Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      Башкуев А.. Призвание варяга -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  -
и шиизма -- Персии. Потому именно здесь такую силу имеет культ Хусейна и его гибели. Все десять первых дней мухаррам продолжаются ритуальные похороны Хусейна, называемые теазие. В эти дни европейцам лучше сидеть по домам (именно в мухаррам в Тегеране растерзают Грибоедова Сашу), ибо "бичующиеся" обкуриваются гашишом до бесчувствия и секут себя плетьми до костей. Если кому-то из них привидится в толпе тень Язида, или Яхьи - быть беде. По сей день не знаю, почему я вдруг решил подать прошенье имаму в том, чтобы мне разрешили пойти в сей процессии. Даже персы и те - были в ужасе. Они в один голос спрашивали меня, - понимаю ли я, что увижу на празднике и что со мной сделают обкуренные фанатики, коли я хоть на минуту выкажу боль, или страх перед тем, что мне предстоит пережить? Понимаю ли я, что из колонны выйти можно -- только на Тот Свет? ("К Очистительному Огню", как это принято говорить среди персов.) Смогу ли я выдержать сие шествие? (Сегодня, через много лет после дела я могу дать ответ на вопросы. Я - хотел умереть. Я хотел "пройти чрез Огонь"... Я не мог больше жить на Кавказе и не смел вернуться домой, ибо боялся... того, что было внутри меня. Всякий раз, когда я затягивался гашишом, я воображал, как возвращаюсь домой. Матушка с сестрой на пороге встречают меня, вводят в дом, а радостная толпа остается снаружи, не смея следовать. Наш дом упоительно прохладен и тих - после бакинского зноя, мама с сестрой наливают мне ванну и кругом ни служанки и вода чиста, холодна и прозрачна... Потом мама уходит, благословляя нас и... начинался кошмар.) В урочный день я накурился так, что меня шатало, разделся до пояса и босиком вышел на улицу, к ожидающим меня товарищам по процессии. Они все здорово были "под кейфом" и встречали меня радостными возгласами, порой весьма черного толка. Раскаленные камни мостовой нещадно жгли мои ноги и я боялся представить себе, каковы мои ощущения, не притупи я их гашишом. Вселенная раскачивалась и пульсировала пред моими глазами. Цвета вокруг были необычайно ярки, а зрение столь пронзительно, что я мог проникать взглядом в скрытую сущность... Мои товарищи по шествию были красивы, легки и светлы душой, но где-то по краям моего взора, боковым зрением я видел зловещие черные тени - тени Врагов, убивших Фюрера и Повелителя. Я все крутил головой, пытаясь увидать сих негодников, но они -- ускользали... Один из них вдруг подкрался ко мне совсем близко и ударил меня ножом под лопатку. Сердце мое трепыхнулось, в глазах плеснулись огненные круги и, чтоб отогнать Этого, я хлестнул Его плетью. Нечистый взвизгнул и отскочил в сторону. Плеть же с размаху опустилась на мою голую спину, и я аж просел от удара. Теперь я был настороже и внимательно следил за Врагом. Стоило ему еще раз показаться с другой стороны, я опять ударил Его. Черт от боли и ужаса завертелся на месте и опять бросился наутек. Мне тоже досталось, но теперь я был уверен в себе -- главное: успевать отгонять Этих! Тут я увидал имама Хусейна. Он восседал на огневом коне и указывал куда-то вперед - на Их воинство. И мы все взревели от радости и пошли на Бой с Врагом. На улице нас выстроили в колонну. Сперва меня хотели поставить в хвост к молодым слабакам, но по рассказам, я заорал что-то вдруг по-латышски, а потом вынул из-за пояса нож и с безумной ухмылкой медленно, но со значением провел острием по своей же груди! Кровь сперва заструилась, а потом -- брызнула во все стороны... Вместе с ней брызнули в стороны и старики, хотевшие меня отодвинуть. Так я оказался во главе огромной колонны самых страшных фанатиков, но сам того -- ни капли не помню! (Шрам на груди, правда, - остался...) Стоило нам выйти на улицу, как Эти повалили на нас толпой. Они окружали нас тесной стеной, толпились на крышах домов, били в барабаны и бубны, и кто-то из них пронзительно взвизгнул: - "Шах, Хусейн!" - и с этим криком Они ломанулись на Приступ. Я выстроил моих молодцов правильным строем и мы, как заправские рушчики зерна, разом взмахнули нашими цепами. - "Вах, Хусейн!" - Эти ударили нас с другой стороны, но мы встретили их и отсюда. Ослепительное солнце качнулось вперед, стало огромным и ударило сотней огненных брызг мне в лицо. Ноги не чувствовали ни боли, ни жара раскаленных камней, - они сами несли меня вслед за Белым Воином на Алом Коне. Туда, на запад, на заходящее солнце. - "Шах, Хусейн! Вах, Хусейн!" - ослепительный огненный круг то сжимался в нестерпимую белую точку, то превращался в ревущее красное пламя, затопляющее Вселенную... Я шел чрез древний Огонь. Я видел своими глазами, как возникла фигура в черном и ударила ножом моего Повелителя. Хусейн упал с коня и черные силы сомкнулись над ним. Будто что-то переломилось внутри меня и я рухнул на колени и тут же мир взорвался ослепительным фейерверком и я умер вместе с моим обожаемым Фюрером. Очнулся я в райском саду, благоухающем розами и восточными благовониями. Женские руки ласкали и растирали мне спину и нежной губкой, смоченной виноградным и гранатовым соком, промакивали мои обметанные, да прокушенные насквозь губы. Я даже подумал, - не в магометанском раю ли я, не прекрасные ль пери ублажают мое мертвое тело? В следующий миг пришла боль и я тут же очутился на грешной земле. Не скажу, что мне было плохо, - мне было хреново. Совсем. Тут прелестницы услыхали мои стоны и кликнули Андриса. Тот пришел ко мне и стал втирать в мою спину секретный бальзам, тайна коего передается из поколения в поколение нашей семьи. Воняет он чистым дерьмом, но раны после него затягиваются на изумление быстро и без особых рубцов. Впрочем, - на этот раз рубцы остались. Я умудрился просечь спину до костей и тут уж никакой бальзам был не в силах. Спасла же меня настойка опия. Только она давала мне заснуть по ночам, только она позволяла провалиться в блаженное небытие и забыть о моей боли. Я пробовал опий в Колледже и знал обо всех его губительных качествах, но здесь в Баку я был слишком слаб, чтобы бороться с сим искушением. Я сам не заметил, как пристрастился к сему "Непентесу". Соку Забвения... Андрис, ухаживая за мной, рассказал, что мы находимся во дворце самого бакинского хана и все ждут Аббас-Мирзу - наследника персидского трона и командующего персидской армией. Персы объявили, что Аббас-Мирза едет нарочно для встречи со мной. По сей день даже в России есть люди, верящие в сказку о том, что в миг захода солнца и "смерти Хусейна" - на меня "пролился Свет" и окрестные персы "познали дыхание Аллаха", как они сие поняли. Мало того, все на кого брызнули капли крови из моей рассеченной спины, на другой день встали здоровы, а раны их затянулись самым магическим образом! (Володя Герцен приписывает сие -- "сублимации Веры".) И только я один пролежал без каких-либо признаков сознания и самой жизни - долгие три недели... Не знаю, как реагировать на сей рассказ, ибо я в ту минуту "был скорее мертв, нежели -- жив", и ни о чем не смею судить. С точки же зрения моего ведомства - было сие чудо, или не было, - прибытие Аббас-Мирзы объяснялось весьма прозаически. В Персии как раз полыхала резня с "неверными". Новые персидские шахи - Каджары были тюркской Крови и на основаньи сего возникла вражда меж ними и "персами", сохранившими верность прежним домам. (Сторонники "кызылбаша" Надира происходили с Кавказа, а сменившего его на троне Керима - с побережья Залива. Что характерно, и те, и другие были в сто раз больше персы, чем -- тюрки Каджары.) То, что мы столь легко взяли неприступный Баку в 1806 году, вызвано тем, что Каджары вели себя в том же Баку - хуже лютых завоевателей. Со дня прибытия Аббас-Мирзы буквально каждый день происходили массовые казни и порки "неверных" (ведь тюрки в массе своей сунниты, но не -- шииты!), город же стал пустеть у нас на глазах. (Котляревского в Баку встречали, как Магомета с Хусейном в едином лице. Повторилось та же история, как в 1710 году в Риге. Кое-кто по сей день изумлен почитанием Петра в наших краях, но не надо забывать, что мы - немцы. Ко шведам в наших краях отношение мягко сказать... Балты -- пример в этнографии за Архаичность Культуры, но и за вытекающую из нее -- редкостную злопамятность. Да, мы не любим русских. Но они не дали повода не любить их столь люто, как мы -- ненавидим поляков! Величие России именно в том, что она собирает народы не силой, но - кротостью.) Встреча же с принцем произошла при таких обстоятельствах. Мы все вместе купались в Каспии. Даже глубокой осенью вода здесь такова, как в Балтике - посреди лета, правда - мутнее. А латышу без воды в сих краях - верная гибель. К тому же в тот день мы только вернулись с нефтяных вышек, - я сдружился с английскими инженерами, черпавшими из моря нефть. Те были поклонники новомодного альпинизма и привезли с собой на Кавказ полные комплекты своего снаряжения: бухты шпагата, ботинки с шипами, крючья, альпенштоки и ледорубы. Все это посреди нефте-пятен лежало у них без движения и они были весьма рады, когда я купил у них все это с рук. Кроме того, я за энную сумму нанял этих людей дать уроки лазания по горам. Мы нашли пару отвесных скал и теперь круглые дни скакали по ним то вверх, то вниз, что горные козлы, иль - бараны. Магометанцы от всей души смеялись над сими забавами. Британцы считали денежки, а латыши матерились по-страшному. Я же только лишь повторял: - "Терпите. Скоро нам воевать с католиками, а у них там гор до черта наворочено. Научимся лазать здесь - по Кавказу, - Альпы нам, что куличи в детской песочнице", - вот мы и пыхтели. Думаю, что одни латыши с их природным упрямством и могли за столь краткий срок научиться лазать по здешним горам и ничего не сломать при этом. Разумеется, мы уступали в своем мастерстве грузинам с армянами, - но у нас были штуцера и мортиры с напалмом. Вот налазаешься за весь день по скале, - руки-ноги сбиты, все саднит и покрылось соляной коркой. Далеко от Баку персы нас не пускали, - так что тренировались мы на морских скалах, а прибой поднимал тучу соли и - все разъедало. После того мы не могли не купаться. В чем мать родила. Персы смотрели на нас с легким ужасом. На дворе стоял конец октября и по местным понятиям у них тут свирепствовала зима. Но для латышей, привычным выходить с отцами на промысел, или с товаром - в декабрьские шторма по холодной, лютой с зимы Балтике, местная октябрьская вода была парным молоком! Купались мы так, купались и однажды к нам прибыла кавалькада разряженных всадников, во главе коей был совсем юный сопляк в зеленой чалме и золоченом халате. Зеленая чалма означала, что у его родни деньги водятся - раз такой шпендрик уже совершил одно путешествие в Мекку. Жизнь же у персов была в те годы не сахар, - спасибо новой династии. Что делать? Надобно бежать, представляться этакой шишке, а я стою по пояс в воде в состоянии, кое в Риге называется "ganz ohne"! И что делать в такой ситуации, - одевать штаны, вылезать к персам в костюме Адама, или остаться стоять в воде? А на дворе конец октября! И как-то само собой получилось, что я сказал принцу: - "Присоединяйтесь, Ваше Высочество, водичка сегодня -- особенно хороша!" Персы остолбенели и я из воды заметил, как у них от ужаса враз посинели носы, - они только вообразили себе, что с ними станется, если их повелитель полезет в воду. Им-то ведь придется за ним следовать! А мальчишку сразу заело, - не пристало ему, командующему персидской всей армией, бояться холодной воды. И вот он скидывает с себя халат, сматывает чалму и, оставшись в одних золотых подштанниках, лезет в Каспий. Вернее собирается влезть, - входит по колено, замирает в задумчивости и тут огромная волна, как на грех, окатывает его с головы до ног. Немая сцена. Бьюсь об заклад, если б при том не было столько зрителей, несчастный завизжал, как резаный поросенок! Но при таком стечении подданных визжать ему не пристало, поэтому он только стоял и разевал рот, как рыба, вынутая из воды, а глаза у него вылезли из орбит настолько, насколько это бывает у людей при сильном запоре. Его шелковая рубашонка вмиг прилипла к телу, а холодный осенний ветер - давай полоскать ее. Вижу - замерзает мужик... А персы боятся к нему подойти, - во-первых не хотят лезть в холодную воду, а во-вторых - опасаются, что наследник порежет их ножичком от полноты чувств. Тут я подбегаю к мальчишке, вынимаю его из воды, раздеваю догола и начинаю растирать его же халатом, приговаривая: - "Да что ж вы, Ваше Высочество! Надо было догола раздеваться, а то в мокрой одежде - во сто крат холоднее. Вот я разделся и мне ничего, а вы не знали и сразу задрогли. Ну, в другой раз - Ваше купание обязательно принесет Вам огромное наслаждение", - а принцу приятно, что вроде бы он искупался и так как он теперь нагишом, так вроде бы - необидно, что я с ним знакомлюсь в сем виде. А тут и персы опомнились, окружили нас гурьбой, потащили в бани и там - началось! Набились мы туда, что сельди в бочку, - наследный принц Персии, весь его "малый двор" и мы - три офицера и все тридцать нижних чинов. Сидим - потеем. В общем, вышли мы из бани, - друзья - не разлей вода. А после нее нас пригласили на..., чуть было не сказал -- "пьянку", но алкоголь в здешних краях необычайно дешев и плох, - местные жители понятия не имеют о качественной его дистилляции. Нет, богатые персы приглашают друзей на пару кальянов джефа, хэша, смали, иль плана, - все равно что у нас гостю предлагают: "Вам анисовой, иль - на березовых почках?" К счастью, в Колледже нас всех готовили к войне с мусульманами, так что нам сие -- не в новинку. У нас в Риге не принято идти в гости без штофа водки, иль бочонка рижского темного. Так что, - у нас с собой было. (Не пиво, но -- "трава", разумеется.) А так как я сведущ в химии, мне не составило осложнений "закрутить" пару таких "бомб", что даже привычные ко всему персы "улетали" от них с единой затяжки. Нет, - "далеко простерла Химия руки в нутра человеческие". Или Ломоносов говорил сие о чем-то ином?! Кстати, - всякий может сего добиться - немного нашатыря, капельку извести, пару гран "серных" опилок и при курении образуется некая гадость, от коей народу такие черти мерещатся, что - извините, подвиньтесь. (В 1811 году господин Дэви выделил ее и дал ей имя - фосген.) Сам бы я такие "пилюли" курить не стал, да и вам не советую, а злейшим друзьям - хоть целый пуд. "Для друга - не жалко". А магометанцы в сем отношении вообще - петухи. Хвост перед "белым" распустят и ну давай - вытанцовывать, - "кто больше косяков засмолит". Белые-то, не в пример местным, к гашишу во сто крат слабже. Только я к той поре уже шибко "втянулся", так что - курил наравне с местными. Разве что, - насыпал себе табачку чуть побольше, а делал вид, что скосел, да еще этих подначивал, - давай еще по-одной! Где-то после третьего косяка стал ко мне принц приставать с известными намерениями. Ну, в смысле... греческом. Говорит он мне: - "Я про тебя знаю. Ты на словах - современный, а на деле - любишь вонючих баб. Нету в тебе - ни шика, ни понимания". Я на него смотрю, - парень "там", одна только видимость "тут". И сия видимость ко мне -- извините за выражение "клеится"! А я же - не содомит, ну и как мне выкручиваться? Назвался груздем - полезай в кузов. Тут я ему и говорю: - "Ваше Высочество, я не в силах воспользоваться Вашею нежностью, не предоставив Вам ответного дара. Но я - немец и, будучи офицером, имею обыкновение содержать юных людей и помогать им найти место в жизни, но сам не желаю исполнить их роль. Так что - не смею принять от Вас ласки, кою Вы готовы мне сейчас подарить... Ибо не смогу ответить Вам -- тем же". Перс тут же обиделся, - вообще в таких развлечениях нужно знать, что все время играешь с огнем, и сказал, надув губки: - "Я так и знал, ты - обманщик. Мне доложили о том, что ты живешь под чужим именем, а на деле бежал из родных мест не от любви к мальчикам, но стыдной страсти к своей же сестре! Не изумляйся, - у меня везде соглядатаи! Все вы - бледнокожие, точно змеи, - сдерешь с вас шкуру, а под ней - ничего, кроме яда, лжи, да подлой слабости. Я не хотел твоих прелестей, но... Ходят россказни о Духе Огня, прибывшем сюда, дабы "сжечь всех неверных". А "неверный" по местному мнению -- как раз я! Стало быть я обязан: иль приблизить сего "Духа" к себе -- желательно даже любовником, иль -- истребить его совершенно. Второе невыгодно, ибо вызовет всенародное возмущение. Стало быть... Я готов поддержать твою байку о том, что ты -- содомит. Но и ты -- обязан показать всем, что мы -- близки. Или я сожгу тебя -- Дух Огня твоим же Огнем!" Я не знал, что мне делать... С одной стороны была Смерть, с иной -- Бесчестие в будущем. Я не мог считаться любовником Принца, ибо это дало козырную карту в руки "поляков". Позор самого видного из "ливонцев" лег бы черным пятном на всю нашу партию. Честь же моих отца, матушки и даже сестры -- разрушилась бы совершенно. А что Смерть в сравненьи с Бесчестьем?! Я тогда оттолкнул юного извращенца, вскочил с подушек и сказал резко - так, чтоб все слышали: - "Огню невозможно указывать! Его смысл -- поглотить самое себя! Так что -- не надо мне грозить Смертью! Смерть и есть -- высшая цель любого Огня!" Я сказал сие по-персидски, а в сем таится немалая Игра слов. Люди весьма ценят владение их родным языком, а особенно -- таящейся в нем многозначностью иных слов! Принц был тюрком и не владел персидским в той мере, что Ваш покорный слуга, местные ж лидеры поддержали меня военными кликами. (Как ни странно -- второй смысл моей речи был призывом к Войне со всеми "неверными". Двусмысленность же таилась здесь в том, что для шиитских фанатиков, живших в Баку, "неверными" были не столько "гяуры", сколько правящая династия! Прибавьте к тому несомненное почтенье к Огню, живущее в персах -- зороастризм настолько ж сидит в Душе сих людей, как поклоненье "старым богам" в душе русских.) Принц побледнел, как бумага. Он сразу же осознал, что не может идти против Общества и своих собственных генералов. Я стал для него -- "священной коровой" и даже мысль о какой-либо связи меж мною -- "Духом Огня" и им -- тюрком приведет местных фанатиков в религиозное исступление. А на что способны местные "ассассины", коль затронуть их религиозное чувство, не надо и объяснять! Он деланно рассмеялся и невнятно пробормотал: - "Эти белые не умеют курить! Он сдурел с третьей трубки!!! Я и не предлагал ему -- недозволенного!" -- но персидские генералы уже с подозрением и сомнением глядели в его сторону. Ссориться с негодяем мне было незачем и я произнес: - "Я необычайно расстроен тем, что не могу соответствовать Вашим желаниям, зато... Я хотел бы подарить Вам моих невольников. Они нежны, как плоды персика, и настолько же - спелы и ароматны. Все они сведущи в оказании утех людям, знающим в этом толк. Надеюсь, Вы понимаете, что я имею в виду". Формальные извинения были произнесены, а ценность д

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования