Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Диккенс Чарльз. Посмертные записки Пиквикского клуба -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -
тюремщик, сильно затягиваясь трубкой и притворяясь, будто он не понимает, куда клонит тот человек. "Билл, - говорит он с еще большим волнением, - мне в голову пришла фантазия. Позвольте мне погля- деть на людные улицы еще разок перед смертью, и если меня не хватит апоплексический удар, я вернусь через пять минут по часам". - "А что со мной будет, если вас хватит апоплексический удар?" - спросил тюремщик. "Ну, - говорит маленькое создание, - кто бы ни нашел меня, Билл, тот на- верняка принесет меня домой, потому что моя карточка у меня в кармане, - номер двадцатый, этаж столовой", - и правда, так оно и было, потому что, когда ему хотелось познакомиться с каким-нибудь новичком, он, бывало, вынимал маленькую памятную карточку, а на ней были написаны Эти слова, и больше ничего, и потому-то его всегда звали "Номер двадцатый". Тюремщик смотрит на него в упор и, наконец, торжественно заявляет: "Двадцатый, говорит, я вам верю; вы не подведете старого друга". - "Нет, старина, надеюсь, что-то хорошее у меня здесь еще осталось!" - говорит маленький человечек и с этими словами изо всех сил хлопает себя по курточке, и по- том из обоих глаз у него вытекает по слезинке, а это было очень удиви- тельно - все думали, что вода никогда не орошала его лица. Он пожал руку тюремщику и ушел... - И так и не вернулся, - вставил мистер Пиквик. - На этот раз вы ошиблись, сэр, - возразил мистер Уэллер. - Он возв- ращается на две минуты раньше назначенного времени и вне себя от злости; рассказывает, как его чуть было не раздавила карета, что он к этому не привык, и будь он проклят, если не напишет лорд-мэру. Наконец, его ути- хомирили, и с той поры он в течение пяти лет даже не выглядывал за воро- та. - По прошествии этого времени он, вероятно, умер, - сказал мистер Пиквик. - Нет, не умер, сэр, - отвечал Сэм. - Ему пришла фантазия пойти отве- дать пива в новом трактире через улицу, и там был такой уютный кабине- тик, что ему взбрело в голову ходить туда каждый вечер; так он и делал долгое время и всегда возвращался регулярно за четверть часа до закрытия ворот; стало быть, все шло очень хорошо и приятно. Наконец, он так разо- шелся, что начал Забывать о времени или вовсе о нем не думал и возвра- щался все позже и позже; и вот как-то вечером его старый Друг как раз запирал ворота - даже ключ уже повернул, когда он является. "Подождите, Билл", - говорит он. "Как, вы еще не вернулись домой. Двадцатый? - гово- рит тюремщик. - Я думал, вы давным-давно дома". - "Нет еще", - улыбаясь, говорит маленький человечек. "Ну, так вот что я вам скажу, мой друг, - говорит тюремщик, очень медленно и неохотно открывая ворота" - по моему мнению, вы попали в дурную компанию, и мне очень грустно это видеть. Я не хочу вас обижать, но если вы не можете довольствоваться порядочным обществом и приходить домой в положенное время, я вас вовсе не впущу сю- да, и это так же верно, как то, что вы сейчас здесь стоите!" Маленький человечек так весь и Затрясся и с тех пор никогда не выходил за тюремные стены. Когда Сэм закончил свой рассказ, мистер Пиквик начал медленно спус- каться по лестнице. Задумчиво пройдясь несколько раз по Живописному дво- ру, где почти никого не было, так как уже стемнело, он уведомил мистера Уэллера, что, по его мнению, тому давно пора удалиться на ночь, и попро- сил его найти пристанище в одном из соседних трактиров и вернуться рано утром, чтобы условиться, как перевезти вещи своего хозяина из "Джорджа и Ястреба". Этому приказанию мистер Сэмюел Уэллер приготовился подчиниться со всей любезностью, на какую был способен, но тем не менее очень явно обнаружил свою неохоту. Он даже безуспешно пытался заговорить несколько раз о том, как удобно было бы провести эту ночь, растянувшись здесь, на песке, но, убедившись, что мистер Пиквик заупрямился и останется глух к таким намекам, в конце концов удалился. Нельзя скрыть того, факта, что на душе у мистера Пикника было очень грустно и тревожно - не от недостатка в людях, ибо тюрьма была перепол- нена, а бутылка вина немедленно, без формальных церемоний знакомства, снискала бы самое дружеское расположение немногих избранных. Но он был одинок в этой грубой, вульгарной толпе и чувствовал уныние и тоску, ес- тественно вытекающие из размышлений о том, что он посажен в клетку и ли- шен надежды на освобождение. Однако решение освободиться ценой пот- ворства мошенникам Додсону и Фоггу ни на секунду у него не возникало. В таком расположении духа он вернулся в галерею, где была столовая, и стал медленно прогуливаться. Помещение было нестерпимо грязное, а запах табачного дыма буквально удушливый. Беспрестанно захлопывались с шумом и стуком двери, когда люди входили и выходили, и гул голосов и шагов неу- молчно звучал в коридорах. Молодая женщина с ребенком на руках, которая, казалось, едва могла передвигать ноги от истощения и нищеты, бродила по коридору, беседуя со своим мужем, которому больше негде было ее принять. Когда они проходили мимо мистера Пиквика, он слышал, как женщина плака- ла, а один раз она отдалась такому приступу отчаяния, что должна была прислониться к стене, чтобы не упасть, и мужчина взял на руки ребенка, - стараясь ее успокоить. Мистер Пиквик был так расстроен, что не мог этого вынести и пошел на- верх спать. Хотя комната смотрителя была весьма некомфортабельна (по обстановке и удобствам она занимала место на несколько сот ступеней ниже обыкновенной больничной палаты в провинциальной тюрьме), но в данный момент она отли- чалась тем преимуществом, что в ней не было никого, кроме самого мистера Пиквика. Поэтому он присел на маленькую железную кровать и задумался над тем, сколько денег смотритель извлекает за год из этой грязной комнаты. Убедившись посредством математических вычислений, что это помещение при- носит примерно такой же годовой доход, как уличка в предместьях Лондона, он начал размышлять о том, какой соблазн мог привести грязноватую муху, которая ползала по его панталонам, в эту душную тюрьму, когда она могла выбрать любое приятное помещение. Эти размышления привели его к выводу, что насекомое помешалось. Разрешив этот вопрос, он заметил, что его кло- нит ко сну, после чего он вытащил ночной колпак из кармана, куда предус- мотрительно сунул его утром, не спеша разделся, лег в постель и заснул. - Браво! Пяткой кверху... режь и скользи... отбивайте, Зефир! Будь я проклят, если балет не ваша стихия! Валяйте дальше! Ура! Эти неистовые восклицания, сопровождаемые оглушительным смехом, про- будили мистера Пиквика от того крепкого сна, который продолжается около получаса, но спящему кажется растянувшимся на три недели или месяц" Едва умолк голос, как все в комнате задрожало с такой силой, что зад- ребезжали оконные стекла, а кровати затряслись. Мистер Пиквик привско- чил, сел и в течение нескольких минут смотрел в немом изумлении на ра- зыгрывавшуюся перед ним сцену. Посреди комнаты человек в зеленой куртке с широкими фалдами, в поло- сатых коротких штанах и серых бумажных чулках выделывал популярнейшие на матросского танца с вульгарной и шутовской пародией на грацию и лег- кость, что в соединении с его костюмом производило крайне нелепое впе- чатление. Другой, по-видимому очень пьяный, которого, должно быть, уло- жили в постель его товарищи, сидел, прикрытый одеялом, распевая с большим чувством и выразительностью куплеты какой-то комической песни; третий, присев на одну из кроватей, аплодировал обоим с видом глубокого знатока и поощрял их тем пылким проявлением чувств, которое и разбудило мистера Пиквика. Этот человек был превосходным образчиком той породы людей, которую можно увидеть во всем ее блеске только в таких местах. Пожалуй, иной раз встретишь их во всем блеске по соседству с конюшнями и трактирами, но полного расцвета они достигают только в этих теплицах, которые как будто заботливо созданы законодательной властью с единственной целью их выра- щивать. Это был рослый человек с оливковым цветом лица, длинными темными во- лосами и очень густыми бакенбардами, сходившимися под подбородком; галс- тука на нем не было, так как он весь день играл в мяч, и открытый ворот рубахи позволял видеть бакенбарды во всем их великолепии. На голове у него торчала простая восемнадцатипенсовая французская шапочка с болтаю- щейся яркой кисточкой, которая прекрасно гармонировала с простой бума- зейной курткой. Его ноги, длинные и тощие, были л крашены планами цвета перца с солью, скроенными так, чтобы подчеркнуть полную симметрию упомя- нутых конечностей. Однако, будучи довольно небрежно подтянуты и вдобавок кое-как застегнуты, они спускались не слишком изящными складками на пару башмаков, в достаточной мере стоптанных, чтобы обнаружить пару очень грязных белых носков. Было во всем облике Этого человека нечто неприс- тойно франтовское и какаято хвастливая наглость, стоившая золотого слит- ка. Этот субъект первый заметил, что мистер Пиквик на них смотрит. Он подмигнул ему и с насмешливой серьезностью попросил его не будить джентльмена. - Как! Да благословит бог честное сердце и душу джентльмена! - воск- ликнул Звфяр, оглядываясь и притворяясь крайне изумленным. - А ведь джентльмен не спит. Эй, Шекспир!.. Как поживаете, сэр? Как поживают Мэри и Сара, сэр? Как поживает милая старая леди у себя дома, сэр? Не будете ли вы столь любезны уложить мои поклоны в первый же маленький пакет, ка- кой вы пошлете туда, сэр, и сказать, что я бы их раньше прислал, да только боялся, как бы они не разбились в повозке, сэр? - Не надоедайте джентльмену банальными любезностями, когда вы видите, что ему не терпится выпить, - игриво сказал джентельмен с бакенбардами. - Почему вы не спросите джентльмена, что он будет пить? - Ах, боже мой, я совсем забыл! - отозвался тот. - Что вы будете пить, сэр? Желаете ли вы портвейну, сэр, или хересу, сэр? Я порекомендо- вал бы эль, сэр. Или, может быть, вы хотите отведать портеру, сэр? Ос- частливьте меня разрешением повесить пат ночной колпак, сэр. С этими словами говоривший сорвал сей предмет туалета с головы мисте- ра Пиквика и мгновенно напялил его на голову пьяного, который, твердо убедившись в том, что услаждает многочисленную аудиторию, продолжал ме- ланхолически распевать комические куплеты. Насильно сорвать ночной колпак со лба человека и водрузить его на го- лову неизвестному джентльмену неопрятной внешности - такой остроумный поступок, как бы он ни был оригинален сам по себе, относится бесспорно к разряду тех, которые именуются издевательством. Оценив его именно так, мистер Пикник, отнюдь не предупреждая о своем решении, энергически спрыгнул с постели и нанес Зефиру такой ловкий удар в грудь, что в зна- чительной мере лишил его той легкости дыхания, которая связывается иног- да с именем Зефира; после сего, снова завладев своим ночным колпаком, он смело принял оборонительную позицию. - А теперь выходите, оба... оба! - воскликнул мистер Пиквик, задыха- ясь как от волнения, так и от потери некоторого запаса энергии. После такого смелого приглашения достойный джентльмен придал своим кулакам вращательное движение, дабы устрашить противников научными прие- мами. Храбрость ли мистера Пиквика, весьма неожиданная, или сложный маневр, проделанный им, когда он вскочил с постели и набросился на человека, отплясывающего матросский танец, произвели впечатление на его противни- ков - неведомо, но впечатление было произведено, ибо, вместо того чтобы немедленно покуситься на человекоубийство, - а мистер Пиквик твердо ве- рил, что они это сделают, - они приостановились, поглядели друг на друга и, наконец, от души расхохотались. - Ну, вы молодчина, и теперь вы мне еще больше нравитесь! - объявил Зефир - Прыгайте скорее в постель, пока не схватили ревматизма. Надеюсь, не сердитесь? - добавил он, протягивая руку величиною с милую гроздь пальцев, которая раскачивается иной раз над дверью перчаточника. - Нисколько! - отвечал мистер Пиквик с большой поспешностью, ибо те- перь, когда возбуждение улеглось, он почувствовал, что у него зябнут но- ги. - Удостойте чести и меня, - сказал с вульгарным акцентом джентльмен, украшенный бакенбардами, подавая правую руку. - С большим удовольствием, сэр, - сказал мистер Пиквик и после про- должительного и торжественного рукопожатия снова забрался в постель. - Меня зовут Сменгль, сэр, - сказал человек с бакенбардами. - О! - сказал мистер Пиквик. - Меня - Майвинс, - сказал человек в чулках. - Очень рад слышать, сэр, - сказал мистер Пиквик. - Кхе, - кашлянул мистер Сменгль. - Вы что-то сказали, сэр? - осведомился мистер Пиквик. - Нет, я ничего не говорил, сэр, - отвечал мистер Сменгль. - Мне послышалось, будто вы что-то сказали, сэр, - пояснил мистер Пиквик. Все это было очень изысканно и вежливо, и в довершение удовольствия мистер Сменгль многократно заверил мистера Пиквика в том, что питает ве- личайшее уважение к чувствам джентльмена, каковое заявление несомненно делало ему честь, ибо отнюдь нельзя было предположить, чтобы он знал, каковы эти чувства. - Проходили через суд, сэр? - полюбопытствовал мистер Сменгль. - Как? - переспросил мистер Пиквик. - Через суд... на Портюгел-стрит... Суд для освобождения от... Ну, да вы знаете. - О нет, - отвечал мистер Пиквик. - Нет! - Надеетесь скоро выйти? - предположил Майвинс. - Боюсь, что нет, - ответил мистер Пиквик. - Я отказался уплатить возмещение убытков и в результате очутился здесь. - А меня погубила бумага, - сказал мистер Сменгль. - Вероятно, торговали писчебумажными товарами, сэр? - наивно осведо- мился мистер Пиквик. - Торговал писчебумажными товарами? Нет, черт бы меня подрал! Так низко я никогда не опускался. Никакой торговли. Под "бумагой" я подразу- меваю расписки. - О, вы употребляете это слово в таком смысле? Понимаю, - сказал мис- тер Пиквик. - Черт возьми! Джентльмен должен быть готов к превратностям судьбы, - продолжал Сменгль. - В чем же дело? Вот я сижу во Флитской тюрьме. Так. Прекрасно. Ну, так что же? От этого мне не хуже, правда? - Еще бы! - отвечал мистер Майвинс. И он был совершенно прав, ибо мистеру Сменглю отнюдь не стало хуже, - ему стало даже лучше, ибо для того, чтобы попасть в тюрьму, он без зат- рат приобрел некоторые драгоценности, давным-давно заложенные ростовщи- ку. - Да, но послушайте, - сказал мистер Сменгль, - во рту пересохло. Да- вайте прополощем горло каплей горячего хереса. Новичок ставит, Майвинс доставляет, я помогу распить. Это во всяком случае справедливое и дос- тойное джентльмена разделение труда, будь я проклят! Не желая затевать новую ссору, мистер Пиквик охотно согласился на это предложение и вручил деньги мистеру Майвинсу, который немедленно отпра- вился в столовую исполнять поручение. - Послушайте, - шепнул Сменгль, как только его друг вышел из комнаты, - сколько вы ему дали? - Полсоверена, - сказал мистер Пиквик. - Он чертовски приятный джентльмен, - сообщил мистер Сменгль, - дьявольски приятный. Другого такого я не знаю, но... Тут мистер Сменгль запнулся и с сомнением покачал головой. - Вы допускаете возможность, что он присвоит эти деньги? - осведомил- ся мистер Пиквик. - О нет! Заметьте - я этого не говорю, я подчеркиваю, что он чертовс- ки приятный джентльмен, - сказал мистер Сменгль. - Но, пожалуй, если бы кто-нибудь сбегал вниз посмотреть, не сунул ли он случайно носа в кувшин или как-нибудь по ошибке не потерял денег, когда будет возвращаться сю- да, это было бы неплохо. Эй, вы, сэр, сбегайте-ка вниз да присмотрите за джентльменом, слышите? Эта просьба была адресована робкому нервному человечку, чья внешность свидетельствовала о большой бедности и который все время сидел съежив- шись на кровати, по-видимому ошеломленный новизной своего положения. - Вы знаете, где столовая, - сказал Сменгль. - Сбегайте туда и скажи- те джентльмену, что вы пришли помочь ему нести кувшин. Или нет... пос- тойте... вот что я вам скажу... я вам скажу, как мы его надуем, - сооб- щил Сменгль с лукавой миной. - Как? - полюбопытствовал мистер Пиквик. - Передайте ему, чтобы он истратил сдачу на сигары. Блестящая мысль! Бегите и скажите ему, слышите? Не пропадут! - обратился Сменгль к мисте- ру Пиквику. - Я их выкурю. Этот маневр был столь остроумен и вдобавок проведен с таким невозму- тимым спокойствием и хладнокровием, что мистер Пиквик не имел ни малей- шего желания ему препятствовать, даже если бы это было в его власти. Вскоре мистер Майвинс вернулся с хересом, который мистер Сменгль на- лил в две маленькие надтреснутые кружки, предварительно заметив, - имея в виду самого себя, - что джентльмен не должен привередничать при таких обстоятельствах и что он лично не считает для себя унизительным пить прямо из кувшина. В доказательство своей искренности он немедленно выпил половину залпом за здоровье всей компании. Когда таким путем была достигнута полная гармония, мистер Сменгль на- чал занимать своих слушателей рассказом о различных романических похож- дениях, которым он время от времени предавался, включая в свой рассказ интересные анекдоты о чистокровной лошади и великолепной еврейке - обе отличались исключительной красотой и обеих домогались аристократы и дво- ряне Соединенного королевства. Задолго до того, как закончилось сообщение этих занимательных подроб- ностей из биографии джентльмена, мистер Майвинс улегся в постель и зах- рапел, предоставив робкому незнакомцу и мистеру Пиквику извлекать пользу из жизненного опыта мистера Сменгля. Но и эти два упомянутых джентльмена получили меньше пользы от трога- тельных повествований, чем могли бы получить. Мистер Пиквик некоторое время пребывал в дремотном состоянии, как вдруг ему смутно почудилось, будто пьяный возобновил свои комические куплеты, а мистер Сменгль с по- мощью кувшина воды деликатно намекнул ему о нежелании присутствующих слушать пение. Затем мистер Пиквик опять погрузился в сон, неясно созна- вая, что мистер Сменгль все еще рассказывает историю, суть коей, по-ви- димому, сводилась к детальному разъяснению вопроса о том, как он однов- ременно подделал расписку и поддел джентльмена. ГЛАВА XLII, доказывающая, подобно предыдущей, справедливость старой истины, что несчастье сводит человека, со странными сожителями, а также содержащая невероятное и поразительное, заявление мистера Пиквика мистеру Сэмюелу Уэллеру Па следующее утро, когда мистер Пиквик открыл глаза, первое, на чем они остановились, был Сэмюел Уэллер, который восседал на маленьком чер- ном чемодане и, пребывая, по-видимому, в глубокой рассеянности, прис- тально смотрел на величавую фигуру бойкого мистера Сменгля, тогда как сам мистер Сменгль, полуодетый, сидел на своей кровати, занимаясь совер- шенно безнадежной попыткой заставить мистера Уэллера опустить глаза. Мы сказали - совершенно безнадежной, ибо Сэм, одним взглядом окинув однов- ременно шапочку, башмаки, голову, лицо, ноги и бакенбарды мистера Сменг- ля, продолжал смотреть на него в упор, явно выражая живейшее удо- вольствие, но проявляя к чувствам мистера Сменгля не больше внимания, чем проявил бы, созерцая деревянную статую или набитое соломой чучело Гая Фокса. - Ну, что? Узнаете меня теперь? - нахмурившись, спросил мистер Сменгль. - Готов показать под присягой, - весело ответил Сэм. - Не говорите дерзостей джентльмену, сэр, - сказал мистер Сменгль. - Ни под каким видом, - отвечав Сэм. - Если вы мне сообщите, когда он проснется, я буду держать себя самым экстра-наилучшим образом. Это замеча

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования