Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      Башкуев А.. Призвание варяга -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  -
ам умереть и все наши немцы открыто поднимут мятеж против русских, ибо, после гибели моего отца, Вы - глава "Ливонского клана". Мы принуждены будем выступить, но я еще не уверен в русских товарищах. Казна пуста и мы платим жалованье половине русских солдат из кармана нашего Дома... Год назад русские еще стеснялись брать деньги. Сегодня -- они ждут их, как обычного жалованья... Завтра они сами дойдут до того, что с Николаем дела сразу наладятся. Но сегодня... Ежели Вы желаете добра сыну с племянником, постарайтесь прожить еще -- год. А там -- на все Воля Божия". Старик улыбнулся в ответ, а потом знаком просил меня выйти. В последние дни он все больше любил сидеть с Nicola. Просто сидеть и молчать, - чисто ливонское развлечение... Умер он -- месяцев через семь. Никто и не верил уже, что он способен так долго жить. Когда доктора спрашивали у него (а у старика был цирроз!), дядя мой хрипел сквозь прокушенный рот: - "Я обещал моим мальчикам! Да лечите ж меня, черт бы вас побери! Годик бы мне еще -- годик! Морфию дайте мне, морфию!" Он умер в сентябре 1825 года... В возрасте 76 лет. Когда из его комнаты вышел врач, я слышал, как граф Уваров сказал: - "Господи, он отмучился и за детей, и -- внуков своих! Ежели теперь Господь не даст Nicola царствовать, я уж -- не знаю... Я решу -- Бога нет!" Так сказал граф Уваров. Сережа Уваров -- герой Войны и Бородинского дела. Будущий министр просвещения... После смерти дядюшки моего должно было пройти сорок дней -- после чего Nicola смел начать Борьбу за Престол. Но уже в день его похорон пришло сообщение: Государь Император бежал из Санкт-Петербурга. На Кавказ -- к графу Ермолову. Под защиту казацких сабель. (А вражда моих егерей и казаков ни для кого не была страшной тайной.) Да вот, - просчитался царственный кузен. Ермолов не хуже нас понимал весь расклад и писал нам, что ежели не мой брат примет Царство, - сам Ермолов готов стать Диктатором. (Граф прошел всю Войну и не хуже нас чуял -- как у нас к сему катится.) Он писал: "Якобинскую сволочь -- надо давить. Ежели у вас, немцев -- кишка тонка, - дайте мне денег и нарезного оружия. Все сделаю сам. Ждать больше -- нечего!" В итоге он запретил Государю прибыть в казачьи станицы, объявив, что пора наступить новому царствованью... С Новым -- Железным Порядком. "Масоны у вас, - вконец распоясались! Стыд потеряли". И вот мы сидим с кузеном за дощатым столом в Таганроге, на улице идет дождь. За моей спиной уже верная нам Россия, - там, за пеленою дождя -- Пролив и ермоловские казаки. Не ждущие правителя старого... И кузен мой мог бы встать и уйти... Я не верю в Насилие. На столе -- меж нами лежит заряженный пистолет. Я не хочу никого принуждать. Но прежде всего я хочу лишь понять - почему он все-таки отказал? Тогда -- Бонапарту. Повелителю Мира. Мой кузен задумывается, откидывает голову чуть назад... На его бледном челе проступают морщины. Он трет рукой лоб -- то ли сгоняя слезу, то ль -- промокая испарину: - "Да, разумеется, для меня все это было бы выгодно, но ведь он... Он стал бы моим Наследником, если бы я умер естественной смертью -- при условии, что у меня не осталось иных -- прочих родственников. Меня б ждали еще долгие годы покойного царствованья, а вот вас... Один его брат унаследовал так Рейнланд, иной -- королевство Вестфалию. Все -- законно и правильно, - девочки законных правителей шли в монастырь, а там они травились и вешались -- по своей собственной воле... Ибо принцессе не стоит и жить после ночи с ротой пьяного сброда... Видишь ли, - девушки убивали себя своей же рукой и Антихрист в этом был чист... Сыновья же правителей -- опять сами дрались на дуэлях и погибали при этом... Их пытались отговорить, сам Антихрист "хотел" спасти их, а мальчики -- погибали... Ибо нельзя дольше жить -- "принцем", коль сестру твою изнасиловали... Все эти крохотные династии почти сразу сошли на нет и никто не возмутился и не обвинил Антихриста... Знаешь ли -- почему? Потому что к Власти прорвался Хам. Жирующий Буржуин, для коего все это -- не оскорбление. Подумаешь, - девицу обрюхатили против Воли! Ей же потом выдали компенсацию! Подумаешь, - кто-то сказал, что спал с такой-то при том, что говорящий -- вчерашний лавочник, а "такая-то" -- принцесса Крови! Вроде бы -- шуточки, а династия -- пресеклась... Не сегодня-завтра -- Германия станет Единой. Под главой Пруссии, разумеется. Мы не дали Антихристу загубить их династию, а вот прочих... То же самое ждало и Россию. За тебя с Николаем я б не дал и гроша -- вы и сами кого хочешь зарежете, но он убил бы моих сестричек, да сжил со свету матушку... Даже глупенького Мишутку..." Меня как ножом резанули по сердцу. Мой кузен Михаил Павлович... У него -- не все дома. Ну, может быть -- он нормальный, но -- не большого ума. Сложно сказать, - чей он сын: Павла, или Кристофера (он пошел обликом в матушку), но вся наша семья по-особому относится к "Мишеньке". Он очень добрый и необычайно хороший и его просто -- нельзя обижать. Мой кузен никогда не выказывал особой любви к младшему братцу, называя того "бастардом". Я никогда не слыхал, чтоб Михаила Павловича звали "Мишуткой". А тут -- вдруг... И будто пелена спала с глаз. Да, мой кузен был - плохой Государь. Он был -- чудовищно слаб. Он отчаянно дрался за собственный трон и готов был для этого -- на всякие подлости. Но при всем том он -- хороший. Просто -- хороший. И вот за эту черту характера, за то, что Государь не поднял руки на юродивого, заговорщики в 1812 году решились его убрать. Да вот, - Господь -- любит юродивых. Я беру пистолет со стола, медленно спускаю курок и, защелкивая его назад в кобуру, шепчу постаревшему вдруг кузену: - "Век моли Господа... За то, что он вразумил тебя. Не сейчас, а в тот день, как отказал ты -- Антихристу. Кто не с нами, - тот против нас. И кто -- не с Врагом всего Рода Нашего, - да будет тому Прощение Божие и Вечная Благодать". Когда я выхожу из той комнаты, я слышу, как всхлипывает мой кузен и торопливо шепчет молитву... Господь -- Любит юродивых... * * * Это было потом, а тогда - в 1811 году... Здесь я много мог бы сказать -- о политической обстановке в стране, о том, сем, пятом, десятом, но все это уже много раз сказано и описано десятком придворных историков. В переводе на русский -- в эти дни Власть постепенно перетекала от "Экономической Диктатуры" Сперанского к "Стране-Казарме" дядюшки моего Аракчеева. Как и почему? Это не самый интересный рассказ. Довольно сказать, что с экономической точки зрения правительство Миши Сперанского подготовило нынешнее господство России в Европе и мире. И причуды и гадости "аракчеевщины" в конечном счете вызвали наш ("ливонцев") переход в оппозицию. В плане развитья Империи Аракчеев -- стал камнем, что лежит на дороге страны. Все это так. Но! Правительство мирного времени не может не отличаться от "Власти Войны". Решения Миши в 1809, иль 1810 годах были разумны и правильны, но стали идиотизмом осенью 1811-го! Да, я понимаю, когда Миша потом говорил, что "не хочет дать повода". Но когда разведка докладывает, что не только Франция, но и ее сателлиты -- Бавария, Австрия, да Саксония с Польшей проводят мобилизацию и перебрасывают войска к российской границе, - не "по поводам" речь! Нужно спешно перевооружать армию и переводить экономику "на военные рельсы"! Поведенье Сперанского осенью того года -- мне лично было не очень понятным. У меня на сей счет такое вот наблюдение. В дни войны, когда жгут дома и посевы, насилуют женщин, детей, да рушат святыни, я часто видел странных людей... Они как ни в чем не бывало ходили на рынки и в церковь, являлись на службу и вид выжженного изнутри министерства не вызывал у них изумлений. Они подходили к выбитой двери своего кабинета, садились на покореженный стул, раскладывали бумаги на почернелом столе и... делали вид, что работают. Самое удивительное, - они просто не отдают отчет в том... что действия их (мягко говоря) "немного неправильны". Впрочем, сие -- дело врачей и я советую почитать работы Шимона Боткина и француза Ларре. (Война не делает исключений -- такие расстройства были по обе линии фронта...) Лично мне кажется, что поведенье Сперанского в эти дни было сродни такому заболеванию... Так Диктатором стал Аракчеев. (Дядюшка мой оказался иным "клиническим случаем". Он "не кончил Войну" аж через десять лет после дня Ватерлоо...! Поэтому-то и "вернулся Сперанский".) В эти дни у меня случилось два разговора: я был представлен брату моему Nivola и сошелся накоротке с Аракчеевым. Впрочем, здесь стоит оговорить один тонкий момент. Многие спрашивают, - почему Власть так поздно пришла в мои руки. Ответа может быть два. Простой: потому что так вышло. Сложный: а по-другому у нас в Ливонии и не выходит... "Сила" моя состоит в егерях, а они -- уроженцы Ливонии и живут по "ливонским понятиям". Тем самым архаичным "понятиям", кои бытовали у русских в "варяжские времена". (Для политика уменье понять "сознанье обыденное" в сто крат важней любой экономики с эрудицией!) А что говорит "сознанье обыденное" на "родимых болотах"? Сын -- не смеет "взять отчину", покуда живы "отцы", - отец и дяди -- ровесники его батюшки (при условии, - что дяди сии -- члены того самого Дома, коий Властвует). На первый взгляд -- заковыристо, а на самом-то деле -- все очень согласуется со здравым смыслом. Укоренившееся в наших краях "хуторное землевладение" требовало жесткого соблюдения Прав Собственности. Старшие сыновья очень рано "отрывались" от "отчего дома" и "ставили свои хутора". При этом подразумевалось, что члены Единой Семьи при раздельном хозяйствованьи обязаны помочь родственникам в случае внешней угрозы. Кто возглавляет сие "семейное ополчение"? Старший "по возрасту и по чину". С одной оговоркою. "Сознанию единоличников" претит, что "у Руля" -- "рвань", "молодежь", или -- "люди неуважаемые". Поэтому "от Команды" сразу же отстраняются: - потомки тех, кто никогда не был у Власти. (Вспомните русскую летопись: "Не Княжит тот, чей отец не был Князем"!); - потомки тех, кто Власть потерял. (Эпизод с Олегом Черниговским и вообще "Святославличами", иль... потомками Кристофера Бенкендорфа); - законные сыновья бывшего Князя, если они... оказались по возрасту сравнимыми с "поколением внуков". (Случай с Судиславом Владимировичем); - законные сыновья бывшего князя, если живо "старшее поколение" законных властителей". (На первый взгляд -- непонятное постоянное "умаление" того же -- Владимира Мономаха его же "родней" до дня смерти последнего "дяди", - каким бы слабым и ничтожным сей "дядя" не был.). Наконец, - "обыденное сознание" запрещает "племянникам" участие во "Власти Дядей". (Кто из детей Рюрика хоть как-нибудь "проявился", пока был жив "вещий Олег"? Да о них -- даже не упоминали и в летописях, - настолько для тогдашнего "обыденного сознания" они нисколько не значили!) Все это было и на Руси, и в Германии, и в прочих архаических обществах. Другое дело, что в России с Германией постепенно развились более совершенные образчики Государства и Права, а "Ливония" (а вместе с нею -- Литва) по сей день почитаются "заповедником архаизмов". В 1811 году был жив мой отец и мой дядюшка - Бенкендорфы. Мало того, - по возрасту я не был "ровесником" кузенам по матушке -- Александру и Константину Романовым. Обратите внимание, - "Ливония" была и остается моей "Отчиной". Страной, коей я "володею и правлю" по всем "Законам" с "понятиями" моих егерей. "Право" сие для них -- Свято и любой Государь Император, пожелавший отнять у меня "лютеранские земли", встретил бы "пару сюрпризов". (Это хорошо понимают все в доме Романовых и на этом основана нынешняя "полу-автономия" Финляндии, Эстляндии и Лифляндии.) В то же самое время, - мои претензии на "Россию" -- по женской линии, а сие для "сознания обыденного" -- большой грех. Сила моя в егерях, а они "по понятиям" против того, чтоб я "правил Русью" -- сие мне "не Отчина"! Все сие, может быть, и -- в новинку для тех, кто не понимает в делах династических, люди ж сведущие... Среди таких "сведущих" были, разумеется, и королева-мать, и ее Начальник Охраны -- Кристофер Бенкендорф. Не думаю, что меж нами бывали особые разговоры, иль -- что еще на сей счет. Все молчаливо предполагали, что ежели Власть достанется Бенкендорфам -- я получаю "лютеранские земли", как -- Бенкендорф, а Nicola -- "русские", как -- законный Романов. Это -- предполагалось. А кроме того, - всем было ясно, что ни я -- не удержу "лютеранских земель", ежели на русском престоле окажется "поляк" Константин, ни Николаю -- не видать трона без моих егерей... В армии говорят: "Для драки довольно желания одного, но постель -- согласие двух. Зато, - ежели они и вправду согласны -- удовольствия много больше!" К счастию -- в нашей Семье мы пришли "к согласию двух"... Встреча моя с "русскими" родственниками (после долгой "остуды") случилась... Дядюшка мой, осознав, что теперь его сыну может "выпасть и Случай", так расчувствовался, что наше с ним примирение стало трогательным и... волнующим. Прошу прощения, но -- было сказано много слов, коих не должны слыхать наши "не-родственники", потому... На сей встрече я впервые увиделся с Nicola. Он был тогда -- долговязый, нескладный подросток, натуго затянутый в форму "нашего" Измайловского полка. Nicola все норовил встать, - за парижские эскапады я стал предметом истого обожания дамской половины "высшего света" и "отблеск" сего пал на "нескладного юношу"... На первой встрече он, не скрываясь, сказал, что пара его давних пассий неожиданно "уступили", стоило им узнать о "замирении" двух ветвей "ливонского Дома". Я не решился "просветить" его насчет политического расчета двух юных шлюх. Прыщавый "ублюдок" от презираемого егерями "изгнанника" не был достоин их "шлюшьих радостей". Юный принц, за спиною коего стояли полки, а впереди -- шанс на Корону, изменили их отношение. Я не смог объяснить Nicola, что ему "дали" не потому, что он брат "известнейшего угодника", но -- потому что я вернулся живым... Довольно было мне умереть, и -- надежды кузена на трон обращалися в прах. Я -- жил и со мной жила Надежда на его царствованье... Сие -- прекрасное основанье для Дружбы. Особенно, если учесть, что и для меня в том была своя выгода. В известной степени отношенья Империи с "лютеранскими землями" уподобились "браку Франции и Бургундии" в давние времена. Французский Король "правил" Бургундией на основаньи того, что бургундские герцоги были его "меньшие братья"! В то же самое время, - французы почитали бургундцев "исконними врагами" и -- наоборот. Дело дошло до того, что любой французский вельможа, получивший лен, иль орден Бургундии почитался во Франции почти что предателем. И - наоборот. Кончилось все это многовековою кровавой резней и тем, что наиболее развитые и многолюдные земли Бургундии навсегда "оторвались от Франции" в виде "Фландрии и Голландии" (ныне -- Бельгии и Нидерландов). Мы с братом пытаемся хоть как-то "сгладить" подобную ж "межнародную" неприязнь. Он, как французский король, "правит нами" на основании "права родственного", я ж -- как властитель бургундский, всячески "увещеваю бургундский народ не отделяться от Франции"... Ясно, что когда-нибудь -- разрыв неизбежен и "мои земли" все равно получат Свободу и Независимость. Первой -- конечно, - Финляндия, как наиболее сильная, развитая и многочисленная из "лютеранских земель". А затем, - Бог Даст и Эстляндия, да Лифляндия... Впрочем, как, наверно, вы знаете, - Франция в свое время "потопила в Крови" "мятежную ей Бургонь"... Был я тут и в Дижоне, и -- Доле... Чувствуется, - историям про то, как "Мать-Франция" вбила "мятежное Бургоннэ" чуть ли не в каменный век -- можно верить. Тихая, глухая, относительно бедная и не претендующая ни на что губерния... Даже нынешние бургундцы по облику скорее подобны древним французам, но никак -- "бургиньонам" тех лет... Впрочем, там -- прекрасные виноградники. Давят потихоньку вино, виноградные лозы вьются себе по развалинам древних Цехов, да Замков... И -- тишина. Вы по-прежнему спрашиваете меня, "бургундского герцога", почему я не подниму на мятеж мой -- ненавидящий "оккупантов" народ?! Совершите экскурсию в нынешнюю Бургонь и помните, что все Империи -- на едино лицо. А потом и предлагайте мне затеять Восстание и "Первым пролить чью-то Кровь"... Знаете, - главное, что Крови сией не будет ни на мне, ни на брате моем Николае. Мы сделали все, что могли, чтоб в наши Правления этого не случилось. Все, что могли... Но я отвлекся... Nicola (как будущий Император) сразу же пришелся мне по душе. В нем чуялась та самая Животная Сила, коя отличает нас - Бенкендорфов и "ливонская" народная суть. Сказывают, что когда он был маленьким, учитель его -- граф фон Лансдорф обломал об несчастного десятки линеек с криками "Dummkopf" и "Katzendreck". Маленький Nicola ежели брал чего в голову, - потом это невозможно было из него вышибить никакими линейками! Единственное, что убеждало брата -- его личный опыт. Именно из его крохотного личного опыта Nicola выучился на прекрасного инженера, - все что касалось точного измерения, кропотливых расчетов, или зубрежки правил грамматики получалось у него -- будто само собой. Зато... Мне кажется, что по сей день Государь искренне верит, что Земля -- Плоская, ибо сие отвечает его инженерному опыту. Завихрения ж -- вроде экономики, да психологии с этнографией, иль учения об общественном строе для него -- полная чушь. Он просто Не Верит в Сие и все тут! В сих науках любой Лансдорф что -- тогда, что -- теперь (ежели, конечно, посмеет) может обломать об него не то что -- линейку... А это и есть -- характерное для ливонцев упрямство. Я -- сам такой и мы сразу же нашли общий язык. На мой взгляд, Государю не нужно лишний раз умствовать, - главное что у Nicola чудовищный "Willencraft"! (Ему бы немного образования в делах Эзотерики и он своей Волей Двигал бы Горы! Но уж на сей счет недаром есть поговорка, - "Бодливой Корове Бог Рог не дает!") Сия Монаршая Воля так действует на людей, что все -- забыв про любые Резоны и Здравый Смысл сразу же повинуются. А что еще нужно для Императора?! Кстати, о Лансдорфе. Стоило Nicola хоть чуток "войти в Силу", как Лансдорф по своей воле нашел способ уехать с посольством в Бразилию. Я его понимаю, - Nicola ничего не забыл и похоже, что забывать вообще - не в состоянии. Про него так и говорят "там" - в Европе: "злопамятный, мстительный бастард". С другой стороны, - он -- полная противоположность брату своему Александру. Nicola -- вообще не политик. Хитрости и лукавства в нем ни на грош (сказалось отцовство Кристофера), зато -- видны Честь с Благородством. Он -- весьма прям и ежели перед ним -- дерьмо, он не по

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования