с сомнением в голосе сказала она. - А как насчет Занте? - Мерсер должен быть там один, - сказал я категорическим тоном. - Это важно? - спросила она, и я представил себе, как она нахмури- лась. - Я думаю, для Мерсера это важно. - Хорошо. - Она приняла решение. - Тогда Занте сможет подходить к те- лефону вместо матери, потому что я должна быть на приеме. - И тут ей пришла в голову мысль: - А разве на приеме из Жокейского клуба никого не будет? - Мерсер туда не захочет пойти. Им нужно спокойно поговорить с ним наедине. - Ну хорошо, я постараюсь это устроить. - Огромное спасибо, - с жаром сказал я. - Я позвоню попозже. В пять часов я снова позвонил ей. Вертолет уже в воздухе, летит об- ратно, сказала Нелл, и Мерсер согласился, чтобы за ним заехали в отель. - Вы просто прелесть. - Скажите в Жокейском клубе, чтобы не задерживали его надолго. Он ус- тал. И он опознал Ше-ридана. -Я бы с удовольствием вас расцеловал, - сказал я. - Путь к сердцу мужчины лежит через его агента из туристической фирмы. Она рассмеялась: - При условии, что этот путь кого-то интересует. И она положила трубку - я услышал деликатный щелчок. Не хочу с ней расставаться, подумал я. Машина, которую я прислал за Мерсером, забрала его и доставила в "Хайетт". Шофер, следуя данным ему указаниям, сообщил Мерсеру, в какой но- мер подняться. Лорримор позвонил в дверь люкса, который я заказал, так ска- зать, в его честь, я открыл и впустил его. Он сделал шага два, а потом остановился и с неудовольствием присталь- но вгляделся в мое лицо. - Это еше что такое? - спросил он с возрастающим раздражением, гото- вый уйти. Но я закрыл за ним дверь. - Я работаю в Жокейском клубе, - сказал я. - В Жокейском клубе Вели- кобритании. Я откомандирован сюда, в Жокейский клуб Канады, на время рейса Скакового поезда и празднований в честь канадского скакового спорта. - Но вы... вы... - Меня зовут Тор Келси, - сказал я. - Было решено, что мне лучше не ехать в поезде открыто, в качестве агента-охранника Жокейского клуба, по- этому я поехал под видом официанта. Он внимательно осмотрел меня с ног до головы. Осмотрел парадный кос- тюм богатого молодого владельца, который я надел специально для такого слу- чая. Окинул взглядом дорогой номер. - Господи, - произнес он растерянно и сделал несколько шагов вперед. - Зачем я здесь? - В Англии я работаю с бригадным генералом Валентайном Кошем, - ска- зал я, - а здесь - с Биллом Бодлером. Они возглавляют службы безопасности Жокейских клубов. Мерсер кивнул. Их он знал. - Поскольку они не смогли прибыть сюда сами, они оба упономочили меня переговорить с вами от их имени. - Да, но... О чем переговорить? - Может быть, вы присядете? Не хотите ли... чего-нибудь выпить? Он посмотрел на меня с каким-то сухим юмором. - Вы можете предъявить какие-нибудь документы? - Да. Я достал свой паспорт. Он раскрыл его, прочитал мои имя и фамилию, взглянул на фотографию, дошел до того места, где значилась моя профессия - расследования. Потом протянул паспорт обратно. - Да, я бы чего-нибудь выпил, - сказал он. - Тем более что вы так ловко подаете всякие напитки. Коньяку, если можно. Я открыл буфет, в котором стоял предоставленный отелем по моей прось- бе запас вина, водки, виски и коньяку, налил порцию как раз по его вкусу и даже кощунственно положил в стакан льда. Он с едва заметной улыбкой взял стакан и уселся в одно из кресел. - Никто не догадался, кто вы такой, - сказал он. - Никому это и в го- лову не пришло. - Он задумчиво отхлебнул глоток. - Зачем вы ехали на этом поезде? - Меня послали из-за одного пассажира. Из-за Джулиуса Филмера. Он только начинал чувствовать себя более или менее непринужденно, но тут от его спокойствия мгновенно не осталось и следа. Он поставил стакан на стол и уставился на меня. - Мистер Лорримор, - начал я, садясь напротив него. - Мне очень жаль, что такое случилось с вашим сыном. От всей души жаль. Весь Жокейский клуб передает вам свои соболезнования. Тем не менее я полагаю, что должен ска- зать вам прямо: и бригадный генерал Кош, и Билл Бодлер, и я - все мы знаем об... э-э... об инциденте с кошками. Я видел, что он был потрясен. - Вы не можете этого знать! - И мне представляется, что Джулиус Филмер тоже знает. Он безнадежно махнул рукой: - Как он-то смог это узнать? - Бригадный генерал сейчас выясняет это в Англии. - А откуда узнали вы? - Ни от кого из тех, кто дал вам слово хранить это в тайне. - Не от колледжа? - Нет. Он на секунду прикрыл лицо рукой. - Возможно, Джулиус Филмер еще будет предлагать вам отдать ему Право Голоса в обмен на свое молчание, - сказал я. Его рука опустилась и легла на горло. Он прикрыл глаза. - Я об этом думал, - сказал он и снова открыл глаза. - Вы видели пос- леднюю сцену того представления? - Да. - С той самой минуты я... я не знаю, что мне делать. - Это решать вам, - сказал я. - Но... вы разрешите кое-что вам сооб- щить? Он сделал неопределенный жест, выражавший согласие, и я заговорил и опять проговорил довольно долго. Он слушал в высшей степени внимательно, не сводя глаз с моего лица. Когда человек про себя не согласен ни с одним сло- вом, которое слышит, он смотрит в пол, в стол или куда угодно, но не в лицо говорящего. К концу моей речи я уже знал, что он сделает то, о чем я его прошу, и был ему благодарен, потому что для него это будет нелегко. Когда я умолк, он задумчиво произнес: - Значит, это представление не было случайным совпадением? Отец, ко- торого шантажируют преступлением его дочери, конюх, которого убивают, пото- му что он слишком много знал, человек, который способен наложить на себя руки, если лишится своих лошадей... Вы это сами написали? - Эту часть - да. Но не все с самого начала. Он слабо улыбнулся: - Вы показали мне, что я делаю... что я был готов сделать. Но больше того... Вы показали это и Шеридану. - Я об этом думал, - сказал я. - Да? Почему? - После этого он стал выглядеть по-другому. Он изменился. - Как вы могли это заметить? - Такая у меня профессия. Он встрепенулся: - Нет такой профессии. - Есть, - сказал я. - Объясните. - Я наблюдаю... и когда что-то начинает выглядеть не так, как раньше, пытаюсь понять и выяснить почему. - Постоянно наблюдаете? Я кивнул: - Да. Он задумчиво отпил глоток коньяку: - И какую перемену вы заметили в Шеридане? После некоторого колебания я ответил: - Мне просто показалось, что у него в голове что-то перевернулось. Как будто он что-то увидел по-новому. Это было чтото вроде прозрения. Я не знал, долго ли оно продлится. - Возможно, и недолго. - Возможно. - Он сказал: "Прости меня, папа", - добавил Мерсер. Теперь уже я в недоумении уставился на него. - Он сказал это перед тем, как выйти на площадку. - У Мерсера перех- ватило дыхание, но он проглотил комок, подступивший к горлу, и через неко- торое время продолжал: - Он был какой-то тихий. Мне не спалось. На рассвете я вышел в гостиную, и там сидел он. Я спросил его, в чем дело, и он сказал: "Я сам загубил свою жизнь, да?" Все мы знали, что так оно и есть. Ничего нового тут не было. Но он впервые сказал это сам. Я попытался... попытался его утешить, сказать, что мы будем стоять за него, что бы ни случилось. По- нимаете, он знал про угрозу Филмера. Филмер при всех нас заявил, что ему известно про кошек. - Он невидящим взглядом смотрел поверх своего стакана. - Шеридан уже не в первый раз такое сделал. Двух кошек он убил точно так же в четырнадцать лет, у нас в саду. Мы водили его к психотерапевтам... Они говорили, что это трудности переходного возраста. - Он помолчал. - Один психиатр сказал, что Шеридан - психопат, что он не может сдерживать себя... но на самом деле он мог, почти всегда. Он мог удерживаться от хамства, но считал, что богатство дает ему на это право... Я говорил ему, что не дает. - Зачем вы отправили его в Кембридж? - спросил я. - Мой отец учился там и учредил стипендию. Ее предоставили Шеридану в знак признательности - как подарок. Иначе он не попал бы в колледж - его не хватало на то, чтобы подолгу чем-то заниматься. Но потом... потом мастер колледжа [Глава колледжа в Оксфорде и Кембридже] сказал, что они не могут больше его держать, стипендия там или не стипендия, и я понял... Конечно, они не могли. Мы думали, там у него все будет хорошо... мы так на это наде- ялись... "Как много они ждали от Шеридана, и все впустую", - подумал я. - Я не знаю, собирался ли он выброситься с площадки сегодня утром, когда вышел туда, - сказал Мерсер. - Не знаю, может быть, это был внезапный порыв. Он очень легко поддавался внезапным порывам. Безрассудным порывам... иногда почти безумным. - Когда стоишь там, на площадке, чувствуеип большое искушение, - ска- зал я. - Взять и прыгнуть. Мерсер с благодарностью взглянул на меня: - Вы это чувствовали? - Немного. - Прозрения Шеридана хватило до сегодняш него утра, - сказал он. - Да, - сказал я. - Я видел... когда принес вам чай. - Под видом официанта... - Он покачал голо вой - с этим он еще не совсем освоился. - Я буду вам благодарен, - сказал я, - если вы никому не расскажете про официанта. - Почему? - Потому что для моей работы больше всего нужна анонимность. Мое на- чальство не хочет, чтобы люди вроде Филмера знали о моем существовании. Он медленно, с пониманием кивнул: - Никому не расскажу. Потом он встал и пожал мне руку. - Сколько вам платят? - спросил он. Я улыбнулся: - Достаточно. - Как бы я хотел, чтобы Шеридан мог пойти работать. Но ему ни на что не хватало усидчивости. - Он вздохнул. - Я буду считать, что сегодня утром он это сделал ради нас. "Прости меня, папа..." Мерсер посмотрел мне прямо в глаза и сказал просто, не оправдываясь, не извиняясь: - Я любил сына. В понедельник утром я отправился на ванкуверский вокзал, чтобы вместе с Джорджем Берли давать показания представителям железнодорожной компании, расследовавшим два инцидента - историю с буксой и самоубийство. Меня записали под именем Т.Титмуса, исполняющего обязанности официан- та, что показалось мне забавным: это можно было истолковать по-разному. Джордж держался стойко и решительно, от его иронической ухмылки остался только веселый блеск в глазах. Мне было приятно видеть, что в компании он имеет немалый вес, что с ним говорят если не почтительно, то, во всяком случае, уважительно и к его мнению прислушиваются. Он предъявил комиссии фотографию Джонсона и сказал, что хотя он и не видел, как тот залил чем-то рацию и вывел ее из строя, но может сказать, что именно в купе этого человека он очнулся связанным и с кляпом, и еще мо- жет сказать, что именно этот человек напал на Титмуса, когда тот отправился назад, чтобы зажечь предупредительные огни. - Это был он? - спросили меня. - Можете ли вы с уверенностью его опознать? - Безусловно, - ответил я. Потом они перешли к смерти Шеридана. Печальная история, сказали они. Но здесь мало что можно было установить - разве что зафиксировать время, когда это случилось, и содержание переговоров по рации. Семья не предъявила компании никаких жалоб или претензий. Все остальные выводы должно было сде- лать официальное следствие. - Не так уж плохо обернулось, а? - сказал мне Джордж потом. - Вы придете на скачки в форме? - спросил я. - Если вам это нужно. - Да, пожалуйста. - Я дал ему листок бумаги со своими инструкциями и пропуск на ипподром, который выпросил у Нелл. - До завтра, а? Я кивнул: - В одиннадцать. Мы разошлись, и я, хоть и с большой неохотой, заставил себя отыскать врача, которого мне рекомендовали в отеле, и попросил его меня осмотреть. Врач оказался худым пожилым человеком, который имел привычку шутить, глядя поверх очков со стеклами в виде полумесяца. - Ага, - сказал он, когда я снял рубашку. - Кашлять больно? - По правде говоря, от любого движения больно. - Тогда, пожалуй, надо бы сделать снимочек, как вы считаете? Я согласился и ждал целую вечность, пока он не появился снова с боль- шим рентгеновским снимком, который прикрепил на экран. - Ну-ну, - сказал он. - Есть хорошая новость: сломанных ребер у нас нет, и позвонки тоже целы. - Прекрасно. - Я испытал немалое облегчение, хотя и слегка удивился. - А что у нас есть - так это перелом лопатки. Я в недоумении уставился на него. - Никак не думал, что такое бывает. - Все бывает, - сказал он. - Смотрите. - И он ткнул пальцем в снимок. - Да еще какой перелом. От края до края, на всю толщину. Нижняя часть левой скапулы практически отделена от верхней, - радостно объявил он. - Хм-м, - произнес я озадаченно. - И что нам теперь с этим делать? Он посмотрел на меня поверх очков. - Ну, фиксировать обломки штифтом будет, пожалуй, слишком, как вы считаете? - сказал он. - Тугая повязка, две недели полной неподвижности - этого должно хватить. - А что, если вообще ничего не делать? - спросил я. - Срастется? - Возможно. Кости - замечательная штука. Особенно у молодых. Попро- буйте ходить с рукой на перевязи. Но вам будет удобнее, если вы позволите мне прибинтовать вам руку к груди под рубашкой, и потуже. Я покачал головой и сказал, что у меня намечается что-то вроде медо- вого месяца - поездка на Гавайи. - Человек, который отправляется в медовый месяц с переломанными кос- тями, - сказал он без тени улыбки на лице, - должен то и дело глупо хихи- кать без малейшего повода. Я тут же глупо хихикнул, потом попросил его дать письменное заключе- ние и разрешить мне взять снимок, расплатился за все .это и забрал улики с собой. Зайдя в аптеку на обратном пути в отель, я купил перевязь для руки в виде широкой черной ленты, которую тут же испробовал прямо у прилавка и об- наружил, что так гораздо лучше. Когда я вечером открывал дверь сначала ге- нералу, прилетевшему из Хитроу, а потом Биллу Бодлеру, прибывшему из Торон- то, рука у меня была на перевязи. Билл Бодлер окинул взглядом гостиную моего люкса и заметил, что мне щедро оплачивают путевые издержки. - Какие там путевые издержки? - сказал генерал, отхлебывая моего вис- ки. - Он сам за все платит. Билл Бодлер удивился. - Но вы не можете этого допустить! - сказал он. - Разве он вам не говорил? - рассмеялся генерал. - Он богат, как Крез. - Нет... Не говорил. - Он никогда про это не говорит. Боится. Билл Бодлер, с его волосами морковного цвета и испещренным рубцами лицом, посмотрел на меня, не скрывая любопытства. - Тогда почему вы занимаетесь этим делом? - спросил он. Генерал не дал мне отв

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования