Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Диккенс Чарльз. Посмертные записки Пиквикского клуба -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -
ты и, выразив сожаление но поводу того, что свалял дурака, предложил тост за здоровье и благополучие мистера и миссис Уинкль, коих он, чуждый всякой зависти, готов поздравить. Услышав эти слова, мистер Бен Эллен вдруг вскочил со стула и, схватив бутылку, откликнулся с такой готовностью на тост, что лицо у него почер- нело, как сама бутылка, ибо напиток отличался крепостью. Зятем черпая бутылка стала переходить из рук в руки, пока не опустела, вызвав столько рукопожатий и поздравлений, что даже металлическая физиономия мистера Мартина расплылась в улыбку. - А теперь, - сказал Боб Сойер, потирая руки, - мы чудесно проведем вечер. - Как ни досадно, но я должен вернуться в гостиницу, - возразил мис- тер Пиквик. - За последнее время я отвык от путешествий, и поездка чрез- вычайно утомила меня. - Не выпьете ли вы чаю, мистер Пиквик? - с покоряющей любезностью предложила старая леди. - Благодарю вас, никак не могу, - отвечал сей джентльмен. Дело в том, что возрастающее расположение старой леди и послужило главной причиной, побудившей мистера Пиквика удалиться. Он вспомнил мис- сис Бардл, и от каждого взгляда старой леди его бросало в холодный пот. Так как мистер Пиквик решительно отказался остаться, то условились, по его инициативе, что мистер Бенджемин Эллен поедет вместе с ним к мис- теру Уинклю-старшему и карета будет подана завтра к девяти часам утра. Затем мистер Пиквик распрощался и в сопровождении Сэмюела Уэллера отпра- вился в гостиницу "Кустарник". Следует отметить, что физиономия мистера Мартина судорожно исказилась, когда он прощался с Сэмом и пожимал ему руку, и что он выжал из себя улыбку и ругательство одновременно. На ос- новании таких симптомов те, кто был близко знаком со странностями этого джентльмена, заключили, что он чрезвычайно доволен обществом мистера Уэллера и добивается чести более близкого с ним знакомства. - Прикажете занять для вас отдельный кабинет, сэр? - осведомился Сэм, когда они прибыли в "Кустарник". - Нет, не стоит, Сэм, - отвечал мистер Пиквик. - Я уже пообедал в ресторане и скоро лягу спать, Посмотрите, Сэм, есть ли кто-нибудь в комнате для торговых агентов. Мистер Уэллер отправился исполнять поручение и вскоре доложил, что там никого нет, кроме одноглазого джентльмена, который распивает подсла- щенный портвейн с лимоном вместе с хозяином гостиницы. - Я присоединюсь к ним, - сказал мистер Пиквик. - Чудной парень этот одноглазый, сэр, - сообщил мистер Уэллер, шагая впереди. - Такой чепухи наболтал хозяину, что тот хорошенько не знает, на ногах он стоит или на голове. Когда мистер Пиквик вошел, человек, к которому относилось это замеча- ние, сидел в дальнем углу комнаты и курил большую голландскую трубку, не спуская единственного глаза с круглолицего хозяина, жизнерадостного на вид старика. Ему он только что рассказал какую-то поразительную историю, о чем свидетельствовали отрывистые восклицания вроде: "Ну, ни за что бы не поверил! Да слыханное ли это дело! В голову бы не пришло, что такие вещи случаются! ", и другие возгласы изумления, невольно вырывавшиеся у хозяина, когда он встречал пристальный взгляд одноглазого. - Здравствуйте, сэр, - сказал одноглазый мистеру Пиквику. - Прекрас- ный вечер, сэр. - О да! - отозвался мистер Пиквик, когда слуга поставил перед ним графинчик бренди и горячую воду. Пока мистер Пиквик разбавлял бренди водой, одноглазый зорко посматри- вал на пего и, наконец, сказал: - Как будто я с вами уже встречался. - Что-то не припоминаю, - отвечал мистер Пиквик. - Ну, конечно! - сказал одноглазый. - Вы меня не Знаете, а я знал двух ваших друзей, которые останавливались в итенсунллском "Павлине" во время выборов. - Ах, вот как! - воскликнул мистер Пиквик. - Вот-вот, - подтвердил одноглазый. - Я рассказал им одну историю о своем приятеле Томе Смарте. Быть может, они вам говорили об этом. - Частенько, - улыбаясь, ответил мистер Пиквик. - Кажется, это был ваш дядя? - Нет, только друг моего дяди, - возразил одноглазый. - А все-таки удивительный человек был этот ваш дядя, - заметил хозяин гостиницы, покачивая головой. - Да, пожалуй, что так, - согласился одноглазый. - Об этом самом дя- де, джентльмены, я могу вам рассказать историю, которая вас удивит. - Неужели? - воскликнул мистер Пиквик. - Непременно расскажите. Одноглазый торговый агент зачерпнул стакан портвейна из чаши, выпил, затянулся голландской трубкой, крикнул Сэму Уэллеру, топтавшемуся у две- ри, чтобы он не уходил, если ему хочется послушать, ибо эта история от- нюдь не секрет, и, уставившись единственным глазом в лицо хозяина, пове- дал историю, которую мы изложим в следующей главе. ГЛАВА XLIX, содержащая историю дяди торгового агента "Мой дядя, джентльмены, - начал торговый агент, - был один из самых жизнерадостных, приятных и остроумных людей. Жаль, что вы ею не знали, джентльмены. А впрочем, нет, джентльмены, не жаль! Если бы вы его знали, то по законам природы были бы вы все теперь пли в могиле, или во всяком случае так близко от нее, что сидели бы по домам и не показывались в об- ществе, а, значит, я бы лишился бесценного удовольствия беседовать сей- час с вами. Джентльмены, жаль, что ваши отцы и матери не знали моего дя- ди! Они были бы в восторге от него - в особенности ваши почтенные ма- меньки, это я наверняка знаю. Если бы из многочисленных добродетелей, его украшавших, надлежало выбрать две, превосходящие все остальные, то я бы сказал, что это было искусство приготовлять пунш и петь после ужина. Простите, что я останавливаюсь на этих печальных воспоминаниях о почтен- ном покойнике, - не каждый день встретишь такого человека, как мой дядя. Джентльмены, я всегда считал весьма существенным для характеристики дяди то обстоятельство, что он был близким другом и приятелем Тома Смар- та, агента большой торговой фирмы Билсон и Сдам, Кейтетон-стрит, Сити. Дядя работал у Стиггинса и Уэллса, по долгое время разъезжал по тем же дорогам, что и Том. И в первый же вечер, когда они встретились, дяде по душе пришелся Том, а Тому по душе пришелся дядя. Не прошло и получаса, как они уже побились об заклад на новую шляпу, кто из них лучше пригото- вит кварту пунша и кто скорее ее выпьет. Дяде досталось первенство по части приготовления, но Том Смарт на половину чайной ложечки обставил дядю. Они выпили еще по кварте на брата за здоровье друг друга и с тех пор стали закадычными друзьями. Судьба делает свое дело, джентльмены, от нее не уйдешь. На вид мой дядя был чуточку ниже среднего роста, малость потолще обыкновенной породы людей, с румянцем немножко ярче. Симпатичнейшее лицо было у него, джентльмены, похож на Панча, но подбородок и нос благооб- разнее. Глаза у него всегда добродушно подмигивали и поблескивали, а улыбка - не какая-нибудь бессмысленная деревянная усмешка, а настоящая веселая, открытая, благодушная улыбка - никогда не сходила с его лица. Однажды он вылетел из своей двуколки и ударился головой о придорожный столб. Он свалился, оглушенный ударом, и лицо у него было так исцарапано гравием, насыпанным возле столба, что, по собственному выражению дяди, родная мать не узнала бы его, вернись она снова на землю. И в самом де- ле, джентльмены, поразмыслив об этом, я тоже считаю, что она бы его не узнала: дяде было два года семь месяцев, когда она умерла, и очень воз- можно, что, не будь даже гравия, его сапоги с отворотами не на шутку озадачили бы добрую леди, не говоря уже о его веселой красной физионо- мии. Как бы там ни было, а он свалился у столба, и я не раз слыхал от дяди, что, по словам человека, который его подобрал, он и тут улыбался так весело, словно упал для собственного удовольствия, а когда ему пус- тили кровь и у него обнаружились слабые проблески сознания, он первым делом уселся в постели, захохотал во все горло, поцеловал молодую женщи- ну, державшую таз, и потребовал баранью котлету с маринованными грецкими орехами. Джентльмены, он был большим любителем маринованных грецких оре- хов. Всегда говорил, что они придают вкус пиву, если поданы без уксуса. В пору листопада мой дядя совершал большое путешествие, собирая долги и принимая заказы на севере: из Лондона он ездил в Эдинбург, из Эдинбур- га в Глазго, из Глазго опять в Эдинбург, а оттуда на рыболовном судне в Лондон. Да будет вам известно, что вторую поездку в Эдинбург он совершал для собственного удовольствия. Бывало, отправлялся туда на неделю пови- дать старых друзей; позавтракает с одним, закусит с другим, пообедает с третьим, а поужинает с четвертым, и, стало быть, всю неделю занят. Не знаю, случалось ли кому из вас, джентльмены, отведать настоящий сытный шотландский завтрак, а потом среди дня закусить бушелем устриц и выпить этак дюжину бутылок эля и один-два стаканчика виски. Если случалось, то вы согласитесь со мной, что нужна очень крепкая голова, чтобы после это- го еще пообедать и поужинать. Но, да помилует бог ваши души, дяде моему все это было нипочем! Он себя так приучил, что для него это была детская забава. Я слыхал от пе- го, что в любой день он мог перепить уроженцев Данди и вернуться после того домой, даже не шатаясь; однако же, джентльмены, у дандийцев такие крепкие головы и такой крепкий пунш, что крепче вряд ли вы найдете между двумя полюсами. Я слыхал, как житель Глазго и житель Данди старались пе- репить друг друга и пили пятнадцать часов, не вставая с места. Оба за- дохлись в один и тот же момент, насколько это удалось установить, и все-таки, джентльмены, если не считать этого, они были в полном порядке. Как-то вечером, ровно за двадцать четыре часа до отплытия в Лондон, мой дядя ужинал у своего старого друга, члена городского сонета Мак - имярек и еще четыре слога, - который проживал в старом Эдинбурге. Тут была жена члена городского совета, и три дочки члена городского совета, и взрослый сын члена городского совета, и трое-четверо дюжих хитрых ста- рых шотландцев с косматыми бровями - член городского совета позвал их, чтобы почтить моего дядю и повеселиться. Ужин был превосходный. Подали копченую лососину, копченую треску, баранью голову, фаршированный бара- ний желудок - знаменитое шотландское блюдо, джентльмены, - о нем мой дя- дя говаривал, что, поданное на стол, оно всегда напоминает ему живот ку- пидона, - и еще много разных вещей, очень вкусных, хотя я и позабыл, как они называются. Девицы были хорошенькие и симпатичные, жена члена го- родского совета - чудеснейшее создание в мире, а мой дядя был в прекрас- нейшем расположении духа. И вот весь вечер молодые леди хихикали и виз- жали, старая леди громко смеялась, а член городского совета и другие старики непрерывно хохотали так, что даже побагровели. Что-то не припо- минаю, сколько стаканов тодди выпил каждый после ужина, но мне известно, что около часу ночи взрослый сын члена городского совета затянул было первый куплет "Вот Эмилли пива наварил", но впал в беспамятство, а так как За последние полчаса только он да дядя были видны над столом красно- го дерева, то дяде моему пришло в голову, что пора подумать и об уходе - ведь пить-то начали с семи часов вечера, чтобы дядя мог вовремя попасть домой. Но, рассудив, что невежливо будет уйти внезапно, дядя сам себя выбрал в председатели, приготовил еще стаканчик тодди, встал, чтобы про- изнести тост за свое собственное здоровье, обратился к самому себе с блестящей хвалебной речью и выпил с большим энтузиазмом. Однако никто не проснулся. Тогда мой дядя пропустил еще стаканчик, на этот раз не раз- бавляя водой, чтоб тодди ему не повредило, и, схватив шляпу, вышел на улицу. Ночь была ненастная. Захлопнув за собой дверь, дядя покрепче нахлобу- чил шляпу, чтобы не сорвало ветром, засунул руки в карманы и воззрился на небо, желая определить, какова погода. Облака неслись с головокружи- тельной быстротой, то застилая луну, то позволяя ей красоваться во всем великолепии и заливать светом окрестности, то с возрастающей быстротой заволакивая ее снова и окутывая мраком все вокруг. "Этак не годится, - сказал мой дядя, обращаясь к непогоде, словно она нанесла ему личное ос- корбление. - Такая погода не годится для моего путешествия. Никак не го- дится", - внушительно сказал дядя. Повторив это несколько раз, он не без труда восстановил равновесие - так долго он глазел на небо, что у него голова закружилась, - и весело тронулся в путь. Дом члена городского совета был в Кенонгете, а дядя направился в дальний конец Лит-уока, за милю с лишним. До обеим сторонам дороги были разбросаны поднимавшиеся к темному небу высокие хмурые дома, с потемнев- шими фасадами и окнами, которые как будто разделяли участь человеческих глаз и, казалось, потускнели и запали от старости. Дома были в шесть, семь, восемь этажей этаж громоздился на этаж, - так дети строят карточ- ные домики, - отбрасывая темные тени на неровную мостовую и сгущая мрак черной ночи. Несколько фонарей горело на большом расстоянии друг от дру- га, но они служили только для того, чтобы освещать грязный проход в ка- кой-нибудь узкий тупик или общую лестницу с крытыми и извилистыми пово- ротами, ведущую в верхние этажи. Равнодушно посматривая вокруг, как че- ловек, который не раз все это видел и не считает достойным особого вни- мания, дядя шагал посреди улицы, засунув большие пальцы в карманы жиле- та, и, услаждая себя обрывками разных песен, распевал с таким жаром и воодушевлением, что мирные честные обыватели пробуждались от первого сна и дрожали в своих постелях, пока звуки не замирали вдали. Зятем, решив, что это какой-нибудь пьяный бездельник возвращается домой, они укутыва- лись потеплее и снова погружались в сон. Джентльмены, я описываю с такими подробностями, как мой дядя шество- вал посреди улицы, засунув пальцы в жилетные карманы, ибо, как он сам частенько говаривал (и не без оснований), в этой истории нет ничего по- разительного, если вы сразу не усвоите, что дядя отнюдь не был в мечта- тельном или романтическом расположении духа. Итак, засунув пальцы в Жилетные карманы, шествовал дядя посреди ули- цы, распевая то любовную, то застольную песню, а когда это ему надоеда- ло, он мелодически насвистывал, пока не дошел до Северного моста, кото- рый соединяет старый Эдинбург с новым. Тут он на минуту остановился, чтобы полюбоваться странными, беспорядочными скоплениями огоньков, наг- роможденных друг на друга и мерцавших высоко в воздухе, словно Звезды, со стен замка с одной стороны и с высот Колтон-хилла - с другой, как будто они освещали подлинные воздушные замки. Внизу, в глубоком мраке, спал тяжелым сном старый живописный город, Холйрудский дворец и часовня, охраняемые днем и ночью, как говаривал один приятель дяди, Троном старо- го Артура, мрачным и темным, вздымающимся, как хмурый гений, над древним городом, который он так долго сторожит. Повторяю, джентльмены, дядя ос- тановился здесь на минуту, чтобы осмотреться, а затем, отпустив компли- мент погоде, которая начала проясняться, хотя луна уже заходила, продол- жал путь все так же величественно: держался с большим достоинством сере- дины дороги и, казалось, весьма не прочь был встретить кого-нибудь, кто бы вздумал оспаривать его права на эту дорогу. Однако случилось так, что никто не расположен был затевать спор, и дядя, Засунув пальцы в жилетные карманы, шел мирно, как ягненок. Дойдя до конца Лнт-уока, он должен был миновать большой пустырь, от- делявший его от переулка, куда ему предстояло свернуть, чтобы добраться до дому. В ту пору этот пустырь был огорожен и принадлежал какому-то ко- лесному мастеру, который заключил контракт с почтовым ведомством на по- купку старых, поломанных почтовых карет. Дяде моему - большому любителю карет старых, молодых и среднего возраста - вдруг взбрело в голову свер- нуть с дороги только для того, чтобы поглазеть на эти кареты сквозь щель в заборе. Он помнил, что их там было штук десять - двенадцать, ветхих и разваливающихся. Джентльмены, мой дядя был человек восторженный и впе- чатлительный; убедившись, что в щель плохо видно, он перелез через забор и, преспокойно усевшись на старую ось, начал задумчиво разглядывать поч- товые кареты. Их было не меньше дюжины, - дядя хорошенько не помнил и никогда не называл точной цифры, ибо был он на редкость аккуратен по части цифр. Как бы там ни было, но они стояли тут, сбитые в кучу, и находились в са- мом жалком состоянии. Дверцы были сняты с петель и унесены; обивка сод- рана, лишь кое-где сохранились обрывки, державшиеся на ржавых гвоздях; фонарей не было, дышла давным-давно исчезли, железо заржавело, краска облезла; ветер свистел сквозь щели в деревянных остовах, а вода, скопив- шаяся на крышах, стекал внутрь, и капли падали с глухим меланхолическим стуком. Это были гниющие скелеты умерших карет, и в безлюдном месте, в ночное время, они производили тяжелое, гнетущее впечатление. Дядя опустил голову на руки и задумался о тех энергических торопив- шихся куда-то людях, которые в былые времена разъезжали в этих старых каретах, а теперь изменились так же, как они. Думал о тех, кому эти дряхлые, разрушающиеся экипажи привозили в течение многих лет изо дня в день, во всякую погоду ожидаемую весточку, желанный денежный перевод, сведения о Здоровье и благополучии, нежданное сообщение о болезни и смерти. Купец, влюбленный, жена, вдова, мать, школьник, даже маленький ребенок, бежавший к двери на стук почтальона, - с каким нетерпением жда- ли они прибытия старой кареты! А где они теперь? По уверению дяди, джентльмены, он обо всем этом успел тогда подумать, но я подозреваю, что он это вычитал позднее из какой-нибудь книжки. Он сам говорил, что задремал, сидя на старой колесной оси и глядя на разва- лившиеся почтовые кареты, а проснулся, когда церковный колокол глухо ударил два раза. А ведь дядя всегда был тугодумом, и если б он успел обо всем поразмыслить, я не сомневаюсь, он думал бы по меньшей мере до поло- вины третьего. Вот почему, джентльмены, я решительно придерживаюсь того мнения, что дядя задремал, ровно ни о чем не думая. Как бы там ни было, а на церковной колокольне пробило два часа. Дядя проснулся, протер глаза и в изумлении вскочил. Как только пробили часы, на этом безлюдном, тихом пустыре закипела жизнь и поднялась суматоха. Дверцы старых карет снова висели на петлях, появилась обивка, железные части блестели, как новые, краска вернулась на свое место, фонари были зажжены, подушки и плащи лежали на козлах, носильщики совали пакеты в ящики, кондуктора прятали почтовые сумки, ко- нюхи поливали водой починенные колеса, какие-то люди суетились, прилажи- вая дышла к каретам; появились пассажиры, привязывали чемоданы, впрягали лошадей, - короче, было совершенно ясно, что все эти почтовые кареты вот-вот тронутся в путь. Джентльмены, дядя так широко раскрыл глаза, что до последней минуты своей жизни не переставал удивляться, как ему уда- лось снова их закрыть. - Ну, что же вы стоите? - раздался голос, и дядя почувствовал, как чья-то рука опустилась ему на плечо. - Для вас оставлено одно место внутри. Полезайте. - Для меня? - оглядываясь, воскликнул дядя. - Да, конечно. Джентльмены, дядя не нашелся что ответить - так он был изумлен. А са- мым диковинным было то, что хотя Здесь собралась целая толпа и каждую секунду появлялись новые лица, но немыслимо было сказать, откуда они взялись. Казалось, они каким-то чудесным образом выскакивали из-под зем- ли или возникали из воздуха и так же точно исчезали. Носильщик, положив вещи в карету и получив плату, поворачивался и скрывался из

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования